Практика - Трансфигурация I.

Большой круглый зал с множеством арок. Пол выложен множеством разных старых плит, каждая из которых не похожа на соседнюю. Все эти плиты были когда-то частью древнего храма, алтаря, святыни, капища, кромлеха или иного места, пропитанного духовной и мистической энергией одного из миров. Несмотря на различия в цвете, форме и размере, эти плиты идеально подогнаны друг к другу и образуют причудливую и таинственную, в чем-то даже безумную, мозаику. Подобное переплетение камня и магии обеспечивает равномерную и постоянную циркуляцию магической энергии в Ритуальном зале, что стабилизирует и поддерживает любой ритуал, проводимый здесь. Периметр зала разделен восемью колоннами, между которыми расположены восемь высоких арок, ориентированных по сторонам света. Каждая арка уникальна. Западная, выполнена в виде двух взлетающих драконов. Южная – в виде переплетающихся тел демонов. Северная – в виде титанов. Восточная – в виде фениксов. Северо-западная – в виде мантикор. Северо-восточная – в виде двух вихрей торнадо. Юго-западная — словно собрана из тысяч человеческих скелетов. А юго-восточная арка напоминает застывшие гигантские морские волны. Внутри арок прячутся свои секреты. Так, южная арка – это вход в ритуальный зал, а в остальных прячутся кладовые факультета Оккультизма. Охраняются они куда менее рьяно, чем склад алхимиков: ключ есть у Декана и старост. В северной кладовой хранятся всяческие ингредиенты одноразового использования – лапки крыс, глаза жаб и прочее… За восточной аркой хранятся благовония, ароматные табаки и травы и прочие, всевозможные воскуриваемые вещества. За западной аркой можно найти тяжелые шкафы с множеством фолиантов по оккультной тематике. В северо-западной кладовой ритуальные приборы: ножи, жезлы, посохи, кадила… В северо-восточной — спрятаны более тяжелые атрибуты: небольшие алтари, тотемы, идолы. В юго-западной — собраны предметы, связанные с некромагией и малефицистикой. За юго-восточной аркой — всё необходимое для начертания магических кругов, фигур и иже с ними.
Высокий сводчатый потолок покрыт руническими письменами и звездными картами. Если приглядеться к ним, то можно заметить, что и те, и другие неторопливо двигаются и изменяются.
В Ритуальном зале есть все условия и ресурсы для того, чтобы провести ритуал любого уровня сложности, при наличии соответствующих навыков, конечно же. И естественно под присмотром соответствующего представителя оккультного факультета: декана, преподавателя, или — на худой конец – старосты.
Ответить
Аватара пользователя
Эрик Линдстрём
Завуч
Завуч
Сообщения: 11

Re: Практика - Трансфигурация I.

Сообщение Эрик Линдстрём » 2018 апр 12, 08:44:23

Занятие было, пожалуй, небезынтересным. И пусть Малефикус, на вкус Эрика, был излишне склонен к пространным отвлеченным рассуждениям, пониманию материала это явно не вредило. Линдстрем споро записывал наблюдения на лист пергамента, отмечая и явное самолюбование колдуна, и умение поставить практическую работу, и нарочитую эффектность появления. Надо будет с оказией навести справки о его спутнице - у фройляйн явный потенциал пространственника. Увы, судя по исполнению, почти нереализованный. Почему так? Швед ощутил легкий укол любопытства. Да, жаль, что в режиме добровольного эмоционального самоограничения сложно ее услышать - чувства проходили словно бы сквозь подушку, путая смущение с раздражением и грусть с недосыпом. В другой раз, значит.
Неожиданностей, видимо, на уроках декана не предполагалось, поэтому Эрик с чистой совестью переключился с наблюдений на составление плана лекций. Ежели будет в том надобность, он после пересмотрит лекцию в воспоминаниях мыслеотвода.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 186

Re: Практика - Трансфигурация I.

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2018 апр 18, 19:44:31

- Стол номер три вас ждет, мисс Эк, - произнес Баал, даже не обернувшись на свою ученицу. Мерное постукивание туфлями, трансфигурированными во что-то, что Баал затруднялся классифицировать, декан проигнорировал. Прикладным навыкам и теоретическим знаниям Скеггльёльд обучалась отлично, что компенсировалось, в свою очередь, абсолютным отсутствием дальновидности. И создание портала, и ожидаемая возня с “не модными шмотками”, всё это уже подточило запас сил валькирии. Что может заметно сказаться на последнем задании… Но всё по порядку. Две ученицы, одна в уме. Керис хотя бы старалась, с переменным успехом. Баал наблюдал за бледным мерцанием, распространяющимся от центра круга к краям, под ногами у Джонс. Не самый ровный поток энергии, но для первого раза сойдет. Количество студентов на квадратный метр не создавало достаточного объема остаточной энергии, чтобы вызвать какие-либо неприятности. Тем более, притворяющаяся Виспа особо не отсвечивала, ни магией, ни словом. В этом плане, вейла была привычной и вечной табуреткой факультета оккультизма. Баал не ожидал от неё великих свершений, коих и не происходило.
- Пока вы занимаетесь медитацией, мисс Лорри, можете подумать и порассуждать, зачем нужны круги, туфли и шляпы, - темный маг усмехнулся в сторону Виспы. Довольно сложно сливаться с окружением, когда студентов всего трое, на пустой ритуальный зал, размером с футбольное поле. Особо не ожидая ответов, колдун задавал вопросы скорее просто, чтобы хоть чем-нибудь занять старшекурсницу. Пускай хоть для себя подумает, чем зазря пол в ритуальном просиживать.
- Мисс Джонс, аккуратнее с образами и методами воздействия. Магия может быть иногда очень буквальной. Вы использовали внешнее воздействие, формируя объект через отдельные инфоматрицы, в данном случае, образ инструмента, который вы использовали. Это вариант, вполне себе имеющий право на жизнь, но создающий определенные трудности. Сами видите, какие, - Баал пригляделся к работе Керис, подойдя поближе. Девушке не хватало абстрактного мышления. Не грех, но некоторое неудобство вызывает. - Внешний образ работает как инструмент, буквально. Это полезный навык, но довольно сложный в освоении. Тем не менее, тарелка ещё не закончена, - темный маг кивнул, давая знак девушке продолжать работу. Сломать ещё больше, это не значит починить. Силы у девушки ещё остались, пускай не расслабляется. Линдстрём сидел тише Виспы, что-то черкая в своих записях и совершенно не вмешиваясь в ход занятия, что устраивало Баала чуть более, чем полностью. Колдун не наводил справки, об этом новом кадре, как и не слишком хорошо понимал, какие функции он должен будет выполнять в академии. То ли Фрейя решила сложить с себя часть обязанностей вездесущей, поддерживающей порядок силы, то ли ещё что. Поддерживание контактов с остальным преподавательским составом никогда не был у Баала в приоритете.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 71

Re: Практика - Трансфигурация I.

Сообщение Скеггльельд Эк » 2018 апр 22, 01:26:05

Скеггльёльд фыркнула. Без замечания Малефикус не мог обойтись - небо бы рухнуло. Хотя он должен был осознавать, что причиной заминки стал он сам: надо было предоставить намного более разнообразные вещи, чем те, что валялись вразброс на столах. Даже пресловутый стол номер три не отличался оригинальностью. Первоначальный порыв был умыкнуть какой-нибудь из кубиков: все равно лежат без дела. Но тут взгляд зацепился за пустые песочные часы. Льёльд взяла их в руки, вертя из стороны в сторону, рассматривая. Совершенно обычные, больше похожи на одну из первых работ стеклодува: стекло было не во всех местах ровным, сосуды различались по размеру. Все это было совершенно незаметно обычному человеку. Но Скеггльёльд слишком много работала с различным материалом, чтобы не заметить эти недостатки. Запредельные требования относились не только к себе, но и к тому, на что Эк тратила свои силы и время. О да, эти часики, попав в руки норвежской принцессы, должны были в скором времени переродиться во что-то новое.

Скеггльёльд держала часы за металлические опоры, сама при этом ходила по небольшому кругу, даже не замечая этого. Идея была интересной, но сложной в реализации. Девушка поднесла часы близко к глазам, проверяя, стоит ли игра свеч. Ей нужна была достаточная толщина стекла, чтобы сделать первый шаг, дальше она не сомневалась - сможет выкрутиться из ситуации недостатка материала. К тому же, Баалсибан на лекции подтвердил возможность данной идеи, к тому же, вскользь упомянув последовательность действий. Она помнила все его слова практически дословно, и сейчас собиралась проверить их верность на практике. Не тарелки же чинить? Пусть этим занимаются будущие служители народу, на различных заводах этот навык им будет полезен.

Льёльд взяла часы таким образом, чтобы центры ладоней и все пальчики касались стекла. Сначала нужно подготовить материал к работе. Трансфигурационная энергия потекла по рукам, вызывая приятное покалывание в ладонях и кончиках пальцев, через которые она перетекала на тонкое стекло. Запитывать энергией материал, мягко дозируя, распространяя по всей поверхности равномерно. Но не только это. Льёльд прощупывала магией стекло, выделяя более тонкие или толстые участки. Тонкие пальцы словно светились изнутри, а с кончиков ногтей на стекло распространялись красные искорки. Они плавно растекались в разные стороны, впитываясь в хрупкий материал. На место исчезнувших приходили новые, находили свое место на часах и так же проникали в их структуру, смешиваясь, разогревая, подготавливая. Трансфигурационная энергия ложилась тонким слоем на все стекло, несмотря на то, что оно было неоднородным. Этим Скеггльёльд собиралась заняться немного позже. Для начала завершить первый этап.

Девушка, будучи в полной концентрации, и не замечая вокруг себя ничего и никого, села прямо на пол. Ее не смущало то, что она была в юбке, что пол был грязный и по нему все ходили в верхней обуви. Норвежская принцесса погрузилась в процесс, ее небесно-голубые глаза сверкали целеустремленностью и любопытством перед собственными силами. Перед ней был долгий, кропотливый процесс, и, как всегда в таких случаях, староста оккультистов начала тихо мурлыкать себе под нос одну и ту же мелодию. Простая, из нескольких нот, повторяющаяся по кругу. Льёльд не увлекалась музыкой, пусть и знала известных композиторов и могла различить их работы по стилю. Знала, но не тянулась душой и сердцем. Что была музыка, что ее не было - это никак не влияло на жизнь Эк. И эта незамысловатая мелодия пристала к ней несколько лет назад, по вине Алисы, которая засмотрела бы один мультфильм до дыр, будь это возможно. Сюжет мигом вылетел из головы Льёльд, а вот мелодия осталась.

Скеггльёльд контролировала процесс, по крупицам отмеряла, сколько именно нужно энергии, чтобы ее хватило на работу с материалом. Точно, в меру. Чуть меньше - и не хватит на одинаковое изменение сосудов. Излишки же могли привести к печальным последствиям, а Льёльд не хотела остаться с горстью осколков в ладонях. Осторожно поменяла расположение рук, так, чтобы часы лежали в одной ладони. Пальчикам же начала растирать магию, что сейчас переливалась красным светом, по стеклу. Аккуратно скользила по тем местам, где стекло было тоньше других мест. Там же, где оно утолщалось, уделяла большее внимание. Ей нужно было покрыть каждый участок стекла, но при этом сделать наложение тончайшим. Впоследствии оно придется впору, но к этому моменту еще стоило подойти.
Поморщила носик, покачивая головой из стороны в сторону. Вздохнула. Поднесла часы близко к глазам, внимательно отслеживая свои действия. Задержала дыхание, не замечая этого. Трансфигурационное одеяло на мгновение стало ярче, а после медленно стало проникать сквозь часы. Стекло, уже податливое, запитанное магией, пропускало волну без сопротивления, при этом форма не распадалась на части. Если бы Льёльд хотела изменять вид часов, этого бы процесса не требовалось. Но она собиралась работать изнутри, а значит, нужно было не просто уделить внутренней стенке больше внимания, но и контролировать полностью весь процесс, чувствовать полностью весь материал. Держать границу, но позволять происходить нужному процессу. Как оставлять стенки кружки из льда в их не подтаявшем состоянии, при этом наливая в нее обжигающий кофе.

Сейчас она держала часы, которые мягко горели в ее руках мягким красноватым свечением. Скеггльёльд планировала использовать один трюк, который уже как-то применяла на одной из лекций. Вот только тонкость стекла подсказывала, что подобный вариант получится слишком грубым и топорным. Разрезать железные петли, не заботясь о красоте - одно. А аккуратно снять внутренний слой стекла - совершенное другое. Для начала, попробовать на одном небольшом кусочке. Расфокусировка внимания по всей площади сосудов могла ее сильно подвести: углубится чуть сильнее, чем нужно, и стекло прорежет насквозь. Не самое критичное, всегда можно залатать пробоину. Но - не хотелось. Цель была немного в ином, чем просто добиться интересующего результата. Хотелось попробовать добиться этого именно так: сложно, запутанно. Проверить свои силы и получить очередное подтверждение, что она может все. Льёльд подтянула колени к груди, принимая тем самым более удобную и устойчивую позу. Чуть повертелась на месте, находя лучшее падение света на свои руки. Она совершенно забыла про шляпу на голове, которая своими широкими полями “сжирала” не мало так освещения - сейчас девушка действовала механически, не отдавая себе отчета в своих действиях, будучи полностью погружена в работу.

Запитанный магией материал был готов к работе. Девушка легко пробежалась пальчиками по теплому стеклу, нащупывая энергией те места, что были толще остальных. Прикрыла глаза на пару мгновений, уравнивая ритм дыхания. Мелкая работа не требовала никакого отвлеченного внимания, и Льёльд не давала себе ни единой возможности потерять внутренний контроль.
Казалось, энергия закручивается узким потоком, становясь тоньше лапки пылевого клеща. Острое, тонкое лезвие, которым она аккуратно разрезала запитанное трансфигурационной магией стекло. Отрезать практически прозрачные слои, разрешая им свободно скатываться по внутренней стороне верхнего сосуда, перекрывая тонкий проход во второй. Они накладывались друг на друга невесомыми крыльями мотылька,

Они накладывались друг на друга невесомыми крыльями мотылька до тех пор, пока часть стекла, к которой Скеггльёльд приложила указательный палец, не стало допустимо тонким. Пальчик переместился на другую область, и процесс повторился в том же порядке. Девушка не пыталась сделать стекло одинаково тонким по всей поверхности – это можно было сделать совершенно иными путями, намного быстрее и проще. Слои нарезанного стекла требовались ей для другой цели. Вернуть их к первоначальному виду, если можно было это назвать подобным образом. Последовательность действий была до безобразия проста: создать внутренний мир, а после уже разбираться с внешним видом. Если идти в ином направлении, то можно было напороться на элементарный недостаток материала. Конечно, из этого можно было выбраться, но к чему создавать себе лишние проблемы?

Девушка вновь сменила позу: она была не способна долгое время находиться в одном положении. Тело не затекало, мышцы не уставали. Просто мыслительный и творческий процесс ей давались лучше, когда она находилась в движении: лепка – при ходьбе, долгая рутинная работа – при переходе с места на место, мелкая кропотливая работа – при постоянной смене позиции, позы, верчении. Всегда контролирующая свои действия, в моменты творческого порыва Скеггльёльд преображалась и становилась беспокойным пламенем. И точно такой же вертлявой бестией она становилась во время сна. Осанку при этом она продолжала держать, и ни в коем случае не расхлебывалась как жаба на солнцепеке. Льёльд вытянула стройные ноги вперед, отдалено ощущая, как голой кожи касается холодная поверхность пола. Чуть позже она еще возмутится тому, что помещение недостаточно подготовлено для ее работы, но сейчас внимание было сконцентрировано на ином.

Тонкие пластинки стекла, что были сейчас внутри сосудов, стали следующим шагом. Для начала следовало совместить все части стеклянного плена в одном, нижнем сосуде, чтобы работать можно было со всей массой сразу. Тонкие слои покрыла практически невидимая трансфигурационная сеть, которая слабо переливалась при попадании света. Несколько мгновений и поочередно, в разных местах пластин, в разных сосудах и в разном их [пластин] расположении, стали появляться реальные трещинки. Если бы Скеггльёльд поднесла часы к уху, то услышала бы слабое «кракс-кракс-кракс». Да, Льёльд не требовалась горстка стекла на ладонях, извне. Ей требовалась подобная горстка внутри часов. Срезанные пластины рассыпались в мелкую крошицу, пересыпавшись в нижнюю часть, но красного трансфигурационного свечения не потеряли. С ними девушка еще не закончила. Нужно было доработать материал до нужного итога, а не бросать на полпути.

Строение стекла было ей известно: кварцевый песок, карбонат кальция, сода и все это сплавить. Получить первое, избавиться от последних двух. Значит – расщеплять. Но Льёльд понимала – если она начнет работать по единичному атому, выкидывая в сторону одно, сохраняя второе, она провозится здесь пару вечностей, и даже в этом случае не успеет. Значит следовало идти иным путем. Ведь если знаешь строение и структуру, можно попробовать копнуть глубже. Скеггльёльд работала много с каким материалом, и все это помнила на уровне знания о том, как правильно дышать.
Староста прощупывала инфоматрицу стекла, которая не должна была повредиться: изменилось лишь внешняя оболочка, состав же при этом остался прежним. Ей же требовалось капнуть глубже, в то время, когда стекло еще не было собой. Когда его еще не обработали огнем, не смешали из разных элементов. Когда песок был еще песком. Именно его инфоматрицу девушка прощупывала, все больше углубляясь в структуру прозрачных хрусталиков, что горсткой лежали на дне песочных часов.

Это было…интересно. Льёльд знала, что при тщательном погружении в инфоматрицу интересующего объекта, можно выйти на еще более глубокий уровень, на, если можно было так выразиться, первоначало предмета. Ни что не исчезает с концами, особенно, если на предмет не было совершенно никакого магического воздействия. А ее действия подтверждали, что она первая проникает в «нутро» данного стекла. Выискивала, отметая в сторону очевидное, и ухватывалась за то, что казалось чужеродным среди всего остального. Это как смотреть свой любимый фильм тысячу тысяч раз, и впервые заметить неподходящий картине элемент в секунду экранного времени за спиной главного героя. Трансфигурационной энергией девушка стала вытягивать из инфоматрицы иное, то, что было ей узнаваемо. Это было не так просто. Словно мокрыми пальцами пытаться вытянуть промасленную веревку за самый ее кончик. Инфоматрица песка была запрятана глубоко, вплетена в структуру стекла, была призрачно-зыбкой. Применить силу чуть сильнее – и все порвется по швам. Но и отпускать уже было нельзя – повторно можно было и не ухватиться. Льёльд тянула осторожно, выбирая разные пути. Потянуть тут, поддеть здесь, направить в одну сторону, подтолкнуть в другую. Ей было интересно, получится ли эта задумка, оправдает ли затраченные на нее силы.

Среди горстки битого стекла появилось темное вкрапление. Кусочек черного кварца. Значит процесс идет, и идет успешно. Девушка продолжила, чуть хмуря бровки и все так же держа часы в ладонях. Чем ближе контакт – тем лучше результат. Через некоторое время от горстки битого стекла не осталось и следа. На дне часов лежала маленькая, в два или даже три раза меньшая, чем прозрачная горка до этого, кучка кварцевого песка. А так же смесь из соды и карбоната кальция – их она не разделяла, так как никакого дальнейшего значения они не имели. По сути, этот остаток можно было аннигилировать, но Скеггльёльд предполагала, что это затратит достаточно ее энергии. А она и так потратила не мало. Льёльд чуть царапнула светящимся красным ноготком стекло нижнего сосуда, нарушая целостность стекла. Разделить на части, отделив песок от бесполезного остатка, и вывести ненужное за пределы часов.

Теперь нужно было приступить к объему. Данного количества песка в часах хватило бы с лихвой на десять секунд, но это был предел. Эк цокнула язычком, отводя ноги вбок и сгибая их в коленях. Работать с чистым кварцевым песком было проще, чем со смесью. Магия покрыла небольшую горку, проникая в каждую песчинку. Баалсибан говорил, что энергия может трансформироваться в материал, если имеет образец. Его она имела. Трансфигуратор может как знать, так и представлять то, что желает получить в итоге.
Трансфигурация заполняла песок, вплетаясь в молекулы и атомы. Знание и воображения, две сестры, идущие рука об руку. На структуру кварца накладывалась иная, большая по объему. И трансфигурация заполняла недостатки, растягивала имеющийся материал, вытягивала, а пробелы и нехватки заполняла магической энергией, которая трансформировалась в нужный материал. Она перекрывала исходную нифоматрицу песка, стараясь довести каждую крупинку и каждую часть крупинки до состояния полного перенасыщения. Она помнила слова Малефикуса: если это произойдет, и произойдет правильно, то в момент максимального перенасыщения структура объекта мгновенно дестабилизируется. И это поспособствует тому, что избыток энергии мгновенно разделит каждую песчинку на две анологичные. Некоторое время и…Небольшая кучка черного песка начала расти, увеличиваясь в объеме. Песчинки скатывались друг с друга, и со стороны это могло напоминать минивулкан, вместо лавы в котором был все так же он, песок.

Объем достиг практически самого перешейка, когда Льёльд прекратила воздействие. Столько было достаточно. Но количество – не единственное, что требовалось сделать. Вновь трансфигурационная сеть, и вновь приятный слуху слышащего «кракс-кракс-кракс». Песчинки дробились, превращаясь в мелкую кашицу. Не в пыль, но так, чтобы струя песка была тончайшей.
Изначально Эк планировала менять цвет, но ей повезло: в данном стекле использовался морион – разновидность кварца черного цвета. Это решило целую проблему. Если бы дело обстояло иначе, пришлось бы тратить время и силы и на смену цветовой гаммы, потому что все должно быть гармонично, красиво, изящно. Девушка любила свои труды, и не собиралась оставлять творение в обрывочно-убогом виде. Но так как таких из-под ее рук никогда не выходило, беспокоиться было не о чем.

Льёльд покатала часы между ладонями, ощущая, как прохладное стекло вновь напитывается магией. С пальцев спускались красные искры, впитываясь в материал. Скеггльёльд превращала стекло в некое подобие глины, из которой могла с легкостью вылепить все, что ее душе угодно. Вот и сейчас. Перекатывание между ладонями не было простым способом запитать материал, это так же было постепенным переходом в саму работу. Внимательный зритель мог заметить, как часы потихоньку стали вытягиваться вверх, словно в руках у девушки был кусок пластилина, который она раскатывала в форму «колбасы». Вытягивание шло одинаково в обоих сосудах. Сейчас Эк не боялась ошибиться на миллиметр или два, ведь под конец она все равно будет подравнивать и доводить до совершенства. Хотя ей не стоило беспокоиться – с глазомером у нее все было в порядке, а внутренний перфекционист знал, как правильно работать, чтобы получить равномерный результат. Вытянув часы на семь с половиной дюймов, девушка принялась за форму сосудов. Пальчиками она ухватывалась за стекло, и тянула его в разные стороны. Аккуратно, контролируя напор и скорость, а также толщину стекла. Не хватало еще, чтобы оно, от недостатка материала, образовало пробоины. Оттягивала в сторону и, приглаживая ладонью, создавала идеально-гладкий бок. Сначала верхняя часть, затем нижняя. Перешеек девушка решила сделать достаточно тонким. Ей нравилось, как смотрятся круглые бока на такой тоненькой ножке. Добившись нужного результата Скеггльёльд, однако, не прекратила работать с фигурой часов. Недостаточное перекрытие исходной инфоматрицы могло привести к тому, что через время стекло скукожится или попросту рассыплется на мелкие осколки. Она всегда кропотливо выполняла эту часть работы, и сегодняшний день не был исключением. Подавить исходную, закрепить свою.
Перевернув часы, она с удовлетворением заметила, как посыпались черные песчинки в пустой сосуд, неспешно его наполняя. Она не знала, сколько времени он будет сыпаться. Да и не такая перед ней стояла задача.

Девушка склонила голову сначала на один бок, после на другой. Шляпа, не придерживаемая рукой, мягко соскользнула на пол рядом с девушкой. Скеггльёльд отстраненно повела плечом, почувствовав секундное касание, но не стала отвлекаться. Остался последний этап. И, пожалуй, самый интересный. Темный металл пусть и подходила по цветовой гамме, смотрелся грубо и нелепо. Нужно было поправить это ужасное недоразумение. Для начала – повторение работы с увеличением объема. Девушка «наращивала» материал вверх и вниз, чтобы они не повредили стекло. Достигнув удовлетворяемого результата, девушка сама себе кивнула. Подготовить – и можно творить. Льёльд напитывала металл не полностью: в спокойном состоянии она оставила по небольшой поверхности с одного и другого края – те места, где основание присоединялось к стеклу. Испортить всю работу такой неосмотрительностью? Она не могла себе такого позволить! Когда же материал был готов к работе…Льёльд улыбнулась. Пальчики забегали быстро, ловко перекручивая податливый металл, что позволял творить с собой все, что хотелось белокурой бестии. Закручивала, пробегалась ноготками по поверхности, оставляя в нужных местах борозды, а в иных – вкрапления. Чуть проминала подушечками пальцев, придавая нужный объем, добавляли изгибы, объединяла верх и низ. Это оказалось самой знакомой, а потом и самой простой работой из всего задуманного. Хотя и эти несложные для себя действия Скеггльёльд выполняла с тщательностью, подобной хирургу. К тому же, их было не так, чтобы очень мало. Вот под ловкими пальчиками прорезались темные крылья, вот появился изгиб драконьей морды, с нахмуренным взором. Мелкая сеть чешуек пробежалась сверху вниз, огибая сплетенные в металлическом объятье хвосты. На самом основании - лишь пара деталей, чтобы не оставлять пустым и простым. Выгладить дно и вздохнуть.

Когда все было закончено, девушка подняла новые часы на уровень лица, осторожно сдувая красные трансфигурационные искорки. За секунду до этого действия у нее мелькнула мысль, что стоило бы перекрасить металл в более темный цвет, но в глазах повело: сказались периодические задержки дыхания и общая выкладка в энергетическом плане. Льёльд приложила теплые пальчики к глазам, мягко надавливая. Усталость накатывала мягкой волной, словно все это время поджидала за углом. Льёльд, крепко, но при этом осторожно держа часы в руке, медленно поднялась на ноги, не заметив, что наступила прямо на полы своей шляпы. Поднялась и становилась, в туманном поиске места, куда можно было бы присесть.


прошу отписать Мастера, если нужно, результат, а так же указать, сколько сил было потрачено.

Аватара пользователя
Керис Джонс
Студент ф-та Истории Магии
Студент ф-та Истории Магии
Сообщения: 130

Re: Практика - Трансфигурация I.

Сообщение Керис Джонс » 2018 апр 23, 11:22:28

На этот раз ощущения оказались чуть иными, хотя Кери и не могла бы сказать точно, что было иначе. Но, видимо, было. Потому что на месте трещины появился след смазанной глазури. Как будто по ещё незастывшей глазури или лаку провели ластиком. Или пальцем. Трещины не было, но след был.
Плоды её стараний не остались незамеченными преподавателем, который не приминул прокомментировать сотворенное огневичкой. Девушка подняла на декана оккультистов слегка растерянный взгляд. Во-первых она в целом не думала, что получится хоть что-то. А то, что сейчас на тарелке вместо трещины был только неровный слой глазури, говорил о том, что уроженке Эйре таки удалось хоть немного прикоснуться к той сфере магии, которой в родном мире просто не существовало. Но от отказ от образного мышления в голове укладываться не хотел. Или не столько отказ... Привычная схема - объект - инструмент - воздействие. И чаще всего в привычной Джонс магии инструментом были сочетание образа и, например, жеста. Так, скажем, работала магия Огня. Образом с поддержкой небольшой доли ритуальной магии чаще всего пользовалась Пространственная магия. Ментальная магия вся была завязана на образы. А ритуальная магия на набор символов. То же прорицание было всё соткано из образов и их трактовки.
А тут, по словам мага, получалось, что надо просто заменить в голове образ исходного объекта образом объекта желаемого. И всё. В смысле и дальше жахнуть магией, отфильтрованной от стихийности. Тем временем преподаватель оказался совсем рядом, рассматривая плоды трудов и выдав комментарий о необходимости продолжить оные. Кери постучала ногтем по смазанной эмали, пытаясь по звуку определить наличие трещины. Визуальный осмотр всё же показывал, что физического повреждения больше нет, только смазанность эмали.
Так, значит без инструментов и дополнительных инфоматриц. Ну что же, попробуем.
Девушка чуть размяла шею и плечи и снова сосредоточилась на блюдечке в своих руках. Маленькая тарелочка лежала на ладони, яркая, голубая и с белесой полосой. А должна быть просто голубая, гладкая, блестящая, отлично подходящая, для, например, печенья к вечернему чаю. Керис закрыла глаза. Должна быть. Просто должна. И вот перед мысленным взором огневички есть просто маленькая гладенькая тарелочка, чуть поблескивающая новой свежей эмалью. Видимо, только недавно вынутая из печи гончарных дел мастера. Такой она должна быть.
А теперь надо просто совместить образ в голове и материальный объект на ладони, наложить первый на второй, намертво спаять их своей магией. Энергия снова рванулась к кулону на шее, но однажды сделанное действие повторить гораздо проще, и Кери перехватила поток, не давая энергии окраситься в оттенки пылающего осеннего леса. Сила потекла через воображаемый фильтр, окрашивающий её в серебристый цвет, сгущая и уплотняя её, делая новой и весьма непривычной. Снова закололо в пальцах и Джонс быстро приложила пальцы к смазанной эмали, вызывая в сознании образ неповрежденного поблескивающего блюдца и словно бы впечатывая его в имеющееся в руках керамическое изделие. Ты. Должно. Быть. Таким.

Прошу Мастера описать результаты попытки.

Аватара пользователя
Виспа Лорри
Студент ф-та Оккультизма
Студент ф-та Оккультизма
Сообщения: 135

Re: Практика - Трансфигурация I.

Сообщение Виспа Лорри » 2018 апр 23, 19:41:48

Виспа уже давно сидела с закрытыми глазами, витая в облаках. Ее мысли бродили где-то далеко-далеко, когда вновь раздался голос преподавателя. Очнувшись от забытья, девушка первым дело оглядела свои руки, держат ли они до сих пор часы, и не заметил ли кто ее внезапный уход из реальности.
Заметил. Виспа недовольно хмыкнула, дескать «не очень-то и хотелось!». Однако предложенная Малефикусом тема для рассуждения неожиданно заинтересовала вейлу. А действительно. Зная Баалсибана, можно было предположить, что все это было не спроста. Так чего же хотел добиться преподаватель от студентов?

С кругами все было просто. Магические круги издавна использовались для ограждения ритуального пространства. Именно они были призваны не допустить в свои границы проход лишней энергии и, в то же время, сконцентрировать необходимую энергию в своих пределах. Виспа сразу вспомнила ритуал освящения пространства в северной традиции, при котором пространство ограничивалось не только с четырех сторон света, но и сверху и снизу мага, причем в данном случае «куб» формировался символом молота Тора.

То же самое происходило и в других видах магических воздействий. Взять, например, ту же практику каббалы, использующую для этих целей ритуал изгоняющей пентаграммы. С практикой этого ритуала Виспе пришлось столкнуться в одной из школ, куда ее занесло до посещения Академии. Да, с кругом все было понятно. Другое дело, что круг начерченный ДО того как маги вошли в него, был сомнителен в своей действенности. По-хорошему этот круг должны были начертить сами практики, перед своими действиями, ограждая себя от внешнего мира и усиливая свою магию. Но, Виспа не была адептом ритуальной магии или трансфигурации, поэтому спорить с методами профессора не собиралась – ему виднее.

Интереснее дело обстояло со шмотками. Туфли и шляпы. Хотя… если уж мы взялись за рассуждения о магическом отделении пространства ритуала, то шляпа и туфли вполне можно вписать в них. А именно! Ритуал северной традиции, при освящении пространства будущего ритуала как раз подразумевает ограждение мага не только с четырех сторон света, но и вертикальное ограждение сверху и снизу! А раз круги были изготовлены заранее, значит и ограждение сверху и снизу также должно было быть сделано заранее: шляпа - сверху, туфли – снизу! Собственно и в ритуалах каббалы мы наблюдаем похожие действия – до того как чертится пентаграмма, маг изначально закрывает себя сверху и снизу: Малкут снизу, Кетер сверху! И опять же, эту функцию прекрасно выполнили бы шляпа и туфли, которые также как круги были заготовлены преподавателем заранее….

Размышляя, Виспа щурилась куда-то в сторону, машинально поворачивая песочные часы в руках так, будто в них и правда пересыпался песок, и их надо было время от времени запускать на новую стадию.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость