Махамба Оле Санкале

Закрыто
Аватара пользователя
Мастер Цензор
Обстоятельства и ход событий
Обстоятельства и ход событий
Сообщения: 1235

Махамба Оле Санкале

Сообщение Мастер Цензор » 04 апр 2014, 14:04


Имя:
Махамба Оле Санкале

Аватар:
http://s019.radikal.ru/i633/1403/b5/509a4159d508.jpg
Раса:
Человек

Звероформа:
Леопард

Дата рождения:
01.04.1997

Биография:
Двадцать один год назад, плюс ещё чуть-чуть, в начале весеннего месяца апреля, в далёкой африканской саванне, где-то в Танзании рождён был младенец – мальчик по имени Махамба. Рос он не по дням, а по часам и, достигнув совершеннолетия, исполнил множество славных дел, и когда….. Стоп-стоп-стоп!!! Что-то здесь не то…, аж скулы свело от сладенького. Нет, в принципе, всё верно: родился этот пацан именно тогда и, именно там…, ну, или почти там – плюс-минус 400-500 километров. Только имя «Махамба», на момент появления данного индивида в Академии, было последним из всех его предыдущих имён. Ибо масаи, в племени которых он и был, собственно, рождён, имеют нехорошую (с нашей точки зрения )привычку менять имена детей едва ли не каждый год. Так что, если начать перечислять все более ранние имена Махамбы мы, пожалуй, существенно отвлечёмся от темы.Итак: Махамба. Родился в семье резчика масок Санкале (что, впрочем, не мешало быть тому ещё и воином) – одного из самых уважаемых людей племени масаи. Мать мальчишки – Нонгута – четвертая жена почтенного Санкале – была намного моложе своего супруга. Узнав, что жена родила ему сына, суровый мастер тут же начал строить в голове планы по поводу будущей карьеры своего отпрыска. Однако все планы отца напрочь поломал старый лебон Бауэна – колдун их племени, который считался авторитетом, равным вождю…, если не более высоким, чем вождь. Едва осмотрев новорожденного, лебон поставил Санкале условие, согласно которому, по прошествии трёх лет тот обязан привести ребёнка на обучение колдуну. Точка. Бурные аплодисменты. Занавес.Вообще-то, обошлось без аплодисментов. Санкале стоял, в задумчивости потирая подбородок, и не знал радоваться ему, или горевать. Затем он принял соломоново решение, отправившись вместе с остальными мужчинами на местный «форум» – поболтать «за жизнь».Спустя три года мальчик был отдан в обучение лебону Бауэне. Вообще-то, лебон «законтачил» с мальчишкой (не подумайте плохого), когда тому ещё не исполнилось и недели от роду, однако… об этом – в своё время. Нельзя сказать, что Махамба был, прямо-таки, гением колдовства: дня не проходило без тумаков-подзатыльников и упоминаний о том, что самый тупой зебу (тип местной коровы)– мудрец по сравнению с мальчишкой. И всё же, старый лебон видел в Махамбе тот потенциал, который после необходимых усилий делает обычного человека необычным колдуном. Кстати, обучение не освобождало Махамбу от прочих обязанностей, возлагавшихся на остальное молодое поколение – как-то: пастьба скота, обучение воинскому делу и, по взрослению, обязательная психологическая подготовка к инициации – обряду обрезания – что делать, таковы древние традиции. Параллельно этому Санкале начал обучать сына таинству изготовления ритуальных масок, а индуна – глава воинов племени – включил мальчишку, не без ходатайства отца, в группу подростков постарше, которые проходили «строевую подготовку» с более опытным наставником, чем те мальчики, которые были ровесниками Махамбы. Так что, как говорится, нашему герою было чем заняться. Старый шаман тем временем не просто обучал мальчишку, он словно нащупывал те, самые отзывчивые, струны, с помощью которых можно было бы из дикой какофонии отдельных всплесков хаотичного, даже опасного колдунства начать создавать стройную мелодию магии, граничащую с, поистине, высоким искусством. И как-то раз, тренируя Махамбу в шаманизме – именно, не обучая, а, тренируя, так как эта способность у мальчишки была врождённой - так вот, занимаясь этим, далеко не лёгким, делом лебон обнаружил ещё одну «струнку». Совсем уже вымотанный уроком, юный ученик вдруг поднялся на ноги, и попросил наставника помочь дойти ему до реки, струившей свои воды невдалеке от деревни. Старик не стал спорить и, поддерживая покачивающегося мальчонку, отправился с ним к воде. Вскоре мудрый колдун заметил, что, когда до поймы реки оставалось, примерно, шагов тридцать-сорок, Махамба перестал качаться, как тростник на ветру, шаг его стал твёрже, а осанка – ровнее. В пяти шагах от реки мальчик, буквально, вырвал свою ладошку из сухой ладони шамана, затем бросился на колени и…сунул голову под воду. Ошарашенный Бауэна ринулся, было вслед ученику, но затем остановился, пригляделся и, с хитрецой прищурив левый глаз, усмехнулся. Спустя пару минут, отфыркиваясь и утираясь обеими ручками, Махамба вытащил голову из воды и повернулся к учителю с широкой улыбкой на мокрой от воды чёрной мордашке. Увидев, как мальчик, что называется, восстановился, Бауэна незамедлительно продолжил занятия уже в новом направлении - заставляя ученика оперировать со структурой воды. Пока что Махамбе удавались лишь водяные шарики размером с головку новорожденного и небольшие водовороты, способные затянуть в себя, разве что, щенка шакала. Но и этого на первый раз, да ещё после почти семи часов занятий, было более чем достаточно. Прошло ещё три сезона дождей, поочерёдно сменявшимися тремя засухами, когда однажды колдун, взяв за руку своего маленького ученика, привёл его к старейшинам и, ткнув пальцем в курчавую головку, заявил: «Он больше не будет пасти зебу». Это произошло после того, как лебон заметил, что каждую ночь Махамба просыпается с криком и в холодном поту. Узнав у мальчонки, что с ним кто-то разговаривает во сне, мудрый колдун не стал медлить. Тем же утром старый Бауэна отправил четверых детей племени собирать хворост. Когда было принесено достаточное его количество, старик заставил уложить хворост ровной окружностью, девяти шагов в поперечнике, после чего отправил молодёжь восвояси. После захода солнца шаман позвал ученика, усадил его в центр сооружения и поджёг уложенный хворост. Когда огонь разгорелся в полную силу Бауэна надел страшную маску и принялся камлать. Обряд был закончен лишь тогда, когда угли костра подёрнулись тусклым покрывалом пепла. Так Махамба был посвящён в шаманы. Жизнь его стала ещё тяжелей. Хотя, и гораздо интересней. Бауэна непрестанно занимался с мальчиком, наставляя и показывая, что нужно делать, чтобы научиться управлять своим разумом, зачем шаману знание свойств окружающих его растений, в первую очередь - целебных, где и как находить воду а, затем, и управлять ею и, главное, как правильно разговаривать с духами и даже контролировать их. Однажды - было это уже в двенадцатую его весну - колдун приказал Махамбе взять с собой ассегай и нож, после чего оба направились в саванну. Вышли они ранним утром, а нашли то, что искали уже после полудня. Большая змея – около трёх шагов в длину – лежала на глыбе спёкшейся глины, возвышавшейся среди зарослей тростника. «Убей», - сказал Бауэна ученику. Ситуация складывалась, как нельзя лучше. Змея, по-видимому, только недавно подзакусила - туловище её было сильно раздуто посередине, так что ни убегать, ни нападать она сейчас не могла. Подняв копьё, Махамба осторожно сделал два шага вперёд. Змея подняла плоскую голову, мелькнул раздвоенный язык, послышалось злобное шипение. Затем, в воздухе мелькнул ассегай. Когда конвульсии прекратились, Бауэна длинным ножом разрезал тело змеи в трёх местах – у головы, в середине туловища и у хвоста, - после чего извлёк из каждого надреза по нескольку косточек и положил их в свой поясной мешочек. До этого случая лебон, помимо прочих областей магии старательно учил Махамбу и тому, как по сновидениям и костям животных предсказывать будущее и видеть прошлое. У мальчика наблюдался прогресс, хотя его возможности по сравнению с возможностями наставника были пока что ничтожно малы. И амулеты старый колдун использовал, естественно, свои. Теперь же, обработав добытые кости в специальном растворе из трав и обтерев их о красную в синюю клетку «чуку» - одежду масаев, Бауэна протянул их ученику. Глаза Махамбы засверкали, дыхание стало шумным, словно у разъярённого буйвола. Мальчик осознал: с этого момента он не просто ученик старшего колдуна и младший шаман, он - обладатель собственных амулетов. А чтобы осознание свершившегося факта не было поверхностным, с того дня колдун принялся доводить до ума своего воспитанника науку изготовления амулетов-фетишей. Как то: ловля и убиение нужных представителей фауны, правильная их разделка и обработка добытых частей тел, поиск требующихся пород камня, древесины, кожи, красок и прочая. Ну а логическим завершением всего вышеперечисленного являлась, безусловно, окончательная сборка амулета.А однажды Бауэна увидел во сне то, что заставило его сделать для себя и Махамбы амулеты – компасы. То есть, настоящие амулеты. Не будем вдаваться в детали изготовления оных, ибо процесс этот был долгим и не простым. Разве что, стоит упомянуть о некоторых «мелочах», из которых состояли амулеты. Среди них были капли крови самого Бауэны и Махамбы, пряди их волос, частицы дыхания обоих, которые колдун заключил в, особым способом – для эластичности, обработанные мочевые пузыри гиеновых собак и ремешки из выделанных шкур гепардов, на которые и подвешивались сами амулеты. Когда всё было готово, старый шаман надел на шею Махамбы «компас», в котором содержались частички самого Бауэны, а Бауэна взял другой артефакт. Так лебон «связал» себя с учеником. Луна дважды становилась круглой после обряда «связывания», когда произошло ещё одно событие, показавшее начало развития у Махамбы очередной способности. Во время урока лебона, по свойствам растений, мальчик увидел несколько проходящих мимо них зебу. Всё бы ничего, но вот только вокруг одного из них в воздухе колыхалось непонятное тёмное марево. Мальчик не преминул сказать об этом учителю. Бауэена слегка усмехнулся: он-то успел заметить своим внутренним зрением, как муха цеце укусила корову, и яд только-только начал свою мерзкую работу. Подведя ученика к зебу, колдун потребовал, чтобы Махамба показал, где находится больное место. Но паренёк больше ничего не видел – ни темноты вокруг коровы, замеченной им несколько мгновений назад, ни чего-либо ещё подозрительного. Тогда Бауэна сам положил одну руку на укус, а вторую – прижал к стволу дерева, как бы «заземляя» себя и переводя в почву, полученную негативную энергию; так называемая сонная болезнь, полученная от укуса мухи цеце – не шутка – человек почти гарантированно умирает от неё через несколько месяцев, что уж говорить о несчастном зебу…. Тем не менее, вскоре животное было избавлено от последствий укуса, а старый лебон получил себе на шею очередную заботу - обучение начинающего целителя. Спустя ещё один сезон дождей и половину сухого периода – в самой середине засухи – случилось ещё кое-что. И было это настолько странным, что поразило Махамбу не меньше, чем обретение амулетов для прорицания. Проходя по саванне в поисках целебных трав, мальчик ощутил жажду и направился к знакомой реке, протекавшей неподалёку от родного крааля. Воду Махамба находил легко, что называется, чувствовал её и даже научился немного входить с нею в магический контакт. Однако он никогда не забывал одно из главных правил саванны: возле воды слабых существ почти всегда подстерегает опасность. Лев и леопард никогда не прочь полакомиться свежим мясом прямо здесь – на водопое – удобно - и еда рядом, и питьё. Да и травоядному, но очень уж вспыльчивому носорогу лучше не попадаться на пути. Поэтому Махамба и направил свои стопы к воде со всей осмотрительностью. Полноводная во время дождей, сейчас река текла узкой полоской в обрамлении широкого канта грязи. Внимательно осмотревшись и, не заметив вокруг никого кроме парочки жирафов, да дюжины антилоп Махамба спустился к поблёскивающей на солнце ленте обмелевшей реки и, став на колени, нагнулся к воде. Неожиданно для самого себя он понял, что пьёт воду не как обычно - с ладони, а лакает её. Подняв голову, Махамба тяжёлым взглядом обвёл стоявших у края воды антилоп и ощутил желание вонзить зубы в шею самой жирной из них и почувствовать вкус её теплого, нежного мяса. Мальчик в ужасе вскочил на ноги, испугавшись собственных мыслей.Реакция Махамбы вполне объяснима: ведь масаи совсем не занимаются охотой на диких животных, зачастую охраняя стада вместе с рейнджерами, и даже своих зебу и коз убивают крайне редко, употребляя их мясо в пищу лишь в исключительных случаях. Классический рацион масаев обычно состоит из всяческих растений, кореньев и особой смеси молока и крови, или только крови, которую они получают, аккуратно проткнув стрелой сонную артерию коровы-зебу, после чего ранка замазывается навозом и быстро заживает.Однако вернёмся к нашему герою. Сильный эмоциональный порыв прервал необычные внутренние ощущения, но Махамба ничего не понял, а просто со всех ног бросился к родному краалю. Эти самые ноги интуитивно привели его к учителю. Сбивчиво поведав о происшедшем, мальчик замер, ожидая ответа. Старый колдун какое-то время пристально смотрел на ученика, затем повёл его к родителям и потребовал повторить рассказ уже для них. Выслушав сына, родители сначала переглянулись между собой, затем с лебоном и все трое дружно, как по команде, кивнули. Дальнейшие действия старших совсем сбили Махамбу с толку. Отец взял ассегай и вытащил из-под чуки амулет, скрытый до этого под одеждой. На кожаном шнуре красовались зубы крупного хищника – судя по всему – льва, которые перемежались пучками длинных, тёмно-коричневых волос. Как ни странно, похожий амулет оказался и у матери, только зубы на нём были поменьше, а пучки волос короче и чёрного цвета. Затем родители и колдун повели мальчишку за ограду крааля, всё дальше и дальше уходя в просторы саванны. Остановились они под кроной одиноко стоящей зонтичной акации, когда солнце уже перевалило зенит и стало спускаться к линии горизонта. Нонгута насобирала хворост, её муж развёл костёр и достал из мешочка заготовленное для особого случая мясо, а старый Бауэна, усевшись поудобнее, начал своё повествование. Махамба, что называется, внимал.Оказывается, и мать, и отец мальчика обладали магическими способностями, точнее, умели принимать звериный облик: отец мог оборачиваться львом, мать - пантерой. Причём, Санкале унаследовал эту способность от своей матери, (отец его – дед Махамбы – владел магией слабо, и был всего лишь «простым» индуной). В то же время родители Нонгуты оба были сильными магами. Именно от отца-колдуна унаследовала Нонгута образ пантеры, точнее, его звероформа была – леопард, если ещё точнее – тёмный леопард. Но и в природе бывает так, что у леопарда, или ягуара, рождается черный детёныш, причём, только самки. А вот мать Нонгуты, будучи шаманкой-целительницей, умела оборачиваться леопардом обычным, как и её собственные родители. Кстати, она же передала дочери знание целебных трав. Выдав, таким образом, вводный «курс молодого бойца», Бауэна уступил место Нонгуте, которая незамедлительно начала свой первый урок с сыном. Затем подключился и Санкале. В ту ночь даже самые свирепые хищники далеко стороной обходили одинокую акацию. А утром, поджарив на костре вторую порцию мяса, все позавтракали и отправились назад – в крааль. Там – в темноте прокопчённой дымом хижины – Махамба получил свой второй фетиш – амулет из зубов и шерсти пантеры. Хотя, не мешает упомянуть о том, что у Нонгуты её амулет был не единственный, как, впрочем, и у Санкале. А уж лебон был ими обвешан, как…., в общем, сколько сравнений – столько банальностей. Так вот, амулеты…. Нет, скорее так. Все амулеты, как и амулет, подаренный Махамбе, оказывали их обладателям только психологическую поддержку, и она-то, как раз, усиливала магическую деятельность через благоприятное воздействие на мозг. Проще говоря, чем больше на колдуне-масае было всяческих фетишей, тем больше он был уверен в собственных магических силах. И всё!Когда Махамбе исполнилось 14 лет, он прошёл через обряд инициации, как и остальные масаи в этом возрасте. А после того, …. скажем так, когда физические последствия обряда, зажили, мальчик стал считаться юным воином. Но обучение новоявленные воины должны проходить в отдельном, далеко отстоящем от родного крааля, лагере - «маниатте», в то время как Махамбе предписывалось дальнейшее становление, как колдуна. Был созван совет, на котором, кроме вождя, колдуна и старейшин, присутствовали Санкале и остальные старшие воины племени. Решили, что в этот раз маниатта будет находиться несколько ближе к деревне, чем обычно, а систематические переходы из пункта «А» в пункт «Б», только укрепят дух и разовьют выносливость будущего мужчины.Главной вехой в жизни юного воина-масая, показывающей его полное возмужание, является убийство льва в поединке один на один. Но первый экзамен на зрелость - это кража скота у племени-конкурента. Впоследствии, подобная процедура становится обыденностью. Уже через несколько месяцев, после своего переселения в маниатту, Махамба и ещё одиннадцать других подростков успешно прошли тестирование кражей. Правда, вначале их было четырнадцать: троим - не повезло, и они так и остались лежать в саванне, настигнутые ассегаями хозяев угнанного скота. Что поделать, и это тоже было обыденностью жизни масаев. В двадцать второй год своей жизни Махамба попал в историю, круто изменившую дальнейшую его судьбу. В очередной раз, преодолевая расстояние от маниатты до родного крааля, юноша услышал у себя в голове уже давно знакомый ему голос духа вождя Мозелекаца. Когда Махамбе не исполнилось ещё и недели от роду, Мозелекац стал биться новорожденному в его маленькую головку. Мальчишка сошёл бы с ума, так и не успев, как следует, окрепнуть. Однако старый шаман Бауэна вовремя вмешался: дух был усмирён и даже озадачен тем, что как только мальчик пройдёт инициацию, он должен будет, по мере возможности, наставлять Махамбу, как воина. Но сейчас появился ещё какой-то, незнакомый юноше, голос. Парень с интересом слушал этот новый голос, принадлежавший, по видимому, давно отошедшему в мир иной, шаману. Новый «квартирант» пытался куда-то вести Махамбу и, что самое удивительное, кажется, мерзенько похихикивал при этом. Парень, с какой-то даже, иронией слушал непрошеного оратора, но, в конце концов, врождённое любопытство взяло верх над осторожностью, и Махамба, свернув со своего привычного пути, углубился в саванну. Вскоре ему открылось удивительное зрелище. Посреди поляны, окруженной искусственно созданной стеной из срезанных веток колючего кустарника, стояли две необычные хижины. Вообще-то, это были простые палатки простых археологов. Необычность заключалась в другом: рядом стояло огромное – в два человеческих роста – колесо без спиц, к ободу которого, самым наглым образом, кто-то привязал непрерывно блеющую козу. Коза – и без присмотра! Такого Махамба допустить не мог. Впрочем, присмотр был – у одной из палаток лежала парочка совсем даже не маленьких собак. Хозяев не было: вдалеке виднелся шлейф пыли – это археологи на своём джипе отправились на поиски воды. А причиной их стоянки было, как раз, то самое загадочное «колесо». Именно оно больше всего привлекло внимание юноши. Внутреннее пространство « колеса» почему-то мерцало, как поверхность стоячего пруда. Осторожно подкравшись, Махамба ассегаем проделал себе лаз в колючей изгороди и направился к таинственному ободу. Собаки сначала зарычали на чужака, но парень так зарычал в ответ, что те дружно сели на хвосты и посмотрели на Махамбу с видом «это-ты-такой-дурак-или-у-нас-крыша-поехала». Тем временем, убедившись, что хозяев нет дома, юный масай стал действовать уже более решительно, хотя и гораздо менее осторожно. Отвязав от «колеса» конец верёвки, которой была привязана коза и, намотав его себе на руку, Махамба сделал шаг вперёд, сквозь поблёскивающую сине-зелёными красками поверхность и… оказался сидящим на ветке необычного дерева, на высоте десяти-двенадцати локтей, да к тому же ещё, непонятно где. Коза застряла между ветвями «этажом» ниже и блеяла ещё сильнее, чем раньше, хотя тогда пареньку казалось, что сильнее уже нельзя. Рядышком росли другие, тоже необычные, деревья, а в самом низу пролегала мощёная дорожка.Бедный Махамба не мог знать того, что странное «колесо» было ни чем иным, как порталом, явившимся результатом своеобразной дружбы двух шаманов. Шаманы эти – очень могущественные и очень древние ребята – дружили давно и крепко, но обладали несколько своеобразным чувством юмора и частенько подшучивали друг над другом: то у одного сосуд с водой вдруг превратится в сосуд с г…., ну вы понимаете, то у другого - под седалищем вместо удобной циновки окажутся иглы дикобраза. Ну и всё в таком же духе. Портал – одна из таких «шуточек»- действовал только на магов и только в одном, причём, совершенно непредсказуемом направлении. Как один из шаманов заманил туда другого - неизвестно, да и не суть важно. Важно другое: что в этом портале оказался Махамба, а портал – гадина эдакая – забросил нашего масая аккурат в лесопосадку, неподалёку от студенческого клуба, что на территории Академии Магических Искусств Серебряного Дракона!

Магические способности:
Шаманизм – М 2Анимагия – ПМ 3Целительство – ПМ 2Вода – ПМ 1Прорицание – ПМ 1

Физические данные:
Благодаря вынужденно ежедневным походам по саванне от лагеря молодых воинов - маниатты до родной деревни Махамба стал необычайно вынослив. Многочасовые же тренировки в лагере научили его не только умелому обращению с ассегаем и длинным боевым ножом, но и привили умение мгновенно просыпаться в любое время, чувствуя себя при этом полностью отдохнувшим. Кстати, в переводе с языка племени, слово «масай» означает воин. Ещё Махамба получил от своих наставников навыки следопыта: без этого в саванне просто нельзя – заблудишься и погибнешь, эти же навыки помогают парню отыскивать необходимые растения, из которых он, затем, варит целебные (и не очень) зелья. А если бы вы видели, как Махамба танцует…. Вообще-то, петь он тоже умеет, но его танец - это нечто. Высоченные прыжки на месте, которым позавидует любой спортсмен. Впрочем, для его племени такое умение - совершенно обыденное дело. Можно сказать, что танец для воина-масая является и частью его строевой подготовки, и его гордостью, ибо с помощью танца мужчина показывает свою силу и здоровье – больным не потанцуешь, тем более, так.

Внешность:
Как и все масаи, Махамба очень худощав, из-за чего он кажется выше своего настоящего – 176 см – роста. Кожа его чёрная, но о ней нельзя сказать, «как эбеновое дерево», ибо присутствующий в коже светлый красноватый оттенок очень мешает подобному сравнению. По этому поводу учёные мужи до сих пор строят догадки о какой-то другой цивилизации, не вписывающуюся в привычную негроидную расу. Худощавость Махамбы, однако, не создаёт впечатление хилости. Скорее, фигура юноши говорит о его ловкости и выносливости, которая, как уже было сказано, не появилась ниоткуда. Традиционная одежда масаев - «чука», составляет наряд Махамбы: два ярко-красных куска материи в крупную синюю клетку, подобную «шотландке», один из которых обёрнут вокруг бёдер, а второй – накинут на плечи в виде тоги(когда-то «чука» делалась из выделанных телячьих шкур). На ногах – однопальцевые сандалии.
Звероформа Махамбы – леопард. Как и подобает приличному леопарду, он гибок, ловок, хотя…, в нём проглядывает некоторый недостаток мощи, свойственной матёрым особям. И ещё шерсть: да она жёлтая с чёрными отметинами. Но! Этот, не бросающийся в глаза и, всё же, достаточно явный оттенок цвета тёмной меди, особенно заметный своими переливами при движении зверя – его трудно не заметить. Кстати, именно благодаря ему Махамбу довольно легко можно отличить от, скажем так, обычного леопарда.


Характер:
В Махамбе добродушие сочетается с ироничностью: при своей дикарской внешней простоте его не назовёшь простаком. Он отзывчив, но умеет быть коварным и мстительным. Ценит помощь и сам готов оказать её в ответ, но с той же дикарской лёгкостью может убить посягнувшего на его собственность, как, впрочем, и на собственность его друзей. Махамба хитёр и достаточно скрытен. Вместе с тем, его любопытство, кажется, не знает границ, благодаря чему парень весьма «лёгок на подъём».

Оружие и артефакты:
Из магических предметов у Махамбы наличествуют: амулет – компас, сделанный Бауэной – колдуном племени масаи, и содержащий частички сущности самого колдуна, и маска духа великого воина Мозелекаца, изготовленная, в своё время Махамбой под руководством его отца (после совершения положенного жертвоприношения и произнесения Бауэной соответствующего заклинания). Что касается амулетов-фетишей, то их такое количество, что упоминания достойны, пожалуй, только кости для прорицания, хранящиеся в поясном мешочке, полированная палочка и полукруглая «чашечка», выточенные из рога буйвола, и предназначенные для приготовления целебных зелий, так же обретающиеся в оном мешочке, да амулет звероформы Махамбы, висящий, собственно, на его шее.И, наконец, совсем уж обычные, можно сказать, обыденные предметы представлены в следующем «ассортименте»: ассегай, длинный боевой нож, а из более мирных предметов - небольшой топор и ножик, предназначенные для изготовления масок, которые и завершают обильную экипировку Махамбы.P. S. Чуть не забыл! КОЗА!!!!!!!! Та самая, которую Махамба затащил с собой портал! Она по-прежнему с ним!

Прочее:


Аватара пользователя
Цензор Анкет
Обстоятельства и ход событий
Обстоятельства и ход событий
Сообщения: 819

Re: Махамба Оле Санкале

Сообщение Цензор Анкет » 04 апр 2014, 17:17

Внезапно, у меня нет претензий по анкете.
Разве что избыточное количество лишних запятых. Кажется, они соперничают с количеством амулетов старого лебона.

От себя желаю красивой игры. И предупреждаю, что козу заставят сдать в зоопарк или на ферму Джека.

Махамба Оле Санкале
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 1
Анкета парсонажа: Махамба Оле Санкале

Re: Махамба Оле Санкале

Сообщение Махамба Оле Санкале » 09 апр 2014, 20:57

Немного переправил, для более удобоваримого вида.

Имя:
Махамба Оле Санкале

Аватар:
http://s019.radikal.ru/i633/1403/b5/509a4159d508.jpg
Раса:
Человек

Звероформа:
Леопард

Дата рождения:
01.04.1997

Биография.
Двадцать один год назад, плюс ещё чуть-чуть, в начале весеннего месяца апреля в далёкой африканской саванне, где-то в Танзании, рождён был младенец – мальчик по имени Махамба. Рос он не по дням, а по часам и, достигнув совершеннолетия, исполнил множество славных дел, и когда….. Стоп-стоп-стоп!!! Что-то здесь не то…, аж скулы свело от сладенького. Нет, в принципе, всё верно: родился этот пацан именно тогда и именно там… ну, или почти там – плюс-минус 400-500 километров. Только имя «Махамба» на момент появления данного индивида в Академии было последним из всех его предыдущих имён. Ибо масаи, в племени которых он и был, собственно, рождён, имеют нехорошую (с нашей точки зрения )привычку менять имена детей едва ли не каждый год. Так что, если начать перечислять все более ранние имена Махамбы, мы, пожалуй, существенно отвлечёмся от темы. Итак: Махамба. Родился в семье резчика масок Санкале (что, впрочем, не мешало быть тому ещё и воином) – одного из самых уважаемых людей племени масаи. Мать мальчишки, Нонгута – четвертая жена почтенного Санкале – была намного моложе своего супруга. Узнав, что жена родила ему сына, суровый мастер тут же начал строить в голове планы по поводу будущей карьеры своего отпрыска. Однако все планы отца напрочь поломал старый лебон Бауэна – колдун их племени, который считался авторитетом, равным вождю, если не более высоким, чем вождь. Едва осмотрев новорожденного, лебон поставил Санкале условие, согласно которому по прошествии трёх лет тот обязан привести ребёнка на обучение колдуну. Точка. Бурные аплодисменты. Занавес. Вообще-то, обошлось без аплодисментов. Санкале стоял, в задумчивости потирая подбородок, и не знал, радоваться ему или горевать. Затем он принял соломоново решение, отправившись вместе с остальными мужчинами на местный «форум» – поболтать «за жизнь». Спустя три года мальчик был отдан в обучение лебону Бауэне. Вообще-то, лебон «законтачил» с мальчишкой (не подумайте плохого), когда тому ещё не исполнилось и недели от роду, однако… об этом – в своё время.
Нельзя сказать, что Махамба был прямо-таки гением колдовства: дня не проходило без тумаков-подзатыльников и упоминаний о том, что самый тупой зебу (тип местной коровы)– мудрец по сравнению с мальчишкой. И всё же, старый лебон видел в Махамбе тот потенциал, который после необходимых усилий делает обычного человека необычным колдуном. Кстати, обучение не освобождало Махамбу от прочих обязанностей, возлагавшихся на остальное молодое поколение – как-то: пастьба скота, обучение воинскому делу и, по взрослению, обязательная психологическая подготовка к инициации – обряду обрезания (что делать, таковы древние традиции). Параллельно этому Санкале начал обучать сына таинству изготовления ритуальных масок, а индуна – глава воинов племени – включил мальчишку, не без ходатайства отца, в группу подростков постарше, которые проходили «строевую подготовку» с более опытным наставником, чем те мальчики, которые были ровесниками Махамбы. Так что, как говорится, нашему герою было чем заняться. Старый шаман тем временем не просто обучал мальчишку, он словно нащупывал те, самые отзывчивые, струны, с помощью которых можно было бы из дикой какофонии отдельных всплесков хаотичного, даже опасного, колдунства начать создавать стройную мелодию магии, граничащую с поистине высоким искусством. И как-то раз, тренируя Махамбу в шаманизме – именно не обучая, а тренируя, так как эта способность у мальчишки была врождённой - так вот, занимаясь этим, далеко не лёгким, делом, лебон обнаружил ещё одну «струнку». Совсем уже вымотанный уроком, юный ученик вдруг поднялся на ноги, и попросил наставника помочь дойти ему до реки, струившей свои воды невдалеке от деревни. Старик не стал спорить и, поддерживая покачивающегося мальчонку, отправился с ним к воде. Вскоре мудрый колдун заметил, что, когда до поймы реки оставалось примерно шагов тридцать-сорок, Махамба перестал качаться, как тростник на ветру, шаг его стал твёрже, а осанка – ровнее. В пяти шагах от реки мальчик, буквально, вырвал свою ладошку из сухой ладони шамана, затем бросился на колени и… сунул голову под воду. Ошарашенный Бауэна ринулся было вслед ученику, но затем остановился, пригляделся, и, с хитрецой прищурив левый глаз, усмехнулся. Спустя пару минут, отфыркиваясь и утираясь обеими ручками, Махамба вытащил голову из воды и повернулся к учителю с широкой улыбкой на мокрой от воды чёрной мордашке. Увидев, как мальчик, что называется, восстановился, Бауэна незамедлительно продолжил занятия уже в новом направлении - заставляя ученика оперировать со структурой воды. Пока что Махамбе удавались лишь водяные шарики размером с головку новорожденного и небольшие водовороты, способные затянуть в себя, разве что, щенка шакала. Но и этого на первый раз, да ещё после почти семи часов занятий, было более чем достаточно.
Прошло ещё три сезона дождей, поочерёдно сменявшимися тремя засухами, когда однажды колдун, взяв за руку своего маленького ученика, привёл его к старейшинам и, ткнув пальцем в курчавую головку, заявил: «Он больше не будет пасти зебу». Это произошло после того, как лебон заметил, что каждую ночь Махамба просыпается с криком и в холодном поту. Узнав у мальчонки, что с ним кто-то разговаривает во сне, мудрый колдун не стал медлить. Тем же утром старый Бауэна отправил четверых детей племени собирать хворост. Когда было принесено достаточное его количество, старик заставил уложить хворост ровной окружностью, девяти шагов в поперечнике, после чего отправил молодёжь восвояси. После захода солнца шаман позвал ученика, усадил его в центр сооружения и поджёг уложенный хворост. Когда огонь разгорелся в полную силу, Бауэна надел страшную маску и принялся камлать. Обряд был закончен лишь тогда, когда угли костра подёрнулись тусклым покрывалом пепла. Так Махамба был посвящён в шаманы. Жизнь его стала ещё тяжелей. Хотя и гораздо интересней. Бауэна непрестанно занимался с мальчиком, наставляя и показывая, что нужно делать, чтобы научиться управлять своим разумом, зачем шаману знание свойств окружающих его растений, в первую очередь - целебных, где и как находить воду, а затем, и управлять ею. И, главное, как правильно разговаривать с духами и даже контролировать их.
Однажды - было это уже в двенадцатую его весну - колдун приказал Махамбе взять с собой ассегай и нож, после чего оба направились в саванну. Вышли они ранним утром, а нашли то, что искали уже после полудня. Большая змея – около трёх шагов в длину – лежала на глыбе спёкшейся глины, возвышавшейся среди зарослей тростника. «Убей», - сказал Бауэна ученику. Ситуация складывалась как нельзя лучше. Змея, по-видимому, только недавно подзакусила - туловище её было сильно раздуто посередине, так что ни убегать, ни нападать она сейчас не могла. Подняв копьё, Махамба осторожно сделал два шага вперёд. Змея подняла плоскую голову, мелькнул раздвоенный язык, послышалось злобное шипение. Затем, в воздухе мелькнул ассегай. Когда конвульсии прекратились, Бауэна длинным ножом разрезал тело змеи в трёх местах – у головы, в середине туловища и у хвоста - после чего извлёк из каждого надреза по нескольку косточек и положил их в свой поясной мешочек. До этого случая лебон, помимо прочих областей магии, старательно учил Махамбу и тому, как по сновидениям и костям животных предсказывать будущее и видеть прошлое. У мальчика наблюдался прогресс, хотя его возможности по сравнению с возможностями наставника были пока что ничтожно малы. И амулеты старый колдун использовал, естественно, свои. Теперь же, обработав добытые кости в специальном растворе из трав и обтерев их о красную в синюю клетку «чуку» - одежду масаев, Бауэна протянул их ученику. Глаза Махамбы засверкали, дыхание стало шумным, словно у разъярённого буйвола. Мальчик осознал: с этого момента он не просто ученик старшего колдуна и младший шаман, он - обладатель собственных амулетов. А чтобы осознание свершившегося факта не было поверхностным, с того дня колдун принялся доводить до ума своего воспитанника науку изготовления амулетов-фетишей. Как то: ловля и убиение нужных представителей фауны, правильная их разделка и обработка добытых частей тел, поиск требующихся пород камня, древесины, кожи, красок и прочая. Ну а логическим завершением всего вышеперечисленного являлась, безусловно, окончательная сборка амулета. А однажды Бауэна увидел во сне то, что заставило его сделать для себя и Махамбы амулеты – компасы. То есть, настоящие амулеты. Не будем вдаваться в детали изготовления оных, ибо процесс этот был долгим и непростым. Разве что стоит упомянуть о некоторых «мелочах», из которых состояли амулеты. Среди них были капли крови самого Бауэны и Махамбы, пряди их волос, частицы дыхания обоих, которые колдун заключил в особым способом обработанные (для эластичности) мочевые пузыри гиеновых собак и ремешки из выделанных шкур гепардов, на которые и подвешивались сами амулеты. Когда всё было готово, старый шаман надел на шею Махамбы «компас», в котором содержались частички самого Бауэны, а Бауэна взял другой артефакт. Так лебон «связал» себя с учеником.
Луна дважды становилась круглой после обряда «связывания», когда произошло ещё одно событие, показавшее начало развития у Махамбы очередной способности. Во время урока лебона, по свойствам растений, мальчик увидел несколько проходящих мимо них зебу. Всё бы ничего, но вот только вокруг одного из них в воздухе колыхалось непонятное тёмное марево. Мальчик не преминул сказать об этом учителю. Бауэена слегка усмехнулся: он-то успел заметить своим внутренним зрением, как муха цеце укусила корову, и яд только-только начал свою мерзкую работу. Подведя ученика к зебу, колдун потребовал, чтобы Махамба показал, где находится больное место. Но паренёк больше ничего не видел – ни темноты вокруг коровы, замеченной им несколько мгновений назад, ни чего-либо ещё подозрительного. Тогда Бауэна сам положил одну руку на укус, а вторую – прижал к стволу дерева, как бы «заземляя» себя и переводя в почву полученную негативную энергию; так называемая сонная болезнь, полученная от укуса мухи цеце – не шутка: человек почти гарантированно умирает от неё через несколько месяцев, что уж говорить о несчастном зебу… Тем не менее, вскоре животное было избавлено от последствий укуса, а старый лебон получил себе на шею очередную заботу - обучение начинающего целителя.
Спустя ещё один сезон дождей и половину сухого периода, в самой середине засухи, случилось ещё кое-что. И было это настолько странным, что поразило Махамбу не меньше, чем обретение амулетов для прорицания. Проходя по саванне в поисках целебных трав, мальчик ощутил жажду и направился к знакомой реке, протекавшей неподалёку от родного крааля. Воду Махамба находил легко, что называется, чувствовал её и даже научился немного входить с нею в магический контакт. Однако он никогда не забывал одно из главных правил саванны: возле воды слабых существ почти всегда подстерегает опасность. Лев и леопард никогда не прочь полакомиться свежим мясом прямо здесь – на водопое: удобно - и еда рядом, и питьё. Да и травоядному, но очень уж вспыльчивому носорогу лучше не попадаться на пути. Поэтому Махамба и направил свои стопы к воде со всей осмотрительностью. Полноводная во время дождей, сейчас река текла узкой полоской в обрамлении широкого канта грязи. Внимательно осмотревшись и, не заметив вокруг никого, кроме парочки жирафов да дюжины антилоп, Махамба спустился к поблёскивающей на солнце ленте обмелевшей реки и, встав на колени, нагнулся к воде. Неожиданно для самого себя он понял, что пьёт воду не как обычно - с ладони, а лакает её. Подняв голову, Махамба тяжёлым взглядом обвёл стоявших у края воды антилоп и ощутил желание вонзить зубы в шею самой жирной из них и почувствовать вкус её теплого, нежного мяса. Мальчик в ужасе вскочил на ноги, испугавшись собственных мыслей. Реакция Махамбы вполне объяснима: ведь масаи совсем не занимаются охотой на диких животных, зачастую охраняя стада вместе с рейнджерами, и даже своих зебу и коз убивают крайне редко, употребляя их мясо в пищу лишь в исключительных случаях. Классический рацион масаев обычно состоит из всяческих растений, кореньев и особой смеси молока и крови, или только крови, которую они получают, аккуратно проткнув стрелой сонную артерию коровы-зебу, после чего ранка замазывается навозом и быстро заживает. Однако вернёмся к нашему герою. Сильный эмоциональный порыв прервал необычные внутренние ощущения, но Махамба ничего не понял, а просто со всех ног бросился к родному краалю. Эти самые ноги интуитивно привели его к учителю. Сбивчиво поведав о происшедшем, мальчик замер, ожидая ответа. Старый колдун какое-то время пристально смотрел на ученика, затем повёл его к родителям и потребовал повторить рассказ уже для них. Выслушав сына, родители сначала переглянулись между собой, затем с лебоном и все трое дружно, как по команде, кивнули. Дальнейшие действия старших совсем сбили Махамбу с толку. Отец взял ассегай и вытащил из-под чуки амулет, скрытый до этого под одеждой. На кожаном шнуре красовались зубы крупного хищника – судя по всему, льва - которые перемежались пучками длинных, тёмно-коричневых волос. Как ни странно, похожий амулет оказался и у матери, только зубы на нём были поменьше, а пучки волос короче и чёрного цвета. Затем родители и колдун повели мальчишку за ограду крааля, всё дальше и дальше уходя в просторы саванны. Остановились они под кроной одиноко стоящей зонтичной акации, когда солнце уже перевалило зенит и стало спускаться к линии горизонта. Нонгута насобирала хворост, её муж развёл костёр и достал из мешочка заготовленное для особого случая мясо, а старый Бауэна, усевшись поудобнее, начал своё повествование. Махамба, что называется, внимал. Оказывается, и мать, и отец мальчика обладали магическими способностями, точнее, умели принимать звериный облик: отец мог оборачиваться львом, мать - пантерой. Причём Санкале унаследовал эту способность от своей матери, (отец его – дед Махамбы – владел магией слабо, и был всего лишь «простым» индуной). В то же время родители Нонгуты оба были сильными магами. Именно от отца-колдуна унаследовала Нонгута образ пантеры, точнее, его звероформа была – леопард, если ещё точнее – тёмный леопард. Но и в природе бывает так, что у леопарда, или ягуара, рождается черный детёныш, причём, только самки. А вот мать Нонгуты, будучи шаманкой-целительницей, умела оборачиваться леопардом обычным, как и её собственные родители. Кстати, она же передала дочери знание целебных трав. Выдав таким образом вводный «курс молодого бойца», Бауэна уступил место Нонгуте, которая незамедлительно начала свой первый урок с сыном. Затем подключился и Санкале. В ту ночь даже самые свирепые хищники далеко стороной обходили одинокую акацию. А утром, поджарив на костре вторую порцию мяса, все позавтракали и отправились назад – в крааль. Там, в темноте прокопчённой дымом хижины, Махамба получил свой второй фетиш – амулет из зубов и шерсти пантеры. Хотя не мешает упомянуть о том, что у Нонгуты её амулет был не единственный, как, впрочем, и у Санкале. А уж лебон был ими обвешан, как… в общем, сколько сравнений – столько банальностей. Так вот, амулеты. Нет, скорее так. Все амулеты, как и амулет, подаренный Махамбе, оказывали их обладателям только психологическую поддержку, и она-то, как раз, усиливала магическую деятельность через благоприятное воздействие на мозг. Проще говоря, чем больше на колдуне-масае было всяческих фетишей, тем больше он был уверен в собственных магических силах. И всё! Когда Махамбе исполнилось 14 лет, он прошёл через обряд инициации, как и остальные масаи в этом возрасте. А после того, как зажили, скажем так, физические последствия обряда, мальчик стал считаться юным воином. Но обучение новоявленные воины должны проходить в отдельном, далеко отстоящем от родного крааля, лагере - «маниатте», в то время как Махамбе предписывалось дальнейшее становление, как колдуна. Был созван совет, на котором, кроме вождя, колдуна и старейшин, присутствовали Санкале и остальные старшие воины племени. Решили, что в этот раз маниатта будет находиться несколько ближе к деревне, чем обычно, а систематические переходы из пункта «А» в пункт «Б» только укрепят дух и разовьют выносливость будущего мужчины.
Главной вехой в жизни юного воина-масая, показывающей его полное возмужание, является убийство льва в поединке один на один. Но первый экзамен на зрелость - это кража скота у племени-конкурента. Впоследствии подобная процедура становится обыденностью. Уже через несколько месяцев после своего переселения в маниатту, Махамба и ещё одиннадцать других подростков успешно прошли тестирование кражей. Правда, вначале их было четырнадцать: троим не повезло, и они так и остались лежать в саванне, настигнутые ассегаями хозяев угнанного скота. Что поделать, и это тоже было обыденностью жизни масаев. В двадцать второй год своей жизни Махамба попал в историю, круто изменившую дальнейшую его судьбу. В очередной раз преодолевая расстояние от маниатты до родного крааля, юноша услышал у себя в голове уже давно знакомый ему голос духа вождя Мозелекаца. Когда Махамбе не исполнилось ещё и недели от роду, Мозелекац стал биться новорожденному в его маленькую головку. Мальчишка сошёл бы с ума, так и не успев, как следует, окрепнуть. Однако старый шаман Бауэна вовремя вмешался: дух был усмирён и даже озадачен тем, что как только мальчик пройдёт инициацию, он должен будет, по мере возможности, наставлять Махамбу, как воина. Но сейчас появился ещё какой-то, незнакомый юноше, голос. Парень с интересом слушал этот новый голос, принадлежавший, по видимому, давно отошедшему в мир иной шаману. Новый «квартирант» пытался куда-то вести Махамбу, и, что самое удивительное, кажется, мерзенько похихикивал при этом. Парень с какой-то даже иронией слушал непрошеного оратора, но, в конце концов, врождённое любопытство взяло верх над осторожностью, и Махамба, свернув со своего привычного пути, углубился в саванну. Вскоре ему открылось удивительное зрелище. Посреди поляны, окруженной искусственно созданной стеной из срезанных веток колючего кустарника, стояли две необычные хижины. Вообще-то, это были простые палатки простых археологов. Необычность заключалась в другом: рядом стояло огромное – в два человеческих роста – колесо без спиц, к ободу которого, самым наглым образом, кто-то привязал непрерывно блеющую козу. Коза – и без присмотра! Такого Махамба допустить не мог. Впрочем, присмотр был – у одной из палаток лежала парочка совсем даже не маленьких собак. Хозяев не было: вдалеке виднелся шлейф пыли – это археологи на своём джипе отправились на поиски воды. А причиной их стоянки было, как раз, то самое загадочное «колесо». Именно оно больше всего привлекло внимание юноши. Внутреннее пространство « колеса» почему-то мерцало, как поверхность стоячего пруда. Осторожно подкравшись, Махамба ассегаем проделал себе лаз в колючей изгороди и направился к таинственному ободу. Собаки сначала зарычали на чужака, но парень так зарычал в ответ, что те дружно сели на хвосты и посмотрели на Махамбу с видом «это-ты-такой-дурак-или-у-нас-крыша-поехала». Тем временем, убедившись, что хозяев нет дома, юный масай стал действовать уже более решительно, хотя и гораздо менее осторожно. Отвязав от «колеса» конец верёвки, которой была привязана коза, и, намотав его себе на руку, Махамба сделал шаг вперёд, сквозь поблёскивающую сине-зелёными красками поверхность и… оказался сидящим на ветке необычного дерева, на высоте десяти-двенадцати локтей, да к тому же ещё, непонятно где. Коза застряла между ветвями «этажом» ниже и блеяла ещё сильнее, чем раньше, хотя тогда пареньку казалось, что сильнее уже нельзя. Рядышком росли другие, тоже необычные, деревья, а в самом низу пролегала мощёная дорожка. Бедный Махамба не мог знать того, что странное «колесо» было ни чем иным, как порталом, явившимся результатом своеобразной дружбы двух шаманов. Шаманы эти – очень могущественные и очень древние ребята – дружили давно и крепко, но обладали несколько своеобразным чувством юмора и частенько подшучивали друг над другом: то у одного сосуд с водой вдруг превратится в сосуд с г… ну вы понимаете, то у другого - под седалищем вместо удобной циновки окажутся иглы дикобраза. Ну и всё в таком же духе. Портал – одна из таких «шуточек» - действовал только на магов и только в одном, причём, совершенно непредсказуемом направлении. Как один из шаманов заманил туда другого - неизвестно, да и не суть важно. Важно другое: что в этом портале оказался Махамба, а портал – гадина эдакая – забросил нашего масая аккурат в лесопосадку, неподалёку от студенческого клуба, что на территории Академии Магических Искусств Серебряного Дракона!

Магические способности:
Шаманизм – М 2
Анимагия – ПМ 3
Целительство – ПМ 2
Вода – ПМ 1
Прорицание – ПМ 1

Физические данные:
Благодаря вынужденно ежедневным походам по саванне от лагеря молодых воинов, маниатты, до родной деревни Махамба стал необычайно вынослив. Многочасовые же тренировки в лагере научили его не только умелому обращению с ассегаем и длинным боевым ножом, но и привили умение мгновенно просыпаться в любое время, чувствуя себя при этом полностью отдохнувшим. Кстати, в переводе с языка племени, слово «масай» означает воин. Ещё Махамба получил от своих наставников навыки следопыта: без этого в саванне просто нельзя – заблудишься и погибнешь, эти же навыки помогают парню отыскивать необходимые растения, из которых он затем варит целебные (и не очень) зелья. А если бы вы видели, как Махамба танцует… Вообще-то, петь он тоже умеет, но его танец - это нечто. Высоченные прыжки на месте, которым позавидует любой спортсмен. Впрочем, для его племени такое умение - совершенно обыденное дело. Можно сказать, что танец для воина-масая является и частью его строевой подготовки, и его гордостью, ибо с помощью танца мужчина показывает свою силу и здоровье – больным не потанцуешь, тем более, так.

Внешность:
Как и все масаи, Махамба очень худощав, из-за чего он кажется выше своего настоящего – 176 см – роста. Кожа его чёрная, но о ней нельзя сказать, «как эбеновое дерево», ибо присутствующий в коже светлый красноватый оттенок очень мешает подобному сравнению. По этому поводу учёные мужи до сих пор строят догадки о какой-то другой цивилизации, не вписывающуюся в привычную негроидную расу. Худощавость Махамбы, однако, не создаёт впечатления хилости. Скорее, фигура юноши говорит о его ловкости и выносливости, которая, как уже было сказано, не появилась ниоткуда. Традиционная одежда масаев, «чука», составляет наряд Махамбы: два ярко-красных куска материи в крупную синюю клетку, подобную «шотландке», один из которых обёрнут вокруг бёдер, а второй – накинут на плечи в виде тоги(когда-то «чука» делалась из выделанных телячьих шкур). На ногах – однопальцевые сандалии.
Звероформа Махамбы – леопард. Как и подобает приличному леопарду, он гибок, ловок, хотя в нём проглядывает некоторый недостаток мощи, свойственной матёрым особям. И ещё шерсть: да, она жёлтая и с чёрными отметинами. Но! Этот, не бросающийся в глаза и, всё же, достаточно явный оттенок цвета тёмной меди, особенно заметный своими переливами при движении зверя – его трудно не заметить. Кстати, именно благодаря ему Махамбу довольно легко можно отличить от, скажем так, обычного леопарда.


Характер:
Махамбу при своей дикарской внешней простоте его не назовёшь простаком. Он отзывчив, но умеет быть коварным и мстительным. Ценит помощь и сам готов оказать её в ответ, но с той же дикарской лёгкостью может убить посягнувшего на его собственность, как, впрочем, и на собственность его друзей. Махамба хитёр и достаточно скрытен. Вместе с тем, его любопытство, кажется, не знает границ, благодаря чему парень весьма «лёгок на подъём».

Оружие и артефакты:
Из магических предметов у Махамбы наличествуют: амулет – компас, сделанный Бауэной – колдуном племени масаи, и содержащий частички сущности самого колдуна, и маска духа великого воина Мозелекаца, изготовленная в своё время Махамбой под руководством его отца (после совершения положенного жертвоприношения и произнесения Бауэной соответствующего заклинания). Что касается амулетов-фетишей, то их такое количество, что упоминания достойны, пожалуй, только кости для прорицания, хранящиеся в поясном мешочке, полированная палочка и полукруглая «чашечка», выточенные из рога буйвола, и предназначенные для приготовления целебных зелий, так же обретающихся в оном мешочке, да амулет звероформы Махамбы, висящий, собственно, на его шее. И, наконец, совсем уж обычные, можно сказать, обыденные предметы представлены в следующем «ассортименте»: ассегай, длинный боевой нож, а из более мирных предметов - небольшой топор и ножик, предназначенные для изготовления масок, которые и завершают обильную экипировку Махамбы. P. S. Чуть не забыл! КОЗА!!!!!!!! Та самая, которую Махамба затащил с собой портал! Она по-прежнему с ним!

Аватара пользователя
Цензор Анкет
Обстоятельства и ход событий
Обстоятельства и ход событий
Сообщения: 819

Re: Махамба Оле Санкале

Сообщение Цензор Анкет » 09 апр 2014, 21:32

Больше претензий не имею.
Желаю вам красивой игры

Аватара пользователя
Мастер Мира
Обстоятельства и ход событий
Обстоятельства и ход событий
Сообщения: 1136
Откуда: Когда я создал небо и землю...

Re: Махамба Оле Санкале

Сообщение Мастер Мира » 10 апр 2014, 22:01

Принято.
Добро пожаловать.

Закрыто

Вернуться в «Принятые анкеты»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость