4005 Комната Иниги Жебровски

Одно из самых красивых сочетаний цветов в мире - это сочетание черного и серебристого. Здесь царит именно оно. Глянцевые черные стены, светильники на потолке, источающие мягкий свет, подобный лунному. И самое главное украшение этой галереи - огромные полосы черного атласа, ниспадающие вниз с потолка и шевелящиеся от малейшего ветерка. На них красуется тончайшая серебряная вышивка, изображающая паутину.

Комнаты: 4003, 4005-4006, 4101-4116
Ответить
Аватара пользователя
Рэнэ Ниррой
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 335
Контактная информация:

Re: 4005 Комната Иниги Жебровски

Сообщение Рэнэ Ниррой » 09 июл 2017, 21:43

11 октября 2012, перед рассветом.

"...жизнь - это игра. А мы оба еще не готовы к смерти".
"Не дерзи, мальчик. Не дерзи", - Дариа "выдохнул", не позволяя злости вернуться. Паяц, не считая не в меру острого языка, вел себя довольно смирно и не нуждался в наказании. Кроме того, в чем-то он был прав. Игра - была для него источником эмоций, дающих иллюзию жизни, которая, в свою очередь, являлась лучшим стимулом для плодотворной работы. И за последнее время этих эмоций было довольно много... однобоких. Негативных, способных "поднять настроение" разве что помешанным на глупостях неофитам называемой в этих сферах темной магии. Ничтожных дураков, считающих, что собственные порочность и слабость оправдываются влиянием некой "Тьмы". Которая чаще всего живет в их собственных сердцах. И лишь в редких случаях выпестована неким высшим существом.
"Отойди, - темный маг тряхнул головой, чувствуя, как мокрые пряди прилипли ко лбу, а руки оттягивает спящая девушка. - Твой отчет был недостаточно полным, но на большее способностей у тебя нет. Не переживай, ничего я этому птенцу пока не сделаю - много чести".

"Дариа", - в мысли проскользнул чужой, так неприкрыто наигранный испуг, словно некачественными специями сдобренный злостью.
"Я сказал: "Отойди". Шут. Определись со своей ролью в сегодняшней партии и не лезь под руку. Хуже этой не станет. В отличие от тебя. Я чувствую, как ты мечешься от ярости к спокойствию, а от надежды к отчаянию. Тебе стоит меньше зеркалить ее. Отступи и подбери личину попроще. Иначе за тебя это сделаю я".
Маг почувствовал, как второй нехотя отступил, заглушив даже тихое недовольство, чтобы не провоцировать.
Дариа безошибочно зашел за декоративную ширму и опустил девушку на кровать. Витраж молчал, почти не пропуская ночного света. Еще один осколок уюта в "доме", где предстояло прожить не один год. Его комната в университете была не такой. В ней не было такой одомашненности. Да и не была она ему нужна. Молодой маг приходил в нее только спать, почти все время проводя в библиотеке и лабораториях. Гуляя с друзьями, утопая в бездонных глазах любимой девушки.
"Пошел вон, - шипящий шепот наполнил сознание и отшвырнул паяца на задворки. - Я сказал, чтобы ты не лез?"

"Ты знаешь, она в наших бедах не виновата. И нам не нужны проблемы".
"Я не дурак, - маг покачал головой, - Ниррой. И ты - дураком не будь: не перетягивай ее беды на себя. Если хочешь играть в муки совести и истязать себя памятью о собственном "доме" - изволь. Но избавь меня от нытья".
Зверь, вынырнувший из темноты, подошел и жадно принюхивался к спящей студентке. Да и сам Дариа чувствовал, как от нее пахнет недавним отчаянием. Как им пропиталась кожа и одежда. Почти видел, как рыжие прядки превращаются в серых змей, разметавшихся по подушке. Но мальчик поработал на славу, не оставил Зверю пищи - лишь дразнил аппетит растворенным в эфире послевкусием. И этот аппетит требовал удовлетворения. Весь вид Зверя говорил об этом.

Аватара пользователя
Рэнэ Ниррой
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 335
Контактная информация:

Re: 4005 Комната Иниги Жебровски

Сообщение Рэнэ Ниррой » 17 июл 2017, 15:55

Рука погрузилась в жесткую, словно затхлый воздух, шерсть твари. Почти нежно провела по загривку – и запустила пальцы в податливую плоть.
Зверь разжал челюсти. Нехотя открыл пасть, отпуская ногу своего мага и недовольно посмотрел в потемневшие глаза. Сила всегда заставляет подчиняться – такова природа вещей, первейший закон мироздания. Неприятен был лишь повод: он всего лишь требовал свое, то, что принадлежало ему по праву сильного. Но за ним не признали этого права. И Зверь уступил его тому, кто сильнее. До тех пор, пока хватка не ослабеет.
Дариа не имел ничего против добычи. Он «всего лишь» не любил, когда ему указывали, что делать.
Мужчина провел свободной рукой над спящей девушкой, периодически останавливаясь и сканируя одно и то же место несколько раз. Следы от пролитых за ночь слез жаркими углями жгли кожу, и, чуя напитывавшие их чувства, зверь ворчал, пытался извернуться, подойти ближе, залезть студентке на грудь, вгрызться в горло. Но темный маг давил сильнее – и тень оставалась на месте.
В первую очередь Дариа интересовала связь, ниточка, по которой к девчонке шел зов. Любая энергия, приходящая извне и сочащаяся внутрь. Для этого не нужно было снова лезть вглубь и беспокоить свернувшихся змей. Доставало того, что плавало на поверхности.
Как казалось в начале. А по факту...
Маг нахмурился – и повторил процедуру.
Энергия – всегда в первую очередь энергия. Не важно, ломает ли она сознание, выращивает ли горы или усиливает снадобье. Даже потусторонние сущности и живые люди – энергия. Главное, знать спектр – и уметь с ним работать.
Он – не знал, с чем столкнулся в этот раз. Как и не знал принципа работы запущенного девчонкой механизма. Приходилось искать, подбирать, пробовать. Анализ, проведенный шутом, говорил о том, что трансмутация обратима, но пока не будет отсечен запустивший и поддерживающий ее фактор, от вмешательства будет больше вреда, чем пользы.
«Ты никогда не сможешь приносить людям что-либо свыше утешения, пока не научишься доводить дело до конца. – Дариа в последний раз провел над девушкой ладонью, словно стирал излишки краски с заготовки. Стянул собранное в комок – и бросил в угол спального закутка, отпуская беззвучно заворчавшего зверя. – Сильные эмоции оставляют отпечаток. Ты это хорошо знаешь. Но крайне редко пользуешься этим знанием. Зря. Иной раз ночь без кошмаров, пусть и сдобренных надеждой, лучше действует на измученную психику, чем любимый тобою коктейль».

«Я не считаю нужным отнимать какие бы то ни было эмоции. Живые должны уметь жить с тем, что есть и изменять себя самостоятельно».
«Паяц, ты – дурак и лицемер, - маг откинул покрывало с одеялом и осторожно переложил спящую девчонку. - Ты принуждаешь других к надежде. Нарочито забывая, что за подобной инъекцией последует неминуемый откат. Пусть уж лучше твоя «надежда» займет место «выброшенного» мною ужаса. Откат станет не намного сильнее, но девчонка выспится, и слушать утром о твоих неудачах ей будет легче».
«Почему ты на этот раз помогаешь мне?»
«Она – мой экспериментальный образец. – Отсыревшая пижама аккуратной стопкой легла рядом с курткой на столик, и Дариа не без некоторого интереса присмотрелся к покрывающим тело девушки чешуйкам, по-прежнему стараясь не нарушать достаточно глубокого сна «подопытной». - Кроме того, давай, ненадолго побудем честны друг с другом. Ты отлично знаешь, что мне нет пользы от пустого придатка, действующего лишь по принуждению в ответ на угрозы расправы. Поэтому иногда я могу давать тебе вольности. Но хочу, чтобы ты помнил: в ответ я требую полной отдачи. И не потерплю неповиновения и хамства. Не забывай этого – и тогда однажды я избавлю тебя от своего общества».
Чувствовалось, что именно паяц хочет ответить. Как «чешется» у него «язык». Но мальчишка счел за лучшее не играть и просто промолчал, понимая, что сейчас именно это будет лучшим ответом, который разозлит меньше всего.
«Я не могу определить воздействия. – Продолжил маг. Девушка поёжилась от ночного сквозняка, и он небрежно накрыл ее, отступая к окну и теперь больше внимания уделяя цветному набору стекла, чем лежащей в тени балдахина. – Какой-то канал связи есть, но для меня, как и для тебя, он неявен: я не знаю, что именно искать. К прежним выводам могу добавить лишь то, что ее «сводит с ума» не «темная сила». Мы, - он коротко переглянулся с тенью в углу, - не чуем «сородича». Так что ей стоит оставить надежду на то, что «добрый профессор Ниррой» решит все её проблемы, и наконец-то поискать другого помощника. Всё, на что ты сейчас способен в её ситуации: изображать беспокойство и иногда не давать уйти в лес. Тем более, она уже говорила, что не хочет на лабораторный стол, а без тщательного исследования ни я, ни ты не сможем попытаться её спасти. – Дариа криво усмехнулся: - Кроме того я не намерен рисковать своей целью, проводя эксперименты над учениками. И больше не стану предлагать ей такой вариант. Ты ведь не хуже меня знаешь, что судьба редко дает второй шанс, и чтобы его заслужить, надо очень постараться. Если придется, вырвать его из её рук вместе с пальцами. – Маг поднял ладонь в отрицающем жесте, пресекая возможный спор: - И не отрицай: она не удосужилась даже просто воспользоваться твоим советом и приковать себя оковами, приготовленными для ликантропов. Не обратилась к ректору. К лекарю академии. Не захотелось заниматься «вуайеризмом»? Предпочла сама? Рэнэ, это - её право. И не тебе лишать её его».
Дариа сел на подоконник, подобрал одну ногу и достал уже привычную фляжку. Горечь зелья обожгла горло, заставив мысленно скривиться и повести плечами, чувствуя, как и без того преобразованное тело скручивает мелкой дрожью.
«Через несколько дней тали придет в себя – подключишь ее к наблюдению: пусть доказывает своё право на жизнь. Этим ты и так дашь девчонке больше, чем она пока заслужила. Это еще не шанс на жизнь, но шанс на то, чтобы его получить. Пусть берет пример с тина, «надрывающегося» над своим отчетом, чтобы угодить Сакви, и своим подорванным здоровьем».
Паяц молчал и уже не порывался спорить. Он был согласен, если не принимался себе врать, играя в молодого и наивного простака, желающего мира во всем мире и жизни для всех. Считающего, что способен свернуть горы ради какой-нибудь великой – в своем понимании – цели. Ради спасения себя. Или того, кто ему дорог.
Вот только Дариа чувствовал, что девчонка ему не дороже большинства недолгих попутчиков. Ребенок, которого он мог пожалеть, спасти – и оставить, если не у первого попавшегося, то у первого «приличного» порога. Если для этого будут силы. Если охота не будет висеть на хвосте. Если он сам не будет спешит по исчезающему следу. Если он сможет позволить себе поиграть в ту слабость, которая делает человека человеком.
«Мир значительно сложнее, чем мы когда-то думали, мальчик. Он жесток и редко милосерден к побежденным. Каждый, кто желает добиться своей цели, часто идет по пути наименьшего сопротивления и не в праве делать ошибки. Но лишь нам решать, что будет этой целью. Возможно, даже та самая душевная слабость или желание сделать так, чтобы в мире было как можно меньше боли и страданий. Но это – не наш случай. Не сейчас. Просто не забывай об этом».
Цветные витражи напоминали о лете. О теплых погожих днях. Таких, какими они были несколько столетий назад.
Дариа прикоснулся пальцами к одному стёклышку. Потом к другому. Третьему… Чувствуя, как в руках формируется тонкий лист разноцветного кварцевого кристалла. Перед внутренним взором плясали золотистые блики, проникающих сквозь листву лучей, а в их свете смеялась девушка. В ее волосы был вплетен душистый цветок, на котором трепетали два непривычных лепестка.
«Знаешь, а она любила бабочек. – Эрин, словно бумажный лист, сложил цветное стекло. Он не помнил схем того, что в каком-то мире называли искусством оригами, но пальцы делали своё дело, словно не было всех прошедших с тех времен лет. - Каждое лето между занятиями пропадала в университетском саду, наблюдая за ними. Находила новые для себя виды. Рисовала сидящих на цветах и порхающих насекомых. – Крылышки чуть дернулись, принимая более естественную для живого существа форму. И Дариа задумался, вспоминая рисунок чешуек из памятного видения. Цветные участки поплыли, меняя свое расположение и состав, складываясь в яркий и поразительно живой, близкий к настоящему узор. - Я как-то предложил ей наловить их, составить коллекцию – тогда она смогла бы любоваться ими даже зимой. Я бы оживлял их, заставлял летать по комнате. Но она… рассмеялась, назвала меня глупым. Она так любила жизнь... – Бабочка в руках казалась почти живой, но облитой то ли маслом, то ли лаком. И эта фальшь была сильнее иллюзии. - Настоящую. Яркую. Со всем ее несовершенством и бедами. Но в отличие от тебя, - маг горько улыбнулся, - она была искренней».
Руки дрогнули, но вместо того, чтобы в приступе порожденной болью ярости разбить хрупкую игрушку, маг сжал зубы и медленно выдохнул, гася вернувшееся… раздражение.

«Мы достанем его, Дариа. - Горящие холодной ненавистью глаза отразились в оконном стекле, за которым медленно занимался рассвет. – Что бы и когда бы я к тебе ни испытывал, мы его найдем».
«Мне не нужна твоя жалость, шут»,- маг привычно отмахнулся. В «голосе» не было благодарности. Но и обычного раздражения - тоже. Только усталость и застарелая боль.
Дариа резко провел пальцами по кромке тонких крылышек, маскируя собственные чувства даже от самого себя и превращая «оплавленное» стекло в хрупкую, но острую бритву.

«Это не жалость. Ты это знаешь. Просто, - паяц усмехнулся и бросил взгляд на выбившиеся из-под одеяла рыжие волосы, - я тоже честен с тобой. И по поводу неё ты, пожалуй, прав».

Несколько ставших бесцветными стеклышек открывали вид на светлеющее небо. Тучи, сплошным пологом укрывавшие его уходящей ночью, удалялись к горизонту, открывая безбрежную осеннюю синеву. Не столь звенящую, как зимняя, и лишенную весеннего тепла. Но рождающийся свет нового дня постепенно наливался смешанным с серебром золотом. И, возможно, метафора этого утра придаст девочке новой надежды… И сил претворить ее в реальность.
Бард глотнул горького зелья и снова посмотрел в окно, наблюдая за тем, как уходит ночная серость, уступая место краскам дня. Ему еще предстояло доиграть начатую сегодня роль. А пока…
Пока еще было время повспоминать то, чем он – никогда не жил: девушку в солнечном свете с бабочкой в раскрытых ладонях. И пусть воображение рисовало человеческие черепа, выложенные крохотными чешуйками, он знал, что в реальности узор был совершенно другим и не предвещал грядущих бед.
Рэнэ посадил стеклянную статуэтку на портьеру и недобро усмехнулся: на полупрозрачных крыльях явственно выделялся узор из маленьких черепов. Отличная декорация для беседы с человеком, которому ты сможешь помочь лишь конвоем.
Последний раз редактировалось Рэнэ Ниррой 15 ноя 2017, 21:39, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Инига Жебровски
Студент ф-та Алхимии
Студент ф-та Алхимии
Сообщения: 248
Анкета парсонажа: http://academymagic.ru/dm/asdform.php?id=01359
Контактная информация:

Re: 4005 Комната Иниги Жебровски

Сообщение Инига Жебровски » 10 сен 2017, 20:27

Тепло обволакивало. Растекаясь от плеч ниже, погружая в теплый кокон безопасности. Когда хрупкое тело девушки, почти полностью уже покрытое мелкой золотистой чешуей, оказалось в постели, она совершенно по-детски перекатилась на бок, подтянула коленки к груди и подложила руки под щеку. Ей было хорошо, уютно и спокойно. Спокойно так, как не было уже давно. Чужие зовущие голоса умолкли, испугавшись скорого рассвета и присутствия мага.
Ведьмачке снилось что-то лёгкое, что она почти не запомнила. Только мелькание крылышек яркой бабочки почему-то осталось в памяти своеобразным маячком лёгкого светлого сна.
Сколько она проспала, Инига не знала. По личным ощущениям - очень много. Столько, сколько ни разу не спала за прошедший месяц. Когда девушка открыла глаза, то сквозь витраж пробивалось робкое осеннее солнце, раскидывая по постели бледные пятнышки цвета.
Всё ещё прищуриваясь после сна, ведьмачка потянулась... и тут же натянула на себя покрывало.
Возможно, будь сознание не столь сонным, действия девушки были бы иными, но сейчас она удивлённо и настороженно смотрела на человека, сидящего в ногах постели.
Возможно, её слова ночью всё же были услышаны. А была ли эта ночь? Но рядом с подушкой лежала фарфоровая статуэтка, бросив взгляд на которую Инига слегка залилась краской. Всё же не в привычках девушки было брать чужое, особенно вещи из личных покоев преподавателя.
Будь она одна, в силу привычки, ведьмачка спрыгнула бы с кровати, сделала стандартную для себя зарядку, потом... Что было бы потом, она не додумала. Хотя бы потому, что молча таращится на Рэнэ уже было неудобно.
По-прежнему прижимая к себе одеяло, Инига тряхнула волосами, откидывая за спину рыжие спутавшиеся пряди.
- Доброе утро. - Девушка слабо улыбнулась, но улыбка получилась искренней. Утро сегодня действительно было добрым, а страх и отчаяние вернутся только к закату.

Аватара пользователя
Рэнэ Ниррой
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 335
Контактная информация:

Re: 4005 Комната Иниги Жебровски

Сообщение Рэнэ Ниррой » 15 ноя 2017, 23:44

Никакая ночь не может длиться вечно. Хотя бы потому, что вечность столь же конечна, как и всё существующее. И, следуя, за ночными сумерками, в свои неведомые царства уходят сны, оставляя после себя налет бодрости. Или - еще большей разбитости. Если тьма так и не позволила тебе опустить голову на подушку, провалившись в царство покоя.
В какой-то момент девочка заворочалась в кровати. И изменившийся ритм дыхания послужил прекрасным сигналом, к началу нового акта. Бард прикрыл глаза, с усилием загоняя в глубины сознания накопившуюся усталость и заменившие сны воспоминания, и, тихо соскользнув с подоконника, сел в ногах бедовой студентки. Кто бы что ни думал, а плату за ночные бдения он собирался содрать по полной. В конце концов он когда-то обещал проявлять корысть.
Ребенок шевельнулся еще раз, потянулся... И последовавшая реакция, по мнению Рэнэ, покрыла почти половину долга.
Ощущение жара на щеках, легкая неловкость, удивление и настороженность - они стоили маленькой провокации. Никакой случайности - чистый расчет, о чем свидетельствовало чувство удовлетворения, явно вырисовывающееся в ехидной ухмылке, которая не сходила с лица паяца до тех пор, пока девушка не проснулась настолько, чтобы вспомнить, как складывать буквы в слова.
- Рад, что оно доброе, - на искреннюю улыбку ответила столь же искренняя. Ехидство скрылось в глубине небесно-синих глаз: бард не собирался "замечать" натянутого одеяла. Как говорится, "чего он там не видел". С другой стороны - Иниге теперь было, на что выделить часть эмоций, которые, возможно, не пойдут в другое русло. - Я знаю, что схожим образом мы недавно начинали разговор, но теперь я заменю "Инига, нам надо поговорить" на "Инига, я должен тебе сказать".
"Рэнэ, не юли. Не смягчай. Так у нее будет больше шансов. И весомее стимул".
- Я не слишком часто бываю достаточно серьезным, с общепринятой точки зрения. - Паяц провел рукой по лицу, стирая с него привычную маску и заменяя ее спокойной, почти лишенной эмоций, личиной. - Но сейчас я хочу, чтобы ты сперва меня выслушала и лишь потом начала перебивать.
Лицемерие, да, Эрин? Что ж, пусть. Твоей правды изрядно намешано в сложившейся ситуации. И девочка упустила немало шансов. Он в праве дать ей от себя надежду на еще один, последний. Который она либо добудет, либо потеряет окончательно.
Мир ведь не станет меньше, если в нем исчезнет еще один упрямый ребенок. Вераэль - смогла уйти. И теперь, возможно, нашла свое счастье.
- За минувшие с нашей прошлой встречи дни, я обошел знакомых мне алхимиков, зельеваров и чародеев. Подключил, кого мог, в поискам решения.
Да, это была ложь. Но исследование всех путей заняло бы слишком много времени. Или - средств. Выделить которые они с Эрином не могли. У тина было слишком много дел, он не мог пропадать из поля зрения надолго. И не мог надолго бросать работу. У декана и то было больше свободы. При наличии заместителя.
- Среди моих знакомых нет тех, кто сталкивался с подобной проблемой. Тех, кто мог бы помочь. И я, Инига... - Паяц вздохнул и покачал головой. - Я тоже не могу тебе помочь. Уже - не могу. Процесс зашел слишком далеко.
Ложь легко ложилась на язык, кровоточила истиной, плескалась печалью, почти болью во взгляде. Сейчас он, действительно, переживал, что "не может" помочь. Но если бы на ее месте была Вирна, его Вирна... Он сделал бы больше, чем мог. Вышел бы за границы своих возможностей. Погасил бы звезды и зажег бы новые. А не только прошел бы по следу кукловода, перерыл пару библиотек, да довел до каления нескольких знакомых.
- Еще недавно - возможно - мне удалось бы найти какое-нибудь решение. Но, как я говорил, для его поиска требовались исследования и совместная работа, от которых ты отказалась. Теперь же - обратить трансмутацию не в моих силах. - Усталая улыбка коснулась губ, лицо осунулось. Теперь было похоже, что молодой профессор проторчал у кровати студентки всю ночь. Возможно, проводя часть из тех самых "исследований". - Я не настолько могучий маг, девочка. При поверхностном анализе мне удалось определить, что кто-то извне провоцирует твое перерождение, но выяснение деталей доступными мне методами на текущем этапе может послужить для идущего процесса ненужным катализатором.
"Чем больше правды, тем искусней ложь". Он ведь, и правда, очень устал. Еще давно. Много лет назад. Только основная усталость не из тех, что отпечатывается темными полукружиями под глазами. Она из тех, что тонет на дне зрачков. Но для правдоподобности и придания словам веса хватит и первой.
- Инига, я очень хочу тебе помочь и продолжу поиск, но пока могу лишь не позволять тебе уйти за пределы замка. Но и тебе следует отбросить гордость, робость и опасения - и поискать кого-нибудь, кто сможет помочь тебе. Ты лучше меня понимаешь, что с тобой происходит, и можешь лучше сформулировать, к какой сфере может относиться твой недуг и где искать твоего врага. Ты ведь понимаешь, что времени плыть по течению и надеяться найти выход самостоятельно не осталось?
"Неплохо, Рэнэ. Думаю, ее "доброе утро" теперь испорчено. Но, если она сможет подключить мозги и начать действовать, она еще побарахтается. В этом заведении, как минимум, есть несколько сильных магов вроде Локи и Фрейи. Лекарь. И ее друг-шаман. Возможно, у кого-то из них будет решение".

Аватара пользователя
Инига Жебровски
Студент ф-та Алхимии
Студент ф-та Алхимии
Сообщения: 248
Анкета парсонажа: http://academymagic.ru/dm/asdform.php?id=01359
Контактная информация:

Re: 4005 Комната Иниги Жебровски

Сообщение Инига Жебровски » 29 ноя 2017, 16:48

В ответ она получила улыбку. Добрую и теплую, возможно лишь потому, что таковой Инига хотела её видеть. Продолжая прижимать к груди одеяло, тем не менее, девушка несколько расслабилась, стряхивая остатки сна и находя своё хваленое самообладание и упрямство. А что ещё остаётся.
Мягкий голос преподавателя насторожил девушку. Таким тоном обычно смертельно больному человеку говорят, что медицина бессильна. Губы ведьмачки чуть дрогнули, позволяя проявиться части бушующих внутри эмоций. Но это была мгновенная слабость. Сжав губы в упрямую тонкую линию, девушка слушала. Слушала и молчала. Ей было не важно, насколько эти слова были правдой. Сейчас уже не важно. У неё остаются только её знания, её понимание ситуации и огромная, почти бескрайняя, библиотека Академии. В которой могут найтись зацепки.
- Спасибо. - Голос Иниги не дрогнул, а интонации были искренними. Она действительно была ему благодарна. За эту ночь без кошмаров, за глубокий спокойный сон, восстановивший душевное равновесие и часть моральных сил. За внимание к её скромной персоне и попытку помочь.
- Вы для меня очень много сделали. - Почему-то сейчас привычное уже "ты" совершенно не шло на язык. - И возможность не уйти это тоже больше, чем я могла бы просить и на что могла бы рассчитывать.
Голос полячки звучал немного суховато, но это вполне можно было списать на остатки сна и утреннюю жажду. В конце-концов, если прорыдать полночи, к утру закономерно захочется пить. Девушка покачала головой, как будто коря себя за эту нелюбезность. Рыжие пряди скользнули по плечам.
- Я продолжу свои изыскания. Возможно, у меня получится выкрутиться и на этот раз, - Инига улыбнулась, отводя глаза. Сколько раз в этих стенах её вытаскивали из почти безнадёжных передряг? Много. И на этот раз выпутается. Может быть. - Я веду дневники и журнал. Если вам будет не сложно, когда, - Никаких "если", - всё это закончится, опубликуйте исследование. Или отдайте кому-нибудь из знакомых алхимиков. Этот опыт стоит того, чтобы о нём узнали. - Девушка теперь уже совершенно спокойно и твёрдо посмотрела в глаза Рэнэ. Был ли в её глазах страх? Сейчас нет. Только спокойствие. Не спокойствие обреченного на казнь, а спокойствие человека, который принял жребий и решил действовать по обстоятельствам. До конца.

Аватара пользователя
Рэнэ Ниррой
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 335
Контактная информация:

Re: 4005 Комната Иниги Жебровски

Сообщение Рэнэ Ниррой » 01 сен 2018, 00:05

В глазах темного мага на мгновение мелькнуло раздражение, почти ярость. Бледная тень ночной бури, которую паяц едва успел спрятать за опущенными веками.
"Бестолочь, - выдохнул сквозь зубы Дариа. И успокоился почти настолько же быстро, насколько разъярился. - Если она выживет сама, я соглашусь с нашим малолетним тином в том, что мир безумен. Эта девчонка упряма до глупости. Таких можно сбить с пути, лишь убив. Впрочем, - взгляд синих глаз стал равнодушным, - она с этим и сама справится".
Рэнэ прикрыл глаза ладонью, даже не притворяясь, что массирует их: последние дни - в особенности, минувшая ночь - изрядно подъели силы, и не было никакого желания ради проходного акта ставить под угрозу весь спектакль. Кто мог бы поручиться, что Сакви не потребует своего подопечного на ковер в самый неподходящий момент? И кто знает, чем обернется беседа: не придется ли уходить с боем. Даже настолько рисковать - больше нельзя.
- Отдам кому-нибудь, если что, - паяц с усилием поморщился и несколько раз моргнул, сбрасывая напряжение. Хотя стоило бы поморщиться и в ответ на тираду с возвратившимся "выканьем". - Знаешь, мне кажется, - пришлось все же покачать головой, выказывая таким образом сожаление и усталость от чужой глупости, - ты меня не услышала. Поэтому повторю еще раз другими словами: гордыня - это не то, что стоит чьей-либо жизни. И не путай ее с гордостью.
Паяц поднялся с кровати, уже не глядя на студентку и сделал несколько шагов в сторону двери. В движениях сквозила легкая скованность подготовленного к тяжелым нагрузкам, но все равно уставшего от них человека. Да, он сможет сорваться с места, если возникнет необходимость. Но пока этой необходимости нет...
"Глупо рассчитывать, что девчонка поймет твой намек. Не будь глупцом".
- Не покидай территорию замка до вечера, - он все же не обернулся. Время советов закончилось. Он сказал всё, что мог. Теперь за ним лишь обещанные действия. - Потом я приставлю к тебе Виату. - Голос был столь же сух, как и у студентки. Но ведь после бессонной ночи горло также может пересохнуть. - У тебя больше нет времени играть в детские игры, Инига. Надеюсь, ты хоть это понимаешь. Напомни мне, что я считал тебя умной девушкой, и поступи согласно уму. - Прочтет ли девчонка в этих словах то, что в "наставника" он будет играть лишь с теми, кто готов учиться. Он обозначал свою позицию еще в прошлый раз. Он - не столь бескорыстен, как она, по-видимому, порой думает, забывая про растущий долг.
Который вряд ли будет ему нужен...
Так или иначе, если Тали не придет в себя, что было более, чем вероятно, следить за девчонкой придется самому. Эта игра пока еще стоит того, чтобы ее вести. Но будет лучше, если это неблагодарное занятие он сможет совмещать с более полезным времяпровождением и возможностью реагировать. На что-либо. Но даст ли девчонка в этот раз поспать хотя бы несколько часов, не совершая глупых выходок? Учитывая дурную целеустремленность, затмевающую ей зрение. Если бы студентка еще направляла ее в то русло...
Впрочем, отчаяние - определенно было бы хуже. Для нее.
Силуэт уходящего преподавателя начал расплываться, голос в процессе пространственного перехода потерял отчетливость и окончательно утратил интонации. Стал похож на эхо в глубоком овраге. Но почти шутливая правда чуть сглаживала недавние слова:
- И не забывай: закончить изыскания способен лишь живой исследователь. У призраков способности ограниче...
Пожалуй, на этот раз он выдержал "свой" почерк. Хотя бы до своих "покоев".

Аватара пользователя
Инига Жебровски
Студент ф-та Алхимии
Студент ф-та Алхимии
Сообщения: 248
Анкета парсонажа: http://academymagic.ru/dm/asdform.php?id=01359
Контактная информация:

Re: 4005 Комната Иниги Жебровски

Сообщение Инига Жебровски » 01 сен 2018, 12:47

Гордыня...
Слово прозвучало, словно хлёсткий удар. Девушка, кутающаяся в покрывало сидела и молча смотрела на говорящего парня, понимая, что не может, да и не хочет оправдываться. Он понимает, не может не понимать. И наверняка среди тех, к кому он обратился, был и ректор. Ведь он профессор и не мог не поставить в известность начальство. А то, что её не заперли в больничном крыле и не начали исследовать, как лабораторную мышь... Чтож, это могло быть уступкой под личную ответственность. Не зря же он обещает приставить Виату...
Но слова вызывали боль, и ведьмачка кусала губы, не давая им дрожать. Этим утром были силы, было желание бороться. И, возможно, его слова были направлены на подстегивание этого желания.
Но выходило наоборот. На глаза против воли наворачивались слезы и та самая гордыня была единственным, что позволяло не расплакаться. И именно эта гордыня говорила о том, что она ещё поборется. Назло и вопреки его словам.
Молча Инига смотрела на размывающийся облик профессора и ловила глухо раздающиеся слова. Призраком становиться не было никакого желания, тем более, насколько успела понять девушка, из леса обратной дороги не было не только для тела.
Смахнув с ресниц непрошенную слезу и замаскировав это действие под сонное потирание глаз, Инига отбросила покрывало и спрыгнула с кровати. Сегодня были силы и глупо было тратить их впустую. Пока что у неё есть шанс доказать ему что-то.

Ответить

Вернуться в «Галерея Серебристой Паутины»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость