Кружок скульптурирования.

Большой круглый зал с множеством арок. Пол выложен множеством разных старых плит, каждая из которых не похожа на соседнюю. Все эти плиты были когда-то частью древнего храма, алтаря, святыни, капища, кромлеха или иного места, пропитанного духовной и мистической энергией одного из миров. Несмотря на различия в цвете, форме и размере, эти плиты идеально подогнаны друг к другу и образуют причудливую и таинственную, в чем-то даже безумную, мозаику. Подобное переплетение камня и магии обеспечивает равномерную и постоянную циркуляцию магической энергии в Ритуальном зале, что стабилизирует и поддерживает любой ритуал, проводимый здесь. Периметр зала разделен восемью колоннами, между которыми расположены восемь высоких арок, ориентированных по сторонам света. Каждая арка уникальна. Западная, выполнена в виде двух взлетающих драконов. Южная – в виде переплетающихся тел демонов. Северная – в виде титанов. Восточная – в виде фениксов. Северо-западная – в виде мантикор. Северо-восточная – в виде двух вихрей торнадо. Юго-западная — словно собрана из тысяч человеческих скелетов. А юго-восточная арка напоминает застывшие гигантские морские волны. Внутри арок прячутся свои секреты. Так, южная арка – это вход в ритуальный зал, а в остальных прячутся кладовые факультета Оккультизма. Охраняются они куда менее рьяно, чем склад алхимиков: ключ есть у Декана и старост. В северной кладовой хранятся всяческие ингредиенты одноразового использования – лапки крыс, глаза жаб и прочее… За восточной аркой хранятся благовония, ароматные табаки и травы и прочие, всевозможные воскуриваемые вещества. За западной аркой можно найти тяжелые шкафы с множеством фолиантов по оккультной тематике. В северо-западной кладовой ритуальные приборы: ножи, жезлы, посохи, кадила… В северо-восточной — спрятаны более тяжелые атрибуты: небольшие алтари, тотемы, идолы. В юго-западной — собраны предметы, связанные с некромагией и малефицистикой. За юго-восточной аркой — всё необходимое для начертания магических кругов, фигур и иже с ними.
Высокий сводчатый потолок покрыт руническими письменами и звездными картами. Если приглядеться к ним, то можно заметить, что и те, и другие неторопливо двигаются и изменяются.
В Ритуальном зале есть все условия и ресурсы для того, чтобы провести ритуал любого уровня сложности, при наличии соответствующих навыков, конечно же. И естественно под присмотром соответствующего представителя оккультного факультета: декана, преподавателя, или — на худой конец – старосты.
Ответить
Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 111

Кружок скульптурирования.

Сообщение Скеггльельд Эк » 2018 июн 26, 20:21:21

Магические способности:
Трансфигурация - М2
Магия пространства - М1
Магия стихий: Огонь - ПМ3
Магия первоначал: Тьма - ПМ2
Ментальная магия - ПМ1(Чтение мыслей, Мыслеобразы)
Рунная магия - Ученик
Заклинания - Ученик



Пилы, стамески, резцы, маленькие ножи, острые прутья и спицы, моток проволоки и пилочка для ногтей. На последнюю Скеггльёльд смотрела с особым подозрением и грустью: кто-то совершенно разочаровался в наждачной бумаге. Норвежская принцесса повела плечом, кожи которого неприятно касалась тяжелая волчья шкура. И ведь достали где-то этот эксклюзив. Девушка, не вскидывая вверх голову, подняла глаза, пытаясь разглядеть, насколько дико на ее белокурой гриве смотрится открытая волчья пасть, заменяющая головной убор. Зеркала в помещении не было, а домовики только-только начали свою работу, поэтому увидеть желаемое она не могла. В очередной раз поправив на груди бесчисленное количество ожерелий, Льёльд чуть прикрыла глаза, сосредотачиваясь на внутреннем пламени. Горячей энергии родной стихии ей как обычно нужно было порядочно. Пускай домовые эльфы не давали своей магией ледяным глыбам таять, температура в помещении все равно была понижена. Скеггльёльд это было неприятно. К тому же, в данный момент на ней практически отсутствовала одежда. Правда вот полуголость ее совершенно не беспокоила: ей нечего было стесняться, к тому же, ни разу за весь год никто не потревожил кружок скульптурирования. Вечер очередного четверга в ритуальном зале принадлежал только им.
Ушастые человечки, посовещавшись, решили, что пора переходить на более сложные, и, следовательно, более детальные работы. И слов на ветер не бросали: стоило Эк только встать в позу на тему того, что ни за каким левым шмотьем она никуда не потащится, как они быстро все нашли сами. Это подкупало. Она прекрасно знала, насколько им нравится работа со льдом, но до этого момента и мысли не допускала, что эльфы относятся к этому столь серьезно. Не хобби, а очередная работа. Домовики привыкли отдавать себя труду полностью, и это распространялось даже на увлечения.

Хоть Скеггльёльд выступала в роли модели, она все равно чувствовала крупицы гордости за то, насколько вырос уровень практически каждого эльфа. Уже все могли работать с двигающейся моделью, что скрасило для девушки часы бессмысленного сидения в одной и той же позе. Потому что мало того, что она не умела сдерживать свое тело от желания повернуться, потянуться, вытянуться, и просто тридцать раз покрутиться на месте, так еще и эльфы выбирали нечто такое, из-за чего через минут двадцать у Эк все к черту затекало. Сейчас же ей было достаточно раз в несколько минут принимать нужное положение: вытянуть руку, повернуть голову, улыбнуться – после чего она возвращалась к какому-нибудь своему делу. Хотя иногда получалось забавно. В прошлый раз она настолько одухотворенно работала с глиной, что большинство домовиков отказались от первоначального варианта, и сделали ледяные скульптуры с девушкой, что занималась лепкой девушки, которая занималась лепкой девушки...В общем, большеглазых человечков качало на волнах творческого экстаза.

Опираясь на правую руку, сидя полубоком, Скеггльёльд перелистнула лист учебника, открывая следующую главу. Перед ней лежала большая стопка нужных ей книг, а сидячая поза для сегодняшнего занятия была подходящей для чтения. В зоне досягаемости так же было несколько листов пергамента и перо с баночкой чернил. И вот вопрос, плоским мелким почерком выведенный на верхнем листе, вызывал некоторые сомнения. А точнее, Льёльд вообще не понимала, что от нее хотят. Прикоснувшись подушечками пальцев к прикрытым векам, девушка чуть покачала головой. Она ненавидела что-либо не понимать. И это всегда означало одно – тотальное углубление в материал. Уже было потянувшись за другим учебником, Скеггльёльд услышала чуть усилившееся сопение. Положила руку на бедро и повернула голову направо, вытягивая шею и смотря в темную несуществующую даль. Звук работы с глыбами льда возобновился.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей