Когда магия не помогает. (Ролевая)

Четыре тренировочных зала, сообщающиеся между собой дверями. Каждый зал имеет 4 входных двери, две из которых ведут в коридор, две другие - в соседние залы. Недалеко от тренировочных залов расположены две раздевалки с душевыми комнатами.
Ответить
Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 69
Контактная информация:

Re: Когда магия не помогает. (Ролевая)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 мар 22, 10:05:15

Её ученик делал успехи. Если раньше он напоминал ей животное, чьи рефлексы управлялись банальным инстинктом самосохранения, то теперь стал больше походить на разумное существо. Вероятно, обращаясь к ней за помощью, Баал рассчитывал разучить пару приемов, научиться вовремя ставить блок и двигаться чуть ловчее. Но то, чему обучала Малефикуса Вирна, не было бесполезным придворным фехтованием, которому малокровных аристократиков учат в дань традициям. Эстетика, конечно же, имела для нее значение. Но все же враг должен захлебываться в крови, а не рукоплескать изящным па и пируэтам. Самой сложной задачей было не вылизать до совершенства боевые стойки, а заставить мага думать головой. Ей потребовалось достаточно много времени, чтобы колдун перестал реагировать на боль, как червяк, к которому поднесли раскаленную иглу. Вместо того, чтобы разрывать расстояние и уходить в глухую оборону каждый раз, когда меч Вирны касался его, он пытался использовать временное преимущество соперницы в свою пользу. Наконец-то настал тот момент, когда эльфийка сама начала получать удовольствие от их занятий. Ехидные замечания и оскорбления мужчина теперь получал гораздо реже, а пару раз даже заслужил сдержанный кивок головы в знак одобрения. Как, например, сейчас. Клинок гарантированно бы саданул её по бедру, если бы только собственное тело эльфийки само по себе не было оружием. Не только рука, сжимающая эфес, а вся она была продолжением своего меча. Ловкое сальто назад, и вновь клинку колдуна достался лишь воздух. Сдув с лица упавшую белую прядь, Вирна удивленно вскинула изогнутую бровь.

-Не каждый мужчина способен продержаться со мной дольше пары минут. Ты делаешь успехи, - усмехнулась эльфийка, не давая Малефикусу никакой возможности отдышаться и вновь наступая. До сих пор она не замечала за ним столь сложных комбинаций. Их спарринг чаще был рваным, состоящим из разрозненных коротких движений, но сейчас колдун выдал полноценную связку. Не позволив эльфийке взять инициативу в свои руки, обрушив на него мясорубку быстрых и непредсказуемых ударов, колдун атаковал первым. То, что должно было быть прямым колющим выпадом, заставило эльфийку нырнуть под руку колдуна, уходя от широкого замаха слева. Это могло бы сработать, если бы только Вирна не знала, что Баал давно смекнул, насколько колющие удары неэффективны против илитиири. Разве что вжать её в стену и вонзить клинок в живот, находясь вплотную. Пока же у нее было минимальное пространство для маневра, эта тактика была ошибочна. Баал знал это. А потому намек на выпад вперед был всего-навсего обманным маневром, маскирующим истинные намерения. Мужчина научился использовать не только свое преимущество в силе и росте, но и инерцию. Агрессивные рубящие удары были его единственным шансом взять верх над соперницей, которая многократно превосходила его в ловкости. Иными словами, тактика колдуна зачастую сводилась к тому, чтобы продержаться как можно дольше и надеяться, что Вирна допустит ошибку. Дроу в мгновение оказалась на полу, ускользнув от удара под клинком меча. Пора было немного осадить своего ученика, пока тот не успел зазнаться. Глухой удар ребром стопы поприветствовал голень мага, когда эльфийка выбросила ногу вперед для сильного пинка. Малефикусу следовало тут же уйти из области поражения, но он попросту не успел. Сколько нужно темной эльфийке, чтобы вновь оказаться на ногах? Одно мгновение, что длится лишь долю секунды. Усилием ног и пресса, дроу выбросила себя вверх, чтобы тут же развернуть руку клинком к себе. Быстрый удар рукоятью в лицо получил ровно такую силу и ускорение, какую позволяла длина руки, резко распрямившейся в локте. Недостаточно сильно, чтобы разбить скуловую кость, но довольно болезненно, чтобы окончательно дестабилизировать противника.

-Но все еще недостаточно долго, чтобы доставить мне удовольствие, - усмехнулась эльфийка, когда Малефикус рухнул на пол. Поборов в себе практически инстинктивное желание как следует пнуть упавшего противника, эльфийка расслабила руку на эфесе, позволив мечу зависнуть в воздухе. Напряжение не большее, чем нужно, чтобы сжать пальцы в кулак, потребовалось ей, чтобы отправить оружие обратно на стойку усилием мысли. Несмотря на то, что подначки в адрес колдуна не прекращались, теперь они носили скорее шутливый, чем издевательский характер. Вирна понимала, что в схватке с противником своей расы и уровня физической подготовки, у её ученика были все шансы одержать победу. Как и осознавала, что будь её рефлексы чуть медленнее, синяков и ссадин на её теле было бы куда больше. Подспудно Вирна чувствовала, что едва ли нашла бы лучшую компанию на вечер во всем замке, чем Малефикус. Их занятия помогали ей отвлекаться. И, надо думать, она даже начнет по ним скучать, когда маг посчитает свои навыки достаточными. Однако один факт не позволял ей полноценно расслабиться и получать удовольствие от его компании. С того дня, как они нанесли визит Летиции, прошло уже три недели, а колдун до сих пор даже словом не обмолвился. В какой-то момент эльфийке даже показалось, что он забыл. Но вместо того, чтобы напомнить ему о своей просьбе вербально, эльфийка предпочитала намекать тумаками и затрещинами, которые с каждой тренировкой были все жестче. Эльфийка бы сразу отмела идею колдуна посвятить в свои проблемы еще одно лицо, если бы Летиция уже однажды не помогла ей. Эта женщина вызывала у неё уважение, что бывало нечасто. И все же в последнее время она начала бояться, что госпожа Лериадна облажалась, пытаясь разгадать тайну исчезновения тифлинга. Для Вирны бы это означало потерю последней надежды, ведь если даже настолько опытная провидица не смогла ей помочь, то шансов было катастрофически мало.
Вирна уже была готова подхватить свою сумку и попрощаться с колдуном, когда тот, наконец, произнес волшебную фразу. Заклинание, которое заставило эльфийку замереть от смеси радости, волнения и недоброго предчувствия. С Вирны словно в одно мгновение сбило всю уверенность и нахальство. Зачастую, если она чувствовала, что дело пахло дурно, на поверку оно и оказывалось сущим дерьмом. И теперь дроу приготовилась услышать то, что ей очень не понравится…
-Что… Что она сказала? - даже не пытаясь скрыть волнения в своем голосе, спросила дроу, присев на пол рядом с колдуном.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Когда магия не помогает. (Ролевая)

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2018 апр 18, 22:22:10

Услышав новости, дроу заговорила почти как настоящая девочка. Если подумать, история отдаленно напоминала какую-то забытую сказку. Где почти настоящая девочка Вирна, с почти настоящими человеческими эмоциями, обращалась к своей лысой крестной фее, с просьбой найти давнишнюю пропажу. А лысая фея летела просить помощи у своей матери, великой предсказательнице, за путеводным клубочком и добрым советом, чтобы помочь, в итоге, почти настоящей девочке Вирне, найти своё… Баал не уточнял, что. Будучи едва посредником, в этой странной цепочке, темный маг возвращал собственный долг, не задавая лишних вопросов, пока это не касалось лично его. Просьба найти ожидаемо могла превратиться в просьбу помочь вернуть, но простой запрос грозил вот-вот перерасти в нечто куда более серьезное и запутанное. Что бывает в сказках значительно реже. Если бы хрустальные башмачки оказались вампирским артефактом, питающимся свежей кровью. Или белоснежка была бастардом, алчной до власти, собравшей вокруг себя семерых отпетых дворфов-головорезов, посулив им золото власть, или даже собственную постель, хоть каждому по очереди или всем сразу, а королева лишь пыталась спасти разваливающееся королевство той небольшой магией. что владела. Или же красная шапочка, как и её бабушка, была злостной ведьмой, а волк хотел лишь отомстить за наложенное на него проклятие и избавить мир от обеих этих ведьм. Некоторые вещи совсем не являются тем, чем они кажутся. Так и Вирна, могла вовсе и не желать обнаружить то, что она искала, в том виде, в котором это “Нечто” было сейчас. Тем не менее, оставлять эльфийку без ответов было куда опаснее, чем давать ей их, и в данной ситуации выбор был очевиден, поскольку альтернатива была значительно хуже. Выводить Вирну из себя Баал мог только до какого-то определенного момента, и колдуну совсем не хотелось выяснять, до какого именно. С этими мыслями колдун шел к своей сумке, выдерживая угрюмое молчание ещё немного дольше.
- Сказала она не много. Гораздо больше сделала. И дала, - кости, та самая пара игральных костей, которую Вирна отдала колдуну, сейчас светилась белым тусклым светом между пальцами колдуна. Одна кость едва поблескивала продавленными точками, но вот вторая почти-то пульсировала. - Думай быстро, - Баал резко встал с корточек, разворачиваясь и выбрасывая вперед пульсирующую игральную кость, в сторону Вирны. Рефлексы дроу не подвели, эльфийка схватила кость ещё на подлете, заставив ту на мгновение вспыхнуть ярко, словно фонарь. Через секунды интенсивность света вернулась к прежнему уровню, но вот частота пульсаций увеличилась. Теперь мерцание света напоминало ритм сердцебиения. В своей руке Вирна держала маленький компас, указывающий направление к своей пропаже.
- Твоя пропажа была разделена. На две части. Одна из них где-то в междумирье, ты сможешь выследить её с помощью этого… - Снова склонившись над сумкой, Баал положил вторую кость на край лавки. Темный маг доставал крохотный флакончик с серебристой жидкостью и пару бумажных листочков, исписанных формулами и знаками. Комната снова погрузилась в тишину, лишь в какой-то момент тихо зазвучали бормотания колдуна, нашептывающие заговоры на символы, которыми он покрыл собственные пальцы, старательно перерисовав их с одного из листков.
- Со второй будет сложнее. И я могу только предполагать, насколько, - Баал встал, снова поворачиваясь к Вирне. Правая его ладонь, исписанная серебристыми знаками, была прямой, словно колдун готовился пойти отвечать у доски или отдать честь перед генералом. Но в зале не было подходящих досок, а генералов и подавно не завезли, так что темный маг лишь сделал несколько шагов в сторону Вирны и взялся за её плечо левой рукой. - Будет больно. Не шевелись, - это едва было предупреждением, но правая ладонь мага рванулась вперед, к груди темной эльфийки, и вошла в её тело прямо над сердцем, сходу проникнув на две фаланги пальцев. Левая рука крепко вцепилась в плечо дроу, не давая той отшатнуться. Довольно эффектное движение. Возможно, монахи каких-нибудь тайных монастырей владели каким-то те техниками, позволяющими одним движением вырвать сердце противнику. Но вместо уродливой раны, пальцы мага сейчас углублялись в сияющую белым светом щель. Колдун продолжал давить вперед, без рывков и резких движений, ощущая, как его пальцы движутся сквозь что-то нематериальное. “Ты почувствуешь, если что-то будет не так”, сказала Летиция, объясняя тонкости этого небольшого ритуала своему сыну. Он уже был уверен, что что-то не так, но просто нужно было убедиться. С подобными вещами даже малый шанс на ошибку был неоправданным риском. Баал действительно почувствовал это самое странное, но совсем не так, как он ожидал. Когда рука вошла в душу эльфийки по костяшки, это и случилось. Вязкое ощущение нематериальной субстанции сменилось обжигающим жаром за доли секунды. Рука мага словно оказалась в расплавленном металле. С хриплым рыком боли, Баал рванул свою ладонь назад, а из светящейся раны на груди дроу вырвалась волна настоящего пламени, обдав лицо мага сухим жаром. Темный маг отшатнулся назад, подавляя первичное желание схватиться за обожженную руку. Он уже чувствовал, как на коже вскакивают волдыри. А на груди эльфийки уже не осталось и следа.
Однако, тут Баалу на помощь пришли тренировки самой же Вирны. Абстрагироваться от боли, запереть её в руке, там и оставить. Выиграть драгоценные секунды для действия. Помогло. Сработало, дало результат куда раньше, чем можно было предположить. Баал не смог бы сейчас держать меч, но вот для колдовства не нужно ничего сжимать. Темный маг не просто коснулся огненной сущности. На мгновение, он почувствовал…
- Оно внутри себя. Внутри… Прицепилось к твоей душе, словно голодная пиявка, - Баал наконец выдохнул, даже не глядя на дроу. Его взгляд будто бы метался по комнате, словно выискивая что-то. На самом деле Баал сейчас перебирал, вспоминал тени, которые он спрятал чуть ли не в каждом углу учебного крыла. Одна из них была совсем недалеко. - Нечто злобное и жестокое, паразитирует на тебе, уже дьявол его знает как давно. С этим я вряд ли смогу тебе помочь. Лучше поищи шамана, это их специфика, - Колдун не смотрел на Вирну, не скрывал злости и отвращения в голосе. Ожоги были не самыми серьезными, хоть мясо с костей сразу не слезло, и то радость. Их можно было залечить и обычными методами, но темный маг не желал рисковать своим вторым по важности инструментом. Самое лучшее вылечить их магией, и быстро. Одна тень была совсем близко, в темном углу кабинета ещё одного декана. И, к счастью, Хаккенс всё ещё была в своём кабинете, в столь поздний час. И короткое телепатическое сообщение предвестило визит Баала.
- Эмилия, нужна твоя помощь. Срочно. Буду должен”, - тени сгустились, прежде чем Баал шагнул в них, рассекая пространство и выходя уже в кабинете Эмилии. За что боролся, на то и напоролся. Желание убедиться наверняка всё-таки вышло колдуну боком. На мгновение, когда огонь облизнул пальцы мага, Баал почувствовал всю эту гамму эмоций, что содержала в себе таинственная сущность. Злоба, гнев, ярость, и ещё черт его знает какой ублюдочный коктейль. Такую мерзопакостную смесь Баал не пожелал бы носить под душой даже проклятой дроу.



Вирна осталась в кабинете одна, сжимая в пальцах всё ту же светящуюся игральную кость и переваривая всё, только что произошедшее. Зал опустел, и, казалось, события на эту ночь уже закончились. Ровно до того момента, как дроу коснулась второй игральной кости, второго компаса. Словно гром, темная эльфь услышала голос. Голос Летиции Лериадны, звучащий эхом в самом себе. Глубокий транс, одно сообщение, предназначавшееся только Вирне и никому более во всей мультивселенной.

Дитя тьмы и дитя пламени сойдутся однажды. Один возвысится. Другой падет.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 69
Контактная информация:

Re: Когда магия не помогает. (Ролевая)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 апр 19, 21:25:24

Вирна наблюдала за Малефикусом с тем нетерпением, с каким дети ждут, когда мама вытащит из своей сумки что-нибудь вкусненькое. Буквально за одно мгновение эльфийка пережила и падение в пропасть, и небывалое прежде воодушевление. «Сказала немного» - вниз, «гораздо больше сделала» - вверх. Она так давно зашла в тупик в решении своей проблемы, что слабо верила в помощь Летиции. Да и колдун молчал слишком долго, словно просто тянул время. Но сейчас она вдруг почувствовала, что не зря рисковала своей жизнью ради Малефикуса. Что едва ли не само провидение связало их таким странным, но таким необходимым договором. Напряженное тело среагировало мгновенно, когда маг бросил в её сторону игральную кость. И та запульсировала в её ладони, вызвав волну мурашек, пробежавшую от ладони до груди. Зачарованный предмет словно подал неуловимый сигнал, на который внутри нее будто что-то отозвалось. Эльфийка подняла на колдуна непонимающий взгляд, но не осмелилась прервать начавшийся ритуал. Она просто следила за руками Малефикуса, словно в его загадочных манипуляциях таились ответы на все её вопросы. Эльфийка не отшатнулась, когда его рука стиснула её плечо. Даже не шелохнулась. Удивительно, но в глубине души она доверяла этому человеку. Правда, очень-очень по-своему. И когда он сказал ей не шевелиться, дроу застыла, точно изваяние. Никакая боль не сравнится с той, которую… Эльфийка подавилась собственным вдохом, когда рука колдуна вошла над её сердцем. Нет, это не могло сравниться с болью от тех тумаков, которые она так щедро отсыпала колдуну на тренировках. И даже не было похоже на ту муку, которую подарила ему травяная смесь. Глаза Вирны расширились. Тренировочный зал поплыл перед ними, словно акварель, на которую щедро плеснули водой. Эльфийка покачнулась, но устояла на ногах. Частое и рваное, дыхание только усиливало невыносимую боль. Как будто Малефикус вонзил свои пальцы в её сердце и теперь пытался протащить его между ребер. У нее даже не возникло желания оттолкнуть его. Боль просто сковала дроу своими раскаленными цепями. Такая странная, такая чужая, она проносилась по её нервам, взрываясь в их узлах пузырями лавы. И все же она принадлежала не ей. Больно, слишком больно. То, что длилось не дольше мгновения, звезде хватило бы, чтобы родиться и стать белым карликом. Казалось, сама душа эльфийки корчилась от боли под пальцами колдуна. Жестоко. Слишком жестоко даже по отношению к дроу. Боль в её груди нарастала до тех пор, пока не достигла той критической концентрации, которую неспособно удержать в себе ни одно живое существо. Жар, в котором адамантин за секунду превратился бы в фиолетовую лужицу, вспыхнул в ней и рванулся вперед. Эльфийка вдруг почувствовала внутри себя такую злость, которая могла превратить ее кости в горстку пепла. Вся она на миг превратилась в горящий факел. В живое стремление уничтожить источник невыносимой боли. Своей ли? Порыв пламени вырвался из груди женщины, метнувшись в сторону колдуна. Настолько сильный, что её саму отшатнуло назад. Рука колдуна больше не поддерживала ее, а потому эльфийка просто упала на пол, тяжело дыша и прижав руку к своему сердцу. Грудь жгло так, словно к ней приложили раскаленный металл.

-Что… что ты сделал? – прохрипела дроу, но вышло настолько тихо и слабо, что колдун едва ли расслышал ее. Закрыв глаза и пытаясь собрать по осколкам свое «я», эльфийка не видела его лица. Но злоба и отвращение в его голосе… Это она слышала отлично. Куда отчетливее, чем слова, будто достигающие её сознания сквозь толщу воды. На фоне возникшей отстраненности и сухости колдуна в последнее время, все было воспринято на собственный счет. Ему было даже противно смотреть на нее. Чем она заслужила это? Она просто попросила его о помощи. Доверила то, что не доверила бы никому на Прайме. А он поступил с ней, будто с хромой собакой, которую хлопотно лечить. Уж лучше сразу попытаться отпилить лапу. А затем исчез… Без объяснений, не попытавшись помочь. Иллюзия зарождающейся дружбы и взаимовыручки. Как же она была глупа. Её ладонь стискивала игральную кость так, словно вознамерилась раздавить ее в мелкую пыль. Пусть отправляются к дьяволу и он, и его мамаша, если это все было её идеей. Боль растворялась, исчезая без следа. Никаких зияющих ран на её груди. Эльфийка приподнялась и села на пол, чувствуя теперь совсем другое жжение. Она. Рисковала. Своей. Жизнью! Рука эльфийки наотмашь ударила воздух, и тренировочные мечи с громким звоном и грохотом слетели с оружейных стоек. Она. Потратила. Свое. Время! Сжатый кулак с силой ударил каменный пол и длинная трещина зазмеилась к дальней стене. Злость и обида в ней изливались в пространство без всякого контроля. Ей хотелось рушить и уничтожать все, на что только падал взгляд. Тяжелая дверь, за которой скрывалась подсобка, была просто вырвана с кусками стены и разбита в щепки и каменное крошево. Он даже не пытался помочь. Не пытался поговорить. Не пытался понять, в чем дело. Он просто засунул в неё руку, пошвырявшись внутри, будто в корзине с грязным бельем. И даже не внутри её тела, а гораздо глубже. Там, к чему даже не смел прикасаться. Нет, он не хотел помочь. Он хотел поставить галочку напротив своего долга, освободиться от обязательств. И даже ожог, который он получил, он заслужил в полной мере. Нет, он заслужил гораздо больше. С чего она вдруг решила, что может рассчитывать на равноценный обмен с человеком, с мужчиной, с темным? На какую поддержку и помощь ты рассчитывала? Деструктивная, бесконтрольная, энергия выплескивалось из нее до тех пор, пока валящая с ног слабость не накрыла её с головой. Эльфийка просто осела на пол, таращась в стену невидящими глазами. На какого друга могла рассчитывать дроу? Даже спасенная жизнь не стоит того, чтобы обращаться с ней, как с равной. Сидя в пыли, среди обломков, эльфийка чувствовала себя жалко, как никогда. Она просила его помочь разобраться, а не препарировать её, словно лягушку. Он мог хотя бы предупредить, объяснить… Эльфийка разжала ладонь, в которой пуще прежнего пульсировала игральная кость. Она и так обо всем догадывалась. Ему было достаточно просто поговорить с ней. Выяснить, что произошло с ней на Фаэруне. Но кому какое дело, что чувствует паскуда из Подземья? Она просила ответов, а не отвращения и ненависти. Еще давно это просто бы вызвало кривую усмешку на её лице. Вирна бы просто взяла кости и осталась бы довольна. Но не теперь, когда она узнала другое отношение к себе. Не теперь, когда позволила себе быть живой. До чего же больно было осознавать, что она сама упустила своего единственного друга. Она не успела… Если было в этой комнате нечто злобное и жестокое, то оно не имело никакого отношения к ней. Эльфийке хотелось запустить руку во внутренности Малефикуса и посмотреть, каким уравновешенным и спокойным он будет тогда. Она знала, кому принадлежала та боль, что вырвалась пламенем в ответ на грубое второжение. Теперь уж точно знала. Колдун не догадывался, что пришлось пережить его знакомой на Фаэруне. Как и не знал, как изменилась темная эльфийка и в каком состоянии сейчас находилась. Чужое пламя, что горело в ней, только усиливало шаткое состояние Вирны, балансирующей на грани. Чувствовать она научилась раньше, чем изливать душу без страха быть осмеянной, без страха показаться слабой. Он не знал. Но мог хотя бы попытаться прочесть это в её словах, в её взгляде, в жесте, с которым она передала ему кости и клочок материи. Мог догадаться насколько личной и болезненной была её проблема. Если уж темная эльфийка обратилась к кому-то за помощью, это могло значить лишь то, что она совсем отчаялась разобраться со своим дерьмом самостоятельно. Ему это было известно. Неужели он думал, что она уже не сделала все, что было в ее силах? Если бы она могла обратиться к шаману без страха, что он просто заберет себе того, кто сидит в ней, она бы уже так поступила. Слишком сильной была эта сущность, чтобы показывать её кому попало. Её просьба о помощи и взгляд, полный надежды, сами по себе были приглашением капнуть поглубже. Теперь у неё был компас, но никакого понятия, откуда начать поиски. У неё была информация, но никаких инструкций о том, как вновь сделать осколки единым целым. Она ждала, что колдун поможет ей вернуть себя и вернуть утраченное. А не расковыряет то, что и без того невыносимо болело. Она вновь была предоставлена себе самой, без малейшего понимания, куда двигаться дальше. Не такой платы она ждала за спасенную жизнь. Каждый из темных магов понял друг друга в согласии со своими убеждениями и внутренним состоянием. Колдун влез туда, куда не следовало, и не капнул там, где действительно было нужно. А Вирна поняла все именно так, как поняла. Дважды умершая, прошедшая сквозь войну, потерявшая близкого друга, медленно теряющая себя. А теперь она еще и была лишена последней надежды выбраться из этого состояния... Травму, полученную Малефикусом, будет залечить куда проще.

Так или иначе, вопрос был закрыт. Договоры выполнены, точки расставлены. Они больше не были должны друг другу.
Эльфийка бросила бесцветный взгляд на вторую кость, оставленную на лавке. Тяжело поднявшись на ноги, дроу с опаской протянула к ней руку. От «подарков» Малефикуса можно было ждать чего угодно. В тот момент, как ее ладонь коснулась кости, все её существо будто рухнуло в пропасть. Ни пространства, ни времени, только вездесущий, всеобъемлющий голос. Он наполнил её до краев, не имея ничего общего с банальным сотресением воздуха и примитивными органами речи и слуха. Эльфийка вынырнула на поверхность так же резко, как погрузилась в небытие.

-Да пошли вы к черту. Ты и твой сынок, - крикнула дроу в пустоту, закусив губу от новой волны обиды и злости. Видимо, у этой семейки было за правило несвоевременно нарушать личное пространство, а не проявлять участие там, где оно действительно было нужно. – Я лучше сдохну, чем снова обращусь к вам за помощью.
Эльфийка перешагнула за порог, с силой захлопнув дверь. В том, что осталось за ней, едва ли теперь можно было узнать зал, в котором Рилинвирр тренировала Малефикуса.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость