Личные покои Баалсибана Малефикуса

Башенка для двух жильцов. Крыша её выложена черепицей в виде драконьей чешуи, а шпиль украшает флюгер в виде летящего серебряного дракона. На лестницах и переходах башни светильники удерживают когтистые драконьи лапы.

Здесь живут преподаватели.
Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 72

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Скеггльельд Эк » 18 июн 2017, 06:51

Магические способности:
Трансфигурация - М1
Магия пространства - М1
Магия стихий: Огонь - ПМ3
Магия первоначал: Тьма - ПМ2
Ментальная магия - ПМ1(Чтение мыслей)
Рунная магия - Ученик
Заклинания - Ученик



Перевесившись через бортик ванной, Скеггльёльд флегматично наблюдала за тем, как мягкая пена неспешным кораблем плывет по полу по направлению к двери. Количество воды на полу прибавлялось с каждым мгновением, но это совершенно не заботило белокурую девушку, которая собственноручно выкрутила краны практически на максимум. Ей надоело уже в который раз подливать горячей воды, и она нашла универсальный способ не утруждать себя понапрасну лишними телодвижениями. Горячая вода лила через край, и если бы девушка устроила это не в замке, то уже вскоре пришлось бы выслушивать разгневанных соседей. Правда, она никогда и не жила с кем-то, кроме родителей: свой дом, свои правила. Хотя доводить служанок до бешенства подобным безобразием она, по правде говоря, любила. И слова поперек не скажут, но и шипеть за спиной будут долго. Скеггльёльд надула губки и махнула рукой, заставляя с громким плеском большую волну вылиться на пол. После чего откинулась назад, вскидывая вверх ножку. Затем - вторую. Ску-чно.

Шум бьющей из крана воды раздражал, и, для приличия посопротивлявшись предыдущему собственному желанию "затопить все и всех", девушка все-таки закрутила кран, оставляя себя в тишине. Горячая вода расслабляла, а маска для волос с можжевеловым маслом побуждала к тому, чтобы прикрыть глаза и подремать. Она уже наигралась, и, по хорошему, время было покинуть эту комнату. Но никто ее не торопил - да и кто посмел бы? - заняться все равно было нечем, поэтому норвежская принцесса позволила себе еще понежиться в горячей воде. А ведь было время, когда она не переносила долгое нахождение под струями душа или иные ванные процедуры. Хорошо, что это время прошло. Хотя она все еще не терпела различные бассейны, противилась купанию на море. Холодная или прохладная вода вызывала какое-то...отвращение. Словно она касалась болота или грязной уличной лужи. Ужасно.

Льёльд распустила волосы, позволяя им упасть на плечи и лоб влажными кудрями, и глубоко вдохнула. Можжевельник. Один из ее любимых ароматов. Не хватало только тонкого запаха жженного дерева. Но - и так чудесно. Ресницы чуть подрагивали, дыхание было ровным, медленным. Пожалуй - даже слишком, словно девушка погружалась в сон. Расслабленность в теле и мышцах, впрочем, говорили именно об этом. Но при всем этом Скеггльёльд задумчиво прокручивала мысль о том, что ей интересно, чем занят ее декан. Наверное, сидит за стеной женской раздевалки и подсматривает за молодыми студентками. Иного оправданию тому, что он не крутится под дверью в ванной, она придумать не могла. Она слегка покручивала колечко на среднем пальчике, припоминая, как Малефикус сделал ей предложение. Печально вздохнула. Бедный он, все-таки. Жить с объектом своих желаний и не иметь возможности прикоснуться к запретному плоду. Губки девушки растянулись в улыбке: о да, само собой, она не сочувствовала Баалсибану. Она искренне наслаждалась своей безупречностью.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 337
Контактная информация:

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Баалсибан Малефикус » 19 июн 2017, 15:47

Ответ был очевиден. Ментальный щит, который Баал регулярно ставил Скеггльёльд, в очередной раз достиг своего срока годности, и теперь крошился и исчезал, оставляя разум девушки беззащитным. Опять. Темный маг, регулярно настраивающийся на разум Скеггльёльд чтобы обновить защиту, теперь уже непроизвольно улавливал отголоски мыслей девушки, на таком близком расстоянии. Не полноценное чтение мыслей, но что-то рядом. Пока с обновлением блока можно было не заморачиваться, вполне могло потерпеть и до завтра. Впрочем, пора уже было учить девочку самой защищать свой разум. Этот навык никак не окажется лишним, хотя Баал не знал точно, как Скеггльёльд отреагирует на уроки, которые не принесут видимого результата в обозримом будущем. Её познания в ментальной магии были невелики, и до момента, когда результаты станут ощутимыми нужно учиться и учиться. Но лезть к Скеггльёльд с уроками пока она плескалась в ванной не слишком хотелось. Склонность этой девицы демонстрировать своё тело граничила с эксгибиционизмом. Взгляд темного мага упал на одинокий подсвечник, на краю стола. Баал смотрел на подсвечник, подсвечник… Никак не реагировал, это же подсвечник. Пока колдун сам не поманил его рукой. Предмет интерьера с одинокой свечой мягко проскользил по столу, остановившись перед Баалом. Было кое-что, что декан оккультистов давно хотел попробовать, вот только руки никак не доходили.

Особенность заклинательной магии одновременно является и плюсом её и минусом. Каждое заклинание имеет своё узкое предназначение. Будь то это сбивание вишен с дерева или очистка от грязи. Редкие заклинания имели хоть какую-нибудь гибкость. Из-за этого различных заклинаний во всех мирах было бесконечное множество. Поэтому почти для любого действия где-нибудь можно было найти соответствующее заклинание. В этом заключался плюс. Минус в том, что если ты не знаешь нужного заклинания, придется изворачиваться. Но сейчас это не было проблемой. Не так давно Баал читал про простенький фокус, заклинательный трюк для зажигания свечей. Темный маг задул свечу, которая тут же потянулось тонкой струйкой дыма к потолку. Теоретически, этот трюк подходил для того, чтобы зажигать любые фитили. Возможно, он мог бы сработать на масляной лампе или чем-то похожем. Сами движения были довольно просты. Для заклинания требовались только два пальца. Сначала дважды скрестить пальцы, средний поверх указательного. Потом резко перекинуть их в обратное положение, указательный сверху, средний снизу. И не меняя жеста совершить круговое движение в горизонтальной плоскости против часовой стрелки. Баал повторил все эти движения на пробу. Не так сложно, главное, не делать больших пауз. После этого колдун повторил жесты уже направив магию по своим пальцам. Один раз пальцы внахлест, второй, круговое движение. - Зажгись! - произнес Баал на последнем движении. Но ничего не произошло. Темный маг нахмурился, встряхивая руку. Просто магии недостаточно. Нужно вытягивать магический поток, текущий сквозь пальцы. Выравнивать его до состояния тонких магических нитей, чистой магии, из которой и сплетается заклинание. Всё то, что за пустоголовых палочников делают их волшебные костыли. Ещё раз. Все нерабочие пальцы поджаты, средний палец палец сверху, двумя равномерными ручейками магия течет сквозь пальцы. Пальцы меняются местами, магия уплотняется, серебряные нити становятся тоньше. Кончики пальцев опять описывают круг, и… - Зажгись! - снова ничего. Колдун чуть нахмурился. Третий раз. Пальцы скрещиваются. Нити магической энергии… Не просто нити. Магия, оставляющая след в реальности как чернила на пергаменте. Можно поставить кляксу, можно провести линию, простой след. А можно вывести слово витиеватым узором, и это слово и будет заклинанием. Магия течет сквозь пальцы, через их кончики и дальше. Дважды перекрещенные пальцы свивают две нити в одну, с петлей посередине. А круговое движение скручивает эту двойную нить в кольцо и накидывает её как лассо на фитиль погасшей свечи. Движения быстры и точны.
- Зажгись! - Энергия в нитях резонирует, выходя из петли посередине. Но уже преображенная. Сформированная. Служащая одной единственной цели. Свеча тихо вспыхнула маленьким дрожащим огоньком.

Колдун снова откинулся в кресле, удовлетворенно глядя на зажженную свечу. Это всё было забавно, но заняло вовсе не так много времени. Можно было и дальше играться со свечой, вот только интерес поугас. Теперь Баал знал, что это возможно, что это работает, и особого смысла в повторении простейшего трюка не было. Взгляд темного мага устремился к потолку. В ту сторону, где за слоем камня размокала в ванной девушка с именем валькирии. Собственно, какого черта? Почему только Скеггльёльд должна извлекать пользу из их уроков? К тому же, как ученица она должна быть готова к науке Баала где угодно и когда угодно. Свеча снова была задута и отодвинута в сторону. Колдун усмехнулся, открывая ящик стола, второй справа. На свет появились несколько широких пергаментных листов и чернильница, которую темный маг подцепил и поднял телекинезом, лишь согнув крючком указательный палец. Чернильница приземлилась на стол, а Баал, прежде чем закрыть ящик, вынул из него обычное пишущее перо. Ментальный щит девушки окончательно развалился, а своими расслабленными мыслями она иногда касалась Баала. Темный маг не мог сказать точно, о чем были мысли Скеггльёльд, не подслушивая их специально. Только улавливал упоминания самого себя в них, на уровне смутных ощущений. Но этого было мало. Колдун, отложив перо в сторону, расстегнул свою цепочку и развеял собственный ментальный блок. Цепочку декан оккультистов положил на край стола и снова взялся за перо. Работа был не то, чтобы очень сложная, но требующая определенного уровня тонкой настройки. Воплощенные образы подходили для этого достаточно хорошо. Художником Баал был весьма посредственным, когда дело касалось кисти и холста. Но вот в искусстве трансфигурации он был виртуозом. Макнув перо в чернильницу, темный маг щедро зачерпнул её содержимого. Голубые искорки заскользили по перу, срываясь с кончиков пальцев мага и утопая в чернилах, запоминая и унося образы, всплывающие в разуме колдуна.
Занятие по трансфигурации, Скеггльёльд сидит на задней парте. На Баала не смотрит, взгляд направлен в окно, но она всё равно слушает. Лицо довольно холодно… Капля чернил упала на пергамент, когда темный маг стряхнул её. Но вместо того, чтобы растечься уродливой кляксой, чернила разделились и побежали по бумаге черными дорожками и бледными волнами, как водянистый рисунок. Магия трансфигурации гнала их, заставляя вырисовывать определенные формы, линии. Вместо кляксы по пергаменту растекся рисунок, к которому Баал добавил ещё пару капель. Более четкий в центре, к краям он становился блеклым – там чернил уже не хватало. Скеггльёльд, сидящая за партой и смотрящая в окно. Точность была потрясающей, магия колдуна прорисовала даже чуть сжатые губы и тонкие ногти девушки. А вот парта наоборот вышла довольно абстрактной. Не на ней концентрировался темный маг. И тем не менее, это было не то. Быстро, одной рукой Баал скомкал рисунок. Эта была не та Скеггльёльд, что нужна ему. Холодный и надменный образ вызывал совсем не те ощущения, что были нужны магу. Даже обратные. Раздражение, отторжение. Нет. Заново. Колдун снова макнул перо в чернильницу. Новый лист. День их первой встречи, кабинет декана. Тогда тоже было много надменности со стороны девушки, но была и пара совершенно иных моментов. Скеггльёльд сидит в деканском кресле. Коленки под подбородком, руки обхватывают ноги. Уже самый конец её истерики. Но важна не поза, а лицо. Глаза. Любопытный, заинтересованный, едва ли не восторженный взор. Так она выглядела, когда наблюдала, как Баал колдует. Думала, что он не видит и не замечает. Чернильные капли сорвались с пера, пропитанные новым образом и новой порцией магии. Черные дорожки побежали быстрее в этот раз, впитываясь в пергамент и рисуя образ девушки. Линию за линией, воспроизводя картину с той точностью, с которой она была запомнена Баалом. Каждый локон, каждый пальчик. Вот оно, то, что нужно. Лицо Скеггльёльд без этой мраморной маски презрения и самодовольства. Такая Скеггльёльд, которую Баал мог принять. Та Скеггльёльд, которую колдун признал своей ученицей. В некотором смысле. Перо снова погружается в граненый флакон. Новый образ, девушка с именем Валькирии, в мантии подаренной Баалом, удивленно рассматривает домовика, прежде чем согласиться на сделку. Смотрит удивленно, даже чуточку ошарашенно. Возможно, Баал чуточку приукрашал, делал эмоциональные краски чуть ярче, чем они были на самом деле, но так было даже лучше. Дождь из чернильных капель резво вывел девушку в мантии, перегнувшуюся через деканский стол. Домовик получился слишком цепляющим взгляд. Несколькими движениями пальцев Баал немного затер его, сделал образ менее детальным, менее ярким. Вот теперь центром композиции однозначно была девушка. Руки мага стирали чернила так, словно это были водяные разводы на стекле, не более. Колдун вошел в творческий раж, откладывая готовые рисунки чуть в сторону. Новый лист. На этот раз почти портретный образ. Лицо Скеггльёльд нависающее сверху, в обрамлении волн из золотых прядей. Лукавый взгляд прищуренных голубых глаз, хитрая улыбка. Магия искрилась на пальцах Баала всё быстрее и ярче, пропитывая чернильные капли до предела. Микроскопические черные капельки быстро вырисовывали образ, весь, до последней реснички. Очерчивали скулы, изгиб изящной шеи. Новый лист. Скеггльёльд стоит с чуточку обиженным и нетерпеливым выражением лица. Тот же вечер, когда она заваливала колдуна вопросами словно из пулемета. Сжатые кулачки, чуть надутые губки. Завязанная на груди рубашка Магические чернила так же внимательны к деталям как сам Баал. Гораздо больше внимания они уделяют лицу Скеггльёльд, её жестам, тщательно вырисовывают те моменты, когда девушка с именем валькирии была по-настоящему живой, настоящей. Изо всех сил стараются передать эту живость, воплотить её в рисунке на пергаменте. Новый лист, новые чернила, новая магия. Скеггльёльд в полотенце, кривляется, изображает предсмертные судороги со своими руками у собственного горла. Карикатурно и даже забавно, нарочно переигрывая. Баал невольно улыбнулся сам, глядя как разливающиеся по пергаменту чернила рисуют этот образ. Тогда девушка выглядела глупо, но в хорошем смысле. И даже искренне, если этот термин вообще применим к ней. Следующий образ, чернила опять льются на бумагу. Фигурка девушки, уже без полотенца. Чернила обрисовывают её небрежно, словно набросок. Пропорции соблюдены в соответствии с оригиналом, но без излишних пошлых анатомических подробностей. Совсем не в наготе была суть. Скеггльёльд встает на носочки, тянется к светлячку, удерживая в руках прозрачный шар. На её лице, в её глазах какой-то детский восторг, ожидание настоящего чуда. Даже рот чуточку приоткрыт, словно от удивления… Баал вернул перо в чернильницу. Он рисовал все эти картины не просто так. С ними, глядя на них, гораздо проще было сосредоточиться на Скеггльёльд. Но не просто на ней, а на нужной её стороне. Темный маг переводил взгляд с одной картины на другую, заполняя свой разум мыслями о своей ученице. Не просто случайными думами, а именно позитивными. Укрепляя образ той Скеггльёльд, которую он мог бы признать и даже уважать. Той, которой он мог бы заинтересоваться. Той, кого не звал бы пренебрежительным «Скё» всё время. Умная, интересная, любопытная, живая Скеггльёльд. Не просто спрятанная за образом фарфоровой куклы, а разбившая его в пыль, чтобы никогда к нему не возвращаться.
Это было важно для задуманного именно со стороны Баала. Как инициатору, колдуну было необходимо приложить все усилия, для создания этой связи. Не полной, но определенной. Темный маг разумно предполагал, что с привычным восприятием Скеггльёльд, как избалованной принцесски, его собственное сознание будет отторгать этот контакт. Баалу было необходимо сконцентрироваться на таком образе Скеггльёльд, который был бы одновременно и достаточно реальными и приемлемым лично для колдуна. Такая валькирия была ему интересна. Лишь так Баал улавливал девушку с именем валькирии, нежащуюся в ванной прямо сейчас. Её и её ощущения. Обрывки, которые он мог логично дополнить, сопоставить со своими и образовать прочные ассоциации. Кирпичики, из которых выстраивался целый мост. Канал сенсорных ощущений, через который потом подключалось и всё остальное. Это была не просто попытка считать какую-то информацию, а создать настоящую связь, сеть с обменом данных в режиме «онлайн». Расслабленный разум девушки даже не сопротивлялся, что облегчало работу.
Что-то горячее… Вода. Горячая вода, которую Скеггльёльд так любит. Она сидит… Нет, лежит в воде. Наверняка, раскинув руки и откинув голову на край ванной. Вода, горячая, жар передается телу, растекается. Колдун ощущал этот жар так, словно он сам сидел в горячей ванной. Нет, слабее. Собственные ощущения, ощущения своего тела это не могло перебить. Связь была ещё слишком слаба. Что-то твердое… Ванная. Под спиной, твердый мрамор под затылком. Тоже теплый, но не такой горячий как вода. Разница температур, градации одного и того же ощущения. Хорошо, очень хорошо. Отлично подходит, чтобы придать каналу сенсорных ощущений объемности. Нагретый воздух в ванной комнате, проникающий в легкие. Словно из паутинок, Баал выстраивал свою сеть между собой и Скеггльёльд из отдельных ощущений. Сказывался недостаток опыта в подобных делах, но всё случается в первый раз. Нужно лишь создать достаточно прочный и стабильный контакт. Поддерживать его потом будет проще. Или уже сейчас. Почему бы не… Чувствуя, что связь всё ещё недостаточно прочна, темный маг решился попробовать кое-что новое. Ощущения тянулись от Скеггльёльд к нему. Нужно было отправить что-нибудь навстречу, зачем Баал мог бы тянуться сам. Теперь он примерял все те нарисованные образы на Скеггльёльд в ванной. Теперь для него там находилась любопытная Скеггльёльд. Удивленная Скеггльёльд. Лукавая Скеггльёльд. Хитрая Скеггльёльд. Веселая Скеггльёльд. Умная Скеггльёльд. Искренняя Скеггльёльд…
Баал открыл глаза, оглядываясь вокруг. Он и сам не заметил, как закрыл их. Ванная была заполнена паром и залита водой. Вот этот момент он как-то не продумал при планировке. Высокий порог между комнатами и немного заниженный уровень пола в ванной не давали воде утечь в жилые покои, но недоработка всё равно была налицо. Темный маг покачал головой и сделал себе мысленную пометку, организовать слив в ванной, как раз для подобного. Довольно забавно, но из Скеггльёльд вышел неплохой тестер функционала Бааловых покоев. Если не на пригодность для жизни, то на прочность так точно. К слову о…
Светильники мягко освещали белый мрамор и девушку, нежащуюся в белой пене. Светлая кожа, влажные локоны. Откинув голову на край ванны, она, похоже дремала. А Баал стоял перед ней всё в той же одежде, что и сидел за столом. Темно-алая рубашка, черные брюки и выбивающиеся из ансамбля домашние тапочки. Вот только колдун не совсем сейчас был в ванной. Подобный опыт для него тоже был впервые, но отличало темного мага то, что он понимал, как это всё работает. В общих чертах.
Темный маг наклонился над лицом Скеггльёльд, со своей привычной хитрой усмешкой. На лице у неё не было всех тех образов, которые привели сюда Баала. Но и вечной надменной маски тоже не было. Она лишь чуть улыбалась сама себе. Пожалуй, этот образ тоже можно было добавить в коллекцию. Пальцы мага мягко легли на виски девушки.
- Развлекаешься? – Заинтересованно спросил Баал у своей ученицы. Реакция Скеггльёльд была непредсказуемой, и колдун не мог быть уверен, что резкая паника или испуг не оборвет контакт разом. Или вспышка яростной истерики, это всё-таки была Скеггльёльд.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 72

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Скеггльельд Эк » 30 июл 2017, 21:08

Голос Малефикуса отдавался эхом где-то в глубине сознания. В мыслях погружающейся в сон Льёльд он сейчас говорил что-то про свадебную церемонию и то, что отказывается быть на ней в свадебном платье. Сама же Скеггльёльд настойчиво размахивала перед лицом Баасибана разными кружевными подвязками, в своей привычной и не меняющейся даже во сне манере игнорировать чужие высказывания и возражения. Девушка сейчас находился на том прозрачном, еле ощутимом уровне дремоты, когда любой посторонний звук или даже движение собственного тела могли вырвать ее из сказочных видений. Она слышала свое тихое дыхание, чувствовала горячую воду вокруг. А так же слышала голос Баасибана. Голос, слишком реальный даже для ее нестандартной фантазии.
Скеггльёльд распахнула глаза, уставившись на Малефикуса осоловевшим взглядом, в котором немой вопрос не просто стоял - кричал. Прикосновение к вискам прошлось электрическим током по всему телу, отдавшись неясным холодком по пояснице. Норвежская принцесса дернулась назад, скорее от неожиданности, чем на самом деле собиралась это сделать. С ее губ успело сорваться неполное "Чт...?", а тело, между тем, потеряло столь важную, но изначально, казалось бы, необязательную в воду опору, из-за чего девушка, спустя всего каких-то два удивленных взмаха ресницами ушла под воду. В горячий воздух взметнулся столб брызг, но в голове Скеггльёльд отдалось лишь неуклюжее "бултых", созданное ее же телом. Во рту появился вкус пены для ванны, небо потянуло, а в носу нестерпимо закололо. Пару раз ударив по воде ногами да руками, Скеггльёльд наконец-то села, откашливаясь. Пальчиками она терла начавшие слезиться глаза, периодически с раздражением ударяя по глади воды, чтобы согнать с рук пену. Белки глаз покраснели от мыльной воды, и Скеггльёльд, приоткрыв один глаз, уставилась на Малефикуса с чистым и натуральным возмущением.

- Какого?! - удивительно, но в голосе вспыльчивой старосты оккультизма сейчас не было ни капли злости или ненависти. Она была слишком шокирована неожиданным появлением Баалсибана в ванной комнате, и для остальных эмоций попросту уже не оставалось места. Эмоциональный диапазон белокурой ведьмы всегда больше походил на небольшую чашечку, в которую налить можно было лишь один напиток.

Она загребла к себе побольше пены, подтягивая ноги повыше и закрывая рукой грудь. Да, она могла бы вольготно раскинуться в ванной, закидывая ноги на бортик и ведя себя как Клеопатра. Но в данный момент она была совершенно не готова к таким выкрутасам, да и моральное здоровье было сильно подорвано внеплановым погружением под воду. Поэтому, щурясь одним глазом (второй все еще был закрыт от дикого пощипывания), Скеггльёльд обижено смотрела на декана оккультистов. Ее внешний вид удивительно легко отошел от привычного образа стервы, и сейчас девушка напоминала просто мокрую светловолосую девчушку, застигнутую врасплох.

- Ты совсем поехал? Стучаться не учили? - сиплый голос сейчас никоим образом не напоминал привычный нежный голосок Скеггльёльд. Девушка чуть закачала головой из стороны в сторону, словно запачкавшаяся кошка, пытаясь сбросить с носа и губ прилипшие белые пряди. Руку от груди она все еще не отнимала, логично посчитав, что раз декан заявился к ней в момент ее ванных процедур, то определенно с одной лишь целью - поглазеть. Поэтому - обойдется. Самообладание пусть и не всегда являлось сильно чертой старосты, но в какие-то временные периоды в ней присутствовало.

- Чего тебе?

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 337
Контактная информация:

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Баалсибан Малефикус » 02 авг 2017, 22:06

Темный маг без сожаления выпустил белокурую голову из плена своих пальцев. Да и вряд ли он мог бы удержать нырнувшую в белую пену Скеггльёльд. У Баала самого не было стопроцентной уверенности, как это всё работало, но были разумные и обоснованные предположения. Которые он и собирался проверить. Ученица отвлеклась, но это не нарушило связи. Колдун сам удерживал эту сеть между ними двумя. Девушка сейчас была не более чем приемником. Однако, Баала она впустила. Неосознанно, но тем не менее, что-то в этой блондинистой голове было, что тянулось навстречу темному магу. Иначе связь попросту не установилась бы, не настолько оккультист был силен в ментальной сфере, чтобы навязать подобный контакт против воли. А вот в чем конкретно заключалась слабость Скеггльёльд по отношению к Баалу - это совсем уже другой вопрос. Любопытство? Желание обучаться магии? Мазохизм? Всё сразу? Впрочем, сейчас это не слишком интересовало лысого мага, по крайней мере пока. Разбираться в тонкостях мышления взбалмошных девиц подросткового возраста это весьма сомнительное удовольствие. Для себя Баал лишь отметил, что реакция Скеггльёльд отличалась от стандартного клише, ожидаемого в такой ситуации. С истерическим женским визгом на ультразвуке, возмущением, требованием немедленно убраться прочь из ванной, не смотреть, и так далее на бесконечном повторе. Девица отреагировала на редкость спокойно. Довольно напрасно прикрываясь руками и пеной. Пены было более чем достаточно, просто Баал уже не смотрел на девушку с именем валькирии. В их столкновения он чаще видел Скеггльёльд без одежды, чем в оной, так что подглядывать за блондинкой в костюме из мыльной пены не слишком хотелось. Конечно, определенная пикантность в этом была, но далеко не такая, чтобы заставить Баала забыть обо всем. Для себя колдун лишь отметил, что поведение Скеггльёльд опять вполне себе ложится в наметившуюся схему. Он застал её врасплох, и она просто не успела подготовить наигранную реакцию на ситуацию. Не будь девушка так расслаблена и отвлечена, когда темный маг дал о себе знать, скорее всего она и отреагировала бы по другому. Уже вышеупомянутой истерикой дамзели в беде, очевидно. Темный маг не сомневался, что Скеггльёльд не отказала бы себе в удовольствии панически повизжать, брызгая в него водой и пытаясь прогнать из ванной, словно гимназистка, боящаяся за свою честь. А затем, минут через пять тщательно поставленной истерики, блондиночка оборвала её в один миг и спросила бы у Баала абсолютно нормальным и спокойным голосом что-то вроде “ - Ты ещё здесь?”. Само собой хитро хихикнув и лукаво стрельнув глазками, после этого. И продолжила бы свои водные процедуры уже ничуть не смущаясь Баала. Скорее всего, даже продолжая болтать о чем-то, спрашивать темного мага и иногда плеская в его сторону водой. Скеггльёльд любила ломать комедию, но ей это быстро становилось скучно. А Баал был достаточно терпелив, чтобы спокойно переждать эти её выкрутасы. Но сейчас и этого не понадобилось.
Колдун неторопливо шагнул к раковине, задумчиво проводя пальцами по крышечкам бесконечных батарей туалета Скеггльёльд. Тапочки не музыкально хлюпали по залитому водой полу. Гели, пены, соли, маски, одним только темным богам было известно, что ещё эта девица натаскала в ванную комнату Баала. Но сейчас это оказалось даже кстати. Однотипные предметы немного отличающиеся друг от друга по форме, размеру и весу. Темный маг задумчиво перебирал флакончики, некоторые из них чуть наклоняя вперед, а затем возвращая в исходное положение. Один из них он даже взял в руки и покрутил. Увлажняющая маска для волос с манго. Средство первой необходимости. Если где и быть такой маске, то только в личной ванной комнате декана факультета Оккультизма. Уже не такой личной, впрочем. И опять, это всё было вторично. Чего Баал не ожидал, так это того, что ощущения будут настолько правдоподобными. Словно он действительно держал эту баночку в руках, мог прочитать всё, что на ней было написано мелким шрифтом. Результат уже превышал ожидания. Но колдун не собирался останавливаться.
- Ты хотела быть моей ученицей. Значит должна быть готова учиться в любое время и в любой ситуации, - Баал проигнорировал риторические вопросы девушки. Термин “совсем поехал” колдун оставил позади уже давным давно. Да и постучаться у него вряд ли получилось бы. Хотя… Баал оглянулся на манговую маску для волос. Нет, это получилось бы. Не совсем так, как принято, и не совсем по-настоящему, но получилось бы. Темный маг усмехнулся, поворачиваясь обратно к Скеггльёльд. Положив руки на край ванной он легко перемахнул через него, погружаясь в воду прямо в одежде и поднимая новую волну воды и пены. Баал уселся напротив девушки, раскинув руки по краям ванны. Размеры ванной позволяли. Мокрая одежда ощущалась тяжелой, сковывающей движения. А горячая вода сразу обдала темного мага приятным жаром.
- Так вот он, урок. Но сначала скажи, какая будет тема, - Баал чуть запрокинул голову, глядя в глаза Скеггльёльд. Спокойно, немного лукаво. Выжидающе. Раз уж девушка с именем валькирии решила назваться груздем, пришло её время полезать в кузов. Впрочем, если упрямства Скеггльёльд не убавилось, а его явно меньше не становилось, это был лишь первый раз из многих. Баал был готов учить девушку, если она была готова учиться. Независимо от обстоятельств.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 72

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Скеггльельд Эк » 23 авг 2017, 20:20

Скеггльёльд фыркнула, наконец-то собрав все свое самообладание в хрупкие женские кулачки, после чего откинулась на спину, смотря на Малефикуса делано недовольным взглядом. Впрочем, декану оккультистов не должно было составить большого труда, чтобы разглядеть пляшущих чертей в глазах белокурой бестии. Само собой, девушка не была бы против, если бы Баалсибан сподобился и прояснил бы несколько интересующих ее моментов. Но знаете, давайте будем честными: она ничуть и не ждала того, что из рта лысого мага мигом посыпятся ответы на все ее вопросы. Она могла бомбардировать его вопросами, получая в ответ лишь отстраненные "мхе", "ну-ну", а то и вовсе тишину. Поэтому, подняв ножку над водой, проводя по ней пальчиком, и всячески делая вид, что никого постороннего в ванной комнате нет, Льёльд с лисьим интересом все же поглядывала на своего декана. Пускай Малефикус и казался большую часть времени пристукнутым на всю свою лысину, она все же сомневалась, что он начнет кидаться в нее ее же бутыльками, устраивая представление с обидами. Истерика - это ее фишка, и вряд ли Баалсибан планировал поступать в актерское училище. Да и вряд ли он начал все это разглядывать только для того, чтобы не отвечать на ее вопросы. Что-то здесь было не так...И это интересовало.

Девушка запрокинула голову назад, давая волосам расплыться в воде мягкими волнами, после чего смахнула лица мешающую пену. Дремотное состояние ушло с той же скоростью, с какой навестило ее несколько минут назад, поэтому сейчас староста оккультизма ощущала себя немного более бодрой, чем до начала принятия ванны. Хотя на собранности мыслей это никак не сказывалось. Присутствие Малефикуса ее интриговало, и невероятно льстило. Она ждала, что рано или поздно декан не вытерпит и заявится к ней в тот момент, когда ее тело горячее, влажное и слегка пенное. Но не думала, что это будет так быстро. Видимо стойкость — это напускное.

Скеггльёльд склонила голову на бок, поправляя волосы, и флегматично потрясла пальчиками в воздухе. Про учебу "всегда и везде и в любое время суток" она уже слышала, можно было и что-нибудь новенькое ей сообщить. Не хватало еще, чтобы он швырнул ей сейчас на голые коленки тяжелую железяку, заставляя идти и избивать стрекоз с закрытыми глазами. Или...Льёльд вскинула брови, когда Баалсибан решил составить ей компанию в водных процедурах. Она даже не двинулась, не ойкнула, не сместилась в сторону. Сейчас, собранная и готовая к практически любым выкрутасам темного мага, девушка испытывала легкое любопытство. Показывать это, она, само собой, не собиралась. Она могла бы ответить что-то вроде "я что, должна вымыть тебя, о великий учитель?" - но данная идея была уж слишком заманчива. К тому же, у нее были кое-какие мысли на этот счет.

- Ничего не отвлекает: ни одежда, ни сквозняки, ни мышечное напряжение. Удобная поза и комфортное самоощущение, из-за чего так легко отвлечься от окружающей действительности... - Льёльд говорила, смотря чуть выше глаз Баалсибана. Тихий, задумчивый голос. Она скорее констатировала факты, накладывая при этом их на те знания, которые успела получить на других занятиях. Малефикус был наглым и высокомерным, но далеко не идиотом. А значит, коли все важные факторы соблюдены, можно предположить, в какую сторону будет направлен сегодняшний урок. Спасибо, Кайя.

- Уу, гадкий мальчишка! Хочешь забраться ко мне в голову?- хохотнув, Льёльд выгнула спинку, потягиваясь, а после легко и непринужденно закинула ножки на живот Малефикуса. А через несколько мгновений в ту же сторону была брошена мочалка. Если уж решил нарушить ее уединение, то пусть будет полезен.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 337
Контактная информация:

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Баалсибан Малефикус » 11 сен 2017, 20:18

Выводы верные, хотя и логическая цепочка была иная. Но верная, хотя Баал и не акцентировал внимания на этом. Спокойная обстановка – да. Расслабляющая – тут Баал скорее был против. Но он действительно не обратил внимания на все эти факторы. Впрочем, это не ему нужно было стараться и осваивать, так что, если обстановка была благоприятна для Скеггёльд, так было даже лучше. Фамильярности и самоуверенности у неё точно не убавилось, но так у неё меньше поводов отвлекаться и оправданий, в случае неудачи. Хотя, Баал не припоминал, чтобы у девушки была привычка оправдывать собственные неудачи. Винить других – возможно, но вот до оправданий она пока ещё не опускалась. Гордость это хорошо, если уметь направить её в нужное русло. Но не всё сразу. Закинутые на Баала ножки юной нимфы и пренебрежительный бросок мочалкой явно говорили о том, что с гордыней Скеггльёльд бороться пока ещё рано. Чтож, если девочка хочет поиграть, то зачем отказывать? Вот только декан оккультистов не был бы собой, не внеся он пару собственных тонкостей и намеков.
Темный маг задумчиво взялся за мочалку одной рукой, второй аккуратно перехватывая ножку Скеггльёльд за лодыжку. Колдуну было самому интересно, как это сработает. Когда он касался валькирии, взаимные ощущения были очевидны. Но вот участие посредника, такого как мочалка… У Баала были свои теории и мысли на эту тему, но пока всё работало и выглядело более - менее правдоподобно, хотя и не должно было, следуя обычной логике вещей. Баал легко потянул Скеггльёльд на себя, заставляя её самую малость съехать ниже по краю ванной. Лишь на долю секунды потеряла ощущение устойчивости, чтобы не ощущать себя полноправной хозяйкой положения.
- С некоторыми допущениями, но я приму этот ответ, - темный маг приподнял тонкую ножку девушки, слегка отжал мочалку и провел ею по нежной коже. Сначала сверху, от колена к стопе, затем сбоку… Каждый раз прикасаясь к коже Скеггльёльд, Баал удивлялся насколько она гладкая. Но сейчас больше поражало точность передачи этих ощущений. Колдун не ощущал никаких искажений, никакой фальши. Будто он действительно касался кожи своей ученицы. Водил по ней мокрой, немного пенной мочалкой. – Думай лучше. Что говорит тебе твоя интуиция? Твои наблюдения? Твоя логика? В чем они все сходятся? В чем не соответствуют друг другу? Думай, делай выводы, - ещё несколько движений, на этот раз с обратной стороны ноги, предварительно сполоснув мочалку, и Баал прервался, чтобы наклониться вперед и несильно нажать пальцем на кончик носа Скеггльёльд. Простые намеки, даже валькирия должна была понять. Небольшой перерыв, и руки колдуна вернулись к прошлому занятию. Уверенные, но мягкие движения. Быть может Баал только начинал осваивать скорость и резкость движений мечника, но уверенно обращаться с хрупкими и нежными артефактами он умел уже давно. Он умел держать произведения искусства, природы или магии одновременно и твердо, и уверенно и аккуратно. Ловко орудуя своими руками он мог вертеть ими как хотел, рассматривать и изучать снаружи и внутри, а затем использовать так, как ему заблагорассудится. Без малейших угрызений совести.
– И задумайся ещё кое о чем… Чистая магия это основа, но каждый конкретный вид магии имеет свой базовый элемент. Что-то, на чем строятся все принципы и закономерности данного вида магии. Для стихийной и трансфигурационной это энергия, каждая своя. Для пространственной, собственно, пространство. Что, по-твоему, является базовым элементом ментальной магии? – Темный маг опустил ногу девушки обратно под воду, на свои колени, и взялся за вторую ножку. Точную копию, близняшку идеальной первой ножки. Довольно странная обстановка для обучения, и повод для жуткого скандала, если взглянуть со стороны: декан принимает ванну со своей обнаженной студенткой. Но тут даже акулы адвокатского дела не смогли бы докопаться. Баал всё ещё сидел за своим столом на нижнем этаже.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 72

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Скеггльельд Эк » 04 апр 2018, 14:30

Малефикус был приятен тем, что когда не ерепенился - отлично понимал намеки и приступал к делу. Таким согласным на выполнение ее желаний его видеть было чертовски приятно. Льёльд не сомневалась - прикосновение к ее ножкам Баалсибану доставляет неизгладимое удовольствие. Где-то далеко-далеко в глубине сознания, правда, закрался червячок сомнения - уж больно быстро декан оккультизма бросился следовать ее желаниям. Ни тебе бухтения, ни деланного отвода глаз, ни игнорирования. Впрочем, девушка быстро отринула эти смутные мысли: темному магу доставляло удовольствие ее общество, а возможность прикоснуться к норвежской принцессе - и вовсе являлось пределом его мечтаний. Как бы разрыва сердца от радости не случилось.
Белокурая бестия наслаждалась ощущениями и прикосновениями. Даже нагловатое потягивание на себя не способно было вывести девушку из благосклонного состояния. Права та царица, которая позволяет своим подданным немножко непокорности. А иначе впадут в депрессию и уныние, а с такими даже находиться в одном замке тоскливо. Сильные руки темного мага держали крепко, но не доставляли ни малейшего дискомфорта. Это подкупало. Скеггльёльд обожала массаж, и готова была вываливать за качественную работу баснословные деньги. Но в итоге "мастера" не оправдывали ее ожиданий: либо слишком слабо, что она не чувствовала прикосновений; либо слишком сильно, оставляя на нежной коже синяки; либо крепко, но неуверенно...Всем не хватало понимания, с каким неземным творением они имеют честь контактировать. Скеггльёльд не была уверена, понимает ли это Малефикус, но одно могла сказать точно: понимают его руки. И это было восхитительно.

Хотя было нечто, не позволяющее полностью отдаться приятным ощущениям. Не смотря на удовольствие, которое Льёльд получала от умелых прикосновений Баалсибана, она при этом чувствовала странный дискомфорт в мышцах ног. Их неприятно тянуло, словно она держала их в напряжении, чего конечно же не могло быть - Скеггльёльд чувствовала себя полностью расслабленной. Мысль бы так и осталась не до конца прокрученной и обработанной, отправившись за ненадобностью вон из белокурой головки, если бы декан не стал наводить ее на определенные раздумья.
Валькирия чуть нахмурилась, когда палец Баалсибана коснулся кончика ее носа. Она редко держала в поле своего внимания посторонние детали, концентрируясь зачастую лишь на одном элементе. Это приводило к тому, что она моментально забывала о выброшенных вещах, надоедливых однокурсниках, разных бесполезных деталях. Но наводящие вопросы Малефикуса заставляли смотреть чуть шире, чем она привыкла. И что-то в простом действии показалось неправильным. Неполным. Не хватало какой-то очень незаметной, но невероятно важной детали. Льёльд чуть повела головой, прищурившись, смотря на спокойную гладь воды. А что если...блондинка вторила движению декана: нагнулась вперед и нажала ему на нос.

- Вода вылилась! - воскликнула староста, и, ухватившись за край ванны, посмотрела на пол, куда мгновением назад выплеснулась небольшая волна. Перед глазами плавали островки пены, ожидая, когда пиратский корабль в виде швабры захватит и сровняет их с напольным океаном. - Когда ты так сделал - этого не произошло. Я не слышала. Но когда ты сел в ванну, она выплеснулась. Я это помню, и это было очевидно.

Девушка вернулась в свое изначальное положение, задумчиво покачивая стопой из стороны в сторону. Она могла и ошибаться: то, на что ты не обращаешь внимание, имеет свойство происходить и без твоего на то согласия. Но даже при таком условии, девушка бы заметила, что вода колыхнулась. Казалось, что не обращай она внимания на то, что происходит вокруг - это бы и не происходило. Скеггльёльд подняла руку и, чуть замявшись, провела аккуратным ноготком по левой брови. Мало кто знал, но на самом изгибе, под светлыми волосками, у нее был абсолютно незаметный шрамик, оставшийся с детства. Он ничуть не искажал бровь, и никак иначе не проявлялся в действительности. Но стоило провести по нему ноготком, как по виску пробегала слабая щекочущая волна. Льёльд редко так делала, но сейчас это показалось правильной проверкой одной идеи. В то же время она, согнув в коленке, уперлась свободной от рук Баалсибана ногой о дно ванны. И это тоже имело смысл.

- Я не сплю. И моя нога слишком напряжена. В сравнении со второй ногой, а ведь она у тебя в руках. Ты либо странно ее держишь, либо...- Скеггльёльд запнулась, смотря на Малефикуса недоверчивым взглядом ребенка, которому показали фокус, в котором пропала его любимая игрушка. Того и гляди - сейчас устроит истерику. - Либо не держишь вообще? Как это возможно?
Второй вопрос она оставила без ответа. Правильнее сказать, даже прослушала его, ибо в данный момент была увлечена совершенно иной мыслью: каким образом она чувствует одновременно твердую хватку Баалсибана, касание его пальцев ее кожи и совершенно уже четкое ощущение, что ножка удерживается ничем иным, кроме ее собственной воли.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 337
Контактная информация:

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Баалсибан Малефикус » 07 апр 2018, 20:16

Всё-таки, Скеггльёльд была умной девочкой. Если докопаться. К счастью, Баал обладал терпением тектонического пласта, что было критически важной чертой, для обучения этой конкретной белокурой особы. Признаться, темный маг начинал получать какое-то странное удовлетворение, от обучения валькирии, совсем не сравнимое с ощущениями от собственных лекций и занятий. Колдун никогда не испытывал особой тяги к формированию юных умов и вкладыванию новых знаний в юные мозги, но обучать Скеггльёльд, видеть её прогресс было… приятно. Студенты на лекциях, старые, вроде Иниги, или новые, наподобие Бор, все они имели собственные амбиции, стремления и наклонности, в плане учебы. Старательные, любопытные или ленивые, все они относились к учебе именно как к учебе. Ни больше, не меньше. Лекция для них всегда оставалась лекцией - отрезком времени, в течении которого преподаватель рассказывал определенные вещи. Для них лекция шла от строчки в расписании, и уже вторично она была возможностью получить новые знания и информацию. Несомненно, многие из них усваивали материал хорошо, кто-то наверняка даже выносил из занятий нечто полезное лично для себя. Но… Все они разительно отличались от Скеггльёльд одной простой вещью, и Баал только сейчас окончательно осознал чем, сделал вывод из смутного ощущения, что тревожило его некоторое время. Из того самого ощущения, что подтолкнуло его на согласие взять девушку в ученицы. Для валькирии уроки колдуна были ни целью, ни средством. Её любопытство было искренним и абсолютным. Она училась не для того, чтобы впечатлить кого-то, или чтобы отточить свои навыки для какой-то своей великой цели. Учеба не была для неё развлечением, или способом убить время. Проявив интерес к чему-то, Скеггльёльд погружалась в это с головой, буквально позабыв себя. Она никогда не бросала дело на полпути. Либо не бралась вовсе, либо делала до победного конца, а уже сделав… Это и было целью. Сделать. Овладеть. Научиться. Применение полученных навыков было для неё уже приятным бонусом, не более. Другие студенты легко увлекались, легко бросали, рассеивали внимание. Скеггльёльд, сфокусировав своё внимание на чем-то, могла аннигилировать им скалу, встань она на пути. Баал не сомневался, разбуди он валькирию посреди ночи с приказом свернуть ему пространственную ловушку, она сделает это не разлепив сонных глаз, запустит этой ловушкой в него самого, и завалится спать обратно. Но сделает это отточено и идеально. Скеггльёльд не сложно было обучать. Сложнее увлечь, но Баал с этим справлялся более чем успешно.
Скеггльёльд думала. Изучала. Проверяла. Всё правильно. Поставить под сомнение самое очевидно, обратить внимание на детали, что мелькают в уголках собственных глаз. Баал не отшатнулся, когда девушка коснулась его носа. Лишь чуть изогнул бровь, не снимания своей обычной легкой усмешки. Темный маг легко отпустил второй свой вопрос. Девушка концентрировалась на одной задаче, ко второй всегда можно вернуться позже. У колдуна было не так много сил, чтобы выдерживать эту связь идеальной. Но для педагогических целей так было даже лучше. Больше дыр, больше нестыковок, которые можно и нужно было заметить. Баал мог просто рассказать своей ученице, что именно он сделал, и как это работает, но в этом совершенно не было никакого интереса. Догадаться самому было куда приятнее, и темный маг не собирался лишать Скеггльёльд этого удовольствия. Он знал, насколько сильным наркотиком может быть это ощущение собственного успеха и превосходства, и, чего греха таить, вот на это он собирался подсадить девушку максимально плотно. О, ему нравилось заставлять её думать. Нравилось наблюдать, как она карабкается из тупиков его задач. Не потому, что она в них застревала, а потому, что выбиралась.
Прикосновение к шраму отозвалось едва заметным щекочущим ощущением у самого Баала. Он отложил эту информацию в отдельную копилку, решив изучить её повнимательнее потом. Темный маг не читал сейчас мысли девушки, но ощущения они всё равно делили. Где-то внутри сработало любопытство: откуда этот шрам у Скеггльёльд? Как и когда она его получила? Что именно означает этот маленький ритуал? Но девушка говорила, задавала вопросы, и с каждым вопросом улыбка мага становилась чуточку шире. Скеггльёльд делала всё правильно.
- Ты мне скажи. Дьявол в деталях, это верно. Это всё верные вопросы, и у тебя уже есть ответы на них. Остался лишь финальный вывод, - Малефикус, закончив с ножками норвежской принцессы, небрежно подкинул мочалку в воздух, а затем поймал её быстрым движением, прежде чем она коснулась воды. Для этого пришлось резко наклониться вперед, и в этой позе темный маг замер. - Ты знаешь о мире вокруг тебя через восприятие и ощущения, но это, по сути, лишь разнообразные электрические сигналы у тебя в мозгу. Твой разум формирует картинку, основываясь на этих сигналах, твоих воспоминаниях и ожиданиях. Если знать как, то можно исказить всю картинку разом, просто подделав часть этих сигналов, - спустя секунду, Баал уже говорил эти слова расслабленно откинувшись на край ванны, хитро глядя на Скеггльёльд. Девушка сидела чуть наклонившись вперед и держа в своих тонких пальцах мочалку.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 72

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Скеггльельд Эк » 12 апр 2018, 15:10

Как с дверной ручкой поговорила. Дождаться от Малефикуса прямого ответа, если он сразу его не предоставил, было практически нереально. Этот дьявол готов был голову на плаху положить, лишь бы лишний раз характер продемонстрировать.Но в данный момент это не вызывало негативных эмоций: Скеггльёльд любила находить правильные решения, выпутываться из любых самых сложных паутин загадок. Трюк с мочалкой не показался бы ей интересным, если бы через долю секунды картинка перед глазами полностью не изменилась.

- Эй! Как ты это…- Льёльд замолчала на полуслове, заметив выражение лица декана. О, ей не стоило даже обладать способностью читать мысли - значение этого взгляда она прекрасно знала и без того. Она была близка, чертовски, и сейчас можно было опускать лысого колдуна в кипящую лаву - он и слова не скажет. Разве что использует обсценную лексику, но не более того. Она сжимала мочалку, смотря на нее недоверчивым взглядом. Подняла на уровне глаз, прищуриваясь, словно желала убедиться в реальности предмета, что держала в тонких изящных пальцах. Если что-то остается неясным, следует вернуться к началу.

- Вода вылилась... - повторила Скеггльёльд. Что-то в этом, казалось бы, разумном действии было неправильно. Ответ был достаточно близко, протяни руку да возьми. - Потому что это было в поле моего зрения, верно? Я знаю, как это должно быть, я на это смотрю - я это вижу. Второй раз - нет. Я чувствую твои прикосновения, потому что знаю, как это. Но…
Взгляд блуждал по пенным горам в поисках ответа, словно эти паршивцы спрятали его в себе. Стоило проверить одну догадку. Льёльд прикрыла глаза, отрезая себя от визуальной действительности. Именно в ней была какая-то ошибка, и она собиралась ее найти. Это было похоже на попытку поймать ящерицу, не оторвав при этом ей хвост. Юркий маленький зверек не был умнее человека, и уж тем более ее, Но он обладал возможностью зарыться в грязь или забраться под камень. И именно это и предстояло сейчас сделать: убрать ненужные булыжники и смахнуть землю.
Левая рука касалась теплого бортика ванной. Льёльд пробежалась пальчиками по поверхности, словно сыграла гамму на фортепиано. Точно так же было и с...Скеггльёльд вдруг широко улыбнулась, обнажив ровные белоснежные зубки. Поймала. Она старательно выуживала из своей памяти ощущения ближайшей минуты. Вот она сидит, откинувшись на бортик ванной, а через мгновение уже наклонена вперед, сжимая в руке губку. Не она ее кидала, не она ее ловила, так почему же картина в итоге совершенно иная? Может потому, что изначально она и не находилась все время в расслабленном состоянии, не лежала в ванной так, как думала?

- Дело не в том, что я вижу. А в том, что я знаю, как это должно выглядеть. Если нарисовать дерево вниз кроной - это будет заметно. Но если внушить человеку, что он и сам стоит на потолке - то все будет выглядеть разумно. Так же разумно, как если бы декан забрался к очаровательной студентке в ванную, выплеснув при этом часть воды.
Все так же не распахивая небесно-голубых глаз, Скеггльёльд подняла ножку над водой и провела мочалкой по нежной коже. От колена до щиколотки и обратно. Знакомо? Даже более чем. Темный колдун остался верен себе: кивнуть в согласии и ничего не сделать для других. Значит, изначально она делала все сама. А значит…

- А тебя мама не учила, что чужой разум - личная территория? - Льёльд не злилась. Отнюдь, смотрела на Малефикуса с лисьим любопытством, все так же наклонившись вперед, только теперь гораздо сильнее. Казалось, она тянулась к знаниям не просто разумом, но и физически. Пышная пена удачно скрывала все части тела режима 18+, но долго на это рассчитывать не стоило. - Тебя здесь на самом деле нет, так ведь? Ты, своего рода, моя галлюцинация. Моя картина мира искажается - и я вижу, как выливается вода, или как ты держишь мочалку. Но как ты заставил меня делать те действия, которые, я думала, делаешь ты? Это же не просто управление телом...Это было бы слишком скучно. Искажение восприятия? Если нет объекта, выполняющего действие, мозг делает объектом тебя самого? Рассказывай!

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 337
Контактная информация:

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Баалсибан Малефикус » 22 апр 2018, 21:11

Выслушивая рассуждения Скеггльёльд с хитрой полуулыбкой, Баал не прерывал и не перебивал девушку, предоставляя своей ученице удовольствие полностью погрузиться в собственные рассуждения. Несколько подсказок, пара тычков в нужном направлении, не так уж сложно заставить валькирию думать. Похоже, ей даже начинало нравиться это делать.
- Всё верно. Меня действительно здесь сейчас нет. Я сижу за своим столом, этажом ниже, - Баал, всё-таки, остался верен себе и выдержал небольшую паузу, прежде чем ответить на вопрос своей ученицы. Просто, чтобы чуточку пощекотать ей нервы, зная о её проблемах с терпением. - Как я уже и говорил, твоё восприятие, это всего лишь набор сигналов внутри твоего мозга. Как и твои мысли, в целом. Мысли можно читать, это относительно легко - достаточно лишь перехватить и расшифровать нужный сигнал. А вот в восприятие можно вмешаться более основательно. Создать устойчивую связь, позволяющую обмениваться этими сигналами, создавать, как ты выразилась галлюцинации. Но это чуточку сложнее. Видишь ли, на подсознательном уровне твой разум занят куда сильнее, в любой момент времени. Всё, что ты наблюдаешь в активный момент времени, отслаивается и остается на уровне глубже. Информация становится менее четкой, но она всё ещё есть. Входя в комнату, ты оглядываешь её, формируешь образ, помнишь о существовании элементов, которые находятся вне поля твоего зрения. И даже если ты не помнишь каких-то деталей сейчас, их помнит твоё подсознание. Всё твоё тело - сканер, который впитывает информацию об окружении: звуки, мебель, цвета, температура. Ты не осознаешь этого, но твоё подсознание обрабатывает огромный поток информации даже сейчас. Эта информация имеет совершенно иной вид, чем сознательные мысли и образы, поэтому сознательно с ней работать трудно, практически невозможно. К примеру, именно на этом функционирует интуиция. В девяноста процентов случаев, интуитивные озарения не имеют никакого отношения к экстрасенсорным способностям. Просто подсознание обнаружило сбой во входящем информационном потоке, и пытается дать понять сознанию, что что-то не так. Итак, создав связь между моим и твоим потоками восприятия я могу видеть, слышать, ощущать всё в этой комнате. Благодаря тому, что связь имеется и между сознательным и между подсознательным восприятием, я вижу и ощущаю не только то, что находится непосредственно в поле твоего зрения, но и всю комнату целиком, - Баал поднял руку, широким жестом указывая на пустую часть ванной комнаты, светильники и белый мрамор. Здесь ещё влиял тот фактор, что сам колдун знал свою ванну, но он был несущественным, поскольку последний образ в разуме Баала мог отличаться от настоящего состояния ванной, тогда как девочка получала данные в режиме он-лайн.
- Тем не менее, твоё восприятие не абсолютно. Многие вещи искажают его, и больше всего - твои ожидания. Например… - темный маг чуть склонил голову на бок, касаясь кончиками пальцев лодыжки девушки. А когда он заговорил снова, его пальцы медленно заскользили вверх по ноге Скеггльёльд, к коленке, потом по внутренней стороне бедра… - Ты чувствуешь мои прикосновения, не только потому, что видишь меня, видишь, как я тебя касаюсь, но и потому, что наши разумы связаны сейчас. Если ты закроешь глаза, ты всё равно будешь чувствовать мою руку, не только потому, что ты знаешь, что она там, но потому, что я это знаю и делаю. Сами ощущения, как раз строятся из ожиданий. Ты помнишь, как ощущаются мои пальцы, я помню, какая твоя кожа на ощупь. По сути нам обоим просто это кажется, но разум делает эти ощущения неотличимыми от реальных. И последним в весь этот процесс вступает одно очень любопытное свойство человеческого мозга - объяснять необъяснимое. Сглаживать углы. Твой собственный разум дорисовывает картинку, скрывает белые пятна, лишь бы сохранить твоё хрупкое мировосприятие. Именно поэтому ты видела, как вода выплеснулась в первый раз, но во второй твоё внимание было отвлечено. И моё и твоё сознания считают, что я здесь, и создают полный мой образ. В данный момент они влияют друг на друга весьма значительно. И да, твою ногу действительно мыла ты сама, но нам обоим казалось, что это делал я. Объединенное сознание требовало действий, и завершило картинку самым лучшим способом, на который было способно. Таким образом действительно можно управлять телом другого человека как своим собственным, но для этого, как правило, требуется обоюдное согласие. Другими словами, я не заставлял тебя ничего делать. Всё, что ты делала, ты делала сама, - Баал, усмехнувшись, убрал руку, всё это время задумчиво поглаживающую Скеггльёльд кончиками пальцев, и откинулся на край ванны. Небольшая пауза, возможность ученицы переварить небольшую лекцию о принципах работы объединенных сознаний. И ожидание нового вороха вопросов, который обычно следовал чуть ли не за каждым разъяснением колдуна, независимо от темы.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 72

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Скеггльельд Эк » 29 апр 2018, 19:58

Скеггльёльд слегка раздраженно цокнула языком, заставляя Баалсибана раскочегариваться и начинать говорить быстрее. Лысый колдун имел отвратительную привычку выдерживать бесполезные театральные паузы, заставляя тем самым юную ведьму выходить из себя. Ей уже не требовалось его подтверждение о правоте ее слов: она знала, что права, и ничто не способно было вызвать сомнение. Ее интересовало, как именно он это сделал. Ментальная магия кому-то могла казаться способностью, благодаря которой можно захватывать миры. Валькирии же она была просто интересна. Но не более того. То, что нельзя было увидеть своими глазами, потрогать, ощутить - все это становилось бесполезным для Скеггльёльд, которая была типичным кинестетиком.

Слушая объяснения, девушка задумчиво водила рукой по воде. Она воспринимала себя, свой разум и свое тело как нечто совершенное, наивысшее во вселенной. Не Бог был ее создателем, но она была подобна Богине. И слышать про то, что кто-то может воспринимать ее сущность лишь как ящик с необходимым материалом - визуальным, кинетическим, аудиальным - это, нет, не пугало и не злило - настораживало. Возможность использовать подобным образом других ей была неинтересна - пока что. Льёльд считала себя той, кто способен добиться нужного и без посторонней помощи. А коли последняя и понадобится - то не посредством магии пытаться достичь желаемого результата. Девушка перевела взгляд на пальцы Малефикуса, не отбрасывая их прочь со своей ножки. Будучи до этого в ином состоянии, и сама же потребовав от Баалсибана орудовать мочалкой, Эк относилась к подобным действиям спокойно. Что не помешало ей повести плечами, реагируя на прикосновения. Разгоряченная кожа чувственно реагировала на теплые пальцы, и, не понимая и не контролируя себя, девушка отвлеклась именно на эти ощущения, пропуская речь тихой фоновой волной. Она улавливала отдельные фразы, но все меньше и меньше: внимательным взглядом она сопровождала руку Малефикуса. Нежно. Осторожно. Скеггльёльд поняла, что сдерживает себя в желании толкнуть колдуна со всей силы ногой, заставляя прекращать свои дурацкие игры. Конечно же дурацкие, иными они и не могли быть. Льёльд это было неприятно.
Во всяком случае, она пыталась себя в этом убедить.

Обоюдное согласие. Девушка среагировала на эту, скорее всего, непродуманно-брошенную фразу как зверь на запах крови. Взгляд вдруг стал острым, внимательным. Льёльд вскинула голову, отвлекаясь, и будто бы случайно дернула ногой. Декан между тем и сам убрал руки прочь, развалившись на бортике ванны как у себя дома. Она не высказывала ему согласия на проникновение в свой разум. Разве что благосклонно разрешала поставить себе ментальный блок, что Малефикус делал регулярно. Это ли и было разрешением? Открытость ее разума для его воздействий. И то, что оба сознания считали, что Баалсибан находится здесь - это тоже зацепило девушку. Что-то в данных фразах было такое, что, если бы она лишь дернула за ниточку, открыло бы перед ней огромные возможности.

Малефикус молчал, Скеггльёльд тоже не произносила ни слова. Это было непривычно для нее: не завалить тонной вопросов, хотя пара десятков уже вертелись на языке. Сейчас она зацепилась за иное, то, что должна была проверить на практике. И отвлекаться от этого уже не хотелось. Оба сознания думают, что он здесь. Значит ли это, что он тоже обманул себя, и сейчас сидит внизу с остекленевшим взглядом? И значит ли это, что его собственный разум так же открыт и доступен? Льёльд считала, что да.
Чуть нахмурившись, она смотрела на свои колени, но уже не видела их. Она вспоминала прошедшие лекции с Каей и то, как та объясняла некоторые виды воздействия. То, как она передавала той мыслеобразы, как пыталась услышать нужную информацию. Перед мысленным взором вырос огромный дуб. Раскинутые во все стороны ветви, часть которых касалась земли, а часть подпирала небосвод. На этот раз ей не требовалось прорисовывать каждый листок, каждую веточку и каждую бугристость могучего корня. Память сама выстраивала нужные элементы, позволяя девушке обратить внимание на иное. Спокойное дыхание, по нужному счету. Девушка прекрасна знала это дерево, знала, как оно должно выглядеть. Каждый корень, но, может, еще не каждый листок. Но воздействие Баалсибана было куда сильнее, обширнее, так что Скеггльёльд не беспокоилась, что не сможет его найти. К тому же, что-то подсказывало, что этот ментальный путь между ними не может быть скрытым. Она обходила дерево по кругу, зная, что сможет найти то, что нужно. На этот раз ее не интересовал шепот листвы и дыхание ветра. Ей нужна была дверь, дорога. Та путеводная нить, которой Малефикус объединил их сознания. И она ее нашла. Корневая система ветвилась, переплеталась и бугрилась над землей. Но закручивалась потоком, интригуя и приглашая заглянуть внутрь. Кроличья нора. Баалсибан не был похож на Белого Кролика - скорее на Безумного Шляпника. Но Скеггльёльд готова была рискнуть.

Льёльд открыла глаза, смотря прямо на Баалсибана. Он был в сухой одежде, за столом, на котором она так легко и непринужденно сейчас разместилась. Вода стекала по оголенной коже, капала с волос на пергаментные листы, размазывая чернила и заставляя бумагу искажаться. Девушка вытянула руку вперед, осматривая свою ладонь, ногти. Она была...собой. Ни больше, ни меньше. Прохладный воздух помещения заставлял влажное тело покрыться мурашками, и недовольно повести плечами. Этот момент она как-то не продумала: сидеть голой перед деканом она не стеснялась, но все же... Взгляд метнулся на тело, и Скеггльёльд удовлетворенно кивнула. Густая тела закрывала все важные места, заменяя ей сейчас одежду. Пузырьки пены тихонько лопались, но не настолько быстро, чтобы можно было поднимать крик. Между тем взгляд зацепился за изображения. Валькирия ухватилась за листок, поднимая его на уровень своих глаз. Она, хмурящаяся и насупленная. Льёльд себя такой не видела. Наверное, ошибка. Лист улетел на пол, в руки попал следующий. Заинтересованный взгляд, поджатые колени. Она смутно вспоминала, когда могла быть подобная ситуация, но не могла при этом наложить этот образ на себя. Выбросить. Льёльд подхватывала листы все быстрее и быстрее, каждый раз все больше и больше распахивая глаза. Пергамент оказывался в руках на доли секунды и отлетал в сторону практически сразу. Некоторые изображения были смазаны водой, но в них все равно четко угадывался ее образ. Ее другой образ, не та, которой она себя чувствовала и которой хотела быть, которой была. Она была гордой, упрямой, наглой стервой. Держала себя в руках и контролировала себя. И...она была ошеломлена. Казалось бы, вот оно: признание, что без нее он не может провести и минуты. Вот они, рисунки, помогающие Малефикусу справиться со своим мужским естеством и плотским желанием. Самолюбование, самовосхищение. Где это, дорогая? Она должна была радоваться, юлить и играться, показывая, что да, она настолько великолепна, что нельзя ее не рисовать. Но вместо этого ощущала, что этими рисунками в нее просто плюнули: смотри, какая ты. Смешная, нелепая. Слабая Смотри, как хорошо я тебя знаю. Смотри, ты пустышка.
Последний пергамент, изображающий ее кривляния, упал к Малефикусу на колени. Девушка смотрела на него вскинув брови, непонимающе. По детски огорошенно. Он увидел не то. Ему было нельзя. Никому нельзя.

- Я не такая! Это полное дерьмо! Я…- да какого черта?! Она могла бесконечно возводить хулу, но это бы не принесло ничего иного, кроме насмешливого взгляда. Этого чертового насмешливого взгляда. Он всегда знал, чем закончится любая ее выходка. Всегда предугадывал, как она отреагирует на то или иное событие. Чтобы она не сделала - насмешка, и ничего более. А ей хотелось стереть это бл*дское самодовольство с его лица, показать, что он ошибается в ней. Он не может знать, что она сделает в следующий момент. Не может предугадать. Не может среагировать. Потому что он ее не знает, и никогда не узнает.
Скеггльёльд резко наклонилась вперед, смотря на него с яростью и впиваясь поцелуем в его губы.
Своим первым поцелуем.
Последний раз редактировалось Скеггльельд Эк 30 апр 2018, 05:50, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 337
Контактная информация:

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Баалсибан Малефикус » 29 апр 2018, 23:52

Да, всё верно, девочка. Это работает в обе стороны. Выяснила сама, даже сумела развернуть стол в свою сторону. Это не сложно на самом деле, стоит лишь осознать, что это возможно в принципе. Дальше уже лишь только дело техники. Эта связь, не смотря на то, что Баал был её инициатором, достаточно уравнивала их обоих в возможностях. Скеггльёльд могла и сумела навестить Баала этажом ниже, точно так же, как и он сам заявился к ней ванную. Теперь она сидела наверху с остекленевшим взглядом, а оба они находились внизу. Темный маг смотрел на красивую голую девушку в пене, сидящую на его столе. Где-то уже было что-то похожее… Что ж, история обречена повторяться. Тем не менее, Скеггльёльд уже заметно поднялась над уровнем той глупышки-первокурсницы, что магию использовала по наитию. Хотя кошачьи повадки сбрасывать всё со стола ещё не бросила. Один за другим рисунки полетели на пол. Вероятно, недостаточно великолепной она была изображена на них. Это не беспокоило Баала, рисунки свою функцию выполнили, и теперь… Бровь колдуна вопросительно изогнулась, выражая легкое недоумение. Из-за ментальной связи, Скеггльёльд не только физически ощущалась рядом, её разум и, в частности, эмоции казались ещё ближе, чем обычно. Ожидаемое раздражение и недовольство, обычно карабкающиеся волной противных зябких мурашек вверх по позвоночнику внезапно уступили место сводящей зубы злости. Вместо конструктивно и издевательски построенного предложений, переполненных сарказмом, критикой и цоканием языком, валькирия вдруг начала изъясняться рубленными фразами возмущения и… Баал не успел подумать, что именно настолько вывело его ученицу из равновесия. Он успел понять, что что-то не так, даже больше чем обычно. Не успел среагировать на неожиданный рывок Скеггльёльд. Задуманное его ученицей удалось на славу - поцелуя Баал ожидал меньше всего. Подсечка вышла на славу, валькирия определенно сумела выбить колдуна из его состояния абсолютного равновесия, с ехидной улыбочкой поверх. Всего на какую-то секунду, но Баал почувствовал мягкие и горячие губы Скеггльёльд на своих. По-детски неуклюжий и грубый поцелуй, который просто кричал о нулевом опыте, даже с помидорами. Пожалуй да, несмотря на вызывающее поведение Скеггльёльд, её самомнение явно говорило о небольшом, если не отсутствующем опыте с романтическими партнерами. Или вообще, с каким-либо типом социального взаимодействия. Это было почти что даже мило. Тем не менее, всё это придет в голову Баалу много-много позже. Сейчас же разум темного мага попросту отключился. Ушел на вынужденную перезагрузку. Спустя долгую секунду, или может больше, или может меньше, вода в ванной вокруг двоих в ванной тихо всплеснулась, хотя ни учитель, ни его ученица не заметили смены обстановки. Баал даже не понял, как поцелуй закончился. Ровно, как и не очень успел осознать, что он снова в ванной, в тяжелой мокрой одежде. Ошарашенный Баал смотрел на не менее ошарашенную Скеггльёльд, в тот самый миг, когда связь начала рушится. Баала швырнуло в его кресло, и уже на автомате он попытался перехватить остатки этой ментальной связи, даже сам не понимая зачем. Словно ловя последнее блюдце, из летящего из падающего серванта чайного сервиза, хотя от этого блюдца уже и не будет толку. В голове пронесся и исчез какой-то сумбурный поток мыслей, прошедший абсолютно мимо памяти колдуна. Один перебой, второй… Тренированный и испытанный разум темного мага быстро возвращался в режим штатной работы, когда Баал осознал, что он стоит над собственным столом, вскочив с кресла, схватившись руками за край столешницы и вперившись взглядом в оставшиеся на столе рисунки Скеггльёльд. Это было… Нет, нет времени на всё это. Темный ощущал, как наверху медленно и верно зреет что-то очень серьезное. Что-то капитальное, как надвигающийся огненный шторм. Затишье перед бурей колдун провел в отключенном от реальности состоянии, и теперь надвигающаяся катастрофа пыхнула ему иссушающим жаром в лицо. Мысли в голове колдуна неслись быстрее эмоций Скеггльёльд. Баал понимал произошедшее, понимал по своему, и понимал, что девушка уже зависла над эмоциональным адом, по поводу собственных действий, которые, вероятно, даже и не хотела совершать. Лет десять назад, колдун находился бы в полном конфузе, в подобной ситуации. Теперь же, он понимал, что время это эссенция. Он не понимал всех мотивов Скеггльёльд, подозревая, что она и сама не понимала их, он не помнил ответил ли он сам на поцелуй девушки, и эта мысль назойливым комаром жужжала где-то на окраине сознания, но он знал, что действовать нужно быстро, чтобы спасти девочку, даже от самой себя.
Использовать остатки связи, чтобы подцепиться к разуму Скеггльёльд. Достаточно просто. Слишком мало времени для визуализации, да и для самой валькирии осталось слишком мало законченных образов. Баал нырнул в сознание девушки, которое сейчас было ничем иным, как длинной темной шахтой, по которой он сам летел вниз. По которой Скеггльёльд летела вниз, навстречу обжигающему жару, что уже начинал выедать глаза. Где-то там внизу бушевала огненная стихия в своей чистой ярости. Легким усилием воли, Баал увеличил масштаб, рванувшись прочь из уменьшающейся шахты, в которой осталась одна единственная обнаженная фигурка. Плюс разума Скеггльёльд был в том, что он был способен думать только одну мысль за раз, что делало его идеальным, для такого простого воздействия, как зацикливание. Схватить этот шок, продлить его, зациклить. Шок это хорошо, шок не дает действовать. Скеггльёльд и в спокойном состоянии была непредсказуема, а уж в таком… Руки темного мага схватили шахту, чуть выше и чуть ниже падающей фигурки, и резко свернули её в петлю. Дальше просто - посмотреть поближе, чуть изменить направление взгляда, вглядеться в проекцию входа шахты на её выход… И вот фигурка уже летит вниз, но по бесконечному кольцу. Грубая работа, но на пару минут хватит. Кольцо быстро обратиться в спираль, а спираль раскрутиться обратно в шахту, но пока неизбежное можно немного отодвинуть. Баал вынырнул из разума Скеггльёльд, тяжело втягивая воздух через нос. Похоже, тело колдуна начало забывать дышать, ото всего этого происходящего.
- Почему? Ответил ли я на поцелуй?...” - Баал отогнал мысли, не время. Не важно. Он не имел ни малейшего понятия, как справиться с самой этой ситуацией наилучшим образом, но у него была пара предположений. Он просто не мог позволить Скеггльёльд провалиться туда, куда она двигалась сейчас. Но проблема была куда сложнее, чем просто внезапный ураган подростковых эмоций, темный маг прекрасно понимал это. Он мог справиться с глупыми импульсивными поступками одной девицы, и с их последствиями. Она сама - вряд ли. Скеггльёльд сможет притворяться, что ничего не было, но не сможет это отпустить. По крайней мере быстро. Сразу. Нет, это грозило уйти в глубь и укорениться. Эмоции были темными. Все. Абсолютно все. Баал не ощущал ни малейшего просвета в надвигающемся на Скеггльёльд фронте. Нужно было действовать очень быстро, короткая отсрочка, организованная самим Баалом, почти вышла. Всё это время колдун провел роясь в ящиках собственного стола, в поисках… Да черт его дери, где же оно! В какой-то момент Баал потерял контроль над собой. Психологическое напряжение вырвалось вместе с ящиком. А затем ещё одним, ещё, и ещё. Телекинетические способности, только начавшие развиваться, выдернули и раскидали три ящика, когда у Баала застучало в висках, а сам он схватил маленькую стеклянную баночку, с одиноким фиолетовым цветком внутри и быстро сунул её в карман. Вот оно… Быстрый шаг в сторону, в послушно разверзнувшееся пространство и Баал вышагнул этажом выше, нависая над Скеггльёльд, за секунду до того, когда ловушка темного мага раскрутилась, и ад прорвался наружу. Шагнул, с глазами излучающими не меньше ярости, чем взгляд девушки минуту назад, взял Скеггльёльд за шею и сам поцеловал её, куда более… правильно и умело, чем она сама минуты назад. И на этот раз Баал был во плоти.

В отличии от своей ученицы, темный маг действовал не в импульсивном порыве, просто так было проще и быстрее, поглотить весь тот поток эмоций, что проходил сквозь девушку. Выпить его, насколько было возможно, собрать, уберечь Скеггльёльд от… От этого. Баал не хотел выяснять, на что его ученица способна не просто в порыве саморазрушительной ярости, а в настоящем угаре этой самой ярости. Колдун был верен себе, и действовал максимально эффективно. Выпить эти эмоции, забрать их, освободить девочку от необходимости их переживать. О, этот поцелуй был долгим и во всех смыслах более эмоциональным: темпераментная в обычное время Скеггльёльд сейчас произвела что-то вроде эмоционального эквивалента ядерного взрыва. От бурлящего энергообмена даже свет в ванной померк и задергался, словно умирающий пойманный светлячок. Такого не было, даже когда Виспа зарядила в Эк своей магией. Свои собственные эмоции Скеггльёльд вошли в состояние термоядерной реакции, не иначе. Баал буквально никогда не выпивал столько тьмы за раз от одного человека. Когда он отпрянул от валькирии, его шатало от бурлящего внутри потока, а в самой девушке ещё что-то плескалось на дне. Выдыхая облачка темного дыма, Баал с трудом собирал мысли в кучу, ощущая себе под передозом экстази, одновременно испытывая и пьяный угар и невероятною болезненную тошноту. Эмоции Скё жгли его изнутри, всё сильнее, и Баал почти сразу же начал выдыхать их обратно, в виде облачков темного рваного дыма. Для них уже была цель. Когда у колдуна не было плана, он придумывал его на ходу. Темный дым уплотнялся и менял цвет. укладываясь на лоб ещё осознающей себя девушки. Колдун всё ещё держал Скё за шею, но одной рукой полез в карман, за той самой баночкой с цветком фиалки, который лег на лоб валькирии. Повинуясь воле темного мага, черный дым обращался серебряными узорами, соединяющими Скеггльёльд и Баала. Они рисовались на коже, висели в воздухе, повторяя схему в голове оккультиста, а сам он начал произносить вслух слова на мертвом языке. В один миг, когда рисунок завершился, они вспыхнули, и словно разряд электричества пронзил обоих, а колдун рухнул вперед. В темную комнату без пола и потолка, завешенную лишь тряпичными гобеленами, свисающими прямо из бесконечности. Недостаток собственных сил Баал компенсировал дополнительными мощностями и кое-каким ритуальным мухляжом. Фиалка, цветок памяти… В память Баал и рухнул, в память Скеггльёльд. Вокруг, на каждом гобелене, как на экране кинопроектора, проигрывались воспоминания. Далеко колдун не видел - сил не хватало. Воспоминания через два-три гобелена были мыльными, размытыми… Да и не они нужны были темному магу. У него даже времени было в обрез. Взглянув вниз, Баал наблюдал как его рука рассыпается сухим песком, обозначая скоротечность его пребывания в этом эфемерном мире. Нужные гобелены были рядом. Вот на одном Скеггльёльд сидит в ванной, на другом Баал шагает по ванной комнате, трогая и осматривая баночки… Нужный был прямо перед самим колдуном. Роковой миг, Скеггльёльд в пене, на столе перед Баалом. Осматривает рисунки, меняется в лице… Что-то… Что-то странное было в этом её выражении, в этот момент времени, что-то, чего Баал доселе не замечал. Да и сейчас не мог понять, что именно. А ведь можно немного подождать, посмотреть внимательнее момент этого поцелуя. Узнать…
Голубая молния трансфигурационной энергии ударила с ещё целой руки колдуна, прожигая насквозь гобелен и уничтожая воспоминание. Тлеющая волна рванулась вверх, обращая это событие в пепел. Секундное сомнение. До определенного момента урок шел очень хорошо, эти воспоминания могут быть полезны для девочки, если подумать. Нет. Не стоит того. Ещё две голубые вспышки, ещё минус два гобелена. Развернувшись, и ощущая как от него остаётся всё меньше и меньше, Баал быстро уничтожил и воспоминания о последних моментах. Никаких следов, никаких сожалений. На последнем ударе молнией бледно-голубого цвета, темный маг наблюдал, как его собственная рука отваливается и рассыпается в прах. Даже зная, что это не понастоящему, не самое приятное зрелище. Решение принято, и дело нужно довести до конца. Баал почувствовал, как он теряет равновесие, падая вниз и осыпаясь песком, покидая место, где не должен был находиться.
Ритуал прервался, и Баала откинуло от потерявшей сознание девушки, а фиолетовый цветок обратился в пепел. Погасли магические контуры, но дело было сделано. Обессиленный темный маг с трудом поднялся, хватаясь за раковину и оглядываясь на Скеггльёльд. Свет снова пришел в норму, а девушка словно бы просто уснула, лежа в ванной. На плохо гнущихся ногах, Баал было подошел проверить пульс своей ученицы, но протягивая руку осознал, что это не имеет смысла. Крылья маленького носика, чуть вздымались - девушка мирно дышала, и Баал немного неуверенно смахнул с её лба пепел от цветка. Валькирия недовольно поморщилась во сне, но не проснулась. Баал, уже в на самом деле слегка промокшей одежде, покинул ванну естественным способом. Пропустив сквозь себя такой поток эмоций и энергии, Баал чувствовал себя выжатым лимоном. Нужно было ещё прибраться внизу… Но сначала последний штрих. Рисунки. Собрав их вместе, Баал взглянул на собственную работу, что вызвала такую сильную реакцию у его ученицы. Их стоило уничтожить, каждый из этих рисунков, их нужно было уничтожить…

Спустя двадцать минут стол и кабинет снова были чисты, все разбросанные вещи уложены в ящики, а ящики убраны обратно в стол. Желанием колдуна было просто упасть в своё кресло, и… Нет, на этом всё. Просто упасть в кресло. Но сейчас темный маг не хотел рисковать, и оставаться рядом со Скеггльёльд, в таком состоянии и после всего произошедшего. Поэтому Баалсибан покинул собственные покои и направился в сторону учебного крыла. Может быть просто упасть и уснуть где-нибудь в кладовке, а может занять себя работой, что, само по себе, Баал делал очень не часто.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 72

Re: Личные покои Баалсибана Малефикуса

Сообщение Скеггльельд Эк » 30 апр 2018, 05:24

И все обрубилось. Злость и непонимание, которые испытывала Скеггльёльд по отношению к чертовым рисункам, к Баалсибану в частности и всему вокруг в целом вдруг резко отключились. Словно кто-то просто нажал кнопку выключения света, тем самым разрубая на части ниточки негативных эмоций, который только начинали захватывать Скеггльёльд. Она смотрела прямо в янтарные глаза, не понимая, что случилось. Всего один рывок вперед, с каким-то точным планом действий, но сейчас она даже при большом старании не смогла бы вспомнить, что это был за план. Что она хотела сделать и что, собственно, произошло? Соприкосновение губ стерло какие-либо мысли, оставляя после себя только бесконечную пустую землю, скрывающуюся за горизонтом. Взгляд девушки какую-то долю секунды не выражал абсолютно ничего. Но через мгновение она ощутила губы Малефикуса.

Она находилась словно в замедленной съемке, слушая, как сердце спотыкается на ровном месте, сбивается в непонятный медленный ритм, нарушая всю ее систему самоконтроля. Она еще не поняла, что произошло на самом деле. Глаза или губы? Наверное, последнее. Да, точно, дело было в губах. В Бааловских губах, к которым она...что сделала? Льёльд не осознавала произошедшее, которое всем своим существованием и реальностью событий продолжало происходить вокруг нее. Секундная стрелка не прилипла к циферблату, продолжая свой неспешный путь, но для девушки время остановилось. Мгновение в один век. Она ощущает чужое прикосновение губ, фоном - прохладу помещения. Она помнит как ее зовут и как зовут ее декана. Она знает, какие лекции в расписании на ближайшую неделю, и понимает, что глаза другого человека не могут находиться так близко к ее. Вся эта информация, все эти знания были бережно сложены в ящичек, который был с любовью облит бензином, и в данный момент, отбрасывая радостные блики пляшущего огня, переливался алыми переливами в глубине сознания. Льёльд знала все. И это все она никак не осознавала. Режим обработки информации и занесения ее в протокол уничтожен и восстановлению не принадлежит.
С новым ударом сердца пришла волна ужаса. Мгновение - и к фоновой коллекции ощущений добавилась обжигающе-горячая вода. Скеггльёльд не успела осознать - и не пыталась, будучи запечатленной в одном состоянии насмешливой фотокамерой эмоциональности - как оказалась в ванне одна. Не успел бы произойти взмах ресниц, как она перестала видеть янтарные глаза своего декана перед собой. Она осталась одна.Один на один со всем тем, что начало медленно накатывать на нее откуда-то из глубины. О, если бы здесь был Малефикус, если бы здесь был плевать кто еще - ты бы справилась. Ты бы выплеснула весь гнев на этого несчастного, ничуть не заботясь о нем и не думая, что может причинить непоправимый вред. Ты бы свалила всю вину, все то, что произошло на кого-то еще.

Но сейчас она была одна. Наедине с собой и с тем, что она сделала собственными руками или губами. Да черт пойми чем! Осознание накатывало рывками, жгучим ядовитым змеем обвивая грудь, не позволяя дышать хоть как-либо глубоко - только рывки, заставляющие легкие работать в рваном режиме. Она брала в руки листы бумаги и выкидывала их в сторону? Это было важным? Нет, дело было в ином. В чем? Может быть в том, что она испугалась оказаться открытой, понятной, голой душой? Испугалась, возненавидела, обиделась...А после? А после взяла и подписала себе смертный договор своими же действиями. Швырнула все, что так долго держала внутри прямо на стол перед деканом, позволяя вцепиться в это, разобрать на кусочки, разорвать на мельчайшие части. Что с этим делают обычно? Вышвыривают в мусорку, вот что. Хотела показать обратное, а в итоге лишь подтвердила на сто процентов. Вся такая неприступная, самодостаточная, не нуждающаяся в чувствах, прикосновениях и...да, в этих бл*дских чертовых поцелуях!
Она зависла в этом круговороте одинаково повторяющейся мысли: на полувдохе, на полустуке сердца, на одном дюйме льющейся по венам крови - до конца. Сознание уставшей бабочкой билось о стенки восприятия, требуя выхода, нуждаясь в завершении этого цикличного ада. Она не осознавала всю абсурдность положения, мечущимся в панике взглядом смотря вокруг себя и не видя ровным счетом ничего. Непонимание, непринятие, паническая беспомощность - оно вертелось внутри безумным калейдоскопом, вызывая безграничную тошноту от собственной бесполезности и неспособности изменить хоть что-либо. Повлиять хотя бы на себя.

Она увидела Баалсибана, который появился в ванной. Он шагнул к ней в мгновение, а она не сделала ни единой попытки дернуться навстречу и что-либо сделать. Сильная ладонь ухватило шею, и….
Дребезжащий звон - лопнула тетива. Так громко и так страшно застучало сердце, отзываясь в ушах девушки нещадным, судорожным похоронным ритмом. Внутри все забугрилось, зашипело. Искра вспыхнула и, как в замедленной съемке, в воздух взлетели пороховые бочки. Канаты, удерживающие девушку в каком-либо мирном состоянии, не просто лопнули - разлетелись на атомы, будучи уничтожены силой спутанных в клубок непонимания, гнева, обиды и жгучей, всепоглощающей боли собственной ошибки, что волной обрушивалась на Скеггльёльд. Волна, которая не топила - уничтожала. Зрачки сузились в почти невидимую точку, и сжигающий, полный безумной ненависти взгляд вперился в Малефикуса. Понимание? Осознание? Не было ничего. Гнев слизнул все разумное, что еще оставалось в девушке, открывая дорогу чему-то темному и страшному. Чем-то, что могло уничтожить не только все вокруг - но и ее саму. Самопожирающая ненависть, которой необходим был выход. Никакого направления, никакой выборочности. Все должно быть уничтожено.

Рука взлетела вверх, впиваясь в горло Баалсибана острыми ногтями. Давить...нет, вдавливать, притягивать к себе, вгрызаясь зубами в губы колдуна, чтобы чувствовать металлический вкус на языке. По венам вместо крови текла лава, ярость которая выливалась огненными языками по воде, что начинала кипеть вокруг. Несколько бесконечных мгновений, полных безумия, яростной борьбы, вложенных в один несчастный поцелуй. Зрачки дрожали, выедающим пламенем впиваясь в янтарные очи Малефикуса. Энергия выходила толчками, реагируя на каждое движение языков, на каждый вдох из губ в губы, на каждую каплю крови. Свет в ванной сходил с ума, как и разгоряченный воздух вокруг двоих людей - колдуна и его ученицы. Хватка стала ослаблять, Льёльд разжала зубы, позволяя вспухшим губам смазывать кровь с чужих губ. Она не чувствовала опустошения - но хотела заснуть. Почему - не понимала. Баалсибан был близко, и Скеггльёльд чувствовала остатки обиды и страха, направленные на него. Он наклонился к ней, касаясь чем-то лба. Несколько спутанных мыслей еще проскользнули в уставшее сознание - точный чернильный рисунок, мягкие губы, близость ярких, необычных глаз - но уже через несколько мгновений Скеггльёльд погрузилась в блаженную темноту.

____________________


Скеггльёльд недовольно нахмурилась, морща носик. Вода окутывала тело прохладным одеялом, заставляя девушку ворочаться. Сон проходил мягко, но реальность была омерзительна-неприятна - кожа на руках и ногах сморщилась. Девушка провела пальчиками по щекам, ощущая сморщенную кожу и грустно вздохнула. Она не помнила, чтобы когда-нибудь ранее засыпала в ванной, но долго размышлять над этим недоразумением не собиралась: прохладная вода была отвратительна для ее тела и Льёльд вылезла из ванной, шлепая босыми ногами по ледяной воде на полу. Разве что глаза не закатила от брезгливости: как ступить в болото.

Эк выскользнула из ванной, по пути натягивая теплый пушистый халат: она замерзла, и обычного полотенца сейчас ей было мало. В комнате было темно, черный обсидиан под ногами вынудил девушку в несколько прыжков доскакать до кровати - он был непривычно холодным. Привыкшая к постоянному теплу, Скеггльёльд перевесилась через край кровати, касаясь теплой ладонью поверхности условного пьедестала: кожа коснулась холода, после чего Эк убрала руку, хотя и осталась в том же положении. Она смотрела, как влажные волосы мягкими кольцами укладываются на космическую поверхность. Умиротворение - вот что она испытывала в данный момент. Спокойствие и желание лежать и смотреть в одну точку не от скуки, а просто потому, что эта точка была невероятно красива. Не смотря на пробирающийся из открытого балкона холод наступающей ночи, девушка не спешила укрываться одеялом или подниматься за горячим молоком, которое привыкла пить перед сном. Ей хотелось полежать так еще немного. Очень редко окончание ее дня случалось настолько ласково-безмятежным.

Ответить

Вернуться в «Драконья башня»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость