Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Огромный круглый зал, накрытый хрустальным куполом. Но купол хрупок лишь на вид. На самом деле, редкий дракон сможет разбить его. Изнутри зал кажется ещё больше чем снаружи, и это ощущение нельзя назвать ложным. Полигон Факультета Боевой Магии – уникальная система, позволяющая смоделировать практически любую местность или обстановку. От горных вершин до морского дна. От эльфийских лесов до гномьих пещер. Полигон может принять облик гигантского муравейника, а может — и ледяных пустошей. Он может раздаться вширь или вглубь, создавая любые необходимые условия для закалки боевых навыков студентов или же — для испытания нового заклинания. Древние замки, изборожденные кратерами поля кровопролитных боев, вишневые сады, туманные долины, ущелья в которых воют жуткие ветра… Всем этим может быть Полигон.
Под внешним куполом расположен ещё один, невидимый и непроницаемый. Он отгораживает непосредственно сам полигон от трибун, с которых можно наблюдать любое действо на самом поле. Этим Полигон напоминает театр, арену или даже Колизей.
Ответить
Аватара пользователя
Дарья Соколова
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 70

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Дарья Соколова » 2018 авг 07, 13:55:19

Никак не отреагировав на смех своего напарника, Дарья нервно повела плечом, когда почуяла чужое дыхание рядом. Поморщившись и чуть отстранившись, она с трудом подавила желание рассказать ему, что есть какие-то границы и вообще, она его не звала к себе поближе подсаживаться. "Да, ну, блин," - мысленно фыркнула девушка, прочитав все написанное студентом и отмахнувшись от него. "Хватит, я уже давала тебе возможность задавать вопросы. Уже позволила завести нас в тупик," - начала раскручиваться мысль, в то время как их захватило новое видение. Не сразу, но все же оно пришло, перебрав несколько вариантов картинок, выплеснуло наиболее яркое воспоминание.

В этот раз информативней, серьезней, больнее. Как поднимающаяся девочка по лестнице в видении, к Дарье так же медленно подступали слезы и просились наружу. Потеря матери. Предательство. Это не было пустыми словами для студентки. Тяжело дыша и сдерживая желание расплакаться, она прикрыла глаза и старалась восстановить дыхание. Отлепить чужие воспоминания от своих, совсем еще живых, но липнущих друг к дружке за счет похожих черт. Да, ее тоже предали. Больно и обидно, воспользовались тем, что доверилась, утонув в окружающем комфорте и заботе. А потом бросили. Подло в спину. Это ее, не Алтины. Дарья уже давно пережила этот момент, перепсиховала, оставила в прошлом. А вот прошлое Алтины, далекое и не менее обидное. "Мать ушла. Бросила. Остался только отец, возлагающий на нее кучу надежд. Она ведь просто девочка, которая хочет до ночи зачитываться чувственной книжкой," - скрежетнув зубами размышляла девушка, опустив голову и прислонив ко лбу ладонь, пальцами зарываясь в волосы. Как будто хотела зарыться и вырвать чужие воспоминания из своей головы. Слишком остро, слишком близко к ней самой. "Так вот как работают настоящие менталитики? Поэтому нужно уметь и сдерживать себя, и контролировать свои мысли и... Вообще все на свете. Черт..."

Вздрогнув от неожиданности, когда до слуха донесся голос невидимого преподавателя, девушка запустила в волосы уже две руки, обхватив ими голову и не желания ни на что более отвлекаться. Тем более на рядом сидящего Рейдана со своими умозаключениями. Прикрыв глаза и закусив губу, Дарья слушала как их по сути отчитывают. "Да, судить по себе легче. Уж извините. Не опытные еще," - мысленно прокомментировала она замечания по их работе, вздохом отмечая, что да, блин, откровенно ступили. "Так, ладно, учтем все замечания на будущее... Итак, что там у нас? Амнезия? Яркие воспоминания? Предательство? С чего лучше начать?" - Рассуждала девушка, потирая виски и устаканивая свои мысли.

- Предательство матери, - начала она чуть дрожащим голосом, еще не отойдя от пережитого видения. - Это самое яркое из прошлого, за что смогла зацепиться, так? - Записывать все на бумажке уже было бессмысленно, и девушка решила говорить, как понимала и как чувствовала. В конце концов она ведь чувствовала Алтину так же, хоть и видения были обрывочны. Осталось сделать только свои выводы, основываясь на чужих ощущениях, не своих. Вскинув голову и пробегая взглядом по репейникам-связям, начала озвучивать свои выводы. - Запах корицы, запах табака, силуэт ее отца в проеме окна. Как вы сказали, детская психика адаптивна? Она способна затереть одно жуткое воспоминание другим, пусть и менее ярким? Чтобы спастись? Чтобы дать себе хоть какое-то обоснование для страха и паники? И этим воспоминанием стало бегство матери из дома? Больно, обидно, страх перед неизвестностью. Что теперь делать и как теперь жить в разбитой привычной жизни? Кутаться в аромате табака и корицы? Который может быть везде, не только в одеколоне, но и в составе образцов на собеседованиях. Утопать в мягкой ткани пиджака, к которому прижимает ее отец? Боятся, что ее начнут утешать? Ее отец, надменный, как и мать, властный, решающий все за нее. И дающий новые задачки, как этот самоуверенный Карг?.. - Студентка перевела дыхание и снова продолжила. - Да, отец сейчас дал ей выбор, почти как очередную задачку. Ты ведь правильно ее решишь, дочка? - Передразнила она интонации отца Алтины, а затем продолжила свои рассуждения. - Но я сомневаюсь, что они поехали куда-то в путешествие или заповедник. Он загрузил ее работой, заставил еще больше узнать, еще больше решить. Пистолеты? Лаборатория? О, да, это прям то, что нужно для маленькой девочки, которая по ночам зачитывается книжками про путешествия или любовь. Она ведь этого хотела! Но боялась! Боялась авторитета родителей! - Голос девушки уже дрожал от возмущения, а глаза гневно щурились. - Это ведь была его забота, да? Загрузить еще одними занятиями, выработать привычку не решать проблему, а снова и снова нырять в исследования, в работу. Словно бы находя в этом утешение... Или попытку кому-то доказать, что она хорошая? Поэтому у нее такая тяга к решению сложных задач на работе? Черт! Да они тренировали ее как какую-то скаковую лошадь! Барьер! Еще барьер! Что? Ты упала? Как ты могла? - Откровенно издевалась Дарья, которая сжав кулаки прокручивала в своей голове чужие воспоминания. - А теперь подъем, переворот и снова на занятия! На испытания! Она ведь хорошая девочка, она ведь будет слушаться, да? И щелкать новые задачки, новые составы, как орешки? И теперь она боится не оправдать ожидания своих родителей? Ведь мать могла забрать дочку с собой, если уж отец такой надменный говнюк? Но нет! Та ушла, оставив свою дочь. Что такое? Дочка не решила очередную задачку? Или запрятала любовный роман под подушкой? Не оправдала возложенных на нее ожиданий? Опять не достойна их внимания?.. И поэтому маленькую девочку, нужно бросить на попечение отца, которого та возненавидела за предательство матери? За то, что он не остановил мать? И что он сделал? Что этот надменный, властный мужик мог сделать? Дать доступ девочке к лаборатории, сделать ее своим помощником, завысив планку ожиданий? Завысить планку, которую она не вытягивала? А если был нервный срыв, попытка доказать отцу, что она сама своими руками может сделать какой-то крутой состав? Отцу, которого ненавидела и боялась? – Рассуждала девушка, выплескивая свое возмущение в сторону поблескивающей репейниками пустоты.

- А что если, - отдышавшись и чуть успокоившись, продолжила студентка, - действительно был какой-то жуткий нервный срыв, где ей бросили в лицо, что она не достойна? Одно дело подозревать, а тут прямо озвучили её страхи? Как клеймо поставили? – Дарья устало потерла себе лоб, понимая, что ходит вокруг да около, но не может понять сути. – И все, она теперь хронически боится не оправдать возложенные на неё надежды? Шарахается от парней, которые в манере уверенного поведения напоминают её отца? Или которые курят? На собеседованиях, если кто-то курит или есть корица в составе препарата? Стук каблуков по полу от надменной будущей начальницы, как стук каблуков матери? Мужчина, стоящий у окна, как её отец и ждущий от её результатов и готовый её отчитать за малейшую провинность? И собеседования она выбирает в крутых компаниях, помасштабней, чем у Болба? С более высокими требованиями? Она боится снова не оправдать ожиданий? Боится, что снова останется одна и будет себя за это терзать? Все эти факторы, корица, дым, манера поведения, стук каблуков, силуэт у окна, сложенные вместе, дают такую взрывную паническую реакцию, - выдохнула Дарья, выплескивая все свои мысли, вместе с чужими переживаниями наружу. И устало глядя на связь репейников, как-будто молила об ответе.

Аватара пользователя
Кайя фон Блейт
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 75
Контактная информация:

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Кайя фон Блейт » 2018 авг 09, 01:18:28

Керис, Рэймонд

Вспыхнувшие на этот раз воспоминания были словно бы мутными, рваными, путанными, рваными, но постепенно складывались в почти цельную картинку. Пусть и почти лишенную запахов, звуков, ощущений, лишь иногда обретающих почти привычную яркость и полноту, но каждое прозрение было мигом, дуновением. Иллюзией.
Первые «кадры» накатили на девушек очень мягко и плавно, словно история, представляемая ими, не имела начала и не стремилась к концу. Ощущение было очень похоже на пробуждение от зыбкого и тяжелого, словно предательские пески, сна. И словно в эти же пески девушку, которой была каждая из студенток, постепенно затягивало…

Мягкий плед обнимал за плечи, руки жгла кружка с каким-то напитком. Алти механически подносила ее ко рту, механически делала глоток. Кто-то сказал, что так обязательно нужно делать – и она делала, не чувствуя ни вкуса, ни боли.
Наверное, ей было холодно, раз ее укутали в плед, но кто из этих, бегающих по их с отцом двору, неизвестно, откуда взявшихся людей… она сказать не могла. Лица плыли перед глазами, становились одинаковыми, но не было ни сил, ни желания выделять каждое из них, разглядывать, чем один человек отличается от другого.
Из всего этого потока выделялась лишь тетя, говорящая о чем-то с кем-то. Обычно спокойная, как и ее брат, женщина махала руками, словно хотела взлететь. И временами сталкивалась с Алтиной взглядами над длинным черным пластиковым пакетом на медицинских носилках.
Тетя сказала, что отец попал в аварию, что его занесло на каком-то повороте где-то рядом. Машину, кажется, куда-то отволокли. Наверное, на эвакуаторе. Ведь, если отец погиб в аварии, машина не могла остаться целой, ее можно было только эвакуировать? Интересно, пытался ли ему кто-нибудь помочь? Или он умер сразу, не сумев ни сам сделать что-либо, ни дождавшись чьей-либо помощи?
Сзади, наверное, что-то упало, заставило обернуться.
Дом нависал над ней мрачной громадой, то ли тихий, словно отец, то ли…
Кружка упала на землю, пальцы, отчаянно вцепившиеся в плед, сводило судорогой. А в ушах гремел то ли рык, то ли крик «Дрянная девчонка!»
Дом начал потихоньку заваливаться на Ал, но она не смогла даже вскрикнуть. Даже почувствовав, как в спину впивается недавняя кружка.
Мелькнула и пропала почти беззвучная мысль, что если бы она вела себя соответственно его ожиданиям, то отец бы не разозлился, а, если бы он не разозлился, они бы не поссорились, а, если бы они не поссорились, он бы не нервничал и справился бы с управлением.
Ал не помнила, ни из-за чего они с отцом поссорились, ни когда он ушел, ни как давно это было. Возвращался ли он домой? Или только уехал?


Ощущения угасли совсем, их заволокло каким-то «туманом», зыбучим песком. В котором можно было бы рыться, но без ориентиров движение напомнило бы движение в том самом тумане. Или темном болоте. Зыбучих песках…
Через некоторое время…

…Тетя обнимала за плечи, что-то шептала Ал, почему-то уже сидевшей рядом с ней в машине, и неубедительно убеждала, что всё будет хорошо, что Алти – хорошая девочка и ни в чем не виновата. И от этих слов почему-то начинали трястись руки, почему-то нестерпимо пахнущие корицей и чем-то еще, уже не вытирали, а бессистемно смазывали с лица почему-то льющие и не желающие останавливаться слезы. Почему-то болела голова и слезились глаза. Почему-то было больно, пусто и страшно.
Плед, снова лежавший на плечах, постоянно норовил спрыгнуть, словно был живой, а кружка больше расплескивала на колени, чем вливала в рот. Хотя машина еще стояла.
Почему-то было очень тяжело держать веки открытыми…

Аватара пользователя
Керис Джонс
Студент ф-та Истории Магии
Студент ф-та Истории Магии
Сообщения: 188

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Керис Джонс » 2018 авг 09, 21:53:50

Кери ёжилась, словно от холода. В том, что она видела и вспоминала чужими глазами, было что-то противоестественное, неправильное. Очень хотелось заявить, что так быть не может, не бывает. И очень хотелось к огню. Протянуть разом похолодевшие пальцы к нежным трепетным язычкам пламени, почувствовать их тепло и живость.
От увиденных картинок было душно и тошно. Девушка в нервной задумчивости кусала губы.
Информация никак не хотела складываться в целую картинку. В личном мирке семнадцатилетней Керис просто не существовало мам, бросающих своих детей. Не существовало ссор с маленькими детьми, которые влекут за собой смерти. Ей было жаль, до слез жаль, эту маленькую девочку, бессильно кутающуюся в одеяло. Эйрийка даже протянула руку, чтобы погладить ребенка по волосам, совсем забыв, что картинка эта - всего лишь иллюзия.
Сильная девушка, в которую выросла Алтина, всё ещё скрывала в себе этого маленького несчастного ребенкая. И она продолжала страдать за те два дня уже... а Скол знает сколько лет. Много.
Так не должно быть...
Где-то на полу уже давно лежал карандаш, а блокнот превратился в трубку в нервных прохладных пальцах. Кери всматривалась в светящиеся звездочки, соединенные канатиками-связями, и почти не думала. Ответ уже был получен - источником всех проблем были эти две сморы.Два этих детских дня. Первый, когда ушла мама. И второй, когда из-за ссоры с дочкой погиб отец. Бедная девочка...
- Фрау Кайя, а почему они поссорились? Почему Алтина поссорилась с папой?
Девушка задала этот вопрос только потому, что должна была его задать по условиям практики. Но Джонс больше всего хотелось закрыть глаза, промолчать, а ещё лучше - выйти из этого круга в темноте на яркое солнце, в тепло, в живой мир... В свой мир, пусть для кого-то столь же нереальный, как мир Алтины.
Что девушка вынесла для себя из этой практики, так это то, что никогда,ни при каких обстоятельствах, сама, по доброй воле, она не полезет в чужую глубокую память. В чужом омуте Скол знает что водится. И Керис очень не хотела знакомиться с этим чем-то.

Аватара пользователя
Рейдан Раэсси
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 56

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Рейдан Раэсси » 2018 авг 09, 23:17:00

Да… Такого поворота событий Рейдан никак не мог ожидать. Все его предположения и гипотезы относительно причин странного, казалось бы, поведения Алтины, оказались полным бредом. Детским лепетом. Все было намного серьезнее, глубже и страшнее. И очередное видение, на этот раз из раннего детства несчастной девушки, обрушившееся на него со всей мощью и трагизмом, отчетливо показало, насколько оборотень оказался в этой ситуации неправ – проблема лежала вовсе не в работе. И даже не в учебе, как ему только что казалось. Она лежала в семье. Точнее, в предательстве самого, пожалуй, близкого для каждого, человека – родной матери, ушедшей к кому-то другому. Почему, зачем она это сделала, было уже не важно. Сам факт предательства матери, судя по всему, и был той самой причиной всех бед и несчастий бедной Алтины. Особенно если учесть, как девочка искренне гордилась своей мамой – красивой и умной женщиной, добившейся всего своим собственным трудом… Гордилась, даже несмотря на то, что мама нередко ссорилась с отцом… «Да уж, такого и врагу не пожелаешь… Это же на всю жизнь травма для девочки-школьницы, вот так, из-за какой-то нелепой ссоры, может быть даже из-за пустяка, потерять самого, пожалуй, близкого ей человека…» - крутилось в голове у оборотня. И не удивительно, что столь трагическую, рвущую душу на мелкие кусочки, девочка постаралась как можно дальше выбросить из головы. Забыть. Желательно, навсегда. Но в какие бы далекие уголки памяти не было выкинуто это печальное воспоминание, как бы Алтина не старалась забыть то, о чем она узнала тогда в кабинете отца, какие-то ниточки, ведущие к нему, оставались. Те самые «спусковые крючки», или «триггеры», запускавшие ассоциативные связи, ведущие к тем давним, детским переживаниям. К самому первому ее срыву тогда, когда мама бросила семью навсегда. Но что это могло быть? Почему-то оборотню казалось, что это могло быть связано именно с ароматом корицы – тем более, что одеколон с этим запахом мама всегда дарила отцу на день рождения… Возможно, чувствуя этот самый аромат на собеседованиях, она невольно, не осознавая этого, возвращалась к тем далеким детским переживаниям… «Наверняка ведь, было еще что-то такое, запускающее «цепочку срыва», но что? Запах дорогого табака, который курил отец? Лишенный эмоций, холодный голос, каким говорил с ней отец? Пустой взгляд отца во время разговора? Или страх перед выволочкой за незначительную провинность в школе из-за того, что девочка просто зачиталась интересной книгой, вместо того, чтобы спать? Может быть… Поза, в которой отец тогда стоял перед окном? Возможно… К тому же, она всегда сильно волновалась перед собеседованиями… А может быть, это была сама лаборатория отца, куда тот хотел отвести девочку, чтобы та ему стала помогать, чтобы отвлечься от мрачных мыслей?» - целый ворох самых разных мыслей закружился в голове Рейдана. От волнения он даже стал скрести ногтями по шее, как будто выдирал блох из густой волчьей шкуры. Вариантов было множество, и ему надо было срочно посоветоваться с Дарьей, и оборотень потянул к себе блокнот. Хотя наверняка Дарья опять проигнорирует его соображения, как и в прошлый раз, но все же попытаться стоило. Но лишь едва он начал записывать свои соображения, как вдруг… Услышав знакомый голос, оборотень вздрогнул. Монолог явно рассуждавшей вслух Дарьи был с одной стороны вполне конкретным, а с другой настолько эмоциональным, что оборотень просто заслушался. И все то, о чем он хотел только что написать, в этом монологе уже прозвучало. Прозвучало в нем и то, чего Рейдан почему-то не заметил… От обиды он отшвырнул подальше ставший уже ненужным блокнот. Да, горько, порой безумно горько признавать, что кто-то, в данном случае – Дарья, в чем-то сильнее тебя… И то, что это так, она только что показала. А он… Он только дал завести и ее, и себя в тупик… «Наверняка она на меня злится…» - почему-то вдруг подумалось оборотню, от стыда старавшемуся отодвинуться куда-нибудь подальше… От обиды и отчаяния, Рейдан изо всех сил, с громким хлопком врезал кулаком в раскрытую ладонь и мрачно пробурчал себе под нос: - ну ты и идиот, Раэсси, элементарного не увидел...

Аватара пользователя
Кайя фон Блейт
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 75
Контактная информация:

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Кайя фон Блейт » 2018 авг 10, 17:48:28

Дарья, Рейдан

Сеть «репейника» вспыхнула. Часть нитей окрасилась в алый. Но узлы цвета не изменили. Вывод был частично верен, триггеры, связывающие события отмечены. Но вот самого главного, причины, не оказалось…
На Дарью с Рейданом обрушился шквал мыслей и эмоций. Девушка сказала очень много. Часть ее слов и вопросов дополняли друг друга, создавали цельный образ. Но часть – острыми стрелами впивалась в сплетаемое девушкой полотно, и нити рвались, путались, цеплялись друг за друга.

…Вот – мама лежит рядом и читает какую-то сказку. Какую именно в этот раз – вспомнить трудно. Их было много. Иногда это были какие-то серьезные, как говорила мама, книги, когда не хотелось слушать любимых историй. Но их – лучше читал папа, усевшийся в кресле и чертящий в воздухе какую-то непостижимую историю. Это позднее станет ясно, что рыцари, принцессы, драконы и простые люди – алхимические и химические элементы, а их драмы и развлечения – реакции. Впрочем, наверное, эти истории она любила даже больше. Как и создаваемые отцом картинки.

…Кто-то хватает ее за волосы и дергает назад. Голова взрывается болью. А в ушах звенит отцовский то ли рык, то ли крик: «Дрянная девчонка!» Перед глазами мелькают чьи-то ноги, кто-то ударяет в бок. На глазах выступают слезы с запахом корицы…

…Вот – руки натягивают поводья. Слишком резко. Кобыла останавливается, а Алтина с трудом удерживается в седле. Глаза застилают слезы, он пытается смахнуть их рукавом, совершенно не различая пейзажей, о которых столько мечтала. Отец же тем временем берет кобылу под уздцы и отводит от оврага…

Очередная смена декораций.

…Стопка писем горит в металлической миске. Столь бережно хранимые, теперь они столь неохотно исчезают. Обычная столовая вилка разбивает становящуюся ломкой бумагу. Тетя стоит в дверях, не смея даже окликнуть. Как же она могла! Но сквозь удушливую обиду настойчиво пытается пробиться мысль о том, что она просто хотела, как лучше. Но простить не получается. Пока – не получается…

…Она смогла! Справилась! Это, конечно, не высший балл, но… Отец недоволен, но вышагивающая рядом мама что-то шепчет ему на ухо, и он приободряется. Значит, сегодня они все будут праздновать, а не разбирать ошибки! Ошибки подождут. Их все совершают. Даже папа?..

…Школа, репетиторы, кружки… У Ал не хватает сил. Нельзя успеть больше, чем можешь. Но отец рассердится, если она не справится. Снова выскажет, что все нужно делать вовремя. Но ручка скользит по листу все медленнее, пока не падает на пол…

…Руки сжимают рукоять пистолета. Дрожат, не хватает силы прицелиться. У нее ничего не получится. Не справится. Не догонит. Не выстоит. Не научится. Но вот – теплые руки обнимают ее вспотевшие ладони – и сразу становится гораздо легче, пистолет больше не тянет вниз, не выворачивает запястья. Отец стоит сзади, прижавшись так плотно, что слышно его тихое дыхание. Сильный, красивый, незыблемый. И что бы не случилось… Теперь ей все понятно. Это все не так уж и сложно… Спусковой крючок идет с усилием, и в какой-то момент курок срывается со своей позиции. Но даже наушники не спасают от оглушительного грохота.

…Папа и мама ссорятся… Что-то гремит о дверь кабинета, перекрывая спокойный, но звучный голос отца. Иначе мама – не услышит. Из-за чего она решила, что он ее больше не любит? На чем основана ее позиция, и чего она хочет на этот раз? Под мойкой ее точно не найдут, не будут спрашивать, кого она любит сильнее, что она думает о предмете ссоры, ничто в нее не попадет даже совсем случайно. Кран протекает уже не первый год. Но капли столь редки, что на них нужно акцентироваться…

…«Всё в порядке» - так непривычно слышать это… от него….

…Человек стоит у залитого солнцем окна, в комнате уже привычно пахнет корицей. На столе стоит фоторамка с мамой, а на стене висят панно с пистолетами и несколько картин. Кажется, она опять что-то сделала не так…
Последний раз редактировалось Кайя фон Блейт 2018 авг 11, 01:58:39, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Кайя фон Блейт
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 75
Контактная информация:

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Кайя фон Блейт » 2018 авг 10, 17:49:11

Керис, Рэймонд

От последнего репейника протянулась тонкая, едва заметная, алая нить. Вспыхнул ярко-красный узелок. И он него, словно лучи порванной паутины, к почти каждому событию, которое видели студентки, протянулись столь же эфемерные яркие нити. Но их было столько…

- Алтина? – девочка оторвалась от книги и посмотрела на отца. Формулы не хотели складываться в единую систему, а для сегодняшнего занятия нужна была именно она. Да, конечно, если не получится, можно будет спросить. Но начинать нужно с себя. – Принеси мне лабораторный журнал, пожалуйста. Кажется, я вчера допустил ошибку.
Отец оперся локтем на стол и прикрыл глаза ладонью. После ухода мамы он очень изменился. Стал очень быстро уставать, ошибаться. Или… просто признаваться в своих ошибках? Может быть раньше он признавался в них маме?
Ал тряхнула головой, разметав волосы по плечам и, отложив книгу, встала. Можно было не говорить о своем согласии, отцу теперь хватало кивка. Он был все также требователен, строг, но… всё равно стал как-то неуловимо мягче с нею. Словно… боялся, что и она уйдет.
Нет, вряд ли. Разве можно уйти? Хотя… мама ведь ушла. Не смогла быть такой же правильной и образцовой? Или, действительно, сочла, что отец ее не любит и не целит? Когда-нибудь он об этом расскажет, но пока…
Девочка вошла в лабораторию и сразу же направилась к одному из столов, в котором всегда хранились последние рабочие документы. Журнал… На этот раз он был темно-синим, в цвет летней ночи. И очень тяжелым. Какая-то разработка, не дававшая отцу покоя велась уже больше полугода и не любящий делить журналы отец уже не раз добавлял в тетрадь листы. Пока она не стала напоминать полноценный старинный фолиант из тех времен, когда копировать книги посредством магии или механизмов считалось за варварство. Предполагалось, что книги хранят часть души авторов, и, копируя их бездушным методом, этот осколок души рвут на части до тех пор, пока от него не остается ничего, как и самой книги, ее мудрости, ее духа. Переписчик же дополняет кусочек души автора – своей, а потому книга продолжает служить еще долго и словно бы сама делится мудростью с читающим.
…Отец отошел к окну и высматривал что-то вдалеке. В их районе было не слишком много жилья и никакие дома не загораживали обзор. Стеклянной змеей вилась лента реки, желтели зреющие злаки, вдали темным покрывалом простирался лес заповедника. Этот вид успокаивал и ее тоже. И маме он когда-то нравился. Как-то она даже сказала, что они с отцом поселились здесь именно ради него. Этакая романтическая нотка прагматичных людей.
Отец никак не отреагировал на ее возвращение, и Ал решила его не отвлекать. Подошла ко столу и положила толстую тетрадь на него. Точнее, собиралась положить. Отвлеклась, засмотрелась на силуэт отца. И запнулась о высокий ворс ковра.
Тетрадь выскользнула из рук, проехалась по столешнице, когда Ал врезалась в нее животом. Раздался резкий звук падения и – почти одновременно - лопнувшего стекла.
Девочка не сразу поняла, что произошло. И лишь потом сообразила: фоторамка с маминой фотографией.
Со стороны отца у стола ковра не было, все падало прямо на пол: так было проще поднять. Да и колесики стула не вязли в ворсе.
А рамка… Отец так и не смог смириться с уходом мамы. И по-прежнему любовался ею. Ал видела эту фотографию, именно она стояла в гостиной. Легкое голубое платье, сияющие счастьем глаза, белая широкополая шляпа и белый песок. Отец смог запечатлеть, как она бежит к нему. Когда-то давно. Вскоре после свадьбы и окончания университетов.
Очень не хотелось, чтобы отец злился. Они ведь так давно не ссорились. Она так давно его не разочаровывала. А сейчас, увидев его взгляд, Ал испугалась. Темный силуэт на солнечном фоне, сверкнувшие бешенством глаза. Или…. Может… он просто слишком резко обернулся на звук.
- Я сейчас все уберу и стекло заменю, - прочастила она. Обогнула стол, забыв про боль от ушиба, присела и начала быстро, но осторожно складывать осколки в ладонь. Подняла фотографию…
…и застыла.
Фотография была совсем другой. Не той, теплой, солнечной, счастливой. На этой – мама лежала на полу, чем-то неуловимо напоминающая сломанную куклу. Алое платье, которое она любила надевать перед тем, как закатить отцу скандал… Словно театральный флаг, демонстрирующий объявление войны. На этой фотографии оно казалось флагом побежденного. Не гордым штандартом, а пропитавшейся кровью тряпкой. Настолько неряшливым оно казалось. И алые туфли на высоких шпильках, лежащие рядом…
Голова взорвалась болью, и Алти взвыла. На глаза навернулись слезы. Но собственный крик не перекрыл отцовского рыка:
- Дрянная девчонка!
На глазах выступили слезы, и соль на губах отдавала корицей.
В голове снова вспыхнула боль, и Ал даже не поняла, как оказалась на ногах. Почти рефлекторно бросила осколки в оскаленную морду. Почти сразу после этого ощутив удар о стену.
Слезы, боль и ужас смазывали картинку, перед глазами все плыло. Похоже, ударилась она не только спиной…
Сознание отказывалось принимать, что идущий на нее взбешенный, кажущийся сумасшедшим человек в окровавленной одежде – ее отец. Такого ведь просто не могло быть? Ведь он еще недавно разговаривал с ней, они собирались сегодня поиграть в лаборатории. Он…
Да. Она просто ошиблась. Отец вышел, пока она ходила в лабораторию. И кто-то пробрался сюда. Она просто ошиблась, не разглядела черт, силуэта на фоне слепящего солнца. Спутала.
Ал совершенно не заметила в какой миг испуг перерос в удушливую панику, но с каждым шагом пробравшегося в дом грабителя проваливалась в нее всё больше. Сердце почти выскакивало из груди, в голове, словно пойманная в силки птица, билась мысль о том, что отец скоро придет и все исправит. Поможет. Спасет.
...Сознание работало урывками. Какие-то кадры словно бы совсем пропадали...
Девочка совершенно не поняла, когда в руке оказался пистолет. Возможно, упал, когда ее отбросили к стене. Или она сама сорвала его, в тщетной попытке найти хоть что-нибудь, чем можно защититься?
Человек бросился на нее. Тихо. Страшно. Свет, льющийся из окна, окончательно смазал его черты. Жесткие руки сжали ее запястье, начали выворачивать липкий от крови из порезов металл…
Что-то взорвалось в руках, вывернуло запястье, потянуло за собой…

…Ал очнулась на чем-то мягком. Наверное, отец услышал шум и пришел. Прогнал напавшего на нее…
Девочка попыталась подняться. Вывернутое запястье подвело, заставив с легким вскриком упасть.
- Па-а-ап, - голос был жалким, слез в нем было больше, чем звука.
Глаза открывать было очень больно. Свет словно ножами впивался под веки. Но все же…
Рука опиралась на живот отца, его лицо, даже не смотря на кровь казалось спокойным. И осунувшимся. Осколки иссекли ему щеку, царапнули лоб, а часть лица…
...В груди Алтины словно что-то лопнуло и вместе с тем оборвалось, в глазах потемнело…
Последний раз редактировалось Кайя фон Блейт 2018 авг 11, 01:52:29, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Кайя фон Блейт
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 75
Контактная информация:

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Кайя фон Блейт » 2018 авг 10, 17:59:16

Фалко вновь отпустила решившую размяться Вульф и мысленно хмыкнула.
Да, задание вышло не так, чтобы легким. Даже наоборот. Но цель, ради которой оно затевалось, судя по блокнотам и поведению, частично была выполнена.
Свет на полигоне на мгновение померк - и студенты снова стояли все вместе под "звездным" небом.

- Что ж, этот этап занятия считаем завершенным. Но, прежде, чем мы перейдем к пояснению с моей стороны, прошу каждого из участников, не групп, озвучить свой вывод о причинах проблем, которые проявляются у рассматриваемого в задании объекта во взрослом возрасте.

Аватара пользователя
Дарья Соколова
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 70

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Дарья Соколова » 2018 авг 11, 09:19:45

Тяжело дыша, медленно отходя от эмоциональной речи, Дарья не обращала внимания на метушню Рейдана рядом. Она уже дала ему шанс, возложила на него какие-то обязанности, почти надежду и... списала со счетов, полагая, что лучше все же рассчитывать на себя, чем на малознакомого парня. Она проследила за блокнотом, опасаясь, что тот может полететь в ее сторону, а затем даже не повернулась к студенту, жадно вглядываясь во взаимосвязи репейников. Ей стало все ясно, и их командная игра закончилась, так и не начавшись.

Громкий хлопок чужой ладони по руке, невнятные слова парня себе под нос, но девушку настигает лавина мыслей, чувств и образов... Дарья забыла про правила постановки вопросов, поддавшись своим чувствам и переживаниям, слишком остро чувствуя чужое и принимая на себя. Ей всегда было легче смотреть через себя, судить по себе и переживать за себя, но... Сейчас она была, она чувствовала себя маленькой девочкой, которой читают сказки, рисуют красивые схемы, учат кататься на лошадях и обращаться с пистолетом. Но еще были ссоры, крики, недовольство ее успехами. Внезапно, водопад чужих мыслей и образов закончился, и Дарья осталась наедине с этим полученным знанием, хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

"Теперь будешь знать, как сыпать вопросами," - приходя в себя от пережитого, она качнулась, чуть не упала, тряхнула головой и медленно поднялась со своего места, потирая виски. Словно бы хотела таким образом выползти из чужих воспоминаний. Голова гудела, в ушах отдавался стук сердца от возмущения и волнения, где-то внутри ворочался пока еще сонный Зверь, чувствуя острые манящие переживания девушки. "Слишком много сказала... Слишком много спросила... Слишком близка мне тема предательства... Поддалась эмоциям. Черт. Да, я нихрена не умею работать с ментальной структурой. Но я ведь права, да? Права и эти факторы ее колбасят? Я ведь почти докопалась до сути?" - Девушка прокрутила наиболее яркие и беспокойные мысли, находя взглядом преподавателя. Теперь предстояло самое сложное - самой отыскать свои ошибки и сделать окончательные выводы, прежде чем начнется разбор полетов.

- Она любила своих родителей. Обоих. Сильно, - первый момент, в котором ошиблась девушка, но благодаря лавине образов почувствовала любовь и тягу к родным. - И каждого боялась по-своему. А ее тренировали, натаскивали и обучали, - чуть подрагивающий голос, а перед глазами все еще мелькали картинки-воспоминания, и девушка слегка пошатывалась. Особенно больно отозвался образ матери, читающей книжку. Дарья прикрыла глаза, стараясь перевести дыхание и в очередной раз унять свои мысли, успокоится. "Это было давно, в прошлой жизни, не ковыряй старые раны. Достаточно, Он только и ждет случая... Черт, как научится не пропускать подобное через себя, когда оно так и липнет к больному?" - Она прижала сжатый кулак к солнечному сплетению, словно бы хотела удержать себя и свои воспоминания от чужих. Разграничить это. Слишком уж резко она нырнула в чужое сознание. Слишком уж мощной была лавина мыслей. "Нужно быть аккуратней."

- Ей старались дать все, просто кучу знаний и занятий. И возлагали такую уж кучу надежд и ждали успехов, которые она как могла совершала, но временами не дотягивала до выставленной родителями планки, - девушка горько усмехнулась, переваривая все происшедшее. - И предательство матери она так и не простила.
"И не уверена, что простит. Это невозможно простить. Предавший раз, предаст не единожды," - мысленно прокомментировала она уже свои личные суждения и переживания.

- Вот только, мне кажется, зря отец научил ее обращаться с пистолетами, - Дарья сглотнула подступившую слюну от холодящей душу догадки, которая ходила вдалеке сознания еще далеко, но от возмущения ситуацией эта мысль постоянно отгонялась. - Она боится, что опять не справится, что отец опять рассердится. Снова и снова. Постоянно не то и не так... Но он совершил одну ошибку, - голос Дарьи постепенно остановился тише, словно бы она не хотела, чтобы ее догадку услышали. - Он дал ей доступ не только к лаборатории, но и научил пользоваться пистолетами, - взгляд девушки ошарашено уставился на преподавателя. - Но отец очень часто в ней разочаровывался. И пусть я снова меряю ситуацию по себе, но я бы пристрелила его, чтобы не мучиться и не терпеть это издевательство, - фыркнула девушка, сглотнув, помолчав, а затем уставившись в темноту полигона добавила ту фразу, которая застыла комом в горле. Ту фразу, которую она помнила из чужого воспоминания, ощущая, как держала пистолет потными ладонями, а затем поверх легли теплые руки, помогая крепче держать пистолет. - Это все не так уж и сложно…

“И капающий кран под мойкой, где она в детстве пряталась. Черт, да её жизнь превратилась в сущий кошмар! Это же простая бытовуха,” – ошарашено рассуждала девушка, уже обнимая себя за плечи, словно бы желая себя спасти от подобных переживаний. Прижимаясь носом к вороту куртки, который все ещё нес запах дешевого, ядреного, но такого знакомого, пусть и предательского, но комфортного и приятного запаха. Может хоть так она себя вернет к своим переживаниям и мыслям. “Черт, слишком много вопросов. Слишком много ответов. Нужно научиться сдерживать свои порывы… Впрочем, как всегда и везде,” – горько усмехнулась девушка своим мыслям и присмиревшему желанию докопаться до сути интересного вопроса.

Аватара пользователя
Керис Джонс
Студент ф-та Истории Магии
Студент ф-та Истории Магии
Сообщения: 188

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Керис Джонс » 2018 авг 11, 09:55:42

Алый цвет зажегшегося сгустка показал, что Керис попала в цель. Но лучше бы она этого не сделала. Девушка откровенно оказалась не готова к такой информации. Следующий эпизод из жизни Алтины вызвал в душе эйрийки приступ такого ужаса, смешанного с отвращением и непониманием, что девушка зажмурилась. Её сознание тоже отказывалось понимать, что такое возможно. Не бывает мужчин, убивающих своих красивых, умных и любящих жен. Не бывает родителей, поднимающих руку на детей. Не бывает детей, вынужденных защищаться от взбешенных отцов. Всё это было лишь дурным видением чужого мира, но от этого охватывал озноб, а к горлу подкатывал тошнотворный ком. Выронив блокнот, Керис прижала руки к груди, стараясь унять это неприятное чувство. В горле пересохло, а на ресницах, наоборот, собирались капли непрошенной влаги.
Тьма рассеялась, стало снова видно студентов и преподавателей. Но ощущение того, что чужая жизнь была рядом, живой и осязаемой, не проходило. Чужие воспоминания оставляли в памяти будто выжженные отпечатки. А во рту появился солоноватый привкус - девушка неосознанно закусила губу до крови. Заговорила профессор Кайя и Кери пришлось приложить усилие, чтобы не попытаться просто покинуть аудиторию. Ментальный блок неслышно погас, оставив сознание незащищенным, но Джонс даже не вспомнила о снятом кольце.
Слова Дарьи доходили как через вату, не складываясь в связный текст. Но задание оставалось заданием, а маг огня должен быть морально стойким, как учили в школе.
Тряхнув хвостиками,Кери с трудом сглотнула и облизнула пересохшие губы. Надо было отчитываться и сделать это правильно, как учили.

- У объекта наблюдаются проблемы ментального характера при совпадении некоторых факторов. Мы могли наблюдать, что у неё имеется нервная реакция на определенный тип мужчин, определенные запахи, определенную обстановку. В жизни объекта было два травмирующих события - первый раз это уход матери и второй, связанный с отцом. - Слова давались с трудом, а голос, обычно звонкий, звучал глухо. - Проблемы в поиске работы возникали тогда, когда на собеседовании сходились несколько факторов. Во-первых, человек, проводивший собеседование, был уверен в себе и статусен, напоминая поведением отца. Во-вторых, говорил от окна, против света, как говорил отец в обоих травмирующих случаях. В-третьих, в рабочих препаратах встречался запах корицы, который присутствовал в любимом аромате отца. В-четвертых, обстановка кабинетов собеседования напоминала кабинет отца, на стенах висели панно и картины. В-пятых, голос, достаточно мягкий или смягчаемый, как у отца. В-шестых, громкие звуки, подобные хлопку или звону стекла. Когда совмещалось, я думаю, три и более факторов, у объекта случался психоэмоциональный кризис на фоне воспоминаний, оттесненных в подсознание.

Керис замолчала, чувствуя, что эта речь отняла последние эмоциональные силы, и больше всего ей хочется сесть где-нибудь в укромном уголке и просто поплакать. Делать заключение об убийстве ребенком собственного отца, которого Ал очень любила, эйрийка просто не смогла. Тонкий детский голос, зовущий папу, никак не хотел уходить из головы. И пускай Джонс точно знала где она сама, а где чужая память... но разве может это защитить от информации, которую ты не готов найти?

Аватара пользователя
Рейдан Раэсси
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 56

Re: Базис ментальных воздействий. Ментальная структура. Практикум

Сообщение Рейдан Раэсси » 2018 авг 11, 12:29:32

«Что??? Она застрелила своего отца? Не может быть…» - пронеслось у оборотня в голове после того, как закончилось очередное видение… Такое в его голове просто не умещалось. Это, как потом оказалось, последнее воспоминание, точнее, не одно, а целый набор отрывочных, но весьма характерных, эпизодов из детства Алтины только подтверждал последнее предположение Рейдана, о том, где находится корень ее бед и несчастий. Впрочем, отчасти об этом и говорила Дарья в своей пронзительно-эмоциональной, как ему показалось, на грани нервного срыва, речи. Атмосфера страха, тяжелого, гнетущего, окружала несчастную девочку все ее детство. Да, похоже, что нормального, счастливого и беззаботного детства у девочки-школьницы не было – от нее все время чего-то требовали, не давая взамен так необходимой детям любви, заботы и ласки. Вместо этого были лишь занятия. Напряженные, выматывающие, не оставлявшие ни минутки свободного времени на то, чтобы поиграть с любимой куклой или почитать любимую, интересную книжку, а не эти скучные учебники… Да, похоже, что материально она ни в чем не нуждалась, не была раздетой-разутой, не голодала, у нее была крыша над головой, и она любила своих родителей. Казалось бы, что еще нужно ребенку для полного счастья? Но, похоже, ответной любви от родителей она так и не дождалась. Один лишь страх… И не удивительно, что это потом закрепилось у нее на подсознательном уровне, проявляясь так резко и четко, как на этих собеседованиях… Глубоко потрясенный только что увиденным, оборотень даже не сразу расслышал слова преподавателя о том, что пора бы и подвести итоги сегодняшнему занятию… Внимательно слушая ответы Дарьи и незнакомой ему девушки, он понял, что находится на правильном пути, но у него была несколько другая версия.

- Страх. Постоянный страх – вот, что окружало Алтину практически все детство. Страх перед постоянными ссорами родителей, страх перед тем, что ей придется делать выбор – кого из родителей она больше любит, страх перед выволочками, ужасными выволочками, которые ей устраивал отец, стоило ей допустить малейшую оплошность… Страх, что она подведет своих родителей, если не будет соответствовать их ожиданиям. Страх, что она не справится со все возрастающей нагрузкой… - Рейдан встал с земли, разгладив помявшиеся брюки, и стараясь говорить как можно спокойнее, хотя это и давалось ему с большим трудом, все-таки ему, жившему в родительской любви и заботе, было трудно понять, как такое возможно в принципе. А еще, что удивительно, он осознал, что испытывает к несчастной Алтине чувство, казалось бы, ранее ему не свойственное – чувство жалости и сострадания. Он рад бы был ей помочь хоть чем-нибудь, да не мог. Все, что ему оставалось – лишь дать ответ на вопрос. – А страх, как известно, порождает неуверенность в своих силах, желание от него спрятаться, например, забившись в тумбу мойки. И детские воспоминания, детские страхи – самые яркие и запоминающиеся. Ну и последней каплей, переполнившей чащу терпения Алтины, стало предательство матери. Ее уход из семьи к другому человеку, с которым ей наверняка было бы комфортнее. Скорее всего, она ушла потому, что ее достали постоянные семейные ссоры, но для девочки эти обстоятельства не имели никакого значения – только сам факт предательства. И пистолет… Я не уверен, но мне показалось, что она застрелила своего отца – если это так, то такой итог был вполне закономерным – чаша терпения у девочки переполнилась, и в итоге случилось то, что случилось. В общем, я считаю, что основная причина проблем на собеседовании у Алтины в том, что у нее не было нормального детства и виноваты в этом ее собственные родители. Ну а триггеры, запускавшие цепочку реакции, наиболее четко проявлявшейся на собеседованиях… Пожалуй, об этом уже говорили немало и все они, или большинство из них, уже были названы. Но повторюсь. Основные, по-моему, это запахи корицы и табака. Поза вполоборота к окну. Пустой, холодный, безэмоциональный взгляд собеседника. Возможно, какие-то интонации голоса или речевые обороты. Все это и поднимало наверх все то, что она так старалась задавить в себе, выбросить из памяти. Не удивительно, что она об этом ничего не помнит – кому приятно вспоминать годы, проведенные в самом настоящем аду… Но из подсознания выдавить такой кошмар невозможно, и когда все внешние факторы сходились вместе, Алтину захлестывали те самые даже не воспоминания, а впечатления от этого кошмарного детства… Вот как-то так, профессор.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость