Кабинет декана

Несколько кабинетов, в которых располагается деканат факультета: кабинет декана и канцелярия.
Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Re: Кабинет декана

Сообщение Скеггльельд Эк » 2017 фев 04, 22:28:15

Желание причинить боль, уничтожить. Желание почувствовать запах горящей плоти. Желание впиться ногтями в обугленное тело, чтобы слоями снять верхний слой, который так легко поддастся и сойдет единым пластом. Эта темное желание сквозило в дрожащих от гнева зрачках, отключало человечность, выпуская наружу звериное. Льёльд скоблина ногтями по каменной коже, не замечая, что это не приносит никакого результата. Была потребность, была возможность - и она двигалась в этом направлении, стирая со своего лица всю милость и очаровательность, которую пыталась демонстрировать ранее. Пропали элегантность, манеры, воспитание. Она даже не заметила, что маг отпустил ее ноги, чего она и добивалась, ее цель сменилась. И когда его пальцы сжали ее запястья, она была готова начинать вырываться, царапаться, визжать, кусаться...

И в этот момент все исчезло. Девушка судорожно вдохнула сквозь сжатые зубы, чувствуя, как трясутся руки, да и все тело, а после словно обмякла. Оказавшись в кресле, Льёльд обхватила себя руками, подтягивая ноги вверх, чтобы не касались пола. Отсутствие огня охлаждало. Злость казалась чем-то далеким, устаревшим. Она уже не чувствовала себя всемогущей, способной на убийство, желающей чего-то страшного. Она была девушкой...точнее нет - девочкой, которая ощущала себя маленькой, слабой и абсолютно несчастной. Обида, которая тонкой ниточкой тянулась через, казалось бы, все общение с Баалсибаном, смоталась в клубок и застряла в горле, заставляя дышать короткими рывками. Небо неприятно тянуло. К глазам подступали слезы. Льёльд нахмурилась, насильно заставляя себя не плакать, из-за чего давящее чувство в груди только усилилось. Обида - тоже сильная эмоция, и Льёльд знала: удерживая сейчас себя от этих чувств она грозится полдня отходить с высоким, словно передавленным голосом. Так было всегда, когда она не давала себе права показывать такую свою часть души людям.

Льёльд не обращала никакого внимания на Малефикуса, который что-то там произнес, или обратился к ней - не важно. Она хмурилась и смотрела на свои коленки, мысленно ругая...разумеется темного мага. Она хотела высказать ему, что так нельзя, что он не прав, что слишком груб и несправедлив. Хотела обвинить его, что это он виноват, что сразу не представился; что его вина в ее вспышке гнева, и уж взрослый человек - мог предугадать. В ее голове быстро выстраивалась картина, в которой она - жертва ситуации. Он раздел, смотрел, прикасался. Нет, не вынуждала - взрослый, должен уметь себя контролировать. Механизмы обиды работали настолько быстро и слажено, что переубедить девушку было уже невозможно: она оправдала для себя каждый свой поступок. Привет, Фрейд, со своей теорией об анально-выталкивающем типе личности. Подняв на Баалсибана глаза, девушка непонятно мотнула головой и вновь уткнулась в коленки. Она могла бы послать, но знала: сейчас ее голос будет настолько натянут и пискляв, что она себя потом сожрет. Ведь леди так не разговаривают.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Кабинет декана

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2017 фев 05, 18:00:02

В конце-концов, финал остается один и тот же. Одна обиженная девушка и темный маг, который понятия не имеет, что с этим делать. Баал уже бывал на этой дороге. Раньше, он, пожалуй, просто бы ушел, оставив эту взбалмошную особу переваривать весь её глубокий внутренний хаос и, одним только темным богам известно что, творящееся у неё сейчас в голове. Не настолько был велик личный интерес Баала, чтобы заморачиваться. Но! И это было весьма весомое “но”, колдун теперь был деканом факультета. И Скеггльёльд была теперь его ответственностью, пусть даже и поступила в академию в прошлый вторник. О её принадлежности к оккультному факультету Баал не сомневался, поскольку действительно не так давно видел необычное имя в весьма коротких списках поступивших. Конечно, желание оставить всё как есть и уйти было весьма сильным. Сама пришла, сама начала истерику, сама себе одежду спалила, сам и разбирайся, дорогуша. И колдун несомненно уже давно бы топал куда-нибудь в направлении ритуального зала, не будь Скеггльёльд его студенткой. Темный маг представлял, на что соглашается, когда принимал статус декана факультета, и сейчас бежать от этого было бы глупо. Речь шла не о чувстве долга. Этого у Баала не было никогда. Скорее вопрос был в его собственных возможностях. Какой из него декан, если он даже с одной студенткой не может справиться? Факультет оккультизма теперь стал официально его территорией, а бросать свои дела на самотек Баал не привык. Словом, назвался груздем - полезай в кузов. Вот только темный маг понятия не имел, что делать в сложившейся ситуации.
Впрочем, что-то делать надо было. Скеггльёльд тихо раскачивалась, уткнувшись лицом в коленки, и, похоже, вышла из своего огнеопасного состояния. Хорошо. Баал вернул своей коже прежние свойства. А затем наклонился, сгребая и поднимая с пола расколотые чашки и блюдца. Скеггльёльд била их не очень искренне, и колдун несколькими движениями разложил битую керамику на столе. С краю, который огненная девица не успела расплавить. Обломки блюдец он отодвинул в сторону, сосредоточившись на чашках. Свежебитая посуда ещё сохраняла свою инфоматрицу, помнила, когда она была целой. Так что трюк был не сложным. Баал простер ладонь над обломками чашек, глубоко вздохнул и направил магию сквозь пальцы. Трансфигурационная энергия отозвалась электрическим покалыванием на кончиках пальцев, и с ладони мага начали скатываться бледно-голубые искры и растекаться по осколкам. Колдун направлял образ чашек в осколки, такими, какие они были, но не накладывал его сверху, а наоборот, распространял его как бы изнутри предметов, нанизывая обломки чашек на их собственную модель, их представление в разуме колдуна. Кусочки керамики задрожали, а затем и запрыгали по столу, пронизанные магическими разрядами. Обломки кружек устремились друг к другу, встречаясь вместе и соединяясь краями как кусочки паззла, а темный маг посылал всё новые и новые волны трансфигурационных искр. По сути, Баал сейчас исполнял что-то вроде чистого эквивалента заклинания “Репаро” - Восстанавливал разрушенный предмет по его изначальной инфоматрице. Вот только спроси у любого палочника, знает ли он, как работает банальное “репаро”, и оглохнешь от скрипа ржавых шестеренок у них в головах. А система не так уж сложна, на самом деле. Вскоре, по столу плясали уже две, почти похожие на кружки штуковины, а свободных осколков становилось всё меньше. Каждый потерянный кусочек медленно, но верно находил своё место в структуре предметов. А то, что колдун использовал собственную инфоматрицу кружек как изначальную, не давало обломкам одной кружки попасть в состав другой. Трещины зарастали под действием магии, возвращая посуде её настоящий вид. Баал послал последнюю волну энергии, от которой пальцы его руки слегка онемели, заканчивая процесс восстановления. И последние кусочки кружек вросли обратно в керамические изделия. Одна из кружек от последнего импульса закачалась на столе, но встала на место, дрожа и быстро успокаиваясь. А вот вторая едва не слетела со стола, стремясь снова стать грудой обломков, но Баал успел перехватить ей левой рукой. Встряхивая свою правую ладонь, дабы согнать последствия магии, колдун поставил кружку на стол. И обошел кресло, выискивая позади стола обломки керамического чайника.
Вот с чайником Скеггльёльд постаралась на славу. Его куски разлетелись как следует, заставив колдуна опуститься на четвереньки. Выискивая на полу кусочки чайника, Баал подбирал их по одному и складывал перед собой.
- А может ну его к черту всё? Проклятие уже истратило свою пулю, заготовленную для меня. Прогресса в исследованиях никакого, решение загадки творения не приблизилось ни на йоту. Бросить эту неблагодарную работу, этот разваливающийся на куски замок вместе со всеми его бахвальными и наглыми студентами. Пускай этот надменный демиург сам разбирается со своей системой образования, хоть чешуей своей пуст платит гоблинам. Соберу вещички да рвану… - Тут мысль прервалась, поскольку Баал понятия не имел, куда ему можно было бы рвануть. В тур по чужим мирам? Бессмысленно. Вернуться в англию и заявить свои права на главенство дома Лериадны? Тоже бестолку, к тому же, от списка шестерых его отделяла одна ступень. В итоге, колдун пришел к выводу, что в академии хоть какие-то развлечения были. - А, сжечь мосты и уйти в закат я всегда успею. Кто найдет темного мага в ещё более темной вселенной. Как там говорили? Если видишь возможность, хватай её. Вот только… Как это оказалось у меня в руке? - Вынырнув из своих рассуждений, Баал с удивлением воззрился на носик от чайника в своей руке. Погруженный в свои мысли колдун на мгновение потерял связь с реальностью, но он был готов поклясться, что несколько секунд назад этот носик лежал под шкафом, вне зоны досягаемости темного мага. Уж совершенно точно Баал запомнил бы, как полез под шкаф. Если только… Колдун задумчиво посмотрел на свою руку и положил носик чайника к другим найденным осколкам. И когда он провел рукой над осколками, те слегка задрожали. - Интересно. - Колдун хмыкнул, выискивая глазами следующий осколок. Поймав неровный обломок керамики, он протянул к нему руку. Легкая вибрация пронизала запястье колдуна, когда он повернул свою ладонь. Обломок чайника проехал по полу несколько сантиметров. Это было непривычное ощущение. Чувствовать новую магию и пытаться контролировать её. Всё равно, что учиться ходить заново. Процесс, очень сложный для описания, просто переставляешь ноги и всё. Но на уровне собственных ощущений всё было гораздо сложнее. Пробуждающаяся телекинетическая энергия была не похожа ни на что, привычное Баалу. Она даже не была похожа на энергию, в общем-то. Она не имела ничего общего ни с равномерным током магии земли, что струилась сквозь камень и почву, ни с эманациями тьмы, витающими повсюду. В отличии от трансфигурационной магии, что быстро рассеивалась в окружающей среде, эта сфера воплощения магии была статична и спокойно существовала вне тела колдуна. И в то время, когда магия разума была эфемерна и неуловима, телекинез ощущался излишне реальным. Будто воля темного мага начинала взбрыкивать, выбираться из его тела и влиять напрямую на окружающий физический мир. И всё это было очень любопытно. Темный маг усмехнулся, водя в воздухе пальцами, будто пытаясь поймать что-то ускользающее. Потерев кончики пальцев, он снова раскрыл ладонь. Впившись в керамический кусочек взглядом, Баал представлял воронку. Невидимый вихрь, что он держал в руках, который стягивался и стягивал всё вокруг вместе с собой. А затем маг принялся наполнять это вихрь, нет не магией. Мыслью. Волей. Усиливая образ так, что он казался почти материальным. Воображая нечто невидимое, но более сильное чем что-либо, обладающее качеством цвета и формы. Кусок чайника сдвинулся ещё на несколько сантиметров, теперь уже по направлению к руке колдуна, влекомый невидимым потоком. - Очень хорошо. - Между бровями темного мага пролегла морщинка концентрации. Он нащупал нужное направление, теперь главным было не отпустить. Теперь темный маг превращал вихрь в нить, скручивая и сворачивая его до бесконечно тонкого состояния. Вихрь уменьшался и выпрямлялся, пока незримая ниточка из геометрического центра керамического осколка не пролегла к середине ладони колдуна. Всю разрозненную воронку Баал собрал и уплотнил до одной телекинетической струны, что входила в его ладонь, проникала насквозь и сливалась его разумом и нервной системой. Темный маг немного отвел свою руку назад, но расстояния между ней и осколком не изменилось. Обломок чайника последовал за рукой колдуна, на что тот усмехнулся уголком рта. В левом виске мага вдруг появился небольшой зуд. Баал продолжил эксперимент, на этот раз немного втянув невидимую нить в свою руку. И это тоже сработало, осколок приблизился ещё на несколько сантиметров. - А теперь последнее. - Игнорируя легкое покалывание в виске, темный маг развернул свою руку, расположив её над осколком, и снова медленно потянул телекинетическую струну в себя. Обломок чайника дрогнул и оторвался от поверхности пола. Неторопливо он поднимался в воздухе, стремясь к ладони Баала, сантиметр за сантиметром. В самый последний момент, когда осколок достиг руки мага, он задел ладонь острым краем. Это не вызвало боли, но запустило дугу рефлексов, которая сбила концентрацию Баала. Рука мага дернулась и телекинетическая нить растаяла, но маг успел сжать пальцы и поймать начавший падать осколок. Колдун ещё раз усмехнулся, и потер левый висок, в котором уже начало колоть ощутимо. Не самые приятные ощущения, но ради такого можно и потерпеть. Однако, все эксперименты потом.
Темный маг собрал оставшиеся кусочки чайника и поднялся с пола. Восстановил чайник он тем же трюком, которым починил чашки, но теперь даже не стал раскладывать осколки. Просто держа горсти битой керамики наполнил их очередной порцией голубоватой трансфигурационной магии. И спустя несколько секунд поставил на стол снова целый белый чайничек. Колдун развернулся, и, сделав пару шагов, подобрал с пола два предмета. Тот самый украденный, то есть безвременно-повзаимствованный мешочек с чаем и магический кипятильник. Последний Баал взял аккуратно, за ручку. Без каменной кожи прикасаться к нему не хотелось, магический чайник не только нагревал, но и сохранял жидкость горячей. Ссыпав чай в заварник и залив его горячей водой. Крышечку колдун так и не нашел, поэтому закрыл чайник поставив на него сверху другой чайник.
Оставалась ещё одна проблема. Скеггльёльд весьма эффективно избавилась от всей своей одежды, а предыдущий декан не хранил в кабинете запасные мантии. Не отправлять же голую девицу сквозь снегопад в жилое крыло. Но, раз уж пошла такая пьянка… Баал вздохнул и подошел к окну. Взявшись за черную штору, он, не мудрствуя лукаво, просто сдернул её с колец. Не персидская парча, но с этим можно было работать. К слову, материал на удивление оказался мягким и гораздо легче, чем ожидалось от шторы. Видимо, Гарвин в своё время не отказывал себе в роскоши. - Пять баллов, Гаврюша. Вот вам и ответ, куда делся бюджет факультета. - Колдун покачал головой, складывая штору пополам и оглядываясь на притихшую Скеггльёльд. Когда буквально полжизни угроблено на вычерчивание магических фигур всех мастей и калибров, хорошо развитый глазомер это не привилегия. Это данность.
И Баал начал творить. Взмахнув сложенной вдвое шторой, он привычно направил магию сквозь руки. Первая волна паутиной искр окутала материал, растекаясь по нему и впитываясь внутрь. Для начала колдун лишь напитал материал энергией, сделав его более восприимчивым к магии, чтобы с ним было легче работать. Новый взмах, и вторая вспышка магии сделала материал упругим, превратив штору в гибкий лист. Сложив два пальца, Баал принялся резкими движениями вычерчивать на этом листе прямые линии, обрисовав человеческую фигуру. Движения оставались на материале затухающими голубыми линиями, соединяя два слоя, но пока ещё не склеивая их. Колдун творил, и вдохновение его начало захватывать. Темный маг собирал материал складками и снова подчерчивал линию границы, а затем выпрямлял и подгибал этот материал, создавая объем. Колдун не был профессиональным модельером, но мог себе представить, структуру одежды. Здесь посвободнее, здесь покороче. Вскоре, “кукла” заготовка была готова. И, прочертив окончательно границы ткани, Баал соединил “швы”, на самом деле заставив волокна материи сплестись. А затем резкими ударами ладони по провисшим областям лишнего материала и новыми голубыми импульсами от срезал всё ненужное. Лишняя ткань опала на пол распадающимися лоскутами и затухающими голубыми искрами. Дальше шла филигранная работа. Баал принялся подгонять заготовку под конкретные размеры Скё, поджимая швы между слоями и срезая их пальцами и трансфигурацией как горячими ножницами. Колдун сузил рукава в их верхней части и немного уменьшил их длину. Добавил чуть свободы в плечах, старательно подогнал размер в талии… Баал выделял, срезал и отбрасывал ленты лишнего материала, проявляя неожиданное даже для него самого старание. Процесс творения захватывал колдуна настолько, что он едва не забывал цель этого действа, хотя изначально он планировал сделать простую мантию. Нахмурившись, темный маг расплел и заново собрал соединение ткани в районе подмышек, чтобы рукава могли двигаться свободно. Его руки порхали и искрились в акте чистого творения. Закончив немного расширяющиеся книзу рукава, Баал подвернул материал по краям сделав небольшую стилизованную оборку. И принялся за часть торса. Подправил спину под осанку Скеггльёльд, выгладил швы изнутри, обозначил воротник, даже нарисовал и обвел декольте, по форме схожее со сгоревшей блузкой девушки, хотя и менее глубокое, не граничащее с рамками приличия. Нижнюю часть своего творения Баал заузил, но зато добавил разрезы по бокам, до середины бедра. Раз уж девушка так любит красоваться своими ногами, что было очевидно, то почему бы и нет? Тут колдуна наконец пробрали первые ощущения магического истощения. Он так увлекся трансфигурацией, что в глазах уже двоилось. Поэтому Баал закончил с подолом, выгладив ткань, и собрал складки на спине в легкий, стильный капюшон, который на удивление очень органично вплелся в композицию. На этом колдун завершил своё творение, оглядел со всех сторон, вертя всё ещё сохраняющее форму платье, а затем вернул ткани её естественное свойство мягкости. Ткань обмякла в его руках и темный маг встряхнул его несколько раз, стряхивая последние голубые трансфигурационные искры. Получилось что-то среднее между платьем и мантией, но довольно симпатичное. И достаточно хорошо подогнанное под размеры Скеггльёльд.
Темный маг вздохнул, покачал головой и вернулся к деканскому столу. Он сам не ожидал, что столько усилий потратит ради одной хамоватой студентки, но тут скорее сработала привычка колдуна всё делать качественно. А кое-что ещё и с небывалой одержимостью. Мантию он аккуратно сложил пополам и повесил на спинку кресла. Слишком он увлекся процессом. Но зато чаек как раз заварился. За окном уже вечерело, кабинет погружался в мрак. Темный маг усмехнулся, снимая чайник с чайника и наливая себе горячего чая. В голове у колдуна промелькнула мысль, что он, вероятно, весьма эффектно выглядел, колдуя в вихре голубых искр в полумраке кабинета. С легкой полуулыбкой Баал поднес кружку ко рту, сделал глоток и…
- Ромашка. Это чертова ромашка. Хренов Локи. - Баал угрюмо сделал ещё один глоток, убеждаясь в том, что таинственный и элитарный чаек оказался пусть и хорошим, но всё равно ромашковым чаем.
Последний раз редактировалось Баалсибан Малефикус 2017 фев 06, 16:53:27, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Re: Кабинет декана

Сообщение Скеггльельд Эк » 2017 фев 06, 01:07:27

Хотелось надуть губки и сделать несчастный вид, чтобы пожалели. Но такое поведение было лишь играющим, нужным в определенные моменты, и совершенно неискренним. Ее же сейчас не тянуло на притворство и выдерживание правильных манер. Да, лицо нужно держать всегда, но Льёльд умела признавать неэффективность своих действий. Не саму себя, а лишь способов получения желаемого. Без умения отпустить и начать заново, но по иному, она бы никогда и ничего не смогла добиться. В данный момент она понимала, что начни она опять кривляться и играться - Баалсибан бы вытолкнул ее из кабинета пинком под зад. Потому что уже иммунитет. Льёльд прекрасно это понимала, посему не устраивала очередной скандал, сопела в коленки и хмурилась. Иногда она пальчиком потирала мыски туфель, смахивая пылинки и волосинки, оставляя обувь идеально чистой. Правда, ненадолго.

Девушка проводила Малефикуса взглядом, смотря, как он что-то делает на полу. Решил извиниться и встать на колени? Так по правилам это делается совершенно иначе, и нужно желательно касаться пола лбом...А. Всего лишь поднял осколки. Она, совершенно забывшая о собственноручных разбитых чашках, сейчас с легким недоумением смотрела на побитую посуду. Надо же, да в этом месте совершенно никто не убирается, неизвестно, сколько лет эти осколки валялись на полу! А ведь она могла и пораниться, заразиться какой-нибудь гадостью...Девушка брезгливо передернула плечиками, отмечая, что мужчина трогал все голыми руками, а значит мог и заразиться. Где-то в голове вспыхнуло смутное, очень туманное воспоминание о том, как она что-то сталкивала на пол. Еще раз внимательно посмотрев на руки Баалсибана (с тихим хмыком вновь отметить, что они и правда весьма притягательные по своей...накаченности), девушка убедилась, что весь этот опасный и заразный мусор ей и верно что знаком. Впрочем, разбила и разбила, устраивать сейчас по этому поводу выяснение отношений, скандалы, тыканье носом как проказливого котенка было бесполезно: не наругали сразу - значит не виновата.

Льёльд уже было отвернулась, чтобы вновь продолжить залипать на свои коленки, как перед ней начало происходить кое-что интересное. Родная магия угадывается в момент. И если фокус с шортами был проведен в тот момент, когда ее внимание было сконцентрировано на совершенно ином, то сейчас девушка прищуренными глазами цепко следила за каждый движением мага. Ее глаза быстро бегали от кусочков чашек к руке Баалсибана, словно она не могла поверить, что данное волшебство можно творить не прикасаясь к вещам. Она понимала, что для мастерства нет предела, и при старательных тренировках можно овладеть чем угодно с какой угодно возможностью применения. Но понимать одно. Видеть воочию - другое. Обида не просто сменилась интересом. Ее словно выключили и включили другие эмоции. Девушка отмечала, как выборочно осколки "подходят" к чашкам. Не всегда к ближней, словно знали свое место. Ей бы для этого трюка пришлось достаточно постараться, и что-то подсказывало, что не получилось бы. Скорее раздробить в мелкую труху и собрать заново, с другой формой, в другом виде. Да, она бы поступила именно так.

Когда Баалсибан отошел от стола, зайдя куда-то за спину Льёльд, девушка быстро дернулась, цепко схватив ближайшую из кружек. Поднесла ее к глазам, с подозрением осматривая, практически касаясь ее кончиком носа. Заглянула внутрь, отмечая отсутствие сеточки трещин. Осмотрела ручку, даже подергала пару раз, проверяя прочность. Девушка оглянулась через плечо, кинув заинтересованный взгляд на Малефикуса, отметила, что он на нее не смотрит. Поскоблила ноготком поверхность кружки и слегка прикусила за край. Обычная, совершенно целая кружка. Это не должно было ее удивить, но она слишком сильно сомневалась в искренности и возможностях мага. Вдруг это все иллюзия, и на самом деле она все это себе вообразила. Ей говорили, что сильные ментальные маги способны на такое, хотя она не знала, обладает ли маг данной способностью или нет. И наверное, если бы он мог внушить ей то, что кружки собрались без его прямого прикосновения, он бы позаботился и об создании ощущения их реальности для нее. Но посуда казалась уж больно натуральной, и Льёльд, не сталкивающаяся раньше с применением против себя ментальной магии (как она думала), уверилась в том, что Баалсибан и правда владеет трансфигурацией, и получше, чем она. Это не раздражало. Интриговало. Потому что ее педагоги не помогали ей с практикой - никто не обладал из них трансфигурацией. А значит, она могла очень много упустить. И кое-кто мог помочь наверстать упущенное.

На колдовство с чайником Льёльд смотрела без особого интереса. Так и она могла, держать и выстраивать. Хотя ее привлекала скорость, с которой это делал декан (...а кто он на самом деле?), и то задумчивое лицо. Она уже уяснила для себя, что у этого субъекта проблемы с мимикой и выражением чувств, но чтобы и в такие моменты контролировать себя? Или дело в том, что все это не отбирало у него столько сил? Льёльд, не выпуская из рук кружку, проследила взглядом за Малефикусом. Его, казалось, вообще ничего не заботило. Ни она, ни испорченная футболка, ни испоганенный стол, ни использованная энергия. Откуда у него такой потенциал? Отсутствие волос, способствующее быстро регенерации? Прямая связь со Вселенной? Девушка то хмурилась, то вскидывала брови. В общем, занималась активным мыслительным процессом.

Началась вновь морока с чайниками (Льёльд они уже конкретно надоели. Она уже готова была вечно пить из кубков, лишь бы не видеть эти чертовы чайники и кружки), как Баалсибан подошел к окну. Мысль о том, что он хочет выброситься - отпадала. Конечно, она не была феей, и часто слышала, что самые спокойные на первый взгляд чаще совершают самоубийство. Но, все-таки, не могла она его настолько довести...Ну не так сразу же. Снял штору. Собрался совершить убийство, а жертву укрыть? Фу, как в дешевом кино! Но все оказалось куда как более восхитительным.
Девушка как зачарованная наблюдала, как из обычной шторы на свет рождается что-то похожее на человеческий наряд. Она быстро сообразила, для кого сие чудо, посему была заинтересована в процессе намного больше, чем если бы просто наблюдала применение способности. Она держала рот на замке, но иногда в мыслях проскальзывало что-то вроде "нет же, короче!" или "глубже, я же не старуха!", и каждый раз, когда хотела высказаться вслух, отвлекалась на новое. При этом Льёльд смотрела не только как модница и девушка, имеющая хороший вкус. Она пыталась отследить, как и в какой последовательности происходит магия. Баалсибан, если она поняла правильно, работал с бывшей уже шторой как с огромным куском пластилина. Это отличалось от ее привычки работать с каждой деталью отдельно. Она бы создавала рукава, забывала про них, принималась за юбку, и так по кусочкам. В конце бы соединили все, и, не смотря на затраченное время, была бы довольна результатом. Льёльд смотрела на опавшие куски ткани, которые переставали искрить, считая, что из них можно было сотворить приличный пояс. Льёльд бросила быстрый взгляд на лицо Баалсибана, скорее даже случайно, но замерла. Она ведь практически представила хоть малейшее напряжение, сдвинутые брови или, хотя бы, все ту же задумчивость. Вот только увидеть на лице мага воодушевление - не ожидала. Сложно сказать, что удивило ее больше: способность колдуна выражать хоть какие-то эмоции кроме кирпичной кладки, или все то же отсутствие усталости. Кружку она все так же прижимала к груди, пусть и немного крепче сжимала ее в цепких пальчиках.

Когда бывшая занавеска повисла на спинке стула, Льёльд с той же скоростью, с какой сцапала со стола кружку, схватила платье. Кружку она зажала между коленками, предварительно спустив ноги на пол. Платье вытянула перед собой, критично осматривая со всех сторон. Ее личный дизайнер бы поседел от ужаса, если бы увидел данную вещь предложенной Льёльд как наряд. Слишком...строго. Определенно к такому платью не подходят ее туфли. И не хватает украшений. Если бы на нем был узор - тоже выглядело бы приличнее. И совершенно ужасный материал, хотя оно и понятно - штора же. Хотя в целом ее внутренняя леди была удовлетворена. Поцокав язычком, Льёльд решила, что без пары элементов она будет похожа на занудную преподшу. Этого она допустить не могла. Ухватившись за юбку с одной стороны, девушка, пропуская энергию сквозь пальцы, стала осторожно увеличивать разрез. Середина бедра - это открыто. Но длина юбки, закрытые рукава, неглубокий вырез на груди - все это друг друга уравновешивало по версии Льёльд. Под действием магии ткань расходилась, а следом девушка пальчиками проходилась по краям, устраняя лишние ворсинки, делая их "правильными". В итоге, остановившись на сантиметров семь ниже талии, она удовлетворенно кивнула, и перешла к другой стороне. Таким образом, когда платье будет на ней, любой проходящий сможет заметить отсутствие нижнего белья. Ей нравилось изменять готовый продукт, делая из него нечто новое. Но никогда ранее она не делала себе одежду, не изменяла ее. Не было потребности, да и статус первоначальной вещи казался ей важнее. Ничего и не изменилось. Но данное платье было произведением искусства не великого модельера, а просто наглого колдуна, следовательно, можно было и подправить явные недостатки. Когда и со второй стороной было покончено, девушка вновь вытянула платье перед собой, на этот раз довольно улыбнувшись.

- Ты так и не представился, - поставив кружку на стол, девушка поднялась, ничуть не стесняясь своего тела, и стала надевать платье.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Кабинет декана

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2017 фев 06, 18:20:03

Если бы Скеггльёльд сейчас сказала колдуну “Спасибо”, Баал, вероятнее всего, поперхнулся бы ромашковым чаем упал на пол и умер бы бесславной смертью. А затем долго бродил бы по учебному крылу призраком, не в силах понять, что же всё-таки произошло. Но, к счастью, девица не спешила разорвать шаблон и привести темного мага к быстрой и мучительной смерти. В общем-то, Баал был готов почти к любой реакции Скеггльёльд. Что она будет кричать и топать ногами, выбросит платье в окно, сожжет его, заявит, что ни за какие деньги не наденет эту тряпку… Но вместо этого девушка придирчиво осмотрела творение колдуна и принялась подгонять его под себя. Баалсибан отметил, что кое-какие навыки у студентки всё-таки имеются. Это была не грубая и топорная работа, какой она вспорола себе шорты вместе с нижним бельем. Скеггльёльд неожиданно действовала точно и аккуратно. Баалу было всё равно, что девушка сделает с платьем. Наденет, выбросит, сожжет. Сам акт творения имел для него куда больший интерес, чем готовый продукт. Платье предназначалось для Скё, Скё его получила. На этом всё. Примерно так выглядела концепция подарков и даров в понимании Малефикуса. Если даришь, то это уже не твоё. А какое тебе дело до того, что ты собственноручно отдал?
И не смотря на надменный и слегка недовольный вид, в любопытствующей Скеггльёльд было что-то лисье.То ли искорки в глазах сочетались с любопытным аккуратным носиком, то ли лукавая улыбка со светлой гривой давали такой эффект. И это шло девушки в разы больше, чем образ надменной избалованной стервы, которым она снова поспешила прикрыться. Но Баал заметил. Когда студентка начала переодеваться, Баал не отвернулся. Даже наоборот, он со спокойствием искушенного эстета любовался тем, как гибкое и красивое девичье тело обличается в материю. Скеггльёльд даже мантию надевала с какой-то кошачьей грацией, будто бы специально делая это медленнее, чем можно было. Ни на секунду не теряя горделивой осанки, но при этом всё равно умудряясь изгибаться и демонстрировать, как материя постепенно облегает её руки, спину, талию. Причем, демонстрация явно была направлена не на Баала. Скорее, Скеггльёльд нравилось думать и представлять, как это смотрится со стороны. Что полностью имело смысл. Платье шло девушке, глазомер колдуна сделал своё дело безупречно. Баал даже отметил, что ноги девушки, демонстрируемые в разрезах платья выглядели даже интереснее, чем в одном только нижнем белье. Девица знала как себя подать, с этим не поспоришь. И тем более, девушка заработала себе маленький плюсик в оценке колдуна, не подняв очередную истерику а отреагировав почти как адекватный человек. Закати она истерику опять, мигом оказалась бы в коридорах учебного крыла в вышеупомянутом виде. Один раз ещё мог быть случайностью. Два - это уже форма. Закономерность. Так что да, колдун решил пока не выпинывать девушку из своего кабинета.
На вопрос Скеггльёльд Баал лишь сделал большой глоток чай и пожал плечами. Конечно, колдун мог бы продолжить ломать комедию. Даже в какой-то момент хотел. Внушить девушке, что он всего лишь помощник декана, попробовать наложить какой-нибудь иллюзорный образ, немного подыграть собственной легенде. А потом, может быть, попробовать убедить студентку, что это она на самом деле декан факультета… Но к чему бы это привело? К очередной истерике, новой разбитой посуде и новой сожженной одежде? Замкнутый цикл, получается. И бессмысленный. Поэтому колдун всё-таки ответил на вопрос.
- Баалсибан Малефикус. Приглядываю тут за всем. - Сказал Баал проглотив чай. Возможно Скеггльёльд действительно была чуточку умнее, чем казалась на первый взгляд. Но это ещё нужно было тщательно проверить. Баал не торопился хоронить девушку как студентку и личность, но и далеко эту мысль не откладывал.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Re: Кабинет декана

Сообщение Скеггльельд Эк » 2017 фев 07, 23:37:24

Непривычный материал создавал странное ощущение на коже. Девушка критично осмотрела себя, протягивая руки вперед и разглаживая ткань на животе и груди. Сидело прямо по фигурке, вот этому можно было поучиться и ее дизайнеру, который делал великолепную одежду, но часто весьма неудобную для носки. Тут же все сидела прекрасно, что не отменяло факта грубости материи. Льёльд вела плечами, поворачивалась из стороны в сторону, сгибала руки. Разве что не приседала. Будь перед ней зеркало, она бы сейчас точно на час минимум задержалась перед ним, оценивая каждую деталь. Но сейчас пришлось признать, что долгого самолюбования не предвидится, выбирать не из чего, внешний вид устраивает. Плюсы перевесили минусы, и девушка вновь присела в кресло, закидывая ногу на ногу.

Услышав ответ, Льёльд спокойно кивнула. Закравшиеся сомнения рассыпались прахом, не оставив после себя и малейшего следа. Девушка была внушаема на ощущения и эмоции, но уж если умудрялась вбить себе что-то в голову - сложно было ее переубедить. Ее уникальная защита "игнорирования", направленная на других людей, а так же собственное скачущее по разным темам сознание, позволяло ей вцепляться клещами в одну идею, а после убредать от этих мыслей на такое расстояние, что изменение не успевало туда проникать. В любом случае, сейчас она могла спокойно погладить себя по головке, выдать что-то вроде "я так и думала!", победно...А вот с этим притормозим. Узнать, кто есть на самом деле этот мужчина - одна из целей, но не главная. Не та, ради которой она вообще заявилась в этот кабинет в столь позднем часу. Сама при этом она вновь начинать эту тему не собиралась: что-то подсказывало, что таким образом желаемого результата она не добьется. Не нужно было возвращаться к начальной точке, нужно было продолжить с момента, где она логично приостановилась. Только на этот раз используя другие методы убеждения.

- Как чай? - вежливо поинтересовалась Льёльд. Можно было подумать, что она его только что отравила. Мигом вспомнила что-то про дрянную ромашку, слегка поморщила носик: травяные настойки она не ценила. А вот элитные чаи, крепкий кофе, дорогой алкоголь - это она понимала. А так же умела заваривать нечто совершенно великолепное: иногда и сама удивлялась, зачем ей эти бесполезные таланты, когда есть специально-обученные люди, чтобы работать на нее. Но оказывается, всегда и всему можно найти применение. - Наверное, "пылающий" лимонный чай и в сравнение не идет с этим великолепием.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Кабинет декана

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2017 фев 08, 21:17:24

Баал наблюдал как девушка испытывает платье улыбаясь про себя. Захотелось даже попробовать дать ей зеркало, чтобы посмотреть насколько тогда её займет этот процесс. Час? Два? Неделю? Что-то подсказывало, что она просто не может пройти мимо зеркала и не взглянуть в него. Даже если страшно спешит, всё равно кинет взгляд, повернет голову в лучшую позицию, поправит волосы и побежит дальше. Если и не поддержать своё “великолепие”, то хотя бы лишний раз убедиться в нем. Но к сожалению, или к счастью, что было более вероятно, у Баала не было под рукой ростового зеркала. А вот за что Баал испытал свой собственный легкий прилив гордости, так это то, что платье не только идеально сидело на Скеггльёльд, но и явно совсем не стесняло её движений. В одежде колдун предпочитал практичность эффектности и красоте. Хоть и не всегда, но в большинстве случаев. А иногда получалось и совмещать. Берцы это не только удобно, но и весьма стильно.
Когда девушка заговорила, колдуна пробрали холодные мурашки. Словно что-то жуткое на секунду высунулось, оценило ситуацию и спряталось обратно. Словно ветер прошелся по кабинету, хотя все окна были закрыты намертво. Что-то было совершенно ненормальное в вежливом тоне, исходящем от Скеггльёльд. Будто где-то далеко во вселенной тысячи душ закричали в ужасной агонии и замолкли навсегда. Будто Локи О’Лауфейяр бросил пить. Будто душа ангела умерла. Будто Лола Саленссон подалась в монашки. Даже на поляне в ночь зова Баал не испытывал ничего подобного. Наглая, истерящая и прожигающая мебель Скеггльёльд не пугала его так, как Скеггльёльд вежливая и приветливая. Нет, совсем не это имел в виду Колдун, когда просил её попросить вежливо отпустить её ноги. Совсем не это. Но Баал решил подыграть студентке. Хотя бы немного. Пока панический зуд в основании позвоночника не стал невыносимым.
- Чай как чай. - Равнодушно пожал плечами колдун. В конце-концов, они были не на китайской чайной церемонии. - Крепкий середнячок, если в общем, и полное разочарование, если сравнивать с моими ожиданиями. - Последнее Баал сказал глядя в упор на Скеггльёльд. - И я никогда не слышал о пылающем лимонном чае. - Если такая особа как Скеггльёльд вдруг становится доброй и приветливой, это значит что она очень сильно хочет свой приз. Темный маг мог прикинуть каких душевных усилий требуется ей, чтобы говорить вот так с "мерзким старикашкой", которым колдун был в её восприятии. А впрочем, может быть и совсем не много. Быть может Скеггльёльд и правда имела способности к социальной мимикрии, просто очень не хотела их использовать? Кто знает, кто знает... Конечно Баал помнил об изначальной просьбе Скеггльёльд, озвученной в первые же минуты их знакомства. Но ему было любопытно, насколько девица способна выйти за рамки своей стандартной модели поведения, ради этой цели. В любом случае, облегчать девушке задачу он не собирался. Уж если позарилась на кусок побольше, будь добра, докажи, что сможешь проглотить, дорогуша. Или хотя добраться до него сама.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Re: Кабинет декана

Сообщение Скеггльельд Эк » 2017 фев 11, 16:40:08

Девушка благосклонно растягивала губки в легкой улыбке, покачивая ножкой. Периодически она бросала взгляд на свое новое платье, то разглаживая ладонью складки, то поправляя ткань. Ощущения все еще были непривычные: она чувствовала этот наряд, в то время как обычно носила вещи, которые сидели на ней как вторая кожа. Но эти ощущения шли фоном, в основном она, конечно, устремляла свое внимание на Малефикуса. Ее танковая система приостановила свой ход, военные высадились и поползли в обход. И пока они перебирались через кочки и болота, она позволила себе задуматься о чувствах самого мага. Не из сочувствия или какого-то несуществующего "понимания". Сейчас она искала пути возможного действия, и раз напрямую действовать не получалось (это, на самом деле, било по самомнению весомо. Льёльд была неприятно удивлена тем, что есть такие же упрямые люди, как она.), стоило поискать иные пути. Во-первых, предположить, как это все выглядит для мага. Во-вторых, как сделать так, чтобы он сам захотел, чтобы она жила с ним.

Льёльд еще раз кивнула, подтверждая, что догадалась, насколько дерьмовый чай, и что некто не пробовал один из ее любимых напитков. Не все в мире были счастливы родиться такой, как она: красивой, удачливой, богатой. И этих людей можно было просто пожалеть, чего она, конечно же, делать не собиралась.
- Что ты хочешь за комнату? - вдруг прямо спросила Льёльд, в очередной раз посмотрев на свои ноготки, цокнув язычком, и обратив наконец взор на Баалсибана. Честно говоря, она даже не рассматривала другие варианты ведения диалога в данный момент. Мысль о том, что надо узнать, что нужно Малефикусу, оказалась привлекательной, и девушка, не привыкшая размениваться по мелочам, задала интересующий вопрос прямо в лоб. Она, впрочем, не готова была выполнять прямо все, что может пожелать маг: у нее тоже есть определенного рода стопорные моменты, через которые она не собиралась переходить. Но при этом, в ее голове прочно сидела мысль, что ничего сложного он не запросит. Для человека, который привык решать большинство проблем деньгами и истерикой, казалось невозможным, что кто-то может просить нечто, выходящее за ее возможности. А значит - она справится.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Кабинет декана

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2017 фев 12, 09:14:08

Ну вот, совсем не интересно. Прямо к делу. Что ж, это было лучше, чем полночи ходить вокруг да около. Казалось бы, чего проще, послать эту нахальную студентку в… Жилое крыло, в приписанную ей комнату, в наиболее политкорректных выражениях, и дело с концом. Но Скеггльёльд наверняка имеет очень натянутые отношение со словом “нет”. Откажи Баал ей напрямую и сразу, она, скорее всего, упрется рогами и будет стоять на своём с упорством барана. Даже если ей уже будет плевать на комнату, девица не остановится, пока не выбьет из колдуна свои требования. Просто потому, что она слишком привыкла, что всё происходит так, как хочет она. Будь то распределение комнат или направление размешивания сахара в чае. Чувство собственной важности не даст ей оставить Баала в покое, а терпеть надоедливую студентку целый семестр, поскольку колдун очень сомневался, что она продержится больше, было накладно. Даже для терпеливого темного мага. Но ситуацию всегда можно вывернуть в свою сторону. Честно говоря, Баалу даже не было жалко комнаты. Он всё равно бывал там раз в неделю, а нижний этаж даже не был достроен. Просто если бы он пошел на поводу у обнаглевшей девицы, та наверняка приняла бы это как безоговорочную капитуляцию и тут же записала бы Баала в свои личные рабы. Попробуй тогда от неё избавиться. Нет, тут нужно было поставить такие условия, выслушав которые Скеггльёльд бы раздраженно фыркнула, надменно вздернула свой носик и вышла из кабинета декана, гордо вихляя своей симпатичной задницей. А чего такого ещё вредная надменная девица никогда бы не сделала ни за какие сокровища? Можно было бы, конечно, спросить у неё что-нибудь в духе старых русских сказок. Пойди туда, не знаю куда, принеси мне то, что сделает О’Лауфейяра трезвым навсегда… Но это было бы очевидное издевательство. Нужно было что-то реальное, простое и выполнимое. Что-то, чему Скеггльёльд предпочла бы отгрызть себе ногу.
- Попроси вежливо. Но только так, чтобы я поверил. А ещё посещение учебных занятий. В особенности моих. - Допив чай, Баал поставил кружку обратно на стол и спокойно озвучил свои требования. Всё было предельно просто. Не первый договор, заключаемый колдуном со студентом, предметом которого становилась учеба. В прошлый раз студент даже не попытался его выполнить, и колдун взял оговоренный штраф и с него и с его брата. Договор есть договор. И если колдун придерживается своей части сделки, второй стороны тоже лучше держаться своей. - Пока жилое крыло не отстроят. Если не справишься, переселю тебя в самый дальний, темный и мерзкий чулан в подземельях. - Темный маг добавил красок, но не стал расписывать всё в деталях, оставив это воображению Скеггльёльд. И сложил руки на груди, испытывающе глядя на девушку.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Re: Кабинет декана

Сообщение Скеггльельд Эк » 2017 фев 12, 13:32:03

Огонь - опасная стихия. Вот кажется, что он практически погас, но малейшее дуновение ветра перекидывает маленький уголек на поле сухой травы и все. Конец всему живому. Льёльд, которая успела за столь короткое время разгореться, спалить небольшую полянку и вновь потухнуть, сейчас, казалось бы, вновь собирается стрелять искрами. Правда, сейчас раздражение было скорее кипящее, внутренне согревающее, но совершенно не претендующее на выход в свет. Девушка качала ножкой, недовольно потирая суставы пальцев, как делала всегда, когда перед ней появлялась сложная проблема, которую решить простым способом явно не было возможности. Вежливость...Разумеется, Льёльд умела быть вежливой, строить милое добродушное личико и вести себя максимально любезно. И просить она тоже умела, на этом умении у нее вся жизнь и выстраивалась. Более того, она умела быть убедительной, профессионально юлить и располагать к себе, когда ей то требовалось. Вот только совмещать эти три умения ей было не просто сложно - невозможно. Можно было заметить, как губки задумчиво принялись перебирать слова, а глазки посмотрели влево и вверх - будто вспоминая что-то. В белокурой головке билось одно мнение: вежливые просьбы равны мольбам. А до этого она опускаться не собиралась.

Пока она обдумывала просьбу, декан не поленился придумать еще пару условий. Что же, ходить на лекции ей не сложно, в любом случае именно для этого она и поступила в Академию. Хотя, конечно, пункт "обязательно" включал в ней бунтарку, которая из принципа готова была вылететь после первого же семестра из-за непосещения занятий. А вот к тому, что он ее переселит, она и вовсе отнеслась наплевательски: не посмеет. Во всяком случае, куда-то, кроме комнаты, которая ей полагалась. Или девушке придется идти куда-то выше, а уж она, будьте уверены, пойдет. Поэтому, на данный момент, проблема заключалась только в одной детали. Но какая же это была огромная деталь...

- Я хочу жить в комнате декана. Пожалуйста, - подумав секунду, добавила Льёльд. Она искренне не представляла, как можно просить о чем-то вежливее, и даже если бы повторила под диктовку, вряд ли испытала бы более честные чувства. Она и так добавила это странное малопривлекательное для нее слово,которым в обычной жизни не пользовалась в принципе. В прочем, по ее моментально возникшей улыбке, можно было с уверенностью сказать, что ей самой смешно. Это как заставлять слона прыгать. Попытаться он попытается, но результата вы вряд ли добьетесь.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Кабинет декана

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2017 фев 12, 23:08:03

Кабинет окончательно погрузился в кромешный мрак. Баал не утруждал себя источниками света за ненадобностью, а уж комфорт посетителей кабинета его волновал в последнюю очередь. А вот Скеггльёльд, судя по всему, тоже не испытывала проблем с темнотой в кабинете. Или просто не подавала виду. Вполне было в духе этой избалованной девочки, ждать, пока плебеи не зажгут огни, чтобы лучше видеть её неотразимую. Впрочем, это всё не важно.
Похоже, темный маг поставил слишком высокую планку.Это была худшая актерская игра в истории академии, а ведь бездарностей через эти стены прошло не мало. Как и талантов, но Скеггльёльд кардинально изменила акценты в этих пропорциях, установив просто новый минимальный уровень, где-то очень-очень глубоко под предыдущими. В сказанные слова девушка сама даже близко не верила.Собственно, даже не пыталась. На лице колдуна отразилось легкое ожидаемое разочарование. Не очень-то ты и хочешь там жить, девочка, судя по всему. Колдун вздохнул и пожал плечами.
- Чтож, как хочешь. Удачно обустроиться.в комнате с клопами и псориазом. Дверь вон… - Баал равнодушным тоном уже почти отправил Скеггльёльд в места, в которых она не так уж сильно и не хотела селиться, как его прервал негромкий хлопок. Рядом с колдуном появился домовик в стандартной для их народа грязноватой тоге из скатерти. Поморгав в темноте, домовик запустил в воздух шарик света со своей руки , мигом разогнавший мрак в кабинете.
- А, Даггерон. - Узнал пришельца Баал, щурясь от света. - Ваш брат ещё здесь? Я думал вы все ещё… Что это? - Колдун взял протянутую ему домовиком толстую стопку пергаментной бумаги. И опять, тут же узнал документ. В конце-концов, уже не первый день велись переговоры о возвращении гильдии домовых обратно в академию. Отдельные домовики уже присутствовали, но их было очень мало. Едва хватало на помощь преподавателям с мелким бытом. Баал был не единственным из преподавательского состава, кто в этом участвовал, но тут у каждого был свой ворох дел. И у каждого что-то ускользало. - А, уже внесли новые правки? - Колдун принялся вчитываться в бумаги, пока хмурый домовик оглядывал кабинет. В частности, его сосредоточенный взгляд оценивающе пробежался по Скеггльёльд и на ней же остановился. Пока Баал читал бумаги, бормоча себе под нос отрывки текста, Даггерон пристальным взглядом осматривал девушку, не приближаясь к ней, однако. Он смотрел скорее измеряюще, чем заинтересованно. Как будто пытался понять, подходят ли параметры девушки под какие-то определенные значения.
- Друг, ну это опять всё не то. - Баал пробежался по бумагам, большую часть читая по диагонали, и снова заговорил с домовиком. - Где я вам найду инструктора по волынке? Да ещё и с таким графиком. Я и так уже все что можно подключил. Сейчас, пока студентов не много… - Домовик по имени Даггерон прервал колдуна, дернув того за прожженную футболку и жестом предлагая наклониться к нему. Темный маг склонился, выслушивая шепот домовивка и периодически кивая. В процессе глаза Баала округлились трижды, каждый раз становясь всё круглее. К середине тайной речи удивленные глаза темного мага воззрились на Скеггльёльд.
- Серьезно? Ты уверен? - Распрямляясь спросил колдун у домовика, когда тот закончил говорить. Даггерон утвердительно кивнул на оба вопроса. А Баал покачал головой со все тем же удивленным выражением лица.
- Итак, похоже у этой нашей с тобой сделки появилось второе дыхание. - Это темный маг уже говорил Скеггльёльд. Ему не нравились эти новые перспективы. Что-то подсказывало, вероятнее всего логика, что едва девица почует, что может влиять на что-то, то сразу же возомнит себя королевой всея академии и вцепиться в Баала мертвой хваткой. Но эта возможность могла сократить переговоры с домовиками, у которых за несколько лет образовалось неестественно большое количество профсоюзов, на недели, если не месяцы. Стоило рискнуть. В крайнем случае, всегда сможет отправить девицу туда, где ей самое место а переговоры начать сначала. А пока… - Похоже, ты очень понравилась моему маленькому другу. Плохой выбор слов. - Баал не хотел добавлять в свои слова двусмысленности, но уж так вышло. - Если в двух словах, Даггерон и его народ трудились тут до закрытия в качестве обслуживающего персонала. Отлично трудились, но сейчас у них появились новые требования для возобновления контракта. И теперь Даггерон согласен пойти академии навстречу, если ты согласишься побыть для них натурщицей для ледяной скульптуры. - С этими словами Баал взглянул на домовика, выражая что-то вроде “Ты бы подумал ещё раз, надо ли тебе оно” - Говорит, что ты именно то, что им нужно. Что-то там про идеальные пропорции с точки зрения их роста… - Колдун сжал зубы и покачал головой. А потом вздохнул и продолжил, вернув взгляд на девушку. - Нужно будет позировать им раз в две недели по несколько часов. В ритуальном зале. Взамен я разрешу тебе жить в моих покоях. - Баал закончил, вопросительно глядя на девушку и постукивая контрактом домовых по своей ладони. Он специально озвучил часть сделки Скеггльёльд, чтобы не дать наглой девице диктовать условия. Много чести будет. Домовик рядом с колдуном чуть наклонил голову и убрал руки за спину, ожидая решения Скеггльёльд. Его взгляд был по-прежнему холоден и серьезен, хотя нотки заинтересованности там и появились.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Re: Кабинет декана

Сообщение Скеггльельд Эк » 2017 фев 14, 13:55:11

Вскинула брови, удивленно взглянула на Баалсибана. То есть это как "дверь вон?" Кажется, мужчина еще не понял, кто перед ним и каким упрямством этот кто-то обладает. Девушка подобралась, нахмурилась, и уже готова была начать тираду о злоупотреблении бюджета Академии (судя по одежде, у декана не могло быть отдельной приличной комнаты. И не важно, что Льёльд в глаза ее не видела, и там мог оказаться старый погреб.), как перед ее глазами произошло чудо. Негромких хлопок, и вот рядом с колдуном стоит маленькое существо, со сморщенным личиком, большими ушами и крупными ступнями. Приоткрыв рот, Льёльд подалась вперед, упершись руками о стол. Она хотела вовсе лечь на стол, лишь бы получше разглядеть загадочное существо, но не была уверена в адекватности поведения маленького человечка. К тому же, свет неприятно резанул по глазам, заставляя Льёльд поморщиться и недовольно, и уже который раз за вечер, цокнуть язычком. Вредные привычки такие вредные. А она даже не заметила, насколько темно было к этому времени в кабинете: постепенное затемнение редко можно отследить, если чем-то увлечен.

Кажется, это был эльф-домовик. Она видела весьма правдоподобные рисунки. Но согласитесь: маленькая картинка на страницах учебника совершенно отличается от реальности. Льёльд мало интересовалась этими "зверьками", как она их называла дома, но сейчас старательно вытягивала из памяти все, что когда-либо о них читала или слышала. Любят работать, становятся "свободными", если дать одежду, обладают невероятной магией. Это последнее интересовало в данный момент Льёльд больше всего: как в таком непутевом человечке может храниться магия, которая неподвластна обычным магам? Цепкий взгляд внимательно изучал домовика, а домовик, тем временем, внимательно изучал Льёльд. Искра, буря...Но не стоит забывать про характер девушки. Да, ей была интересна определенная черта этого волшебного народа, но их моральные устои, их прислуживание, и, как она считала, полное отсутствие самоуважения - все это, само собой, не грело сердечко Льёльд. И в обычный день девушка бы вела себя точно так же, как волшебник самого знатного рода: не замечала бы и относилась, как к обязательному составляющему ее жизни - маленькие рабы должны ее слушать и делать все, чтобы ей было хорошо жить. Но...Жизнь - весьма странная штука.

- Ну само собой...- отозвалась Льёльд, услышав новость о маленьких друзьях. Само собой, она подумала далеко не об эльфе-домовике. "Требование" она выслушала с вежливым интересом, не выразив между тем сильного удивления. Разумеется, натурщицей могла быть только она. Она еще не видела всех представительниц прекрасной половины человечества, которые находятся в Академии, но сомневалась, что кто-то из них обладает такой же идеальной фигурой. Льёльд перевела взгляд на Баалсибана. Скульптуры с ее внешностью - это прекрасно. Сделают ли они их прилично - вопрос. Возможность жить в комнате декана - чудесно. Но быть связанной обещанием - неприятно. Но...Она не слышала, чтобы Малефикус вновь повторил свои условия касаемо посещения лекций. Последние слова: Ты позируешь - я разрешаю жить. А значит...Скеггльёльд широко улыбнулась. - Конечно согласна!

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Кабинет декана

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2017 фев 15, 15:02:31

Что, вот так просто? Ни стенаний, ни торгов, ни долгих бесполезных уламываний? Полежала на столе, продемонстрировала себя с ракурса поинтереснее и согласилась? Как-то слишком просто. С другой стороны, именно за этим Баал предложил ей именно то, зачем девушка пришла к нему с самого начала. А дареному домовику в зубы не смотрят. Сейчас Даггерону не хватало только хлопнуть в ладоши и провозгласить «Объявляю вас деканом и занозой в заднице!» Колдун хмыкнул и ещё раз покачал головой. Затея ему не особо нравилась, смутное ощущение, что надменная девица умудриться испоганить даже такое простое задание, никак не хотело уходить. Впрочем, её-то типаж как раз был идеален для подобной работы. Самолюбование и желание потешить своё эго весьма мощные мотиваторы, для таких как Скеггльёльд. Неудивительно, что такая горячая девица как она так легко согласилась увековечить свой образ во льду. Баал, впрочем, предпочел бы просто вморозить студентку в кубик льда и отдать домовикам насовсем. И им радость, и ему облегчение. Но, нахамить Фрейе Скеггльёльд всегда успеет. Пока можно было просто порадоваться, как вовремя появился Даггерон. Очень вовремя. Слишком вовремя…
- А ты, случаем, не подслушивал, мелкий…? - Глаза мага опасно прищурились, глядя на домовика. Но потом колдун махнул рукой. Возможно, хитрый домовик ещё и от жилого крыла за девицей следил. Это было не особо важно. Договорились и уже хорошо. – А, черт с тобой. Значит, решено. – Баал кивнул и вернул контракт Даггерону. – Внеси правки и приходи завтра, обсудим детали. У меня тут ещё незаконченное дело. – На последней фразе колдун кивнул в сторону Скеггльёльд. Домовик понимающе кивнули и чуть оскалился в двусмысленной усмешке. А перед тем как исчезнуть с характерным хлопком, подмигнул Баалу. На это колдун лишь фыркнул. Слухом больше, слухом меньше. Про жуткого старосту, а теперь уже и декана факультета оккультизма и без того немало историй передавалось студентами из уст в уста. Слушок, что темный маг завел себе в качестве питомца студентку, был ещё довольно невинным. Даже было немного интересно, какими подробностями этот слух обрастет в итоге. Подслушивать Баал умел, ему каждая тень в замке нашептывала. Домовик исчез, но его волшебный светильник, тем не менее, остался на месте.
- А ты, даже и не думай, что я забыл. Вторая часть сделки всё ещё в силе. Будешь ходить на лекции. – Колдун усмехнулся. Он специально подождал, пока домовик покинет кабинет, чтобы не дать девице возможности играть на заинтересованную публику. Сейчас уже стоило бы выпроводить девушку, но, тем не менее, кое-какой вопрос всё ещё беспокоил Баала, отзываясь неприятным кисловатым вкусом ответственности на языке. Разум девицы был беззащитен, и если уж Баал с его минимальной практикой сумел проникнуть в него, то какая-нибудь Хаккенс вообще сможет веревки вить из мозгов этой девочки. Не то, чтобы она этого не заслуживала. Пожалуй, более чем заслуживала. В обычных условиях это не стало бы проблемой. Не будь Скеггльёльд такой надменной и вызывающей стервой. Но она была. И помимо Хаккенс встречались ещё и студенты, не обремененные моральными принципами. Колдун помнил, как он сам однажды игрался с разумом Фелины Лэрд прямо на лекции. Вот только тогда в его намерениях было лишь чуть подразнить студентку, и воздействие было минимальным. А вот Скеггльёльд наверняка настроит против себя всё население академии за пару недель. Не говоря уже о том, что какой-нибудь идейный наследник братцев Клифтенов сможет без особых проблем запустить нужные ему, вполне определенные мысли в эту надменную, но привлекательную головку. Возможно, как раз стоило бы пустить это на самотек, чтобы девица получила весьма ценный и жестокий жизненный урок. Но, так или иначе, ответственность за всё это, в конечном итоге, повесят на Баала. Не уследил, проморгал, не позаботился о своей студентке… И поди потом объясни им, что если кто и виноват, так это сама Скеггльёльд.
- Лучше скажи мне кое-что другое, Скё. Ты так всю дорогу собираешься ходить? – Темный маг кивнул головой, указывая на саму Скеггльёльд. Точнее, на её голову. Помня неспособность девицы выслушивать больше коротких двух предложений за раз, Баал решил не пускаться в длинные и путанные объяснения, пока не привлечет внимание вредной студентки.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Re: Кабинет декана

Сообщение Скеггльельд Эк » 2017 фев 15, 21:02:04

Огонь в душе да ветер в голове. Льёльд быстро впускала в свою жизнь негатив, с такой же стремительностью его отпускала от себя. Она могла разгромить полдома из-за одного сломанного ногтя, а через два месяца, по той же причине, радостно отпрыгать резвой козочкой, так как мечтала подстричь все под корень, а повода не было. Пару минут до этого, будучи раздраженной на тему того, что ей надо выполнять какие-то там указания, сейчас она весьма радостно улыбалась, разве что не пританцовывала и всем своим видом выражала самодовольство. Потому что у-ло-ма-ла. Вот и пусть продолжают завистники говорить, что у нее кроме симпатичного личика ничего нет: каким-то образом она ведь добилась своего. В очередной раз. Книжечка достижений за сегодняшний день пополнилась несколькими пунктами, такими как мимолетные "он обязан меня осмотреть", "он должен отпустить мои ноги", и, конечно же, желаемое - "я буду жить в комнате декана". Хотела - получила. Льёльд, видящая только саму цель, но совершенно забывающая про "тяжесть несения выбранной ноши", сейчас была чуть ли не на седьмом небе. Редкий день заканчивается победой на стольких полях.

- Да-да, разумеется! - пропела Льёльд, обходя стол и запрыгивая на него ровно так же, как сидела в самом начале вечера. Теперь ей нужно было узнать, где именно находятся покои декана, чтобы можно было не заблудившись быстро оказаться в нужном месте. Плюс, стоило подумать, кто потащит все ее вещи. Один чемодан печально стоял в уже-не-ее комнате, где она его оставила, и за ним тоже следовало вернуться. Верхнюю одежду и украшения можно было не забирать - они явно "впитали" в себя столько пыли, грязи, жуков, заболеваний, что к ним притрагиваться - убийству подобно. Болтая ножками, Льёльд обдумывала, сколько шкафов находится у Баалсибана в покоях. Взглядом пробежалась от лысины и до ботинок. И на мгновение лицо девушки выразило истинную скорбь. Больше коробки ожидать не следует. Значит, придется делать заказ на мебель, здесь-то явно ничего приличного не водится. Но как это все доставить? Здесь есть доставщики мебели? Тот маленький человечек даже ручку шкафа не утащит...Ну, значит Лысик потащит. Ему полезно для фигуры. Довольная, что так быстро решила все свои проблемы, Льёльд уже готова была протягивать ручку для получения персонального ключа (или его ключа. себе может и новый сделать), но Малефикус задал весьма странный вопрос.

- А ты уже ревнуешь, Лысик? - поинтересовалась девушка, искренне считая, что кивок относился к ее вызывающему (не по ее вине!... не только по ее!) наряду, мягким волосам и просто потрясающему внешнему виду. Она совершенно не злилась на собственнические замашки своего декана: никто не собирался потакать ему в его слабостях, но и резко щелкать по носу не нужно было. Таких красивых девушек ему никогда больше не встретить, можно его понять.
Да и Льёльд уже поняла его тайну: это он с виду такой сухарь, а внутри, само собой, хрупкая вазочка.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 206

Re: Кабинет декана

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2017 фев 16, 19:10:34

Спокойствие, только спокойствие. Колдуну очень хотелось закатить глаза, устало потереть переносицу, а затем открыть портал куда-нибудь на крышу замка и вытолкнуть в него Скеггльёльд. Прямо на ветер, мороз и снегопад. Освежающая холодотерапия пошла бы на пользу и девушке и нервам Баала. Колдуну бы уже стоило запомнить, что бесполезно пытаться разговаривать с девушкой как с нормальным адекватным и разумным человеческим существом.
- Я говорю о твоих… - Баал хотел сказать «Мозгах», но язык не повернулся. Было в этом что-то кощунственное даже для темного мага. – О твоём разуме. – Тоже звучало как-то неважно, по отношению к Скеггльёльд. Какой там разум, одно сплошное эго. Да такое, что пули бы отскакивали. – Он у тебя беззащитен, как… - Баал не смог с ходу подобрать аллегорию и лишь вздохнул. Нет, разговор был определенно бесполезен. – Да перед кем я распинаюсь? – Колдун сделал большой шаг вперед, и взял голову девушки в свои руки. Он положил ладони на шею Скеггльёльд, у основания черепа. Кончики больших пальцев коснулись аккуратных ушек, фиксируя положение головы девушки, а все остальные легли на шею и затылок. Темный маг не мог не признать, что было приятно зарыться пальцами в эту гриву светлых волос. Кожа у Скеггльёльд была гладкая и мягкая, а волосы шелковистыми. Даже легкий запах пепла, от сожженной девушкой одежды не портил образ. Девочка явно следила за собой. Кто бы сомневался. Но цель мага была в другом. Колдун, подался вперед, касаясь своим лбом лба девушки и заставляя её немного откинуться назад. Темный маг, задумчиво глядя в большие и наглые глаза девицы, приподнял немного её голову, сокращая расстояние между их лицами до минимума. Он словно бы раздумывал, делать или не делать. А потом Баал усмехнулся и закрыл свои янтарные глаза.
Баал снова вышел из тела, но на этот раз оставаясь в своем туманном представлении об окружающей реальности. С технической точки зрения, он скорее не вышел из тела, а погрузился чуть глубже в свой разум. Это был лишь переходный этап. Темный маг глядел на себя самого, слегка нависающего над Скеггльёльд. Детали были не важны, но колдун отметил, что с его точки зрения всё выглядело чуточку интереснее. Мага интересовала одна точка, та, в которой их головы соприкасались. И взмахнув руками, Баал просто нырнул в этот стык. Картинка изменилась, резко прыгнув на колдуна и стремительно увеличивая масштаб. Через несколько секунд темный маг уже стоял в бескрайнем пшеничном поле. Над головой синело небо, а над горизонтом догорало алое закатное солнце. Но картинка была слишком идеальной. Небо был абсолютно чистым, с глянцевым оттенком, а пшеничные колосья не отличались один от другого. Ни единой пылинки в воздухе. Колосья колыхались, будто от легкого ветерка, но форма волн постоянно повторялась. Горизонт был идеально ровным. Мозг колдуна подсознательно создавал комфортную атмосферу для работы, но он не наполнял окружение ненужными деталями. Единственное наполнение, что было в этом фальшивом мире, представляло собой замок, окруженный серебряной стеной, город из блестящих небоскребов и разлом в земле между ними. Небоскребы города вздымались к небесам, хоть и были построены абсолютно хаотично. Сверкающие яркими огнями, отражающимися от зеркальных стекол, освещенные прожекторами они не имели абсолютно никакой гармонии между собой. При взгляде на них возникали мысли о суете и беспокойстве. Разум Скеггльёльд. Точнее, его абстрактное представление. Сочетание бессмысленной тяги к роскоши, эгоизма и самолюбования. И город, и замок выглядели большими, но легко помещались в поле зрения. Такими города и замки рисуют в детских книжках, словно абстракции. Темный маг обернулся, взглянув на серебряную стену, рядом с которой стоял. Алые солнечные блики замершего на месте заходящего солнца красиво переливались на серебряной поверхности. Когда то его блоки были интереснее и изящнее. Слабее, но изящнее. Стихи русских поэтов, сонеты Шекспира, иллюзорные образы… А теперь? Стена. Как пошло и банально. Колдун покачал головой. Если постоянно идти самой удобной дорогой, перестаешь замечать другие тропинки. Вернейший путь к упадку и регрессу. Он займется этим позже. Сейчас ему нужно было закончить начатое. Стена не была однородной. Кладку крупных серебряных блоков покрывала сетка тонких серебряных цепей. Цепи колыхались, едва заметно переползая с места на место. Иногда по ним пробегала волна дрожи, и каждое звено вдруг будто врастало в стену, увеличиваясь и превращаясь в чешуйку. Но через секунду стена снова выглядела как прежде. А потом и вовсе на мгновение становилась прозрачной, скрывая замок и сливаясь с пейзажем. Артефактный уровень защиты. Та самая цепочка, укрепляющая ментальный блок Баала и проецирующая на него особые свойства. – Слишком много серебра. – Поморщившись, подумал Баал. Это тоже стоило бы чем-нибудь разбавить и усилить, но потом. А сейчас… Колдун протянул руку и коснулся цепей. Повинуясь его воли, звенья потеряли связь со стеной, и серебряная цепь соскользнула вниз. С тонким звоном она опадала вокруг стены, но не теряла своей целостности. Словно штора, которую можно было бы поднять обратно, при желании. Теперь перед магом был его собственный ментальный блок. Ему ещё не приходилось проводить задуманную процедуру, но Баал всегда всё схватывал на лету. Город за разломом начал шуметь, раскачивая вершины своих небоскребов. Сидеть спокойно Скеггльёльд тоже не умела.
- Успокойся. Ты мне мешаешь. – Спокойно проговорили губы Баала в реальности. Сам он даже глаз не открыл. Полной связи он не терял, но работать внутри визуализации ему было проще. Колдун положил руку на серебряную кладку, а вторую протянул в сторону города небоскребов. Для начала, почему бы не попробовать скопировать структуру с его блока и воспроизвести её вокруг разума Скеггльёльд. Правая его ладонь погрузилась в серебряный блок, словно в жидкость. А с левой начали срываться крохотные серебряные капельки, которые улетали через пропасть, к городу небоскребов. Там они будто разбивались о невидимую стену, проникая в неё и застывая как твердеющий воск. Один за другим, как горизонтальный ртутный дождь… Нет, не то. Баал высвободил руку из стены, прерывая процесс. Очертания стены на другом берегу растаяли белым дымом. Подобный метод занял бы слишком много времени. Темный маг пытался протащить караван верблюдов через угольное ушко. Тут нужно было действовать масштабнее. Крупнее. Глобальнее. В очередной раз Баал взмахнул руками, изменяя масштаб. На этот раз он не увеличивал, а уменьшал его. Картинка уменьшилась, и теперь колдун доставал до середины стены, а не стоял у её подножия. Вид отсюда был получше. Город небоскребов уже не казался таким монструозно-бессмысленным. А позади города Баал снова заметил нечто, не попадающее в картину. Размытая тень, что-то похожее на палаточный городок карнавальной ярмарки. У него были хорошие предположения об этом явлении, но проверять их сейчас не хотелось. Темный маг положил руку на кладку стены. Нужно было спроецировать блок весь разом. Но для этого сначала необходимо было перевести его в более податливую, изменяемую форму. Легкими движениями ладони Баал провел по стене туда-сюда, разглаживая стыки между блоками. Серебро зарябило как водная поверхность, и вибрирующая волна разошлась по всей стене, выглаживая все оставшиеся линии. А затем маг запустил в ровную поверхность стены свои пальцы. Гладкое серебро расступилось горизонтальными разрезами. Между пальцев мага струились волокнистые ленты, обращаясь в тонкие нити. Колдун сжал их, дернул и отпустил, словно держал ворох струн. В один миг вся стена лопнула вихрем серебряных нитей, кольцами окутывающими замок разума Баала. Сотни тысяч струн из живого серебра алели в лучах заката. Паря в воздухе, медленно поднимаясь вверх и постепенно смещаясь в разные стороны, эти нити ментального блока всё ещё выполняли свои функции, хоть и в ослабленном виде, и, при этом, были идеальны для трансформации во что-то иное. Темный маг отступил на несколько шагов, чтобы лучше видеть происходящее. Теперь нужно было изменить эти нити так, чтобы можно было легко отдать часть городу небоскребов и возвести вокруг него похожую стену. И у Баала уже был заготовленный образ для этого. Темный маг уже не касался нитей. Даже его жесты были скорее символичны. Под взмахами рук колдуна нити начали собираться в плотные жгуты. А эти кольца, затем, обернулись быстрыми летающими змеями. Они кружили по тем же траекториям, но через несколько секунд разбили свой строй, превратившись в хаотичный рой. Длинные змеи с драконьими мордами и сверкающие серебряной чешуей описывали круги вокруг замка, пока Баал властным жестом не направил их к городу. Змеи по одной рванулись через пропасть, теперь описывая восьмерки вместо кругов. Круги вокруг замка полностью превратились в восьмерки вокруг замка и города. А затем стали кругами вокруг города и кругами вокруг замка. Два комплекта змей окружали и разум колдуна и разум Скеггльёльд. Который опять начал беспокоиться. Огни в окнах небоскребов забегали быстрее и хаотичнее. Даже сами здания будто начали ворочаться.
- Не сопротивляйся. Иначе, придется начинать сначала. – Ещё несколько фраз, сказанных Скеггльёльд в реальности, не открывая глаз. Оставалось совсем немного. Всего лишь реверсировать процесс, повторить всё то же самое, только в обратном порядке. Но теперь с двумя блоками, с двумя стенами. Баал выполнял работу синхронно, так было проще. Темный маг формировал блок вокруг разума Скеггльёльд и одновременно восстанавливал свой. Змеи ускорились, столкнулись и разбились на нити из серебра, наполнившие воздух вокруг замка и города серебряно-алыми искрящимися облаками. Облака быстро собирались в кольца, окружая абстракции двух разумов прозрачной сетью. Тонкие серебряные кольца легли на землю правильными линиями вокруг города и замка. Опадая вниз, они сливались в сплошные стены. И наконец, последним, манящим движением обоих рук, Баал заставил проступить линии кладки, на гладкой поверхности стен. Формирование и стабилизация блока была завершена. Последней на восстановленную стену его ментального блока прыгнула сеть из серебряных цепей.
Темный маг закрыл глаза. А открыл он их уже в реальном мире. Установка защиты оказалась немного сложнее, чем ожидал колдун. Да и работа была неблагодарная, зато теперь можно было не беспокоиться, что какой-нибудь вспыльчивый и заносчивый студентишка, развивший в себе минимальные навыки ментальной манипуляции, не вложит в светловолосую головку Скеггльёльд идею шагнуть в окно с четвертого этажа, в качестве мгновенной мести за то, что она оказалась вспыльчивей и надменней его. Ну, по крайней мере он не сделает этого не напрягаясь. А в том, что подобная ситуация рано или поздно возникнет, Баал не сомневался. Учитывая характер девицы, это был лишь вопрос времени.
- Ну как ощущения? – Лукаво спросил Баал. Закончив своё дело, он, тем не менее, не торопился выпускать Скеггльёльд из своих рук. Работа с ментальным волшебством действовала успокаивающе. Если до этого темный маг сдерживался, чтобы не выкинуть девицу на мороз, то сейчас уже был готов обойтись небольшой поркой.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Re: Кабинет декана

Сообщение Скеггльельд Эк » 2017 фев 23, 04:51:21

Хлопая пушистыми ресницами, Льёльд, склонив голову на бок, с доброй улыбочкой психиатра смотрела на декана Оккультистов. Даже уже слегка разобравшись в характере Баалсибана, она все равно где-то на границе подсознания ожидала от него потупленного взора, стеснения, мямлянья и попыток уйти от ответа. Проблем в речи она дождалась: Малефикус определенно не знал, как правильно сформулировать свою мысль, чтобы не выглядеть влюбленным в молодую студентку. Она его и не винила. Где-то в глубине души даже проскользнула мысль подойти, погладить по плечам. Но сие желание в миг испарилось, когда он быстро приблизился. Низ живота странно потянуло, а сердце пропустило пару ударов, сбившись с привычного мирного ритма. Льёльд, распахнув глаза, совершенно не дыша, смотрела на декана, боясь даже перевести взгляд куда-нибудь чуть в сторону. Она чувствовала, как жаром обдало лопатки, когда его ладони коснулись нежной девичьей кожи. И в этот момент она больше всего на свете боялась, что он поймет одну простую и легкую истину, которая, между тем, с самого начала считывалась с ее поведения: никогда ранее ее никто так не касался.
Не было нужды. Секс не являлся для нее главным доказательством своего превосходства. Льёльд больше любила играться, очаровывать, завлекать, а к логичному продолжению относилась достаточно индифферентно. Сейчас прикосновения касались намного более интимными, чем те, которые она позволяла ранее. Она не осознавала амбивалентность своих чувств, открыто признавая, что хочет выкрутиться из рук мужчины. И скрывая от самой себя, что в ожидании более смелых действий. Льёльд смотрела нагло, с вызовом, убеждая скорее себя, чем кого-то еще, что ей совершенно наплевать на столь безвыходное свое положение. Убеждая себя, что сейчас она чувствует себя совершенно нормально. Лоб коснулся лба. Ее подбородок повело вверх и...

Он просто закрыл глаза. Льёльд, некоторое время назад задержав дыхание, тихо и медленно выдохнула, не совсем понимая, что происходит. Она скосила глаза в сторону, словно находилась перед огромной публикой и сейчас хотела извиниться за столь странное поведение своего декана. Странные тянущие ощущения прошли, оставив о себе лишь иллюзорные воспоминания, а их место заняло давно привычное нетерпение. Она не знала, что задумал Баалсибан, да и знать не хотела. Ей казалось, что он вовсе поехал от переизбытка чувств, и сейчас либо уснул, либо сдерживает себя, чтобы не крутануть ей голову на 360 градусов. Тихо цокая язычком, так, что это слышала разве что только она сама, Льёльд начала елозить на месте, пытаясь отодвинуться подальше. Голос Малефикуса ее остановил. Значит, не спит. Но тогда какого черта ему требуется так стоять, держать ее, даже не смотреть? Внезапный прилив любви без возможности себя контролировать? Отсылка к любимому фильму с желанием повторить романтическую сцену? Попытки скрыть подступившие слезы от того, что его хрупкую душу раскрыли? Девушка молча надула губки от обиды. Ей откровенно не нравилось сидеть неподвижно, слушаться непонятных указаний, не иметь возможности повернуть голову или поболтать ножками. Вот только дергаться и вырываться она пока не спешила: слишком хорошо чувствовала силу, с которой ее держали, и не сомневалась, что небольшого нажатия будет достаточно, чтобы ее тонкая шейка обломалась как тростинка.

Девушка закрыла глаза, пытаясь собраться с мыслями и разобраться, что ей предпринять, чтобы выбраться из рук декана с дальнейшей возможностью разговаривать и покупать дорогие туфли. Перед глазами мелькнул образ любимых небоскребов. Льёльд была необычным жителем крупного города: ей нравился шум улиц, свет огней, устремляющиеся в небо дома. Она была представительницей золотой молодежи, всегда в дорогой одежде и в самых дорогих ресторанах. И между тем любила ходить по ночному городу пешком, вдыхать странную смесь дорогого парфюма, холодного воздуха и машинных выхлопов. Она обожала какофонию из гудков автомобилей, полицейской сирены, звуков битого стекла и криков людей. Воспоминания о родном месте заставили сердце трепетно забиться, но Льёльд быстро отогнала от себя эти ощущения. Она даже суток не провела в стенах замка, а уже смеет тосковать по дому. Да и с чего она вообще вспомнила о большом городе? Разумеется, от бессмысленного просиживания на одном месте. Девушка вновь заворочалась, на этот раз куда более активно, издавая тихие попискивания, словно застрявшая в норке мышка.

- Чт...- буркнула в ответ девушка, поражаясь тому, насколько Малефикус был самонадеянным типом. Начинать сначала. Будто он вообще хоть что-то начинал! Или он имел ввиду отойти, встать в задумчивую позу, потом шагнуть к ней и вновь взять ее за горло? Что ж, это, разумеется, весьма сложное занятие, которое требует небывалого мастерства и правильной подготовки. Ведь нельзя шагнуть с другой ноги, или коснуться лбом лба в другую секунду - обязательно в трехсот семнадцатую! И руки нужно положить ни миллиметров левее или правее, иначе молния с небес разорвет тебя пополам. Льёльд теперь уже без сомнения считала Баалсибана сумасшедшим. Она сама некоторое время назад сказала про ненормальность Академии, как главный аргумент в выборе данного заведения для учебы. Но находиться столь близко с человеком, у которого проблемы с головой, ей не хотелось. Вдруг он...заразный. Или буйный. При этом от комнаты отказываться она тоже не собиралась. Всегда нужно чем-то жертвовать. Нахмурив брови, уставилась в глаза декана, который наконец-то соизволил "очнуться".

- Ты отпустишь меня, или еще пару недель так посидим? - запальчиво ответила Льёльд, с искренним недовольством смотря на Малефикуса. И тихонечко, явно опасаясь стукнуться лбом, встряхнула головой. Ладонями она уперлась в грудь декана, надавливая, отталкивая от себя. Ей было...некомфортно.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость