«There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Здесь царит тишина, изредка нарушаемая скрипом пера, шелестом страниц или тихим шепотом. Царство книжной мудрости и место для вдумчивой работы.

Гостиная факультета Истории магии.
Ответить
Аватара пользователя
Даниэль Льюисон
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 12

«There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Даниэль Льюисон » 07 май 2017, 19:32

В обширной библиотеке Академии помимо чётко поделённых по тематическим разделам секций есть помещения, представляющие собой места собраний книг, не имеющих одной ярко выраженной темы. Здесь фолианты по древней магии соседствуют со сборниками самых разнообразных заклинаний, применяемых волшебниками в быту, но в большей своей части на стеллажах представлены книги, являющие собой чтиво развлекательное, подходящее скорее для убийства лишнего времени, чем для учёбы. Романы, рассказы, эпосы, поэтическая литература – всё, что душеньке угодно, главное, сумей найти из этого книжного разнообразия нужное именно тебе авторское сочинение. В таких залах, конечно, бесполезно искать что-то для учебной деятельности, но в них можно спокойно сделать домашнюю работу, предварительно найдя все нужные по теме книги и словари из других секций.

Одна из подобных библиотечных комнат расположена в такой части храма книг, что добраться до неё труда особого не составляет, но у студентов часто просто не хватает мотивации и желания сделать это. Ибо ножками далековато топать. Так что обычно в неё заглядывают лишь те, кто хотят в полном одиночестве и покое заняться уроками или отдохнуть от академической суеты.

Комната представляет собой двухэтажное просторное помещение, имеющее форму идеального круга. Попасть сюда можно только через небольшой арочный проход, находящийся на первом этаже. Наверх зала ведут две лестницы с резными перилами, находящиеся параллельно друг другу справа и слева.
На обоих этажах присутствуют книжные шкафы, но способ расположения в пространстве у них абсолютно разный. Если наверху стеллажи с книгами теснятся возле стены, то внизу они занимают почти всё свободное место и стоят полукружьями, опоясывая середину комнаты и как бы отделяя её от остального помещения. Так центр зала превращается в спрятанный от посторонних глаз уютный рабочий уголок, в котором находятся деревянный стол и пара бежевых кресел, создающих идеальную обстановку для чтения или письменной работы.

Если смотреть сверху, расположение шкафов на первом этаже напоминает лабиринт, из которого, впрочем, легко найти выход обратно.

В верхней части комнаты располагаются большие окна, пропускающие много света в дневное время суток.

Вот и сейчас, в этот тёплый майский день, зал залит солнечным светом и ни один его уголок не остался неосвещённым. Время послеобеденное, помещение, как и обычно, пустует. Разбросанные тут и там кучи нерассортированных книг создают ощущение лёгкого беспорядка и даже некой покинутости. Комната терпеливо ждёт, когда, наконец, в её владения вступит нога студента, готового познавать все тонкости магических наук.

Аватара пользователя
Даниэль Льюисон
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 12

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Даниэль Льюисон » 07 май 2017, 19:35

Пространственная магия – Мастер 1
Шаманизм - ПМ 2
Магия первоначал: Свет - ПМ 1
Магия стихий: Воздух - ПМ 2
Эмпатия – ПМ 1


Вы верите в провидение Судьбы? Верите в то, что случайные встречи вовсе не случайны, и что порой незначительные мелочи могут стать тем самым первым шагом, дающим начало пути в тысячу ли?

Шляпник имел крайне смутные представления о капризности мадам Предопределённости. Может потому, что в его жизни (по крайней мере в той, которую он помнил) не случалось судьбоносных событий, при которых ты не успеваешь и глазом моргнуть, как твои ноги уже оказываются в воздухе, а голова утыкается в землю. Может потому, что он как раз забыл то время, когда Судьба всласть отыгрывалась на нём, вертя его мироощущение, как шар со снегом, и с удовольствием наблюдая за тем, как её жертва задыхается в оковах стеклянной снежной клетки от лекарств и болезненной агонии, расплавленным свинцом текущей по венам.

В любом случае, за эти семь (пять, десять?) лет мир Шляпника ни разу не сделал кульбита, поэтому и в его голове (точнее в том бардаке, который она из себя представляла) никогда не возникало философских вопросов о жизни, Роке, провидении и тому подобной, совершенно ненужной безнадёжному безумцу чепухе.

Но вот сейчас, когда в кожу ладони впивается крепко сжатый металл отданного за просто так порт-ключа, а перед взором открывается мир, совершенно незнакомый, и поэтому так сильно будоражащий воспалённое шаманской болезнью воображение, само собой возникает странное чувство, сосущее под ложечкой, заставляющее сердце биться чуть быстрее, чем обычно. Мысль, из смутного предчувствия медленно перерастающая в уверенную убеждённость: «Всё изменится». Но только, когда и как? Шляпник не знал. Да и не особенно желал это узнать сию же минуту.

Пусть прорицанием занимаются те, кто имеют к этому способности.

А он обычный больной на всю голову шаман с табуном неуравновешенных голосов в голове, каждому из которых нужен свой собственный лечащий врач. Это не в его стиле - загадывать наперёд и строить долгоиграющие планы.

Поэтому он, как и положено всем больным безумцам, просто ринулся очертя голову навстречу неизвестности, буквально падая в бездну новых впечатлений, не имея ни малейшей догадки о том, что будет дальше. Да и какая к чёрту разница? Без знаний о прошлом, какой смысл заглядывать в будущее?

Поэтому ему только и оставалось, что с размахом проживать настоящее.

Было ли в этом что-то безрассудное и идиотски глупое? Может быть. Но, как было сказано выше, какая к чёрту разница?

Открывшийся Шляпнику мир, чьё название «Академия Серебряный Дракон» отдаёт лёгкой металлической горечью на языке, вызывая смутное чувство сопричастности к чему-то древнему и великому, на удивление довольно радушно принял нежданного гостя.

Пришлось, правда, перед этим изрядно потрудиться, чтобы объяснить местному начальству, как он сюда попал, откуда у него чужой порт-ключ и какого брандашмыга ему здесь вообще понадобилось…

Последний вопрос, кстати, хороший, потому что Шляпник сам едва ли понимал, зачем он сюда явился. Но явился же ведь зачем-то, почему-то ведь решился воспользоваться порт-ключом человека, которого он увидел в первый и последний раз в своей жизни.

В любом случае, с окончательной целью своего визита в Академию Шляпник всегда успеет определиться. В данный же момент он простой путешественник и маг-самоучка, желающий пополнить копилку знаний о мирах безграничной Вселенной и по возможности улучшить свои магические навыки. Всё остальное не столь важно.

Правда, остаться в Серебряном Драконе на правах бесполезного иждивенца ему не позволили. «Хочешь жить здесь, тогда приноси пользу» Ну а что, Шляпнику жалко, что ли? Ради Бога, он спокойно может и поработать на благо общества. Даже с радостью и удовольствием.

Но затем, когда, наконец, все формальности были улажены, ему выдали новый (личный!) порт-ключ, а чемодан с вещами и пальто были благополучно закинуты в выделенную для него комнату, молодой мужчина, подобно Алисе, тут же отправился совать свой любопытный нос в кроличью нору. Ну, то есть, в то место, где ему предстояло работать.

Храм древних знаний, святилище науки и просто уединённый уголок, где тишину нарушает лишь шелест страниц, редкие разговоры, а у некоторых особенных индивидуумов ещё и голоса беспокойных головных жителей.

Библиотека.

Шляпник мурлыкнул от того, как певуче отозвалось это слово в его разуме, и толкнул огромные двери, входя во владения древней мудрости и книжной пыли.

Мужчине редко давалась возможность побывать в библиотеках. Либо мир, в который он приходил, был настолько дик и свиреп, что не то что о книжных хранилищах, даже о разумной цивилизации в целом и речи быть не могло, либо он просто забывал об этом в водовороте приключений. Но всё равно, это не умаляло в нём бесконечной любви к книгам и желания посетить места, где они хранятся. Поэтому, как только Шляпник узнал, что тут есть библиотека, и что очень не помешало бы найти в неё какого-нибудь библиотечного помощника, он тут же с огнём в глазах напросился работать именно туда.

Находиться почти каждый день наедине с бесчисленным множеством источников древних знаний и информации о том, что Шляпнику не было известно. Да ещё и в таком месте, где людей бывает мало. Это же просто предел мечтаний для его внутреннего маленького интроверта!

Хорошее настроение обеспечено просто на весь день. Которого как раз хватит для того, чтобы полностью исследовать библиотеку и понять структуру расположения тематических секций с библиотечными помещениями в целом. Всё-таки, надо же узнать, где ты будешь работать следующие несколько лет (если очень повезёт).

Но…
…с чего начать?

Шляпник застыл, осматривая открывшееся взору пространство. Книжные шкафы, исполинскими гигантами тянущиеся вверх, к потолку, и книги. Ну ладно, книги, что с того? Это самая обычная элементарная составляющая любой уважающей себя библиотеки. Так нет же, это были книги, потерявшие свою родную полку, вынужденные в данный момент отдельными неразобранными кучами либо тесниться по разным углам помещения, либо труднопреодолимыми препятствиями преграждать дорогу дальше.

Насколько успел понять Шляпник, Академия не так давно переживала не самые лучшие времена. И сейчас была вынуждена разгребать их последствия, проводя работы по восстановлению своего былого мирного и упорядоченного существования.

Что ж, мужчина с радостью ей поможет в этом. Только сперва разберётся, что где находится, чтобы было легче ориентироваться. А то, не дай-то боже, потеряется в этой Стране Чудес, и потом ещё не найдёт дорогу обратно. От этой мысли захотелось смеяться, но Шляпник позволил себе только улыбку. Мало ли, его смех ещё кто-нибудь услышит, испугается. Не-не-не, Шляпнику такие проблемы без надобности. Их итак у него хватает.

There's so much on my mind/В моей голове столько всего,
I don't know where to start/Я не знаю, с чего начать.


Царящей вокруг тишины коснулось совсем тихое хмыканье, когда из роя голосов в голове удивительно чётко и ясно прозвучала именно эта фраза. Действительно, простор для возможностей большой, трудно обозначить начало в этом беспорядке. Но ведь, если дорога представляет собой загадку, не проще ли попробовать шагнуть наубом? Просто понестись по ветру?
А ведь в этом что-то есть. Какая-то очаровательная в своей безумности мудрость.
Поэтому, раскрыв свою небольшую записную книжку на чистой, ещё нетронутой различными бессистемными записями странице, и покусав в задумчивости кончик всегда находящегося под рукой карандаша, Шляпник отправился в первый попавшийся коридор между шкафами с книгами.

It's time to begin, isn't it?/Пришло время начать, не так ли?

Да, пришло. Раз, два, мы начинаем шоу! Посмотрим, что интересного здесь удастся найти.

Аватара пользователя
Элиша Керри
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 41

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Элиша Керри » 07 май 2017, 23:39

Прорицание - М1
Магия первоначал: Свет - ПМ2
Магия пространства - ПМ2
Ментальная магия - ПМ2 (Чтение мыслей, Мыслеобразы, Ментальный блок, Мыслеречь, Ментальная чувствительность, Внушение)
Заклинания - ПМ3


Солнышко смело перешагнуло середину дня, отогревая своим теплом землю и величественный замок после долгой зимы. Заглядывая в окна, отражаясь в зеркалах, искрясь в ручейках, играя со случайными драгоценными камнями и простыми витражами. Проверяя, что делают студенты и другие обитатели академии, ласково проводя по лицам встреченных людей и нелюдей, приветствуя и радуясь.

Перестук каблучков отдается легким эхом от стен галерей. Нежные пальчики скользили по серым чуть шершавым стенам из простого камня или гладким, отполированным мраморным плитам. То бежала почти в припрыжку, то замирала на месте под потоком солнечного света, льющегося из окна. Одетая в легкий ярко-голубой сарафан – была похожа на диковинную бабочку, неизвестно как залетевшую в эти каменные стены и пока еще не понявшую, что обратно выбраться ох, как не просто.

Остановившись в тени, наблюдала как кружатся мелкие пылинки на свету, в своем, неизвестном никому танце, столь причудливом и легком. Мелкий танцевальный подшаг к окну, небольшая учебная сумка оставлена за кругом света, и вот уже девушка, привстав на носочки кружится омываемая ласковыми лучами солнышка. Чуть раскинув руки и постепенно поднимая их выше, быстрее, быстрее и еще быстрее, пока юбка сарафана не пойдет волнами от движения, как когда-то в детстве. Растрепанные волосы, мечтательная улыбка, мелькание коридорных стен перед глазами. Она и теплый свет! А весь мир пусть подождет…

Один оборот, второй и картинка размылась… Транс-танец продолжается, но смотрит девушка его со стороны, как во сне… Свет заливает всю комнату, не оставляя ни малейшего шанса тени угнездиться ни в одном из уголочков. Большое окно, переплетенное тонкими полосами резной рамы. Лестница вверх. Стеллажи с книгами… Звуки стали доносится будто издалека, да и ничто не нарушало тишину, кроме перестука собственных туфелек. Вот к окну шагнула девушка, легкая, волшебная, будто из грёзы. Повернулась лицом к окну и легко заскользила, начиная кружится все быстрее. Заиграл на свету сарафан от движения, волосы будто сотканные из самого солнца, улыбка и закрытые глаза. Увидеть… и очнуться у дверей библиотеки. Помня свет от окна, тепло солнца на коже, рассыпавшиеся по плечам волосы и с ощущением чего-то невероятно важного в сердце. Но чего? И зачем? Покачнулась от резкого движения, ухватилась за стену удерживая равновесие… Убрала скользнувшую на лицо прядь волос за ухо… Но где же заколка? Хорошо, хоть сумка не потерялась…

Решительно вошла в шуршащее царство книг. Провела пальчиком по мягким и теплым корешкам ближайших фолиантов, приветствуя их и двинулась дальше. Ощущение мечтательности и нереальности не отпускало. Двигалась наугад, то вглубь, то вправо, то влево. Куда угодно. Просто шла между стеллажами, вдыхая такой родной и такой любимый запах старых книг, прислушиваясь к шуршанию страничек, скрипу старых стеллажей, собственным шагам. Ведь книги, они не стоят на полках и не ждут пока кто-то придет и найдет их, чтоб прочитать. Вовсе нет. Они живут своей книжной жизнью. Они рассказывают сказки внимательным слушателям, переговариваются между собой, делясь мечтами или впечатлениями о том или другом читателе. Они прыгают в руки или падают на голову, тем кто в них очень нуждается. Они… живут.

Какая странная почти круглая комната… И лестницы с красивыми перилами. А если взбежать по одной, то спустится можно по другой…

Остановилась на мгновение, и туфельки остались стоять у подножья лестницы так же, как и сумка с домашним заданием. Отполированные множеством ног ступени, теплые на ощупь от заглядывающего в окно солнца… Тонкие пальчики ласкающие резные узоры перил… Шаг на ступеньку и обвести пальчиком резной цветок, еще шаг – а тут листик с прожилками, будто живой и еще шаг…

Мечтать, лететь, танцевать… И снова у окна… Повернувшись к солнышку снова кружится в его лучах, нежится и ластится к солнцу. Ловить его тепло руками, лицом и улыбаться. Кружится, как пылинка, танцующая в лучах света, лететь как пушинка одуванчика… Легко скользнуть дальше, пройтись по верхней части комнаты и сбежать вниз, перепрыгивая через ступеньку, раскинув руки в стороны, представив на мгновение, что они стали крыльями.

Едва не врезавшись в полки с книгами, резко вынырнула из странного мечтательного состояния.
- Ух, ну и ну, - удивилась собственному поведению. Обернулась взглянуть на окно. Странно, окно как окно… Чуть улыбаясь прошла к первой лестнице и струсив ладошкой пыль со ступней, обулась, закинула на плечо сумку. И притопнув весело, счастье, пузырившееся в крови, не хотело так просто прощаться, повернулась в арке выхода.

На самом верху одной из стопок книг, лежала книга «Исландские саги».
- Хм, а почему бы и нет? Ведь домашнее задание можно сделать и тут. – тихонько произнесла Элиша и подхватив книгу отправилась обратно, где-то там был чудесный уединенный уголок.

Несколько поворотов меж книжных шкафов и девушка опустилась в мягкое бежевое кресло. Разложив на столе листы бумаги и ручки, приготовилась погрузится в необыкновенный мир легенд и сказаний.

Аватара пользователя
Даниэль Льюисон
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 12

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Даниэль Льюисон » 09 май 2017, 00:24

I see green, I see yellow/Я вижу зелёный, я вижу жёлтый
I see that funny fellow/Я вижу того забавного парня.
I see white, I see black/Я вижу белый, я вижу чёрный
I see this, and this, and that/Я вижу это, это и то.
I see pink. I see brown/Я вижу розовый. Я вижу коричневый
I stand up and I sit down/Я встаю и я сажусь.
I see red. I see blue/Я вижу красный. И я вижу голубой.
I see you, and you, and you!/Я вижу тебя, тебя и тебя!


Тихонько напевая себе под нос неизвестно когда и как подслушанную, но довольно забавную детскую считалочку, Шляпник остановился рядом с одним из книжных шкафов, опуская взгляд на уже имеющиеся у него записи.

Изучение библиотеки шло полным ходом.
По мере того, как находились библиотечные секции, на страницах зажатой в руке книжки появлялись максимально краткие их описания, уложенные в официальное название обнаруженного раздела и характеристику отведённого под него помещения, представленную лаконичным словосочетанием. Записи, помогающие упорядочить и структурировать новую информацию для лучшего её запоминания. Нет, конечно, нельзя было сказать, что у Шляпника плохая память (хотя с какой стороны посмотреть), просто это было уже почти болезненной необходимостью – записывать и даже зарисовывать всё то, что сохранялось потом в разуме. Зная собственный рассудок, мужчина не мог исключить вероятности того, что какое-нибудь важное воспоминание обязательно потеряется в кавардаке из мыслей, рифм и чужих голосов, а затем и вовсе канет в Беззвечность.

А что написано пером, не вырубишь топором, как говорится. Написанное на бумаге никуда не потеряется и не исчезнет. Если, конечно, должным образом беречь записи, не стирая их, не рвя и не предавая огню забвения.

А Шляпник берёг.
Ведь с тех пор, как он забыл свою прошлую жизнь, любое воспоминание, полученное в новой, дорого им ценилось. От того по возможности и ложилось отдельной записью на листах бумаги.

Быстро пробежавшись глазами по расставленным письменным маякам, которые потом могли напомнить, какая секция где находится, мужчина захлопнул записную книжку и устремил взгляд на корешки стоящих прямо перед носом книг. В который раз перечитав их названия, он вздохнул, нахмурившись недовольно при взгляде на фолианты, посмевшие ввести его в полную растерянность.

Какое можно дать название помещению, в котором собранные рукописи не имеют одной ярко выраженной темы и кажется, что почти всех их натаскали сюда из совершенно разных мест в библиотеке?

Ну, нет, само помещение своё обозначение, пристроившееся сразу после строчки со словами «Оккультные Науки, зал с сердцем в виде зелёного энергетического шара», уже имело. «Домик солнца», потому что комната такая же круглая и… солнечная.

От льющегося через большие окна света то и дело приходилось щуриться, но Шляпнику определённо нравилась эта комната. Здесь было уютно. И тут не было мрака, как в других секциях – солнце беспощадно разогнало его по разным углам помещения, превратив в блеклые тени отдельных предметов.

Но всё-таки, какое официальное название дать секции…?
«Секция… секция… ээээ… едрёны мюмзики, как же тебя обозвать-то?»

Шляпник в замешательстве почесал кончик носа, мысленно отмахиваясь от голосов духов, шикая на них, чтобы с мысли не сбивали. А они любили это делать – путать его в самый ответственный момент.

Так бы он и стоял в проходе между шкафами, бессмысленно рассматривая книжные полки, если бы от медитативного разглядывания обстановки его… не отвлекло нечто.

Неизвестно откуда пришедшее чувство, пробежавшееся по его спине и плечам ощущением тонких девичьих пальцев. Оно заставило Шляпника вздрогнуть и вынырнуть из омута собственных разрозненных мыслей, начав инстинктивно озираться по сторонам в поисках источника ощущения.
Поначалу его от неожиданности взяла полнейшая растерянность, откуда здесь взялся тёплый весенний ветер? Ведь настигшее его ощущение было похоже именно на касание воздушного потока, напоённого солнцем и обласканного пробудившейся, зацвётшей природой.

Следом за пришедшим тёплом, в грудь вместе с лучами света проникла иррациональная радость, но не бурная и неудержимая, заставляющая потерять голову и носиться по комнате, подобно пропеллеру, а тихая, ласковая, как ручеёк, омывший с нежностью неожиданно воспарившее куда-то сердце. Почему-то вдруг захотелось петь, а то и вовсе – пуститься в пляс, начав кружиться по комнате в такт какой-нибудь звонкой мелодии.

Какой ветер принёс это радостное настроение? Откуда оно взялось? Не с севера точно – слишком тёплое для той стороны, где всегда царят льды и снега. С востока? С юга? С запада?
Чьё оно…?

Совсем растерявшись, Шляпник в изумлении распахнул глаза, когда неожиданно на него сверху легла чужая тень. Он тут же поднял голову и...

…застыл, поражённый.

В тот самый миг, когда он увидел её, весь мир будто в одночасье застыл для него, перестав иметь значение. Время встало, а вся огромная Вселенная сузилась лишь до размеров этой наполненной солнцем и чувством перемен комнаты. Точнее, до второго этажа, на котором сейчас танцевало пришедшее к нему (наяву ли, во сне ли?) видение.

Butterfly, butterfly/Бабочка, бабочка,
Where do you fly…?/Куда ты летишь...?


Когда она успела проникнуть в комнату маленьким солнечным лучиком? Когда успела вспорхнуть птицей по ступенькам лестницы на второй этаж комнаты?

Охваченная солнечным светом, с локонами светлых волос, рассыпанных золотистыми прядями по плечам, она, кружащаяся в танце вместе с пылинками, была подобна ангелу, чьим одеянием стали не снежные облака, а голубое небо, обхватившее девичью фигуру лазурным платьем.
Движения прекрасной незнакомки были изящны, шаги – легки и почти невесомы. Она будто плыла по воздуху – столь плавной была её походка, столь грациозен был гибкий стан. Как бабочка, перелетающая с одного цветка на другой, свободная в своём полёте.

Она очаровывала.

Изгибом мечтательной улыбки, мягкими движениями рук, полуприкрытыми глазами, трепещущие ресницы которых отбрасывали почти незаметную тень на тронутые лёгким румянцем щёки.

И Шляпник был очарован…

Кажется, в тот момент даже его сердце пропустило удар, а дыхание застыло неслышным выдохом на приоткрытых губах. Боясь спугнуть видение неосторожным звуком, жестом, как загипнотизированный следил он за танцем спустившегося на землю солнечного ангела, и почти восторг искрился в его глазах.
Разве могут люди быть настолько прекрасны?

Butterfly, butterfly/Бабочка, бабочка,
Where do you fly/Куда ты летишь,
So quick and so high/Так быстро и так высоко
In the blue, blue sky?/В синем, синем небе?


Ещё никто не вызывал в нём столько трепетного восхищения.
Так нежна, светла и чиста…
И само собой в сознании зазвучало:

You were a vision in the morning when the light came through/Ты была подобна прекрасному видению утром, когда солнечный свет проникал в комнату…

Разве сейчас утро?
Было же время после обеда, кажется…
Боже, что за глупости, разве это сейчас важно?!

Сейчас, когда перед его взглядом творится маленькое чудо...

Неожиданно девушка возле окна остановилась. Юбка платья по инерции ещё продолжила своё движение, воздушными складками окружая стройные ноги, но затем дёрнулась, повинуясь резкому движению своей хозяйки.
И Шляпник тоже дёрнулся, когда солнечный лучик неожиданно сорвался с места, устремляясь к лестнице, ведущей вниз. Слишком быстро!
Спрятаться, спрятаться, скорее!


И он шагнул туда, вглубь стеллажей, стараясь скрыться от взгляда незнакомки, чтобы не дай-то Боже не прервать её полёта. Ведь если бы по его вине она была вынуждена приземлиться, Шляпник никогда бы себе этого не простил. Всё равно, что обрезать крылья птице, что поймать бабочку и нечаянно сломать ей крылышки. Это также кощунственное и ужасно.

Мужчина прижался спиной к одному из шкафов с книгами, задержав дыхание и зажмурившись крепко, для пущего эффекта. Хах, как будто закрытые глаза смогут сделать его невидимым. Глупо и по-детски наивно? Очень даже может быть.

Шляпник осмелился тихо выдохнуть и приоткрыть сначала один, затем и второй глаз только спустя, кажется, вечность, когда в комнате стихли девичьи шаги.
Мужчина осторожно прислушался к воцарившейся тишине. Постарался вновь почувствовать волны чужой чувственной энергии, кружившей в пространстве.
Радость никуда не делась, она всё тут же, растекается рассветом по помещению, касаясь рук Шляпника, подобно ластящемуся коту. Её источник не ушёл из зала, только чуть переместился.
Определить точное его местоположение было трудно, конечно.

Поэтому Шляпник решил самостоятельно найти его.

Глубокий вдох, сделать один осторожный и максимально беззвучный шаг. Затем второй. Третий. И так, крадущейся походкой, направиться вдоль стеллажа, переступая через стопки книг, оставленных на полу.

Мужчина не смог сдержать нервной улыбки от мысли, что со стороны он сейчас похож на ребёнка, играющего в прядки, где непонятно, с кем ты играешь и кто водит. Но, ничего с собой поделать он не мог – так был велик страх, что его обнаружат раньше, чем он сам обнаружит то, что он ищет.

Дойдя до конца шкафа, Шляпник остановился и очень осторожно выглянул из-за угла.
Стоило ему только выхватить взглядом девушку, как он тут же снова спрятался, и сердце испуганным зверем подскочило куда-то к горлу, почти перекрывая дыхание. «Увидела, увидела, не могла не увидеть! О Боже, что делать!?»
Как же легко иногда Шляпник поддавался панике. И как трудно ему потом было успокоиться. Он почти ненавидел в себе эту черту – паниковать порой по почти несущественному поводу.
И ведь сейчас было также!

Шляпник понял, что его не заметили, лишь спустя долгие минуты, когда он вновь набрался смелости взглянуть на незнакомую девушку.
Та сидела в кресле, к нему спиной, вполоборота. Она просто не могла его заметить, ведь зона её внимания находилась в совершенно другой стороне.

От этого стало даже поспокойнее на душе.

Но только чуть-чуть.

Всё равно по сердцу скребло неприятное ощущение того, будто Шляпник занимается подглядыванием. Хотя, по сути, так оно и было. Он подглядывал.
Хотя, может лучше сказать… наблюдал?
Да, так определённо звучит красивее.
Он наблюдает. Точно-точно, просто наблюдает. Ничего криминального, всё почти легально и законно.

И окончательно успокоенный такой мыслью, мужчина принялся рассматривать девушку из своего укрытия, немного жалея, что с этой стороны удаётся разглядеть только её спину, опустившуюся на подлокотник кресла руку и локоны светлых волос.
Но поменять своё место дислокации Шляпник пока что побоялся. Может, потом. Когда более подходящий момент настанет.

Аватара пользователя
Элиша Керри
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 41

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Элиша Керри » 09 май 2017, 18:57

Теплый солнечный свет, мягкое кресло, разложенные на столике бумаги и запах старых книг создавали атмосферу волшебного уюта. Когда вот-вот, кажется, погрузишься в сказку, в фантазию, где дальние дороги зовут и манят, куда-то туда, за горизонт… Где убегающей в даль тропинке нет конца и края. Где зеленые луга с цветущим клевером… Где в венок из вереска вплетаются красные маки и желтые ромашки… Где чуть кисловатый прогорклый запах болот и ночные, красивые, но такие опасные огоньки.

Все это неизбежно оживало пред мысленным взором, от малейшего прикосновения к темно-синей обложке книги с золотым чеканным узором и старинными сагами.

Дом, вот о чем напоминала книга… Хотя девушка прекрасно знала, что ее родной Корнуолл и места, описанные в книге, находятся не близко. Но ведь это смотря с чем сравнивать?

Тонкие пальчики пробежались по обложке, приветствуя, будто старую знакомую… С шелестом распахнулись первые странички содержания. И мечтательно задумчивый взгляд сине-серых глаз заскользил по ровным строчкам, выискивая ту, единственно нужную, сагу. Не то, не то, не то… Пальчик, следующий за взглядом, вниз споткнулся и поднялся на строчку выше. Вот, нашла. И снова зашелестели, заговорили странички, но не радостно приветственно, а решительно, перелистываясь по нескольку штук за раз. Как ребенок, который так спешит рассказать что-то интересное, что-то настолько захватывающее, что проглатывает не только окончания слов, но иногда и целые словосочетания, и предложения. Открыла на нужной страничке, улыбнулась с торжеством, будто говоря: «и не спрячешься, я тебя нашла». Провела ладошкой по сгибу, чтоб странички не перелистывались самостоятельно, рассмотрела заглавную рисованную буковку со множеством линий и загогулинок. Улыбнулась ласково и начала читать…

«В то время конунгом в фюльке Фирдир был Аудбьярн. Одного из его ярлов звали Хроальдом, а сына этого ярла – Ториром. Жил тогда же в Гауларе ярл Атли Сухопарый. Детей его звали Халльстейн, Хольмстейн, Херстейн и Сольвейг Красавица.»

Первый кусочек прочитала и не заметила, а на втором резко остановилась. Рубленные предложения, множество незвучных имен, холодный острый текст как ледник Ватнаёкюдль в Исландии не давал насладится прочитанным. Хлестал холодными ветрами непонимания, резал короткими полузнакомыми словами, вырывал и выдергивал из того солнечно-мечтательного настроения, в котором пребывала девушка. Вроде бы все знакомо и в общем-то понятно, но смысл и красота повествования ускользала, таяла как льдинка в горячих руках.

- Что ж, значит не сегодня… - почти шепотом согласилась Элиша и захлопнула книгу, звук получился неожиданно громким, отчаянным, яростным. Захлопнула и сама вздрогнула от резкого звука. А где-то там, за спиной почудился ни то вздох, ни то шорох.

Оглянулась так же резко, волосы разметались по плечам, сердце чуть ускорилось, кто его знает, что тут может произойти. Но нет, все те же стеллажи, тот же солнечный свет убаюкивающий все вокруг, стопки книг на полу – ничего нового и… никого.

Села удобнее, отложила сборник с сагами и достала все необходимое для домашней работы.
- Так-так, посмотрим, что тут есть интересного… перевести значит, что ж… - бурчала негромко, чуть покусывая кончик карандаша, потом заметила это и скривившись опустила руку, во избежание соблазна.

Вывела вдумчиво одну за другой все руны с камня на лист бумаги, своей рукой написанное легче воспринимается, и положила рядом листик с переводом. А теперь подпишем снизу каждую руну правильной буковкой.

jfatz…

На следующей руне задумалась. Взяла рисунок посмотрела внимательнее, перевела взгляд на расшифровку, повертела картинку вправо, влево. Сморщила в недоумении носик, нет такой руны. Вернулась к тексту лекции. Перечитала еще раз и едва не вскрикнула. Вот же оно. Руна в зеркальном отображении, весь текст обычный, а одна единственная руна в зеркальном. И с легкостью дописала первую строчку.

hjriwulafa

Вторая строчка написалась еще легче, хоть и приходилось заглядывать в листик-переводчик за каждой буковкой. Девушка всегда считала, что у нее хорошая память, но все же не идеальная… поэтому перепроверяла заново. Зачем делать ошибки там, где их можно избежать?

hjthuwulafzhjeruwulafiz

С каждой буковкой переводить становилось легче. Последние и вовсе выводила, положившись на свою память и надеясь, что ей это не отзовется понижением баллов. Ведь как часто ей снижали оценки, не потому что она не знала, а за простую небрежность. За помарки и исправления, за пропущенные из-за спешки буквы…

Писала, а сама нет-нет, да и прислушивалась к происходящему за спиной. Легкое едва заметное ощущение чужого присутствия звенело как тоненькая натянутая струна. И не слышно ее, и не видно ее, а тревожит, не дает успокоится. Посмотреть бы аккуратно из-под ресниц, да только в пределах взгляда и нет ничего. Ни одна тень не шелохнется, ни одна страничка от легкого сквозняка не зашелестит. Так что же это такое?

Отложила уроки, тихонько поднялась, стараясь быть совсем неслышной. И пошла вдоль стеллажей, обходя один за одним. Бросая взгляды то в одну сторону, то в другую…

Поворот, еще поворот, легким скользящим шагом, на носочках, чтоб каблучки не стучали, чтоб стеллажи не скрипели, чтоб… но нет, оставшееся за спиной окно, не давало стать совсем незаметной – тень бежала впереди. Ах тень-предательница… Серое пятно на залитом солнцем полу.

Еще шаг и еще… но… нет никого? Померещилось? Привиделось? Обманули чувства? С каждым мгновением девушка убеждалась, что именно это и произошло. Дурная мнительность… Везде-то тебе видится что-то…

Бурчала мысленно сама на себя и обойдя по периметру комнату, вернулась к своему столу. По пути правда взяла пару книг, так первые, какие попали под руку и подняв этим целое облако пыли. Повернула книги к себе и дунула, сдувая серую вездесущую проказницу.

- Пчхи, - едва успела положить взятые книги на стол, чтоб чихнуть в ладошки, а не на всю библиотеку, создав гуляющее эхо, - мдя, давненько тут никто не был.

У стола на мгновение замешкалась, задумалась и… села в другое кресло, чтоб видеть ту сторону, к которой до этого сидела спиной.

Поглядывая из-под ресниц на арочный вход, вновь принялась за разбор рун. Еще две картинки и четыре строчки рун. Переписала так же, как и первые, себе и начала подписывать буковками.

Er a jwa bratr breki ne swa blar

Вторая картинка была с разделительными точечками, каждое слово отдельно. Интересно их возможно перевести? Или язык сильно устарел и это не представляется возможным?

И тут же хмыкнула, покачав головой, рассыпая убранные за уши волосы. Скорее всего я не первая такая умная, нужно будет просто поспрашивать у других…

Аватара пользователя
Даниэль Льюисон
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 12

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Даниэль Льюисон » 13 май 2017, 18:55

Как только ворвавшийся в зал лучик тёплого света опустился в кресло и полностью сосредоточился на каких-то своих делах, уже не предполагавших нарушения покоя, царившего в комнате, в зале ненадолго вновь стало тихо, как было несколько минут назад, когда Шляпник находился здесь в полном одиночестве.
Вот только в голове мужчины прежнего спокойствия (точнее состояния, очень отдалённо его напоминающего) не установилось. Мысли роились беспокойными пчёлами, и ручьями перетекали одна в другую, иногда проходя сквозь духов, смешиваясь с их голосами, становясь с ними единым целым, так что отделить собственные думы от фраз и песней жителей потустороннего мира уже не представлялось возможным. Да и всегда Шляпнику было трудно определить, где заканчивается он сам, и начинаются те, что своим присутствием порой сильно мешали спокойно жить.

Вот интересно, было ли хоть когда-то в пределах его разума мирно и безмятежно? Он не помнил того, чтобы хотя бы на минуту духи оставляли его наедине со своими мыслями – всегда где-то рядом, на периферии, между сознанием и подсознанием, миром иным и миром реальным. Никуда не уходят, и постоянно капают на мозг.
А сейчас они начали делать это особенно сильно. Почему-то появление той девушки их сильно взбудоражило, да и самого Шляпника при взгляде на неё не покидало довольно странное и стойкое ощущение, будто её он уже видел когда-то и где-то. Её образ был ему до странности знаком. Но (мужчина даже готов был дать голову на отсечение) эту незнакомку он видел впервые в жизни!

Хотя, может быть в этой жизни и впервые, но кто знает, что было там, в прошлой

«Агх, какое нелепое чувство дежавю!»

А может она просто кого-то очень сильно ему напомнила? Так сильно, что Шляпнику даже показалось, будто он уже с ней встречался. Тогда вопрос: кого? Где? Было ли это наяву? Был ли реален этот человек?
Так много вопросов, и столько же остаётся по поводу личности самой девушки. Кто она? Откуда здесь? Что привело её в эту Академию? А в библиотеку?

Хотя, по поводу библиотеки, всё было довольно очевидно. И об этом сказала книга, тёмно-синяя обложка которой явилась взору Шляпника в тот момент, когда её раскрыли девичьи руки.
Захотелось засмеяться с собственной недогадливости. Действительно, зачем ещё надо приходить в библиотеку, кроме как не за книгами и информацией, в них хранящейся?

Засмеяться-то захотелось, но Шляпник прикусил язык, чтобы это не сделать. Меньше всего ему надо было оповещать девушку о своём присутствии здесь, ведь если она узнает о том, что не одна в этой комнате, тогда уже у неё появятся всякие вопросы, на которые мужчине придётся отвечать. От подобной мысли даже по спине прошёлся мороз, и Шляпник зябко передёрнул плечами, поморщившись: «Она же наверняка в таком случае догадается, что я следил за ней, и мне тогда останется только провалиться сквозь землю от стыда. Или притвориться мёртвым. Не хочу, не буду»

А кто вообще захочет оказаться в центре земли из-за чувства непомерной неловкости?
Так, опять полезли странные мысли. Брысь, брысь отсюда!

Шляпник встряхнул головой, стараясь сделать так, чтобы лишние размышления (и по возможности всяких там духов) выдуло из головы через уши. С чисто практической точки зрения это было нереально, но с теоретической позиции стоило хотя бы попытаться. Встряска разума сопровождалась криками всполошённых головных жителей внутри и шелестом страниц снаружи, замелькавших в это время под пальцами незнакомки в голубом платье. Так что, когда Шляпник перестал трясти головой вместе с крайне недовольными его поведением духами и поднял взгляд обратно на объект своего наблюдения, та уже что-то вычитывала в раскрытой книге.

Так и захотелось подойти и посмотреть, что именно она читает, но мужчина вовремя себя одёрнул. «Шляпник, тебя здесь нет, значит ты не можешь так просто подойти к незнакомой девушке и посмотреть, чтением чего она занята!» Логика же, ну!

Было, конечно, немного обидно от того, что нельзя узнать то, что узнать очень хочется, (неудовлетворённое любопытство для него было сродни пытке) но, что поделать. Мужчина с видом философской обречённости поглядел в сторону, благополучно пропустив тот момент, когда незнакомке вздумалось закрыть книгу…

Поэтому резкий хлопок застал его врасплох. В такой расплох, что от неожиданности с его губ сорвался испуганный выдох.

Который в полной тишине вокруг прозвучал непозволительно громко! Его не услышать было ой как трудно!
В дичайшем ужасе от осознания того, что вот сейчас-то его и разоблачат, Шляпник быстро спрятался за шкафом, и захлопнул рот ладонью. Затем быстро положил вторую ладонь поверх первой, чтобы уж точно из предательского горла через рот больше не доносилось никаких звуков.

Реальность вокруг заглушил громкий стук сердца, аж в ушах отдающийся. «Дурень, глупомозглая ты голова, кто тебе только разрешал столь громкие выдохи издавать, а?!»

Кляня себя, на чём свет стоит, в таком нелепом положении с зажатым ртом он стоял минуту, две, три, может больше. Не дыша, и отчаянно вслушиваясь в тишину вокруг.

И ничего… и никого.
Тихо.

Мужчина переместил руки выше, прижав их к лицу, выдыхая медленно, и на этот раз – как можно более неслышно. Затем провёл ладонями вниз, оттягивая кожу на щеках и нижние веки. Прислушался снова.

Всё также тихо.
Вроде бы никто не идёт.

От подобной новости он перевёл дух с облегчением, «хорошо, пока живём», и осторожно обернулся, вновь тихонько выглядывая из своего укрытия.
Пока мужчина занимался самоотчитыванием и ожидал кары небесной, девушка уже успела достать карандаш и начать что-то писать. Шляпник тут же заинтересованно прищурился, вытягивая голову, пытаясь совершить невозможное и высмотреть, в какие слова складываются вдумчиво выводимые на бумаге линии.

Что же она пишет? Делает записи, относящиеся к содержимому из книги? Или это что-то совершенно иное?
На каком-то моменте шорох карандаша по бумаге прервался. Девушка оторвалась от записей, будто не представляла, что написать дальше. Радость, ощущение которой поначалу было таким ярким, всё больше и больше тускнела – сосредоточенность незнакомки быстро успокаивала её восторженные эмоции, чуть притупляя их.

Шляпник снова сощурился, когда увидел, как девушка что-то берёт во вторую руку. Небольшой листик. Фотография, кажется. С такой позиции было трудно точно разглядеть, что на ней было изображено, но это нечто отдалённо напоминало камень.
Ну или что-то подобное.

Девушка долго разглядывала неопознанный Шляпником предмет, вертя фото и так и сяк. Затем перевела взгляд куда-то вниз. А потом неожиданно вновь, яркая вспышка тепла в груди – радостное осознание, вдохновение. И мужчина не смог сдержать улыбки, когда увидел, как загадочная незнакомка подхватила карандаш и быстро дописала недоконченную мысль, боясь упустить её.

Почему-то ему неожиданно даже понравилось наблюдать за ней.
За тем, как она сосредоточенно пишет то, что он, наверно, никогда не сможет прочитать. Мужчина не заметил, как неожиданно сам, будто загипнотизированный движениями девичьей ладони с зажатым в ней карандашом, начал указательным пальцем выписывать на деревянной поверхности шкафа какие-то узоры. То ли слова, то ли просто абстрактные рисунки – Шляпник не смотрел за тем, во что складываются его собственные невидимые глазу линии. Всё его внимание было сосредоточено на девушке, только на этом ангеле в одеянии небес…

…который неожиданно вновь отложил карандаш. Что, снова настигло какое-то непонимание? Ступор?
Затем девушка и вовсе отодвинула от себя лист бумаги, на котором писала…
Вот тут Шляпник начал нервничать. Зачем она всё отодвинула, что она собирается…?

Когда незнакомка тихо поднялась с кресла, сердце мужчины остановилось, а затем быстро ретировалось в пятки. Лишь бы не наблюдать того ужаса, что творился перед ним.

«Зачем, зачем. ты. встала, о Боги, зачем?!!!»

Чувство слабой тревоги стремительно перерастало во всепоглощающую панику. А после окатившего осознания Шляпник почувствовал, что ещё немного и у него подкосятся ноги.

«Догадалась!!! О БОГИ! Она догадалась!»

Ну да, когда тебя так сверлят взглядом, тут любой почувствует, что за ним наблюдают!
Шляпник вновь спрятался за шкафом и панически заметался взглядом туда сюда, не зная, что делать, и куда бежать. Приглушённые шаги звучали всё ближе, и всё чётче становилась мысль, что вот сейчас его найдут. И начнётся. Что-то начнётся точно. А мужчина не хотел, чтобы это что-то начиналось!

«Что делать, что делать?!»

Ну, точно не стоять соляным столпом и ждать, когда тебя обнаружат. Надо хотя бы попытаться как-то скрыться, переместиться в другое место, где не найдут. Ну или хотя бы где не найдут сразу.
И Шляпник пошёл вдоль стеллажа, выбрав максимально противоположное от девушки направление, стараясь ступать как можно тише. По пути он размышлял, стараясь всеми способами отвлечь себя от чувства страха, не дающего мыслить здраво (насколько это вообще было возможно для шамана).

«Я ниндзя, я ниндзя, меня никто не видит, я сам себя не вижу, такой я нереальный ниндзя. Хотя, нет, я фикус. Точно, я фикус, который не может привлечь к себе внимания, это же фикус. Хотя стоп… ходячие фикусы же привлекают к себе внимание. Да ёклмн!!!»

Шляпник резко остановился и быстро пошёл обратно, когда увидел лёгшую в просвет между шкафами чужую тень. Внутри себя он уже просто кричал и не находил адекватных выражений для того, чтобы описать всю ту неимоверную гамму эмоций, которые он сейчас переживал.
Главное избегать тени, главное избегать тени, главное избегать тени! - повторял один из духов эту фразу, как мантру, и мужчина благоразумно прислушался к совету, постаравшись в дальнейшем прятаться от тех мест, где появлялась тень.

Шляпник уходил всё дальше от девушки, ускользал от неё, как мог. А затем, когда он дошёл до ещё одного просвета между шкафами, только в этот раз теми, что находились во втором ряду импровизированного книжного лабиринта, он спрятался за ними, еле давя в себе желанием сесть на пол и свернуться маленьким клубочком.

Кажется, эта игра в кошки-мышки станет одним из самых запоминающихся моментов в его жизни в Академии Серебряного Дракона.
Хотя, он даже и не догадывался, что всё самое интересное будет впереди…
Но, не будем торопить события.

На данный момент Шляпник решил переждать некоторое время за вторым рядом книжных стеллажей. Просто несколько минут, пока объект наблюдений не вернётся в кресло. Рассудив так, мужчина сосредоточился на себе и своих ощущения, постаравшись выровнять дыхание и по возможности успокоиться. Чтобы продолжать делать вид, что его тут нет, ему как никогда нужно это самое спокойствие.
Так, вдох-выдох, дыхательная гимнастика нам в помощь. Шляпник глубоко вдохнул, затем медленно выдохнул…
…а потом на каком-то моменте он поймал себя на мысли: «А не лучше ли будет отсюда уйти?».

Зачем ему вообще понадобилось наблюдать за девушкой, которую он увидел в первый раз в жизни? Которую не знал? Какой бес его дёрнул делать это?
Он же только отвлекает её. Своим наблюдением, взглядом, звуками, которые он издаёт иногда. Зачем? Можно же просто уйти. И тем самым перестать нервировать и себя, и её.

Но… какая-то неведомая сила, странный порыв, вернуться, и ещё раз взглянуть на этого маленького ангела, лёгкую бабочку… это оказалась неожиданно сильнее рассудка и здравого смысла, которого у Шляпника, похоже, никогда не было.

И его рассудок-то всегда был слаб. Особенно перед голосами духов. Особенно перед лицом эмоций и чувств.
Вернуться, и только взглянуть ещё разок. Последний. И всё, он уйдёт, и больше не будет её тревожить. «Честно-честно, я не буду, не стану. Но… последний раз. Только одним глазком»

Минуты текли чрезвычайно медленно. Они буквально растягивались в часы, делая ожидание Шляпника, не умеющего долго терпеть и ждать, физически невыносимым. Он сдался слишком быстро, поддался порыву, послав всё бармаглоту под хвост, и тихо направился обратно к пункту своего наблюдения.
Почему-то ему не пришло в голову, что незнакомка может выбрать другое кресло для того, чтобы присесть. Но эта мысль его застигла лишь тогда, когда он уже встал возле книжных полок и выглянул.

Ведь именно тогда он понял, что пропал. Окончательно и бесповоротно.

Аватара пользователя
Элиша Керри
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 41

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Элиша Керри » 16 май 2017, 11:28

Но пока не об этом, лучше дописать головоломку из рун. Что там у нас дальше? В руках снова оказался листик с транскрипцией рун.

Hnbir tho kemstu heill af hafi

Отложила карандашик и прислушалась, не зашелестят ли где-то рядом шаги, не мелькнет ли где-то незапланированная тень, не… да мало ли этих «не», но нет, тишина. Все тот же солнечный свет, все те же танцующие пылинки и ничего необычного. Даже тревожащая струна чужого внимания пропала, растворилась утренним маревом, будто и не было. Чуть скривила носик, от расстройства и тут же махнула головой стряхивая грустные мысли, как сбрасывают с плеч ненужную больше шаль.

Вернулась к прерванному занятию, но сосредоточится удавалось с трудом. Мысли неизбежно крутились вокруг странностей библиотеки или собственного восприятия. Еще раз внимательно осмотрелась, пыль и запустение. Да тут армию скелетов по шкафам распихать можно, не то что одного наблюдающего. Естественно, такой вывод успокоения не прибавил, любопытство все возрастало. Ну не верила она, что все померещилось, не хотела верить, а потому не верила.

Astrath thin ek wil oll

Еще одна строчка легла чуть угловатым почерком на лист бумаги.

Одна на просторах библиотеки и неизвестное внимание. Должно быть страшно? Быть может. Ведь кто знает, что тут водится. Но страшно не было ни капельки, даже обыкновенной тревоги не было. Только любопытство, яркое, солнечное, брызжущее во все стороны, не дающее сидеть спокойно.

Все новые буковки появлялись из-под карандаша, в то время как мысли девушки были очень далеки от домашней работы. Наконец, необходимость быть хотя бы внимательной, вынудила студентку еще раз взглянуть на выполняемое задание и немного задуматься. А вообще интересный конструктор из буковок. Надо будет попробовать составить что-нибудь на языке рун, хоть отдельные слова.

Легкий, ни то скрип, ни то шорох, заставили в очередной раз оторваться от разнесчастной домашней роботы, какая-то она не везучая, все никак не доделаю…

Hafa sha lengi…

И замерла на полунаписанной букве и буквально на полумысли.

Взгляд на выход и… из-за одного из шкафов показывается голова… да-да самая настоящая голова, растрепанные, кажется, рыжие волосы, легкая небрежность в одежде… но это все Элиша заметит потом, сейчас же… она видела его впервые, еще не зная его харизмы, доброты, сердечности и искренности - ее покорили веснушки...

Пожалуй, девушке всегда нравились эти маленькие отметины, свидетельствующие о поцелуях солнца.

Но на лице незнакомца, они были самыми необыкновенными. Они так хорошо были видны в полоске света, ведь парень стоял в тени шкафов, и лишь лицо было освещено солнышком.

Скульптурно вылепленное лицо... с высокими скулами и умным лбом. Очень выразительные широко распахнутые глаза и… россыпи веснушек. Как россыпи солнечных зайчиков от преломляемого сквозь многогранный бриллиант лучика света. Побольше и поменьше, ярче и бледнее – они разбежались по всему лицу и даже притаились в глазах веселыми искорками. Поцелованный солнышком, а ведь солнце не будет целовать кого зря. Я тоже хочу - мелькнула шальная мысль в голове девушки, и она поспешила оправдаться сама перед собой, - Нет, зачем сразу целовать – это слишком. Просто… просто провести нежно пальчиком от одной веснушки к другой, постепенно вырисовывая узор. Быть может цветок, быть может листок, или волшебную дорогу в другие миры. А возможно что-то совсем абстрактное, как давно позабытый сон, оставивший лишь привкус счастья и сладости на языке.

Девушка замерла недвижимо как древняя статуя, боясь нарушить неловким жестом волшебство момента. Она подсознательно понимала, то что сейчас происходит – это не просто встреча, не просто случайное знакомство. Это нечто большее, какой-то очень важный и нужный рубеж ее жизненного пути, и необходимо не спугнуть, не сплоховать и повернуть правильно.

Мгновения взаимной неподвижности, когда взгляд глаза в глаза, замершие на полмысли, полушаге, полужесте - растянулись часами, годами, веками, но… Элиша моргнула, приходя в себя и в груди, ярким фонтаном, вспыхнуло торжество, светлое счастливое. Не ошиблась, не померещилось, не показалось – он был тут. Вопрос зачем почему-то не возник. Хотя первокурсница не привыкла доверять первому встречному и всегда внимательно присматривалась к людям, но тут знала наверняка, шестым чувством ощущала, ничего плохого не произойдет. Этот парень вреда не причинит. В его глазах светилось отражение любопытства Элиши. Или в ее глазах, отражение любопытства этого странного парня? А так ли это важно?

Вскинулась, выпрыгнула из кресла, будто пружинкой ее оттуда вытолкнули. Улыбка солнечная и счастливая, вся светящаяся, будто искристой радостью облитая. Как человек, нашедший клад, совсем неожиданно нашедший, причем не монетку дешевую, а жемчужину долгожданную. Счастье с каплей недоверия – это все мне, да? Точно? Ура!

Вскочила пробежала несколько шагов, зацепив одну из стопок книг, оставляя на ярком сарафане пыльное пятно, едва не свалив те самые книги и притормозила, чуть испуганно-смущенно. Что это? Откуда столько эмоций? Как наваждение какое-то... Почему сердечко стучит быстро-быстро как всполошенная птичка. Откуда столько счастья? Остановилась. Поправила стопку книг, что едва не наделала шума. Притихла на мгновение.
Последний раз редактировалось Элиша Керри 06 июн 2017, 22:57, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Даниэль Льюисон
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 12

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Даниэль Льюисон » 26 май 2017, 21:14

У вас когда-нибудь было такое странное, даже можно сказать ирреальное чувство того, будто время и весь мир вокруг вас на каком-то определённом моменте просто застывают? Как вспышка яркого ослепляющего света ненадолго оглушает разум, смазывая всё вокруг в едва поддающуюся осмыслению картину, так и события, что становятся ключом к зажиганию эмоционального стихийного бедствия, стирают само понятие времени для человека. Один единственный миг, длиной не превышающий и пары секунд, мгновение, после сверкнувшей молнии которого грядёт гром. Тот момент, когда всё замирает, планеты и галактики прекращают своё движение, а бег часов замедляется настолько сильно, что кажется, будто их нет вовсе. Есть только ты, и секунда, в пределах которой перед твоим взором происходит рождение новой звезды.

Когда Шляпник был пойман взглядом искрящихся теплом светлой души глаз, всё вокруг застыло в неповторимом преддверии чего-то невероятного. Но не как тогда, когда он только увидел эту девушку, кружащуюся в танце, ведь в тот момент мир всё ещё двигался, дышал, жил. Это не было полной остановкой, состоянием абсолютной статичности. Именно сейчас был тот миг, когда время для мужчины застыло полностью и дало возможность внимательнее приглядеться к знакомой незнакомке, от которой неуловимо веяло чем-то до странности родным и тёплым.

Взгляд глаза в глаза. Светлая весенняя зелень встречается с небесной синевой, в которой затаился блеск расплавленного серебра. Интересно, что будет, если смешать зелёный и серо-голубой? Кажется, выйдет изумительно красивый оттенок, если грамотно соединить их, позволив стать единым целым. Земная природа и лазурный небосвод…

Шляпник даже пошевелиться не мог. Он всматривался в бесконечность открывшихся ему небес, отражённых в глазах светловолосой девушки напротив, и просто не мог оторвать взгляда. Мужчина видел что-то в их глубине, нечто, пока ещё не до конца ему понятное, но уже нашедшее отклик в его душе, и намного более сильный, чем все другие отклики, что вызывали в нём чужие счастье, горе и ненависть. Странное было это чувство, что растревожило сердце, определённо странным был этот миг, когда всё вдруг стало казаться каким-то… далёким и несущественным.

Неважно, почему значительное стало незначительным. Стало, и все тут.

Интересно, кому принадлежала эта фраза? Ему, или одному из духов? А так ли важно…?
И сколько вообще длилось это взаимное изучение друг друга? Секунд десять? Минуту? Может дольше? Шляпник бы даже под дулом пистолета не смог бы сказать точно. Как не смог бы и сказать, что он любовался мягкими и плавными чертами девичьего лица, дышащими нежностью юности и поражающими своей живой, неподдельной красотой. Наваждение было довольно сильным, но отпустило оно свою жертву также резко, как и захватило. Чары светлого ангела рассеялись, стоило той буквально на мгновение закрыть глаза. Но этой секунды прекращения прямого зрительного контакта хватило мужчине для того, чтобы прийти в себя и наконец понять, что, чёрт побери, его поймали с поличным. Раскрыли, нашли, всё, ахтунг, Шляпник капут, сейчас его таки настигнет возмездие за самовольное нарушение чужого покоя.

«…кажется, пора делать ноги?»

Эту жалкую мысль почти тут же буквально смыло неожиданно яркой всепоглощающей радостью. Шляпник был подобен зеркалу, в котором отражались чужие эмоции и чувства, и сейчас отразившийся в нём солнечный луч моментально затопил его грудь детским восторгом. Но в это же время пришедшее извне счастье смешалось с чувством собственной неконтролируемой паники и окончательно отбило любую возможность мыслить здраво – слишком резко, слишком сильно, слишком много. Вообще всё слишком для одного крайне впечатлительного мужчины.

Знаете, в состоянии аффекта человек может совершить всё что угодно. От преступления, до какой-то совершенно немыслимой глупости, которую на трезвую голову он никогда бы не сделал. Но, Шляпник был слишком добрым божьим одуванчиком для того, чтобы кому-то вредить. А вот всякие неподдающиеся логическому объяснению поступки он творил почти каждый день. Что уж говорить о тех моментах, когда он вообще перестаёт отдавать отчёт своим действиям под воздействием сильных эмоций?

Особенно, когда он паникует.

Стоило мужчине только увидеть, как сияющая девушка (которая показалась в тот момент Шляпнику какой-то безумной – ну какой нормальный человек с улыбкой на пол-лица пойдёт вершить жестокую расправу?) подскакивает с кресла и делает шаг в его сторону, как всё внутри него упало. Он дёрнулся назад, будто его очень больно ударило током – так резко с его мышц спало оцепенение, которое не позволяло ему двигаться до этого, а затем…

…он дал дёру.
Серьёзно.

Просто взял, развернулся, и со всех ног ринулся вперёд, так, будто он бегун-спринтер, который в позиции низкого старта только и ждал подходящего момента, чтобы рвануть. Куда, правда, рвануть, мужчина не очень понимал, но, какая разница? Главное смыться, пока его не поймали и не убили, а Шляпник почему-то был уверен, что сейчас его будут бить. И ему даже в голову не пришло, насколько это нелогично – человек счастлив (непонятно, конечно, почему), но при этом собирается его прибить.

У мужчины всегда было своё «особенное» восприятие мира…

Он бежал быстро. Наученный горьким опытом путешествий, которые не всегда проходили хорошо и гладко, Шляпник научился довольно быстро бегать. Здравомыслия полученный опыт, правда, ему не прибавил, поэтому, когда мужчина наткнулся на перегородившие дорогу из лабиринта стеллажей стопки книг, которые можно было вполне перепрыгнуть… он круто свернул в другую сторону, посчитав, что так будет легче добраться до выхода. Но в итоге выбранный им путь привёл к лестнице.

Наткнувшись на ступеньки, Шляпник буквально взлетел по ним и бросился дальше. Он бежал на чистой воды панике, и уже почти пересёк половину пути, казалось бы ведущего к заветному спасению…

Но гадкий случай, именуемый «законом подлости», сработал именно в тот момент, когда он срабатывать был не должен. Мужчина даже понять толком не успел, что произошло, только почувствовал удар по стопе, который выбил у него почву из-под ног и опрокинул вниз. Он растянулся на полу, но падение, к счастью, получилось не таким болезненным, каким оно могло быть. Да, Шляпник, которому часто приходилось не только бегать, но ещё и неудачно падать, научился делать свои падения максимально комфортными. Он вовремя успел подставить руки, чем уберёг свою носопырку от смачной встречи с паркетом. Немного пришёл в себя после такой встряски, обернулся назад, чтобы посмотреть, из-за чего он упал.

«…ах, ну да, конечно...»

Ему попалась под ноги незамеченная вовремя стопка книг. Теперь это, правда, не было стопкой, потому что все её составляющие благополучно свалились на пол. Шляпник засопел, подумав, что надо их потом будет поднять, как неожиданно он вспомнил, что за ним как бы гонятся. Или нет?

Мужчина только сейчас додумался осмотреться по сторонам, чтобы проверить, правда ли за ним началась погоня, или он зря сорвался с места. Изумительно, не правда ли? Мы сначала делаем, а потом уже думаем, а какого чёрта мы это сделали.

Аватара пользователя
Элиша Керри
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 41

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Элиша Керри » 08 июн 2017, 13:13

Замерла на мгновения, рассматривая обложку старой книги, смахнув ладошкой с нее пыль, подняв небольшое облачко. Снова вскинула голову, смотря на весть мир счастливыми, широко распахнутыми глазами. И все будто впервые, и солнечный луч, скользнувший по щеке, и мелкие пылинки, прилипшие к рукам, и запах старых книг в сухом прогретом солнцем помещении.

Легкий шорох выдернул из состояния счастливой созерцательности и познания новых красок мира. Так же стремительно пружинисто развернулась к новому знакомому. Или его еще нельзя назвать знакомым – и он еще незнакомец? И лишь увидела удаляющуюся спину. Быстро удаляющуюся. Это что? Это как? Почему? Но я же… мысли в голове студентки запрыгали веселыми разноцветными попрыгунчиками, каждая в свою сторону.

Она смотрела вслед исчезнувшему за стеллажами парню несколько мгновений, стояла неподвижно. Не понимая, что произошло и что делать дальше. Догнать? Или пусть идет? Но тогда его можно больше никогда не встретить. А он был нужен. Зачем Элиша решительно не понимала, разум отказывался принимать странную действительность, но все остальные чувства буквально вопили – не отпускай, не упусти.

И на смену удивленной нерешительности пришел азарт. Ах так! Бежишь? Ну, беги-беги, все равно найду. И Элиша, порывом ярко-голубого свежего ветра, рванула следом. Ловко сворачивая на поворотах, и стараясь не задевать книг. Кажется, она не слишком в этом преуспела, кажется, позади был слышен звук падающих фолиантов, кажется, шуршали страницы сброшенных со стопок атласов и карт, но это все было не важно. Настолько неважно, что фактически незаметно.

Один поворот, второй, третий. Ух, шустрый какой. И наконец, лестница. Девушка притормозила. Уж со второго этажа незнакомец точно не сбежит в неизвестном направлении. Азарт играл в крови разноцветными переливами, то заставляя пробегать пару ступенек за раз, то красться тихим кошачьим шагом, чтоб остаться незамеченной.

Вдруг сверху раздался грохот. Девушка почти почувствовала, как увеличились в испуге глаза, как трепыхнулось сердце, от страха… за него, незнакомого, но так странно, алогично нужного.

Как взлетела по оставшимся ступеням, не поняла сама. Время ускорилось, буквально выкидывая ее, в другом месте спустя всего несколько секунд.

Время нелинейно, девушка слышала это выражение ни раз, но поняла его только в данный момент. Или чуть раньше… Сначала когда мгновение растянулось на века, а потом когда сжалось, позволяя за доли секунды сделать то, на что в других случаях тратится несколько минут.

И вот она уже стоит практически у окна, в воздухе летает, кружится целый рой пылинок, попадая в глаза и нос. На полу в творческом беспорядке разбросаны книги, видимо, одна из стопок не пережила столкновения с мужчиной. И собственно он сам, тоже на полу, в позе бревна – «я был тут всегда и дальше лежать буду». А нет, пошевелился, осмотрелся.

- Ты как жив? – негромко поинтересовалась первокурсница, решив не говорить громко и вообще не делать резких движений. Это может плохо кончится… Она, медленно сделала шаг навстречу и протянула руку, то ли предлагая помощь, то ли просто знакомясь, - Я Элиша, первокурсница, а ты? Ты как себя чувствуешь? Встать можешь? Ничего не сломал? – с каждым новым вопросом в голосе все отчетливее слышались нотки волнения, а в груди разгорался огонь переживания и капельку вины. Зачем выскочила как чертенок из табакерки… Хотя, иначе его было не словить. Волнение, азарт, счастье, искристая радость... все это переплетенное в тонкое кружево и умноженное на яркие краски солнечного дня, было настолько сильным, необычным, невероятным, что казалось сном либо грёзой... Быть может она спит? Ведь только во сне незнакомцы сбегают от простой девчонок, только во сне воздух пропитан сладостью свежего текучего меда, и только во сне все поступки и действия кажутся правильными и верными, какими бы они не выглядели со стороны...

Аватара пользователя
Даниэль Льюисон
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 12

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Даниэль Льюисон » 17 июн 2017, 22:33

One pill makes you larger/Одна таблетка сделает тебя больше,
And one pill makes you small/А другая таблетка – меньше.


«Банан, Банан, я Ананас, как слышно, приём?»
«Слышно хорошо. Опасность видно?»
Шляпник робко осмотрелся по сторонам. Весело, наверно, искренне думать, что ты разведчик в засаде, но, по крайней мере, это немного притупляло чувство страха перед неизвестностью и просто хорошо приободряло. Можно вообще представить, что это всё происходит не с тобой, и являешься ты всего лишь сторонним наблюдателем, для пущего успокоения. Как во снах, агась. Но Шляпник решил остановиться на первом варианте, потому что некоторый дискомфорт от недавнего падения в теле всё же был слишком реальным и ощутимым для обычного сна.

«Опасности пока не видно» - действительно, ни с левой стороны, ни с правой, мужчина светловолосую девушку не увидел.
«Доложите тогда, когда наступит апокалипсис. А я пока пойду вздремну»
«Всенепременно» - Даниэлю даже потихоньку становилось весело от этого по-идиотски ненормального разговора с самим собой, или с духами, или это духи там общались между собой. Значения не имело, во всяком случае. Собственные мысли всё равно звучали настолько бредово, что сами собой губы растягивались в улыбке, и страх отступал перед неожиданным весельем.

And the ones that mother gives you/А те таблетки, которыми тебя потчует мама
Don't do anything at all/Не делают совершенно ничего.


И даже чужие стопы, которые мужчина увидел, когда обернулся назад, вызвали лишь недоумённый смех: «О, чьи-то ноги, какая прелесть~ А когда вы сюда притопали, вас же тут не было пару минут назад… стоп»
Шляпник напрягся. Ещё раз обернулся, чтобы точно удостовериться, что ему не приглючилось, и реально позади него стоят чужие ноги.

«…вас же правда тут не было. Эм…»
С некоторой опаской мужчина поднял голову вверх, боясь увидеть то, что он вполне может увидеть.
«…пам-пам-пам-паааааам»
Всё очень плохо. Его таки поймали.

And if you go chasing rabbits/И если ты отправляешься в погоню за кроликом…

Как только Шляпник увидел нависшую над ним незнакомку, он тут же пискнул от ужаса, испуганно тараща глаза. Вновь разум захватила мысль, что сейчас его будут бить, и страшно бить.
Так что, как только девушка сделала шаг в его сторону, приблизившись, мужчина тут же быстро начал отползать назад, чтобы отсрочить свою кару, одновременно с этим в панике тараторя:
- Стой-стой-стой, ааа, не бей меня, пожалуйста, я не подглядывал, честно, оно само, меня там не было!!!

And you know you're going to fall/И ты знаешь, что впереди тебя ожидает падение…

Шляпник вряд ли сейчас осознавал, какой бред он несёт, и как со стороны сильно смахивает на психа, сбежавшего из клиники. Но под воздействием накатившего с новой силой страха он только и мог, что безуспешно пытаться оправдаться и убежать куда-нибудь.
- Я мирный, правда, я не думал ни о чём таком дурном, просто, так получилось!

Когда спиной мужчина наткнулся на какое-то препятствие (которым оказалась очередная стопка книг), он тут же сгруппировался и закрыл голову руками. И студентка смогла воочию увидеть в его исполнении миниатюру «Черепашка в домике».

- Я хороший, я не желал тебе зла… не убивай, пожалуйста, - совсем тихо и жалко произнёс мужчина, ожидая, что вот сейчас его очень сильно чем-нибудь шарахнут.
…но почему-то вместо ожидаемой кары небесной, удара, какого-нибудь непростительного заклинания, вообще вместо всего того, что могло бы нанести значительный вред его тушке, только…
Последовал вопрос…?
Жив ли он?

Tell him a hookah-smokin' caterpillar/То скажи им, что курящая кальян гусеница…

Это так его удивило, что он даже немного отодвинул руки от своего лица, чтобы взглянуть на девушку. Та выглядела не злой, совершенно, и только сейчас Шляпник-то понял, что злости не было и в помине, и убивать она его не хочет. «Но зачем она тогда за мной погналась? И почему… откуда это волнение? Испуг? Эээ…»

Изумление Шляпника росло почти что в геометрической прогрессии по мере того, как незнакомка задавала вопросы. Но мужчина, оглушённый удивлением, даже не слышал, что спрашивает у него эта девушка. Лишь смотрел в её глаза, в глубине зрачков которых плескалось столько тревоги, но какой? За кого? За него?
Нет же, чушь, чепуха.
Но собственные ощущения, что являлись отражением чувств девушки, говорили совершенно об обратном.
Когда незнакомка замолкла, Шляпник не поспешил что-то говорить в ответ.
Продолжил смотреть на неё, изучать, будто выискивая нечто, понятное только ему одному.

Has given you the call/Позвала тебя…

Осознание настигло резко. Будто ушатом воды окатило, и паззлы в голове собрались в единую картину, наконец-то давая долгожданное понимание, вот оно, вот, эврика! Как же он мог не догадаться раньше? Это же так очевидно! Это платье, эти светлые волосы, глаза, жесты, руки, мечтательность.

And call Alice when she was just small.
- И позвала Алису, когда та была совсем малышкой, - почти неслышно, одними губами, произнесённо-пропетая фраза переплелась с песней в голове...
А затем в ней будто щёлкнул тумблер.

Осознание принесло и освобождение от наваждения, вызванного тревогой и желанием девушки помочь. Шестерёнки в мозгу заработали в прежнем особенном темпе, возвращая чувство реальности и земли под ногами. Ну, в данном случае под пятой точкой.
Мужчина резко встряхнул вихрастой головой, будто сгоняя с себя остатки транса, и резко подскочил на ноги, чуть в процессе вновь не навернувшись на пол.
Выпрямился резко, быстро ощупав себя на предмет повреждений. Но, благо, таковых не обнаружилось, и Шляпник с чистой совестью взглянул на девушку уже не снизу вверх, а сверху вниз. Такая неожиданная разница даже сперва немного озадачила мужчину. «Она такая… миниатюрная»

Алиса.

Ну вот, он понял, кого же ему напомнила эта девушка.
Но волнение почему-то никуда не ушло. Наоборот даже, от осознания сего простого факта внутри будто всё вновь всколыхнулось, только на этот раз сильнее, отчётливее. Почему, правда, произошло так, для мужчины было непонятным, хотя это было очевидно, как день…

Он взглянул в глаза Алисы.
Затем на её всё ещё протянутую руку.

Его не сразу посетила мысль что, наверно, надо тоже поздороваться и представиться. Девушка уже ведь представилась. Вроде. Мужчина не был особенно уверен на этот счёт.
Но, тем не менее, он протянул свою руку в ответ, осторожно сжимая пальцами ладонь юной студентки, чтобы случайно не сделать ей больно, и выдыхая:
- Шляпник.
Да, прозвище, которое заменило ему потерянное имя.

На самом деле, он бы с радостью сказал своё настоящее, если бы точно знал его. И если бы точно был уверен, что то имя, которое он вспомнил в полуночном бреду, всё-таки принадлежит ему, а не кому-либо другому.
Но, он не мог давать гарантий.
Поэтому назывался так просто. Шляпник.

- И я жив, не беспокойся, - мужчина улыбнулся неловко смущённо, но при этом неуловимо обворожительно. Тепло.Падать мне не в первый раз приходится, я делаю это чуть ли не постоянно.

Рассмеявшись тихо собственной неуклюжести, он запустил руку в волосы, ероша их и приводя в ещё больший беспорядок. Затем вдруг понял, что уже как бы сжимает руку девушки дольше положенной нормы. Тут же отпустил её, смеясь нервно и смотря в сторону; он никогда ещё не чувствовал себя настолько неловко.
Надо менять тему, разговаривать о чём-нибудь, не молчать.

- Ты студентка, значит? – всё-таки какие-то обрывки информации в его голове задержались, и Шляпник тут же ухватился за них, как утопающий за соломинки. – А я помощник библиотекаря. Недавний. Ну, то есть, поступил сюда недавно. Не поступил, пришёл. Сам. Не совсем пришёл, ну, там долгая история, и муторная такая… о духи, что я несу?

Со страдальческим видом мужчина прижал ладонь к лицу, желая провалиться сквозь землю со стыда. Ну не умеет он с людьми знакомиться нормально, не у-ме-ет.

Аватара пользователя
Элиша Керри
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 41

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Элиша Керри » 23 июн 2017, 13:23

И с каждой секундой ощущение сна и нереальности становилось все сильнее. Мужчина или парень лежащий на полу, он был… странный. Очень странный. Таких Элиша еще не встречала в своей жизни. Староста ее факультета, тоже была очень своеобразной девушкой, но не настолько. А этот молодой человек вызывал очень противоречивые чувства. С одной стороны девушке было смешно, просто так от абсурдности происходящего, с другой стороны его было чуточку жаль, а с третьей стороны от нового знакомого шло какое-то очень родное тепло и отходить от него не хотелось совершенно. Странный, но обаятельный, пришла к выводу первокурсница.

Улыбнулась ласково, туша внутри пожар из смеси чувств. Чтоб не сиять странной улыбкой, он и так решил, что его будут как минимум бить, а быть может и убивать. Хмыкнула тихонько от столь невероятного предположения. Она и убивать – невероятно. Качнула головой в легкой растерянности.

Замолчали на несколько мгновений, просто всматриваясь друг в друга. Что в ней искал молодой мужчина, она не могла даже предположить, сама же вглядывалась в черты лица, глаза, фигуру, как во что-то очень знакомое, будто где-то она уже видела его, будто ей знаком этот странный стиль поведения. Так и стояла, замерев, все так же протягивая руку почти знакомому незнакомцу.

- Алиса? – повторила тихо, заинтересовавшись происходящим. Было интересно, о чем он подумал, кто такая Алиса и где она.

Наконец, он, сообразив, что сидеть на пыльном полу не достаточно удобно все же поднялся, настолько резко и порывисто, что, естественно, чуть не упал снова. У девушки перед глазами мигнула на мгновение и погасла картинка из какого-то детского журнала на которой был нарисован жираф на роликах. Вот теперь она увидела такую картинку живьем, какой он все-таки неуклюжий.

Все мысли смыло яркой волной ощущений от прикосновения сильной теплой мужской ладони, в которой ручка Эльки буквально утонула. Перевела взгляд на рукопожатие, снова взглянула с улыбкой на парня. И тут очередное потрясение. «Шляпник». Как Шляпник, почему Шляпник, это же не имя…

Первым порывом хотелось рассмеяться, объясняя, что это не имя вовсе. Потом захотелось обидеться – не хочешь говорить имя и не нужно… потом… Девушка еще раз всмотрелась в зеленые глаза и промолчала, только улыбнувшись.

И смотреть, смотреть, смотреть, впитывая каждый взгляд, каждый жест, каждое неловкое движение… чувствуя как сердечко то замирает, то пускается в галоп, так и порываясь выскочить из груди. Глупое, глупое сердце, такое доверчивое, такое обидчивое, очень глупое.

Яркая пенистая радость чуть притухла, сменяясь ласковым теплом в груди и чуточку наивностью. Когда же парень сообразил, что задержал рукопожатие гораздо дольше необходимого и даже приличного, с губ Элиши сорвался тихий разочарованный выдох, так не хотелось терять это тепло. Ту тоненькую связующую ниточку, позволяющую и понимать и чувствовать друг друга гораздо-гораздо лучше. И осознав это вспыхнула легким румянцем, на мгновение отводя взгляд.

- Да, я тоже тут появилась-пришла-поступила совсем недавно, - весело подмигнула девчушка, чтоб снять повисшее в воздухе напряжение, замешанное на смущении. – Учусь на факультете Истории Магии и когда-нибудь обязательно стану Исследователем параллельный миров и буду много-много путешествовать. И обязательно побываю в самых разных мирах. – Пока говорила, в глазах разгоралось пламя предвкушения и счастья, говорить о мечте, мечте реальной, доступной, что может быть лучше? Разделить свою мечту с кем-то, что может быть прекрасней? Чувствуя, что этот человек тебя поймет. Что оценит твою мечту. И возможно даже влюбится в нее так же, как ты…

Чувствуя, что знакомство нужно брать в свои руки, Эля не переставала говорить, старалась не выглядеть маленькой болтушкой, но вряд ли у нее это получалось – говорить об интересных ей вещах она могла вечность, о неинтересных, но с интересными людьми, тоже. А Шляпник был интересен, своей странностью и необычностью, он притягивал, как огонек притягивает бабочек. И Элиша чувствовала сейчас себя, в своем ярко-голубом сарафане, тем самым глупым мотыльком, прилетевшим на тепло огня и, не зная, чем это обернется в будущем. Счастьем ли, бедой ли – время покажет.

- Правда, путешествия – это еще не скоро. – Чуть расстроенно пожала плечами. – Пока только учеба и много-много домашних заданий, - чуть сморщила носик, показывая свое отношения к домашкам, - нет, они все интересные, и полезные и когда делать начнешь, увлечешься обязательно, но там столько писать, что никаких чернил не хватит. Кстати! – первокурсница едва не подпрыгнула на месте от посетившей ее идеи. – У меня же задание последнее не дописано еще. Там руны, интересные такие, только не все знакомые, пойдем, - и, улыбнувшись шальной улыбкой, снова ухватила парня за руку, чтоб вернуть то ощущение исчезнувшего тепла.

Прицепилась сбоку как прищепка, и почти приплясывая на месте от нетерпения, направилась к своему прежнему месту обитания.

– Тебе же было интересно, правда? А я тебе все-все покажу и расскажу, и руны, и как их переводить, и можно попытаться даже перевести сам текст, но вряд ли получится.

Юная волшебница старалась не думать, насколько неприлично она себя ведет. И что парня видит впервые. И что ему может быть совсем не интересно с ней, мелкой, делать домашнюю работу. И что, быть может, руны его тоже совсем не интересуют. И то, что он странный, и нужно бы отнестись к нему с подозрением. Не вдумывалась во всю странность ситуации, не хотела вдумываться, взвешивать что-то, действовать логично.

К черту условности – говорила любимая бабуля и была очень счастливым человеком. Элиша же решительно была настроена следовать ее примеру.
Последний раз редактировалось Элиша Керри 03 июл 2017, 16:24, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Даниэль Льюисон
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 12

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Даниэль Льюисон » 30 июн 2017, 17:58

Непонимающая растерянность, смешливая радость, а после пришедшее им на смену нежное, трепетное тепло – Шляпнику думалось, что он никогда прежде не видел в людях настолько светлых и чистых чувств. Эта девушка напротив казалась чем-то нереальным, чудесным, как сказка, которая если и находит своё место в мире осязаемом, то очень и очень редко. И в то же время это маленькое чудо, будто взаправду явившееся из песен, из книг и снов, было настолько реальным, настолько живым, что даже хотелось немного сойти с ума.

Чужое тепло приятным отголоском осело на пальцах, сжавшихся в кулак, будто стремящихся сохранить это ощущение как можно дольше. А на губах лёгким росчерком кисти художника появилась чуть неловкая улыбка, когда Шляпник увидел, как ожившая Алиса ему задорно подмигивает, будто её совершенно не смутила та нелепица, которую мужчина нёс парой секунд ранее.
Он не считал нужным что-то говорить, поэтому молчал, лишь внимательно слушал голос девушки, ловя каждое её слово и одновременно вновь уходя куда-то в свои мысли. Его взгляд скользил по рукам студентки, то и дело взмывающих к груди в оживлённых жестах, следил за движениями губ, глядел в глаза, которые всё также продолжали его завораживать.

Шляпник думал: да, это юное создание лёгкое, как бабочка, светлое, как ангел, но всё же больше всего, ярче всего она походила на солнце. Маленькое, уменьшенное раз эдак в сто, солнце.

А он – это непроходимые дебри тернового куста, на которые пролился солнечный свет.

Алиса говорила взахлёб, радостная, активная, и мужчина иногда тихо, по-доброму смеялся, ведь понимал и полностью разделял восторг девушки, связанный с другими мирами. Ведь это поистине восхитительно – почти каждый раз видеть чудеса, прикасаться к другой реальности, испытывать что-то новое. Это сравнимо с зависимостью, которой Шляпник болеет уже очень давно, но не стремится от неё избавиться. Ибо находит в ней успокоение и смысл собственной жизни. Пока что.

На яркую радость вдруг легла тень расстройства, которая конечно не смогла её затушить, но отчётливо проявилась в движении плеч и сморщенном носике. Шаману тут же захотелось осторожно коснуться указательным пальцем кончика девичьего носа, чтобы вернуть обратно, как было. Но вовремя поймал себя на мысли, что это, во-первых – невежливо, а во-вторых – ещё больше развеселит духов, которые итак какие-то слишком взбудораженные. Небось веселятся с того, как Шляпник мучается, не зная, как себя повести и что сделать, чтобы не показаться своей новой знакомой вконец чебурахнутым.

Столько лет вдали от общества с минимумом социальных контактов определённо убили в нём почти все навыки общения.

Правда, Алиса итак очень бойко перехватила разговор и знакомство в свои руки, после миров начав рассказывать о учёбе с домашними заданиями. В этот раз Шляпник глядел на неё со странным выражение лица, будто раздумывал, как ему реагировать на её слова. Мужчина не помнил, делал ли он хоть когда-то в своей жизни домашние задания, нравилось ли ему учиться, учился ли он вообще. Поэтому не имел ни малейшего понятия, что сказать, как поддержать разговор.

Хотя, буквально мгновение спустя надобность в этом отпала, ибо Алиса вдруг подпрыгнула, озарённая, заставив Шляпника по инерции вздрогнуть и зашуганно поглядеть на неё.

- Подожди, чт..? – не успел только мужчина усвоить, что девушка, оказывается, делала домашнюю работу и не дописала последнее задание, как та уже крепко ухватила его за руку, прижавшись рядышком. Сказать, что Шляпник ошалел – значит не сказать ничего.
Как это так можно, это обязательно, да?

- Руны..? Ну, да, интересно, - мужчину теперь накрыл удушливый стыд, за недавнее своё поведение, и признание в собственной заинтересованности далось ему крайне тяжело. – Да подожди, я сам могу пойти, меня не обязательно тащить! Я не убегу, честно! …наверно.

Хоть Шляпник и нервничал откровенно, но руки из захвата девушки вытаскивать не спешил. «Она же не собирается меня убивать, значит, можно и не паниковать… это ведь, наверно, нормально, так хватать за руки… или нет?»

В любом случае, шаман в полном недоумении глядел на студентку, честно задумываясь – ему снова попытаться убежать или всё-таки пойти за ней? Любопытство-то, толкнувшее его на шпионаж, никуда не делось.

Они уже подошли к лестнице, ведущей на первый этаж, как неожиданно мужчина встал, как вкопанный, заставляя остановиться и свою спутницу.
- Алиса, книги! – он резко обернулся назад, выхватывая взглядом устроенный им беспорядок. – Их надо же поднять и вернуть на место! Оставлять такой бардак это не…!
Замолчал неожиданно, глядя в глаза девушки. До того растерянный, как ребёнок, который не знает, что ему делать, и ищущий ответ во взгляде взрослого человека.

Мгновение молчания.

- …хотя, они ведь никуда не убегут, верно? – уже с сомнением снова обернулся на валяющиеся рукописи в твёрдых переплётах, будто те и вправду могли взять, отрастить ноги и смыться в неизвестном направлении. Нахмурился. Ещё раз взглянул в глаза напротив, чтобы точно увериться, понять…

И вдруг - резкий взмах свободной рукой. Передумал, будто что-то во взгляде девушки решило всё за него.
- Ладно, потом, - тряхнул головой, улыбнувшись своей знакомой. - Мне правда очень интересно посмотреть, чем ты занималась, пока я тебя… ну… не отвлёк.
Дёрнул уголком губ, засмеявшись тихо, и уже сам потянул Алису обратно к её оставленным без присмотра вещам и домашней работе.

Аватара пользователя
Элиша Керри
Студент ф-та Истории магии
Студент ф-та Истории магии
Сообщения: 41

Re: «There you are! I’ve been looking for you…» (ролевая)

Сообщение Элиша Керри » 03 июл 2017, 19:01

Чем больше девушка говорила, тем больше убеждалась – да, все верно и правильно, с этим странным парнем так и нужно себя вести. Иначе он попросту сбежит – невероятно, но факт. Бросая лукавые взгляды на мужчину увлеченно тянула его по ступеням вниз. Как вдруг… резкая остановка парня заставила и ее дернутся назад, как мячик на резиночке, пришлось даже сделать шаг назад, чтоб не шлепнутся, что на ступенях было не очень удобно. А повторить подвиг нового знакомого и пересчитать собой количество ступеней совсем не хотелось. Оглянулась с недоумением, мол, что случилось? Почему остановились? Книги? Какие книги? Ах, книги… Эля задумалась на мгновение очарованная взглядом зеленых глаз, и пока раздумывала, может и правда стоит вернутся – Шляпник все решил сам. Вот и хорошо, вот и правильно, вот и умничка.

На этот раз роли сменились и уже не она вела парня за руку, а он ее. Шла на полшага позади, улыбаясь легко, чуть мечтательно. Казалось так прошагать, ведомая его теплой ладонью она может бесконечно долго. Шаг за шагом, когда дорога все стелиться и стелиться под ноги, когда рассветы сменяют закаты и снова рассветы, когда ветер треплет волосы, а солнышко проливает дождь из лучей и лучиков и бликов-зайчиков.

Замечтавшись первокурсница не заметила, как ее подвели к рабочему столу, на котором были разбросаны ее же вещи. Карандашик слетел на пол, видимо, зацепила, когда вскакивала. Взглянула на недописанную строчку, на лист с расшифровкой, на само задание. Улыбнулась ярко-солнечно парню и уселась в кресло.

- Тащи второе кресло сюда. – Скомандовала и сама будто чуть преобразилась, становясь серьезнее, - Вот смотри… Есть рунный алфавит. – Показала лист с рунами. – А внизу видишь, подписано, какая руна как пишется латинскими буквами. – Провела пальчиком указывая транскрипцию рун. – У меня задание перевести несколько строк из рун в обыкновенные буковки. А две точечки – это пробел между разными словами, мы делаем отступ, а они ставили одну или две точки, тут их две. На самом деле очень просто.

Девушка взяла отдельный листок, быстро переписала туда последнюю строчку рун и отдала парню. Достала еще один карандашик, в сумке их было много, а хорошему человеку не жалко.

- Вот. А теперь внизу можно подписать буковки латинские. Попробуй… - Сама тоже заглядывала в листик с переводом, но дописывая свою строчку. Все же необходимо доделать домашнее задание, она и так слишком много отвлекается. Но как можно не отвлечься, когда сначала на тебя внимательно смотрят, а потом когда вот сидит рядом и блестит своими зелеными глазами, улыбается не ярко, как она, а чуть-чуть, будто боится. Наконец, обратила внимание на свой листок.

- Hafa swa lengl em ek lifi

Пока писала, думала, что руны – это на самом деле очень интересно и вот бы написать кому-то письмо рунами, но это нужно очень много времени.

- А еще если хочешь можно сыграть в игру, - идея с письмом немного трансформировалась и Элиша не стала молчать, - можно привычные слова перевести в руны.

Задумалась на пару мгновений, соображая с чего начать. Повернулась в сторону окна, прикрывая глаза и ловя лицом солнечные лучики. Красота. И день такой хороший-хороший, когда не хочется думать ни о чем серьезном. Когда можно танцевать босиком в солнечном свете, Эля улыбнулась воспоминанию, можно гнаться за незнакомцем, чтоб потом рассказывать ему про руны, можно… да много чего еще можно, главное сохранить в душе то ощущение тепла и праздника, солнца и яркого детского сна.

Вернулась в реальность не менее радостную, чем мечты и снова улыбнулась Шляпнику. Нет, все-таки странное, имя-кличка-название. Неправильное.

- Давай я начну, например, вода – water, - вывела на бумаге и ниже подписала рунами
Изображение
- Теперь твоя очередь, - улыбнулась лукаво, подперла голову кулачком и смотрела-рассматривала, нисколько не смущаясь, готовая помочь, подсказать или просто начать болтать обо всем на свете, если вдруг в комнате вновь повиснет тревожное неудобное молчание.

Ответить

Вернуться в «Библиотека»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость