Выбор и его последствия

Малая лаборатория находится чуть поодаль от основных. В дальней части лаборатории находятся кладовые. Тщательно экранируемые и защищенные, эти тайники хранят множество шкафов и ящиков, точно таких же защищенных и экранируемых. Алхимические ингредиенты рассортированы по совместимости так, чтобы ни один корешок не вызвал опасной реакции, повздорив вдруг с каким-нибудь зубом. Студентам в Кладовые войти можно только с разрешения преподавателя и под его строжайшим надзором. На каждом ящичке, скляночке и мешочке наклеена бумажка, с описанием ингредиента, датой его получения, сроком хранения и противопоказаниями. Особо ценные ингредиенты спрятаны в большие сейфы, ключ от которых есть только у декана. В кладовой прохладно, темно и сухо. Но есть "отсеки", где создается уникальный климат для хранения особых ингредиентов. Всякая магия в кладовой гасится. По периметру лаборатории, включая все помещение, расположены экранирующие уровень магии вытяжки, которые снижают магический фон при его повышении до уместного минимума, чтобы не взлетело Учебное Крыло на воздух. Впрочем, вытяжки не имеют бесконечной мощности, и полностью безопасным является одновременное присутствие и активные действия в лаборатории не более 15 магов.
Ответить
Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Выбор и его последствия

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2018 авг 06, 18:02:35

Магия первоначал: Тьма - Мастер 4
Магия стихий: Земля - Мастер 3
Трансфигурация - Мастер 3
Ритуальная Магия - Мастер 3
Ментальная Магия - Мастер 1 (Чтение Мыслей, Ментальный блок, Мыслеобразы, Мыслеречь, Ментальная чувствительность, Взлом ментального блока, Зацикливание, Внушение, Ментальный защитник, Ментальный удар)
Магия Пространства - Мастер 1
Телекинез - ПМ1 (Манипулирование)
Заклинания - Ученик


Тонкий нож легко взрезал толстую бечевку, освобождая небольшой ящик от целого вороха сургучных печатей. Большой стилизованный глаз аметистового цвета украшал бок контейнера. Аметистовое око, герб Кирин-Тора. Посылка из Даларана, парящего города. Защитные контуры, чуть вспыхнули и погасли, подтверждая личность получателя. Стандартная защита магической службы доставки. Хотя, учитывая дальнюю пересылку между измерениями, могли добавить какие-нибудь дополнительные меры защиты. Сообщение между миром академии и Азеротом не имело каких-либо постоянных каналов, поэтому посылка добиралась окольными путями. Ясное дело, подобные путешествия редко шли на пользу посылке, но Кирин-Тор давал хоть какую-то надежду на то, что груз дойдет целым.
Баал вставил лезвие ножа в щель под крышкой ящика, с силой проталкивая его. А после аккуратно повернул нож, выдавливая тонкие гвоздики. Без магической защиты они вышли легко, позволяя уже отложить нож, взяться за крышку руками и сдернуть её. Внутри, в первую очередь, обнаружился небольшой конверт, со знакомой печатью, поверх двух плотно уложенных квадратных свертков. Магическая, слегка мерцающая предохраняющая пена, похожая на комковатый снег, начала медленно испаряться от контакта с воздухом. Абсолютно инертная и безвредная, она служила стандартным средством предохранения, как полистироловые шарики и пузырчатая пленка на Земле, например.
Когда тёмный маг протянул руку, чтобы взять письмо, остатки пространственной магии схлопнулись лёгкой прозрачной рябью, пробежавшей по краю ящика. Перемещение через столько дополнительных порталов и разрывов пространства не могло не остаться без побочного эффекта. Эта рябь была безобидной, но задевающей ещё свежие воспоминания…


Пространство ощетинилось острыми прозрачными гранями тысячи осколков, а затем резкой волной прошлось по покоям тёмного мага, материализуя декана с его ученицей на руках, и, в качестве лишнего бонуса, дождевые капли, все, что были вокруг в момент перемещения. Дождевые капли замерли на мгновение, а затем рухнули на пол все разом, с характерным стуком, мигом образовав в покоях декана лужу. Но Баал уже двигался к ванной, не обращая внимания ни на что. Прижимая к груди синюю, дрожащую Скеггльёльд, которая, будто, каким-то образом стала весить ещё меньше. Вместе с эмоциональным взрывом, как будто даже внутренний огонь валькирии внезапно угас: даже во сне, как правило, Скеггльёльд всегда была горячей, словно печка. Несколько быстрых шагов, распахнутая дверь. Мягко загорелись матовые пластины в ванной. Баал опустил девушку в ванну и потянулся к символам управления. Пиктограммы вспыхнули золотом, поднимаясь над белым мрамором, и ванная начала быстро наполняться теплой водой. Скеггльёльд ещё пока не показывала явных признаков серьезного уровня гипотермии, но Баал уже чувствовал, как у девушки начинаются судороги. Частая ошибка при переохлаждении – попытка согреть жертву быстро. Лучший вариант – отогревать медленно, в теплой воде, постепенно повышая её температуру. А уже потом, когда температура тела повысится до более-менее нормального уровня, переходить к более традиционным методам, вроде одеял, камина и горячих напитков. Возможно, Скеггльёльд и не успела замерзнуть настолько сильно, но Баал решил перестраховаться. Будь у неё достаточно сил, этого и не понадобилось бы. Собственная стихия вполне могла согреть валькирию изнутри, даже в холодный дождь. Но его ученица была сейчас опустошена. Была на грани. Пока ванна наполнялась, колдун взялся за то, что осталось от одежды девушки. Трансфигурационные искорки быстро раскромсали промокшую насквозь одежду на полоски, заставив воду в ванной локально забурлить. Так было проще, чем раздевать Скеггльёльд вручную. Промокшая одежда сейчас делала только хуже. Колдун выкинул уже бесформенные тряпки в угол. И уже потом, тёмный маг начал постепенно повышать температуру воды, благо, возможности зачарованной ванны позволяли. Сначала по чуть-чуть, на несколько градусов, чуть поворачивая парящий светящийся символ, похожий на абстрактную розу ветров.
Баал не уходил. Не оставлял Скеггльёльд. Держал её руки, всё ещё остающиеся холодными даже в теплой воде, следил за тем, как она согревалась, как к её губам и ногтям возвращался цвет, не давал ей соскользнуть под воду с головой. Давай же, девочка. Ты любишь горячую воду, ты любишь часами сидеть в этой ванной. Приходи в себя. Колдун особо и не замечал, что замерз сам. Он был более привычен к холоду, да и согревался, сейчас, быстрее. Сидел рядом с ванной, не отпускал свою ученицу. С промокших под дождем штанов Баала стекала холодная вода. От них тоже нужно было избавиться, но это потом Состояние его ученицы были чуть более тревожными. Судороги были первым симптомом, но второго – учащенного дыхания, так и не последовало. Это было хорошим знаком. Скеггльёльд могла его ненавидеть, желать ему смерти, имела полное право, в общем-то. Но хоть что-то для неё Баал мог сейчас сделать. Быть рядом, наблюдать за ученицей, чуть нахмурившись в своём беспокойстве. Да уж, велика была помощь.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Выбор и его последствия

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2018 ноя 01, 18:20:58

Письмо из Кирин-Тора было сухим, с пресноватым налетом официальных документов. Информация в письме не стоила гербовой бумаги, с чуть мерцающим аметистовым оком на ней. Короткий отчет о ходе войны с Пылающим легионом, новости о возрождении ордена хранителей Тирисфаля – на Азероте сейчас решалась судьба не только планеты, но многих миров. Хотя Мардум, Аргус и другие миры легиона находились далеко от Академии, в масштабах междумирья, отголоски вполне могли дойти и сюда. Невеликий шанс, но Баал, как один из тех, кто выстраивал защиту академии при реконструкции, старался держать руку на пульсе. Кирин-Тор, очевидно, не доверял какому-то магу с сомнительной репутацией из далекого мира. Чтобы наладить отношения с магическим орденом, Баалу нужно было бы заявиться на Азерот самому, а это потребовало бы гораздо больше времени, чем почтовая переписка. Сейчас же колдун просто обменивался с магами Даларана кое-какими мелкими наработками и исследованиями. Ни одна из сторон, по сути, ничего ценного не получала, но обмен новостями и мелкими просьбами уже входил в норму. Вот и сейчас Баал получил кое-какие ингредиенты для одного довольно простого алхимического рецепта. Оба ингредиента были не особо редкими – на Азероте. А вот в академии достать чернила кальмара новолуния и шепот из темных земель – травку, больше напоминающую сорняк, было проблематично.
Отложив письмо в сторону, Баал развернул первый свёрток. Прямоугольная банка из толстого стекла, плотно закупоренная, с чернильно-черной жидкостью внутри. На вид чернила кальмара новолуния ничем не отличались от самых обычных чернил. Впрочем, колдун едва ли был экспертом в вопросе телесных жидкостей головоногих. Оккультист встряхнул чернила, и гладкое стекло едва не выскользнуло у него из рук, но реакция не подвела: Баал удержал…

Тонкие пальцы попытались высвободиться из плена ладоней темного мага, заставив того дёрнуться и удержать их. Погруженный в свои мысли тёмный маг воспринял это с резкой тревогой, решив было, что Скеггльёльд решила всё-таки потерять сознание. Но нет. Взгляд янтарных глаз рванулся к посиневшему лицу девушки. Жива. В сознании. Даже где-то достала сил, чтобы попытаться прогнать своего учителя. Ну надо же. Всё это было грустно, но, с другой стороны, то, что валькирия продолжала пинаться, было хорошим знаком. Раньше Баал не преминул бы возможность превратить это в ещё один урок. Уходи. Хорошо, как скажешь – ушел. Пожелала, желание исполнено. В следующий раз будешь думать, прежде чем говорить. Оккультист горько усмехнулся про себя. Неожиданно легко верилось, что он был таким козлом всё это время. Даже, наверное, задолго до всего этого. Вот только, раньше это особо и не беспокоило его самого. Вполне себе устраивало. Относясь почти ко всем с потребительской точки зрения, за единственным исключением в лице Саленссон, Баал никогда не ожидал и по отношению к себе ничего иного. Другие приходили к нему с вопросами, за помощью, за магией… Он не гнушался обращаться с тем же, взыскивать долги или залезать в них самому, как было с Вирной. Я тебе, ты мне, честный бартер, и мы не должны нравиться друг другу. Чего тут удивительного, что Скеггльёльд он сам воспринимал в таком же ключе? Она пришла к нему за знаниями и тренировками, и он не давал ей большего. Всё должно было работать идеально, но не сработало. Баал умел многое, знал ещё больше, но вот простой факт, что не все сделаны из камня, как он сам, стал откровением.
Оккультист сдержал усталый вздох, выслушав справедливое обвинение Скеггльёльд. Правильного ответа на этот вопрос попросту не существовало, а любые слова могли лишь усугубили бы ситуацию. Баал чувствовал своим темным даром эмоции своей ученицы. Но не смел их тронуть. Не в этот раз. Он не мог лишить Скеггльёльд и этого. Последнего права чувствовать хоть что-то. Кроме… Пальцы колдуна переплелись с тонкими пальчиками блондинки. Тёмный колебался какое-то мгновение, а затем легко потянул на себя физическую боль девушки, забирая этот дискомфорт в пальцах. Теперь уже ледяные иглы кололи руки Баала, лишив Скеггльёльд этого ощущения. Он просто пропускал эти ощущения через себя, усталый разум уже не мог придумать, во что превратить эту боль. Вся магия Баала не могла сейчас исправить целого прошедшего года, но он хотел сделать хоть что-нибудь. Не чувствовать себя таким бессильным.
- Довольно легко, если ты живешь с самодовольным слепым мудаком. Не уйду. Не в этот раз, - собственный голос звучит всегда не так, как его слышат другие, но сейчас оккультисту было даже немного любопытно, действительно ли в его голосе настолько сильно отпечатались насмешка и ехидство? Баал принялся аккуратно сгибать и разгибать пальцы девушки, стимулируя ток крови. Не то чтобы в этом была необходимость. – Говори со мной, Скё… Скеггльёльд. Говори.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость