Веранда летних сказок

Лабиринт дверей, Общая гостиная, Кладовые факультетов, Комната Янтаря и Янтарная лестница, Комната Жемчуга и Жемчужная лестница, Комната Лазури и Лазурная лестница, Комната Малахита и Малахитовая лестница, Комнаты Черного, Красного, белого и Зеленого чая, Веранда зимних басен, Веранда летних сказок, Квартиры домовиков, Комнаты 2001-2008
Ответить
Аватара пользователя
Замок Дракона
Обстоятельства и ход событий
Обстоятельства и ход событий
Сообщения: 125

Веранда летних сказок

Сообщение Замок Дракона » 14 апр 2017, 21:50

Странно. Чего только не обнаружится в галереях Академии. В каждой башне есть свои сюрпризы и тайны.

Взору удачливого посетителя откроется весьма необычное зрелище. Такое впечатление, что домовики каждые пятнадцать минут сдувают в этом зале все пылинки. Но нет, их здесь не бывает. Огромный зал залит разноцветным светом от причудливых витражей, которыми забраны высокие стрельчатые окна. Одну из стен зала занимает большой старинный орган. Старинный музыкальный инструмент, к клавиша которого очень давно не прикасалась рука музыканта. Тут правит ветер. Только он оживляет своим дыхание огромные трубы органа, заставляя их играть прекрасную музыку. Воздушные змейки проползают по всему залу, лавируя между небольшими канапе и креслами, обтянутыми алым бархатом, взбираясь по ножкам маленьких золоченых, инкрустированных перламутром, столиков, стоящих между диванчиками.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 94

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Сиена Алан » 10 сен 2018, 09:30

Нам пред Самайном ночь сама шептала рифмы...

30 октября 2017 года, вечер.
(Действия между игроками будут согласованы на протяжении всей ролевой)

Магия стихий - Вода: Мастер 2
Магия первоначал - Тьма: Подмастерье 3
Ментальная магия: Подмастерье 3 (Чтение мыслей, Ментальный блок, Мыслеречь, Зацикленность, Ментальная чувствительность, Ментальный удар)
Прорицание: Подмастерье 2
Магия пространства: Подмастерье 1
Заклинания: Ученик


За спиной рыжеволосой чародейки дышал огромный многоголовый монстр. Дышал на удивление негромко и мелодично, подчиняясь невесомым касаниям маэстро, роль которого давно и безоговорочно принадлежала ветру. Это были его владения, его орган и его гостья. Последние тут появлялись нечасто, потому невидимый музыкант особенно старательно выдувал протяжные напевы, желая убаюкать посетительницу и оставить ее у себя подольше. А лучше бы и вовсе навсегда. О, он был бы очень добрым и ласковым хозяином. Осторожно гладил по пышным локонам, шептал бесконечные нежности, игриво дергал за подол платья и трепетно прижимался к коже в мимолетном поцелуе… Увы, темноглазая упрямица никак не желала покоряться дреме. Она продолжала листать свою книгу в яркой карминово-красной обложке, иногда захлопывая томик и внимательно рассматривая золотое тиснение, после чего обязательно улыбалась. Даже если бы ветер умел читать, он все равно не понял бы, почему название данного сборника стихов вызывает такую реакцию у девушки. Волшебница же, совершенно не чувствуя его любопытства, держала мысли при себе.

Сиена в очередной раз пробежалась взглядом по своему подарку на прошедший день рождения и негромко рассмеялась. Этот презент определенно попадал в ее личный список приятных неожиданностей. Вручить носительнице темного первоначала «Цветы Зла» Бодлера… Такой восхитительно замаскированный сарказм в исполнении одной светлой магессы не мог остаться без внимания. Право слово, оккультистка даже некое духовное родство со своей мачехой почувствовала, когда упаковку открыла. И это впервые за одиннадцать с лишним лет. Возможно, однажды они все-таки дойдут до полудружеского обмена шпильками, вместо молчаливого нейтралитета, сопровождавшего каждую семейную встречу. Ирландке этого хотелось. Несмотря на явно демонстрируемое безразличие к своим кровным и не очень родственникам, где-то на задворках ее души продолжал обитать несчастный одинокий ребенок, жаждущий отнюдь не признания и похвалы, а той самой безусловной любви, что доставалась другим от родителей сразу после рождения. Уж себе-то Алан в существовании подобной слабости признаться могла. Увы, только себе.
Вновь зашуршали, переворачиваясь, страницы, засияли нежным перламутром по краю, привлекая внимание и вызывая очередную довольную улыбку на обычно бесстрастном лице водницы. Да, Сиена уже успела разгадать одну из тайн этого сборника: если сдвинуть листы под нужным углом, то на обрезе проступит искусно выполненная картина. Некто весьма талантливый потрудился над этой миниатюрой, умудрившись вплести в единый сюжет множество отсылок к произведениям того, чье имя венчало обложку. Восхитительная вещь. И удивительно подходящая месту, которое облюбовала в последние ночи Алан. Алая обложка перекликалась с бархатом кресел, тиснение – с золотым покрытием изящных столиков, строки – с поэтично-томными звуками органа. Да и сама Сиена, облаченная в черно-красное платье, казалась сейчас неотъемлемой частью этого крохотного мирка, спрятанного за одной из множества дверей Замка Дракона.
За спиной снова протяжно вздохнули на несколько ладов. Почудилась ли колдунье просьба в этих звуках? Конечно почудилась. Но порой стоит пойти навстречу своим фантазиям. Раз уж нет возможности разделить захлестнувшее ее волной лиричное настроение с живыми существами, сойдут и иллюзорные. Временами одиночество приедалось даже таким любителям тишины и спокойствия как мисс Алан. В последние дни оно чародейку и вовсе тяготило. Виной тому совершенно точно была Натаниэлла, посмевшая запропасть в неизвестности и лишить старшекурсницу уже ставшей привычной возможности поточить клыки о достойного противника. Что ж, брюнетка сама виновата, раз упускает редкий шанс лицезреть ирландку в состоянии повышенной сентиментальности. А ведь могла бы немало выгод из этого извлечь…
Сиена, вновь потревоженная надуманной просьбой притаившегося позади нее монстра-органа, наконец отыскала нужную страницу и окинула взглядом строки, чтобы мгновением позже негромко зачитать их вслух:

- Похож на короля дождливой я страны…
Последний раз редактировалось Сиена Алан 11 сен 2018, 09:09, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Элисса Валентия
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 63
Анкета парсонажа: viewtopic.php?f=17&t=1877

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Элисса Валентия » 10 сен 2018, 10:52

Магические способности:
Поэтическая магия - М3
Ментальная магия - ПМ3 (Чтение мыслей, Ментальный блок, Мыслеобразы, Ментальная чувствительность, Ментальный удар, Внушение)
Эмпатия - ПМ3
Магия природы - ПМ2
Целительство - ПМ2
Магия стихий: Огонь - ПМ2
Заклинания - Ученик


Слишком много огня. Чересчур. С избытком. Элисса и не знала, что с ней такое может случиться. Она жила с этим, сколько помнила себя. Всегда, всю жизнь этот неугасаемый пламень горел в душе аррантки, порой согревая, а порой испепеляя в лавине нахлынувших чувств. Но даже в моменты того гневного забытья, когда кажется, ещё немного, и огонь исторгнется из тебя, уничтожая все вокруг, это не было так мучительно. Более того, была в этих приступах и своя изощренная прелесть: прилив энергии, пусть и обманчивое, но ощущение собственного всесилия, а главное - та удивительная легкость и пустота, что всегда приходили после. Только сейчас, по каким-то, неведомым даже всезнающим Богам Небесной Горы, причинам, все было иначе. Слишком. Огонь не унимался, он беспощадной лавой плескался по венам, расплавляя их, обращая в ничто. Тысячи пожаров вздымались столбами от кончиков пальцев ног до самого горла, выжигая меж рёбер огромную чёрную дымящуюся дыру.
Гнев, страх, обида, презрение, страсть, болезненная привязанность - все сплелось в неистовой пляске этого адского пламени, что носила в себе девушка с того самого мгновения, как в одном из коридоров замка, в этом навсегда, бесконечно, бесповоротно проклятом и столько же раз благословенном коридорном пролёте, в лицо Элиссы впился слишком знакомый взгляд двух черных омутов. Что забыл он здесь? Что ему нужно?
Дрожащие руки нервно сжали прохладную, льдисто-голубую ткань подола струящегося платья, грудная клетка неистово вздымалась в тесных объятиях шелка. Зачем Валентия надела сегодня это платье? Она так хотела быть красивой... Отблеск свечи в зеркале. И вот полный ярости крик раздирает тишину полусонного коридора. Тонкие кости хрупкой кисти, сжатой в кулак, со всей иступленной дурью слепой бессильной злости встречаются с абсолютно равнодушной поверхностью каменной стены. И снова крик, на сей раз - от боли. Элисса, растирая ушибленную руку, не стеснялась в слух исторгать проклятия. О да, она всем своим существом проклинала его. За все разом. За предательство, за извечную жестокость и эгоизм. Так хоть бы и за то, что сейчас, по его милости, она, Элисса Валентия, в этом прекрасном нежном платье была так поразительно груба и некрасива. Прекрасны в гневе бывают только героини романов. В жизни же, увы, озлобленная женщина всегда уродлива. В гримасах своих она походит на фигурку мстительного языческого божка, столь же непривлекательную, сколь и нелепую. Такова и была сейчас огненная чародейка. И она вероятно бы задохнулась в собственных эмоциях, подобно тем несчастным, что в пожарах погибают от беспощадного яда угарного газа, если бы не этот удар в стену. Физическая боль действует отрезвляюще. Она даёт возможность хоть ненадолго переключить своё внимание на что-то кроме того безумства, что творится внутри. Валентия знала, что надолго этого не хватит, зато у девушки наконец появилась возможность сосредоточиться на своём поиске.
Анри, её добрый друг и врачеватель душевных ран, на сей раз не был посвящён в причины душевных метаний своей подруги. Почему-то Лисса стеснялась рассказать ему. Но такие мощные переживания невозможно скрыть от эмпата, будущая целительница и по себе знала это, а потому Лерой просто не смог остаться в стороне. Ни о чем не спрашивая, словно между прочим, молодой человек поделился с девушкой очередным своим открытием, сделанным во время исследований многочисленных помещений замка. По заверениям Анри, найденная им комната была совершенно особенной. Как никакая другая, она идеально подходила для поисков душевного равновесия, а обнаружить её можно было на втором этаже жилого крыла... Остановившись перед нужной дверью, Элисса секунду помедлила и вошла.
А француз был прав. Восхищенно вздохнув, Элисса на секунду прикрыла глаза и прислонилась спиной к двери. Она не торопилась входить, позволяя себе продлить это удовольствие постепенного погружения в энергетику и атмосферу зала. Царствующий здесь ветер в приветственном порыве обвил стан молодой аррантки, слегка разметав легкий шёлк подола платья. Призрачные аккорды, рождённые напевами потоков воздуха в теле старинного органа, подействовали на Валентию как холодный исцеляющий бальзам, что покрывал чудовищные ожоги, унимая боль. Тень усталой улыбки легла на лицо Элисс. Она сделала глубокий вдох, открыла глаза и вздрогнула от неожиданности. На мгновение студентка даже усомнилась в том, не подводит ли её зрение или собственный разум, ведь невозможно же было ей, столь далекой в своих способностях от загадочных шаманов, увидеть духа! Ведь просто невозможно было поверить в то, что эта прекрасная рыжеволосая девушка, словно сплетенная из тех же тончайших эфирных нитей, что и весь этот зал, и восседавшая ныне, подобно его единовластной царице, была из плоти и крови! Но, приглядевшись чуть лучше, Элисса узнала в ней одну из студенток академии, что однако ничуть не умалило того эффекта, что производила девушка. Внезапно и непрошено, в сознании чародейки возник образ её собственного недавно увиденного отражения в зеркале. Валентия почувствовала себя пристыженной, словно лишней в этой идеальной картине. Она уже готова была уйти, но в это самое мгновение та девушка заговорила. Не с ней. Но не узнать эти строки было невозможно... Юная аррантка не могла издалека как следует разглядеть книгу, покоящуюся в руках чтицы, но она знала, что это это был он. Её горячо любимый Бодлер.
Комната с органом растворилась. Из пелены воспоминаний проступили очертания библиотеки в доме Виатора. Не один год минул с тех пор, но Элисса помнила все в мельчайших деталях. Она все искала, выбирала, какой же из великих поэтов своими бессмертными строками угодит ей в самое сердце, с которым из них её душа говорила на одном языке? Она была не одна.

- Здесь нет того, что ты ищешь. - Улыбнулся Чезаре. Иногда он бывал на удивление прост и радушен. - Я думаю тебе определённо понравится Бодлер. Но Витторио его не жалует. Однако, вознеси хвалы своим воздушным богам, или как их там, что они послали тебе меня.

И он увлёк Элиссу за собой. Кажется тогда она впервые переступила порог его спальни. Валенти подошёл к огромному книжному шкафу, его пальцы скользили по корешкам с какой-то особой нежностью. Наконец в руках мага оказалось издание "Цветов зла" на итальянском (теперь эту книгу можно было найти в комнате Лиссы). Они читали друг-другу один стих за другим, и с каждой новой строкой, девушка все сильнее и сильнее влюблялась. В поэта. Её восхищала поразительная точность слога, мрачная эстетика метафор, символы и образы. Определённо, Валенти не ошибся.

- Чезаре, смотри! Похоже я нашла твоё любимое стихотворение. По крайней мере оно очень тебе подходит. - Элисса звонко рассмеялась и передала итальянцу книгу.

- Ну-ка посмотрим... Ну нет, неужели я настолько ужасен? Хотя, признаюсь. Я правда очень люблю это стихотворение. - С этими словами Чезаре отложил книгу. Две непроглядных бездны его напоенных тьмою глаз кажется стали ещё чернее. И Валентия уже была не в силах отвести свой взгляд. Раз за разом, она будет попадаться в эту ловушку, ощущая, как уходит из под ног земля, и она летит, падает, низвергается прямо в жерло неспящего вулкана. Комнату наполнил мягкий, тягучий и вкрадчивый баритон.

- Похож на короля дождливой я страны.
Ему богатства, власть и молодость даны,
Но душу раннее бессилие смущает.
Прогнав толпу льстецов придворных, он скучает.
Ничто не веселит его, ни своры псов,
Ни гибнущий народ пред окнами дворцов.
Любимый шут, смешить умевший господина,
Не может уж стереть со лба его морщины.
Уж ложе, все в гербах, им в гроб превращено...


Девушка осеклась на последнем слоге. Воздух застрял у неё в горле, как раз в тот самый момент, когда Элисса поняла, что единственный звучащий здесь и сейчас голос - это её собственный. И лишь отзвук органа, рождённый ветром, служил аккомпанементом её декламации.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 94

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Сиена Алан » 11 сен 2018, 09:06

Сиена до того привыкла быть единственным гостем в этой обители ветра-музыканта, что не сразу заметила вторженца, замершего на самом краешке их сказочного мирка. С губ волшебницы еще продолжали слетать рожденные поэтическим даром французского стихотворца слова, когда ее более чуткое первоначало среагировало на провокационно-притягательную смесь эмоций, доносившуюся со стороны двери. Чувственное, дразнящее хитросплетение ароматов, заставляющее живущего в душе темной магессы Зверя голодно скалиться.
Ирландка замолчала, сбившись с ритма, но неизвестный будто этого и ждал, тут же подхватив строку. «Женщина…» - краем сознания отметила Сиена, увлеченная многогранностью чьих-то душевных терзаний. Больше всего ей сейчас хотелось разобрать этот пышущий негативом ворох эмоций на отдельные волоконца, рассмотреть каждое внимательнее, описать подробно и лишь затем, присвоив красивую бирочку с точным названием, попробовать. Особенно привлекала одна нота, горчаще-дымная. Словно в затухающий костер щедро плеснули абсента, и мгновенно ожившие угли тут же принялись возмущенно отплевываться едкими парами, пропитанными полынным дурманом. Очень любопытно. И очень вкусно. Редкое сочетание, ради которого вполне можно придержать Зверя. Это не легко доступные скука и раздражение, распространяемые студентами на лекциях как рекламные листовки у входа в магазин: назойливо и мало кому действительно интересно. Деликатесы нужно поглощать по всем правилам столового этикета, отдавая дань насыщенному вкусу, способному задержаться в памяти.
Чужой голос вдруг затих, следом померкли так заворожившие Алан эманации. Их словно перекрыли иные чувства, доступные эмпату, но никак не темному магу. Недавнее наваждение, хрупкое и недолговечное, как коснувшаяся губ снежинка, растаяло так же быстро. Дышать стало легче, но вместе с тем Сиена ощутила явную неудовлетворенность и… азарт. Спрятать от носителя темного первоначала то, что он успел себе присвоить хотя бы в мыслях – весьма действенный способ пробудить интерес. Не самый безопасный, но безусловно действенный.

- В оригинале звучит гораздо красивее, - рыжеволосая оккультистка с царственной неспешностью повернула голову в сторону затихшей гостьи и мягко улыбнулась. – Но, увы, это прекраснодушное чудовище за моей спиной совершенно не знает французского.

Водница приподняла над головой зажатый в руке томик и покачала им в сторону органа. Темные глаза при этом ни на миг не отрывались от собеседницы. Ее нежно-голубое убранство казалось настолько чужеродным в этом ало-золотом царстве, что Сиена едва удерживалась от озвучивания полушутливого предложения раздеться. Замучается ведь потом объяснять, что это ее внутренний эстет требует визуальной гармонии, а не гормоны требуют визуальной эстетики. Чего же именно жаждет ее Зверь лучше вовсе не вспоминать, и без того до сих пор мерещится этот пьяняще-дымный аккорд.
Не верьте тем, кто говорит, что все темные маги абсолютно одинаковы. Природа одна, верно, но проявления ее многообразны. И предпочтения у носителей данного первоначала тоже. Одни сходят с ума, почуяв рядом чью-то физическую боль, другим по душе чужие гнев и ярость, третьи выберут отчаяние или страх. Сиена же остро реагировала на застарелую душевную боль. Ту, что успела глубоко пустить корни, прорасти в самую суть человека, напитаться за долгие годы его терзаниями, и теперь вызревала ядовитым плодом, способным однажды убить своего хозяина или же стать лакомым угощением для таких, как мисс Алан. В том, что уловила отголоски именно такого чувства, водница не сомневалась. Она тоже носила в себе эту концентрированную отраву, медленно и неотвратимо разъедающую душу. Потому-то особенно интересно было раскопать причину чужих мучений. Определенно, Сиена не собиралась давать ни единого повода этому белокурому созданию сбежать раньше времени. Игра только начиналась.

- Вечер добрый, Элисса. Составите мне компанию? – имя легко отыскалось в памяти, куда попало не без содействия Натаниэллы, охарактеризовавшей нынешнюю собеседницу Алан как «человека, с которым можно иметь дело». Настоящий комплимент от острой на язык Бор, и ирландка это понимала лучше кого-либо. - Не так-то просто в этих стенах отыскать человека, способного оценить творчество Бодлера. О заклинаниях или ритуалах поговорить – пожалуйста. А вот с поэзией все печально… Не сбегайте от меня, прошу.

Темноглазая волшебница рассмеялась, сглаживая театрально-наигранные нотки то ли явной мольбы, то ли скрытой угрозы в последней фразе. Показывая, что все это шутка и не более, никто, конечно же, не станет неволить Элиссу и насильно удерживать в этой зачарованной музыкой ветра темнице. Другое дело, если Валентия сама не захочет уходить. Тогда, возможно, ей тоже станет доступна некая тайна, которую, несомненно, знает рыжекудрая оккультистка. Эта осведомленность, почти избранность, намеренно легко читалась в лукавом взгляде, брошенном на аррантку.

Аватара пользователя
Элисса Валентия
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 63
Анкета парсонажа: viewtopic.php?f=17&t=1877

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Элисса Валентия » 11 сен 2018, 11:39

Элисса замерла, словно преступница, пойманная на месте своего злодеяния. А ведь и правда, знающая не понаслышке цену минутам, проводимым наедине с собой в совершенно особом, казалось бы лишь тебе одному принадлежащем месте, она ощущала свои действия почти преступными. На смену былой неуверенности пришло иное, рожденное обостренным чувством такта, ощущение: виноватое смущение. Лисса совсем не хотела нарушать течение мыслей прекрасной девушки, прерывать то непередаваемое наслаждение собственным внутренним Я, которое, Валентия в этом не сомневалась, сейчас владело рыжеволосой магессой. Юная аррантка была в этом уверена, ибо сама отчаянно нуждалась в подобном. А может то лишь было игрой ее подсознания, стремящегося обрести тождественность, понимание, принятие... Так или иначе, Элисс уже вполне была готова к изгнанию из этого таинственного злато-багрового царства, как вдруг оказалось, что у его хозяйки были иные планы на этот счет.
Она заговорила. В музыку ветра, все также не смолкавшую в зале, вплелся новый инструмент. Ее голос. Голос глубокий, сильный, словно темная лесная река, несущая воды через камни и пороги древних загадочных чащ. Голос, в котором обещание сплеталось с предостережением. Правда ли? Или же это снова была лишь игра воображения впечатлительной девушки, взволнованной последними событиями своей жизни? Она заговорила и обернулась. Медленно и завораживающе. Затем продолжила мысль. Затем сделала еще движение. Элисса слушала, но больше - смотрела. Чародейка пыталась понять, что именно в образе мисс Алан (а Валентия уже успела узнать заклятую приятельницу своей хорошей знакомой Натаниэлы) не давало ей покоя. Женская зависть? Восхищение искушенной эстетки? Нет, все не то. Девушку не покидало ощущение, будто бы она уже пропустила удар, сдала позиции в необъявленной игре, осталась на шаг позади. Так смущение сменилось недоумением. А потому предложение разделить на двоих время в царстве старинного органа было воспринято ею, как приглашение на второй раунд. А его сдавать уже было никак нельзя. Аррантка едва заметно тряхнула головой, чтобы прийти в себя. Начиналось что-то интригующее, а значит не время предаваться душевным метаниям, да и кроме того... Могла ли Валентия позволить себе ударить в грязь лицом, стать бледной тенью, уступить? Невозможно! "Не сбегайте от меня" - говорила Сиена. О нет, не в этот раз. Неожиданный пламень азарта стеганул юную чародейку по нервным окончаниям, выбрасывая в кровь адреналин, заставляя эту сладостно-томящую волну подниматься от солнечного сплетения к горлу. Хвала Богам за то, что всего этого было достаточно, чтобы на время отвлечь девушку от внутреннего смятения. Элисс расправила плечи, на лице ее возникла легкая полуулыбка.

- Мне жаль, Сиена, что я нарушила Ваше уединение, но раз Вы просите остаться... - В голосе Валентии можно было расслышать едва уловимую нотку лукавства. Она проследовала к одному из кресел напротив того, что заняла мисс Алан. Такая дистанция была наиболее подходящей: отдавала дань уважения личному пространству, но в то же время позволяла спокойно вести беседу, не утруждая голосовые связки. Устроившись в кресле, Элисса легко скрестила ноги, как на картинке в учебниках по этикету, однако локоть ее непринужденно лег на подлокотник.

- Увы, мои познания в области французского весьма поверхностны. И то, они вообще наличествуют лишь благодаря некоторым пересечениям с итальянским. Но если я когда-нибудь и выучу этот язык, то лишь ради Бодлера. Что же касается этого чудовища... - Элисс взглянула на орган и вздохнула, словно бы задумалась о чем-то невероятно далеком отсюда. - Оно прекрасно, пусть и не знает французского, как и я. Но кажется я совершенно влюбилась в него и буду теперь приходить сюда, подолгу глядеть на этот прекрасный звучный стан и слушать. Вы же не станете ревновать, я надеюсь? - На последней фразе аррантка задорно улыбнулась, подставив кулачок под щеку, и вернула взгляд к темным глазам мисс Алан, в которых внезапно увидела нечто до жгучей боли знакомое. Впрочем и вся ситуация в целом отзывалась в душе Элиссы каким-то томительным дежавю. Или же то снова была игра ее богатой фантазии?

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 94

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Сиена Алан » 12 сен 2018, 09:28

Еще до того, как Элисса заговорила, ирландка поняла – останется. Явно ведомая какой-то своей, скрытой пока от нее, Сиены, мотивацией, но все-таки не сбежит, не юркнет за дверь перепуганным мышонком, пролепетав напоследок раздражающую несуразицу про нежелание мешать чужому уединению или что-то в этом духе. В абсолютную всепоглощающую страсть к творчеству французского поэта верилось с трудом, зато этот принятый ими обеими в качестве отправной точки предлог позволял наполнить дальнейшую беседу иносказаниями, сложными образными ассоциациями и завуалированными откровениями, проверить истинность которых будет ой как непросто. Но именно эта уверенность в невозможности докопаться до твоих тайн и должна в итоге сыграть Сиене на руку. Нужно лишь быть очень, очень внимательной, чуткой и отстраненно-заинтересованной, как случайный попутчик в долгой поездке. Взаимная искренность тоже не помешает. В рамках разумного, разумеется. Отдавать больше, чем получаешь, не только банально невыгодно, но еще и болезненно обидно. Для самой Сиены, по крайней мере.
Темная магесса жадно наблюдала за движениями Элиссы, ловя каждое изменение в положении головы, рук, корпуса. Такие, казалось бы, совершенно незначительные мелочи могли многое сказать человеку знающему. Вот белокурые локоны взметнулись от легкого покачивания головой, можно было и на ветерок списать, что по-хозяйски сновал вокруг, но Сиена видела в этом попытку отогнать сомнения, вытряхнуть мешающие мысли или чувства, переключиться. Вот едва заметно сомкнулись на светлой ткани подола тонкие пальцы, выпрямилась спина – решение принято, пора действовать. Закованная в нежную бирюзу грудь приподнялась в глубоком вдохе, мягким акварельным мазком обозначилась улыбка. Вот и начало контратаки.
О, этот гордо вздернутый подбородок и намерено демонстрируемая изящность походки. О, эта чисто женская хитринка, неуловимой паутинкой вплетенная в общую вежливую интонацию. А сами слова: «Но раз вы просите…» - одолжение, снисходительность к чужой прихоти… Алан была довольна. Разве что о невозможности более внимательно рассмотреть глаза собеседницы в момент принятия решения жалела. Рыжекудрая провидица была из тех, кто на полном серьезе считал, что в «зеркале души» можно отыскать отголоски самых тщательно запрятанных чувств. Самой же оказаться на месте препарируемой одним взглядом жабки ирландка никогда не боялась, мало кому удавалось достаточно долго вглядываться в темные омуты ее очей, выуживая оттуда ценные крупинки информации. Пожалуй, последним редким исключением был Норкинс.
Не позволив мыслям соскользнуть в сторону и затащить ее в водоворот воспоминаний, оккультистка сосредоточилась на кресле, которое избрала Валентия. Блондинка явно была из тех, кто предпочитал смотреть противнику в глаза. Окажись на месте приглашенной Сиена, наверняка не упустила бы возможность зайти за спину той, что восседала на троне, и разрушить хрупкое наваждение чужого превосходства. Естественно, сделано это было бы под прикрытием интереса к органу. Вероятно, Алан даже рискнула бы коснуться клавиш, нарушая ненавязчивый шепот снующих в трубах воздушных потоков неожиданно громкой нотой. Или не рискнула? Видеть, как против воли вздрогнут плечи невозмутимой до этого королевы, как дернется ее головка, реагируя на резкий звук, чувствовать прохладный аромат чужого испуга – чарующе. Но стоит ли эта детская забава того, чтобы осквернять атмосферу столь волшебного места? Вопрос оставался открытым.
А вот с другими ответами затягивать не следовало, пока рыбка не сорвалась с крючка. Да и тема, поднятая Элиссой, была притягательно неоднозначной. Ревность. Когда одна женщина задает подобный вопрос другой, то чаще всего желает услышать утвердительный ответ. Признай меня равной, сочти достойной – вот какой призыв прятался в глубине фразы, произнесенной задорно-игривым голосом. Сиене не составило бы труда польстить самолюбию девы-в-голубом, но…

Конечно, не стану, – даже в мелочах сдавать позиции ирландка пока не собиралась. Голос ее звучал все так же мягко, не выдавая и мельчайшего намека на насмешку, а в глазах умело нарисовалась печаль. – Монстры, даже самые прекрасные, все равно остаются монстрами, Элисса. И они имеют свойство оживать. Особенно в этих стенах, где каждый камень пропитан волшебством. Поверьте, когда подобное случится с вашим новым возлюбленным, я буду рада оказаться всего лишь сторонним наблюдателем.

Нельзя сказать, что грусть Сиены была неискренней, наоборот, темная магесса прекрасно в чудовищах разбиралась, ведь одно из них многие годы назад пробудилось в ней самой. Жалела ли Алан о сделанном когда-то выборе? Готова ли была отказаться от первоначала, будь у нее такая возможность? Нет и нет. Уживаться со Зверем тяжело, порой до отвращения мерзко, но добровольно лишаться чего-то настолько близкого, настолько своего чародейка не собиралась ни при каких условиях. Тем более сейчас, когда она наконец нащупала во Тьме собственный путь.

Колдунья мудрая, скажи, коль можешь ты… – почти пропела рыжеволосая оккультистка одну из строк прочитанного недавно стихотворения, зеркаля при этом позу собеседницы и точно также подпирая щеку рукой. – Скажи... как же часто Элисса Валентия совершает интеллектуальные подвиги ради красивых слов француза?

Совершенно невинный вопрос, рожденный недавним признанием студентки красного факультета в готовности учить иностранный язык ради Бодлера. Совершенно невинный. Если не помнить о близких взаимоотношениях светловолосой волшебницы с другим французом. Упустить возможность проверить не является ли Лерой причиной дивного аромата, совсем недавно искушавшего ее Зверя, Сиена не могла.

Аватара пользователя
Элисса Валентия
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 63
Анкета парсонажа: viewtopic.php?f=17&t=1877

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Элисса Валентия » 12 сен 2018, 10:34

Ощущение дежавю нарастало, надвигалось на аррантку подобно пенистой волне, а вместе с ним множилась и смутная тревога. Словно само нутро чародейки восставало против этого, вырисовывая огромными алыми буквами одно до страшного простое слово: нельзя. Нельзя вспоминать, нельзя осознавать. Запрещено. И быть может, если бы не этот внутренний сигнал, некий неизвестный подсознательный запрет, Элисса бы не стала отводить взор от темных глаз Сиены. В конце концов, не в её правилах было прятаться от собеседника, но тем не менее, противиться внутреннему голосу девушка не могла. Ведь казалось, ещё пара секунд, и в этих безднах отыщется ответ, на который так упорно накладывало вето собственное подсознание. Неспешно, даже нехотя, но Валентия оторвалась от завораживающе черного взгляда мисс Алан и сделала вид, что её крайне заинтересовала эта совершенно неуместная, непонятно откуда взявшаяся складка на платье. Однако надолго прерывать зрительный контакт Элисс все же не собиралась, а то, ещё чего доброго, рыжеволосая оккультистка решит, что собеседница её испугалась. Ни за что! Так что, покончив со складкой, аррантка вернула девушке взгляд. Голова её все ещё была чуть наклонена, отчего взгляд получался более остро-лукавым и словно вопрошающим. Как раз вовремя. Именно в тот самый момент, когда прекрасная магесса стала заверять Валентию в том, что не приревнует её к тому древнему чудовищу с томительным гласом, что вместе с господином Бодлером породил весьма занятную завязку для беседы двух молодых женщин.
Сиена говорила. Причем делала это до боли красиво, словно плела древний магический напев родом из самой глубокой старины. Элиссе пока было не слишком ясно, являлось ли это обычным для темноглазой ирландки способом изъясняться, или же Сиена, как и она сама, была во власти волшебной атмосферы таинственного зала, располагавшей к особенно красивым фигурам речи. Да и было ли это так важно в данный момент? Кто знает... В конце концов становилось все более очевидно, что перед Элиссой искушённый игрок, в умелых руках которого даже одна простая интонация может быть оружием, но она позволила себе смелость не думать об этом. Просто наслаждаться. Получать удовольствие от формы, не думая о содержании. Ведь то же услужливое подсознание снова с усердием выводило предупреждающие знаки: все эти метафоры о монстрах и возлюбленных могут воззвать к совершенно ненужным ассоциациям. Но эта эмоция! Эта легко скользнувшая тень печали, что уловило тонкое чутьё эмпатки... Это было слишком любопытно. И нетипично. Вообще будущая целительница не имела привычки лезть другим в душу, но раз уж угораздило стать объектом столь пристального внимания (а Элисс не могла отделаться от ощущения, будто её пытались просмотреть вдоль и поперёк, мысленно разбирая на крошечные детальки), то почему бы не ответить тем же?
Своды комнаты снова наполнились музыкой слов французского поэта, коим вторил поющий в трубах органа ветер. Валентия улыбнулась. Ещё одна игра. Быть может более простая, лежащая на поверхности, однако не менее занятная. Игра в цитаты. Ну что же, на память аррантка не жаловалась, а у темного певца мрачной эстетики могли подыскаться строки на любой случай жизни. Например как сейчас: чтобы выйти на новую тему. Изящно, мисс Алан, очень изящно. Однако Элисса с трудом сдерживала себя, чтобы на уста её не просочилась совсем иная улыбка: торжествующая. Ведь промах оккультистки пусть и не был столь уж существенным, но все же промахом являлся.
Конечно, намёк на отношения Лисс и Анри был нарочито очевидным. Провокация пусть не самая хитрая, зато безотказно действенная, будь между ними и правда что-то большее, чем дружба. Во что с трудом верилось до сих пор даже самой чародейке, что уж говорить об остальных, сторонних наблюдателях. Однако... Валентия вновь пристально посмотрела в глаза Сиены, легким неосознанным жестом провела тыльной стороной руки по своей шее и сцепила пальцы в замок слегка обхватив подлокотник.

- Не слишком часто. Настолько нечасто, что этот случай пока единственный. - Улыбнулась девушка. - Вопреки расхожему мнению, французы, хоть и приятны в общении, в реальности слишком бесхитростны, чтобы ради них хотелось совершать подвиги. Да и вообще, рыцарство и геройство исторически мужская прерогатива. Вы так не считаете?

В неверном блеске золота и кармина Сиена наверное смогла бы заметить, как светловолосая девушка подмигнула ей. Сделав паузу, быть может чуть более театральную, чем следовало бы, Элисса, поддавшись соблазну, что горел в ней с самого начала, все же покинула своё кресло и медленно, будто бы боясь потревожить зверя, подошла к органу, желая рассмотреть исполина по-ближе. Не хотелось признаваться, однако осознание того, что прямо сейчас спина Лиссы была совершенно открыта для мисс Алан, странным холодком морозило где-то меж лопаток. Если бы она только хотела обернуться к аррантке, зашедшей ей самой за спину... Вновь отогнав странные мысли легким взмахом головы, девушка очень нежно провела пальцами по клавишам, почти с молитвенной аккуратностью, чтобы ни в коем случае ненароком не нажать на них. Совсем так же, как он когда-то давно по корешкам своих любимых книг... Чуть обернувшись в сторону собеседницы Элисс вновь нарушила молчание.

- Французы бесхитростны, а женщины часто не склонны искать чего-то простого. Не от того ли их тянет к монстрам и чудовищам? - Отпечаток полуулыбки вновь скользнул по лицу. - "О Красота, немой, невинный, жуткий зверь.
Твой взор, уста и грудь даруют мне усладу
И в Рай неведомый мне раскрывают дверь." Как часто мы в тайне завораживаемся тем, что нас пугает, правда?


Была ли это отчаянная попытка нащупать в душе Сиены хоть какой-нибудь тайный узелок, за который можно было зацепиться, или же это было непрошеное, сорвавшееся с уст откровение - Элисса и сама хотела бы знать.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 94

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Сиена Алан » 13 сен 2018, 09:03

Давно ирландке не попадались настолько приятные собеседники, готовые с первых секунд включиться в игру и поддерживать ее на должном уровне. Элисса же оказалась достаточно самоуверенна, образована и эмоционально отзывчива, чтобы изначальный интерес оккультистки к одной «ноте» переключился на всю композицию в целом. Нет, совсем отказываться от зародившегося в самом начале желания рассекретить первопричину душевных терзаний, приведших белокурую чародейку прямиком в это зачарованное ветром царство, Алан не собиралась. Просто теперь этот пункт не был единственным в списке. В конце концов, было бы чертовски глупо выбрасывать книгу, прочитав лишь пару страниц из середины. Тем более, если написанное пришлось тебе по душе.
Сиена определенно разочаровалась бы, попади ее пробный удар сразу в цель. Лерой вне всяких сомнений был хорош собой, но не настолько же, чтобы измотать душу Валентии до состояния, прельстившего внутреннего Зверя рыжеволосой магессы с первых мгновений. Живущая в Алан тьма в последнее время была капризна и избирательна, как и ее носительница. Вернее, это была та маска, тот ключик, что помогал проникнуть гораздо глубже в душу оккультистки. Не сказать, что Сиена этого не понимала. Можно сколько угодно превозносить «истинную красоту» данного первоначала, петь дифирамбы Тьме, восхваляя ее таинственность и непознанность, завораживающую глубину и манящую силу. Но по факту, все это будет лишь самообманом, жалкой иллюзией, призванной успокоить обреченных. Тьма жадна и ненасытна, она способна лишь отбирать, пожирать и разрушать. Такова ее суть, рано или поздно понимаемая и принимаемая любыми последователями. Как писала незабвенная Шарлотта Бронте в одном из своих романов: «У каждой гувернантки есть скорбная повесть». То же самое можно сказать и о темных магах. Ни один из них не встал на этот путь, будучи абсолютно счастлив. Каждый страдал. В реальности или собственных мыслях, порожденных комплексами или душевными ранами. Каждый жаждал силы. Самой могущественной, самой пугающей, позволившей бы им однажды уничтожить установленный порядок вещей и вырваться из непрестанных мук. По счастью, в большинстве своем личности магов полноценны, а потому полны и других желаний, наделены какой-никакой моралью, привязанностями, склонностями, чувствами… В противном случае, массовые нашествия безумных Темных Властелинов давно всколыхнули бы безграничное множество миров. Вечная война со Зверем, которая несомненно делает сильнее, если, конечно, не убивает. Целиком или только разум. Забавно, что война, также как и тьма, любит прятаться за красивыми иллюзиями, наполненными благородными подвигами и самопожертвованием. Вернее, люди сами укрывают истинную уродливую суть того и другого, давая собственной совести, или еще чему, такую своеобразную передышку.
Это было то, во что действительно верила Сиена Алан. И все равно предпочитала сладкую ложь горькой правде. Даже когда тонет корабль, музыканты должны играть.

- … рыцарство и геройство исторически мужская прерогатива. Вы так не считаете? – вопрошала собеседница, только-только закончившая свое откровенное признание относительно бесхитростных французов, не пробуждающих в ее душе жажду подвигов.

- Исторически. – Кивнула ирландка, едва удержавшись от укоризненного взгляда. Подмигивание Элиссы совершенно не вписывалось в изящную канву их беседы. Словно вместо тончайших нитей шелка попытались вплести грубую шерстяную. Зато становилось понятно, что весь этот образ лиричной интеллектуалки не был для блондинки частью повседневной жизни. Он скорее надевался в исключительных случаях, как дорогой праздничный наряд, удивительным образом превращающий неприметного блеклого мотылька в прекрасного синего махаона. Сиене безусловно нравилось понимание того, что беседа с ней – случай исключительный. Этого было вполне достаточно, чтобы простить Валентии ее плебейскую выходку.

Оккультистка проводила взглядом направившуюся к органу девушку, отметив про себя, что летящая ткань чужого платья и правда напоминает трепещущие крылья бабочки. Такие нежные, такие хрупкие. Однако их силы оказалось достаточно, чтобы сбежать от пахнущего полынью пламени. Но не слишком ли близко опустилась летунья к воде? Мало ли что живет в темных глубинах лесных озер, манящих своей прохладой.
Сиена неспешно поднялась со своего кресла. Отнюдь не потому, что ее тревожило местоположение Элиссы. Скорее уж наоборот, та вела себя согласно сценария, совсем недавно сочиненного Алан для самой себя, и это интриговало. Ментальный щит сейчас не скрывал сознание водной магессы, неужели собеседница рискнула не только заглянуть в ее мысли, но и признаться в этом таким своеобразным способом? Какой смелый ход. Разве можно оставить его без внимания?
Томик стихов опустился на «царский трон», давая понять, что это место темноглазая волшебница никому уступать не собирается. Сама же она успела сделать лишь пару шагов в направлении органа и его новоприобретенной поклонницы, когда последняя чуть повернула голову и продолжила свои рассуждения о французах. Останавливаться Сиена не стала, но вектор движения незаметно скорректировала, уходя из области видимости бокового зрения Элиссы. Теперь блондинке пришлось бы развернуться полностью, чтобы не упустить из виду дальнейших действий ирландки. Вот только подобное поведение было равносильно признанию в собственной неуверенности, в страхе перед приближающейся к ней женщиной. Это было бы поражение. Крохотное, незначительное, но все же поражение. И Алан очень хотелось узнать, возобладает в нынешней ситуации гордость Валентии или ее разум.
Вновь зазвучал «глас мертвого поэта», удивляя и восхищая пронзительной остротой метафор. Сиена не была его столь горячей поклонницей, как Элисса, но и равнодушной не оставалась. Она даже замерла на полушаге, даря собеседнице лишнюю секунду на принятие решения. Эдакая дань уважения человеку, умудрившемуся растревожить ее душу своим талантом.

- Как часто мы в тайне завораживаемся тем, что нас пугает, правда? – спрашивала блондинка у Сиены, чьи пальцы только что тронули один из белокурых локонов аррантки.

- Паутина не самое лучшее украшение для волос. – В этот раз голос темноглазой магессы был преднамеренно наполнен насмешкой, дабы подразнить прилипшую к музыкальному инструменту гордячку. Алан ведь чувствовала этот легкий мятный флер. Не страх, но его предтеча. И подобная реакция была вполне оправдана, ведь вспышки внезапного безумия в стенах Академии хоть и не часто, но случались. А значит, не стоило пренебрегать собственной безопасностью. Но Валентия предпочла гордость благоразумию, за что и была сейчас высмеяна, пусть и не напрямую.

- Что же касается последнего вопроса… - водница наконец сменила свою «нервирующую» позицию и встала рядом с Элиссой, почти касаясь ее плеча своим.

Лично мне гораздо чаще приходилось быть тем, кто завораживает и пугает, нежели наоборот. И все же, никто не застрахован от участи жертвы. Рано или поздно каждый встречает своего кукловода, искусно вдевающего прочные нити, а то и вовсе цепи, в любое мало-мальски важное сочленение души. И дергающего, дергающего, дергающего эти путы, заставляя новоприобретенную игрушку изгибаться в немыслимых танцевальных па и завораживающих акробатических этюдах, пока однажды… - обе руки Сиены резко опустились на клавиши, вынуждая мирно посапывающего прежде монстра разозлено взреветь, - она не сломается.

Оккультистка отступила на шаг и развернулась, пряча довольную улыбку. Если бы Элисса читала ее мысли, то была бы готова к случившемуся. Уровень испуга тяжело подделать. Идущие же от блондинки отзвуки прекрасно говорили о полной неожиданности произошедшего.

- Ах да, - Сиена, совсем как ее собеседница чуть раньше, слегка повернула голову и мягко улыбнулась. – Благодарю за информацию о французах. В следующий раз, когда мне захочется лицезреть рядом с собой кого-то приятного и бесхитростного, обязательно найду одного из них. Или заберу у той, кому он совершенно, абсолютно, ни капельки не нужен.

Последнее предложение темноглазая волшебница произносила уже отвернувшись и продолжив свой путь. Да и звучало оно словно случайно вырвавшаяся на свободу мысль. Да только свойственны ли мисс Алан подобные случайности?

Аватара пользователя
Элисса Валентия
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 63
Анкета парсонажа: viewtopic.php?f=17&t=1877

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Элисса Валентия » 13 сен 2018, 21:45

Как известно, у женщин прекрасно развито боковое зрение. Элисса исключением не была, так что, произнесение ровным вдохновенным тоном ее монолога, завязанного на поэтических строках, оказалось не самой лёгкой задачей. Ведь движение мисс Алан в её сторону она разгадала мгновенно. Возможно ещё даже до того, как слегка повернула к ней голову. Ведь, кроме прочего, Валентия была из числа тех несчастных невротиков, кто безошибочно ощущал движения за своей спиной (иногда даже если их и не было вовсе). Сиена же, покинув облюбованное ею место, сделала все, чтобы оказаться вне поля зрения своей собеседницы. Словно почувствовала, что это могло причинить ей дискомфорт, давая магессе преимущество в развернувшемся поединке умов. А ведь и правда... Этот замок был полон эмпатов, менталистов и прочих умельцев залезать в чужие души и мысли. И никто не мог гарантировать, что сейчас Элисс как раз не встретилась с одной из них. Обижаться на судьбу в таком случае было бы глупо и лицемерно, ведь аррантка делала ровно то же самое - считывала. А тот факт, что в данный момент козырь оказался в руках рыжеволосой оккультистки, был не более, чем следствием чрезмерной самонадеянности самой Валентии. Но раз уж захотела играть со всем свойственным себе отчаянием - изволь соответствовать. А Элисса хотела. Отчего-то безумно хотела отдаться этой игре. Ведь и она уловила что-то эдакое в эмоциональном поле Сиены. Смесь этих чувств была слишком тонкой и сложной, чтобы Валентия могла в ней как следует разобраться, да и нарастающее ощущение приближения прекрасной магессы сбивало её с толку. Но при этом аррантка ни на секунду не допускала мысли хоть на полшага уступить мисс Алан. Что бы та не сделала сейчас у неё за спиной, будущая целительница нашла бы в себе силы не оборачиваться. В подобных играх её главным и неизменным оружием всегда оставалось несгибаемое упрямство. Что бы не случилось...

Лёгкое касание пальцев по кончикам волос Элиссы больше угадывалось, нежели ощущалось физически, однако этого было достаточно, чтобы плечи девушки едва заметно вздрогнули. Виной тому был вовсе не эффект неожиданности, как можно было бы подумать со стороны. Более того, действие Сиены показалось Лиссе почти необходимым в данной ситуации, каким-то странно закономерным. Но удивительно было то, как внезапно и непостижимо для самой чародейки отреагировало ее тело. В момент этого весьма незначительного прикосновения, Элисс показалось, будто по её позвоночнику, где-то внутри, под кожей, тонкой холодной змейкой сбежала капля воды. Странность и новизна возникшего ощущения настолько увлекла аррантку, что она даже не сразу услышала насмешливый комментарий оккультистки. А когда услышала, то взглянула на девушку, уже стоявшую рядом, слегка рассеянно и, скорее бессознательно, коснулась рукой светлых локонов, смахивая мифическую паутину. Валентия по состоянию своему и сама сейчас походила на растревоженную брошенным камнем гладь озера, по которой все ещё разбегались дрожащие нервные круги. Подобные ассоциации для огненной чародейки были совсем уж нетипичными, а посему, обескураживали вдвойне. Осознавая опасность своего положения, Элисс поспешила отогнать эти мысли.

Но Сиена была беспощадна. Не дав будущей целительнице возможности толком оправиться, она уже готовила новый удар. Осознанно ли? В это до невозможного трудно было поверить. Чтобы другой человек, вот так, слёту мог вычислить самые тонкие, болезненно-певучие и безусловно сокрытые струны чужой души? Но как иначе можно было объяснить тот факт, что каждое новое слово, слетающее с губ рыжекудрой чародейки, раздавалось, подобно пушечному выстрелу, и разило точно в цель? "Рано или поздно каждый встречает своего кукловода..." - дарила свои жестокие откровения темноглазая оккультистка, а Элисса уже ощущала, как туго натянулись нити, что шли откуда-то изнутри, повинуясь неведомо чьим жестоким рукам. То пламя, что совсем недавно разъедало несчастную изнутри, и которое, казалось, уже успело угаснуть от свежего и яростного порыва внезапно возникших любопытства и увлечённости, вновь разбегалось по венам, пускай пока и вполсилы. Валентия же крепче вцепилась в дерево органной клавиатуры, чтобы удержать хоть какую-то опору. "И дергающего, дергающего, дергающего эти путы, заставляя новоприобретенную игрушку изгибаться в немыслимых танцевальных па и завораживающих акробатических этюдах..." - Сиена все не унималась, топила без всякой жалости свою гостью, так опрометчиво впорхнувшую в её злато-багровое царство, окунала жертву все глубже в моря и реки ее, Элиссы, рухнувших надежд и чаяний. Ещё немного, и аррантка смогла бы поклясться, что увидела перед собой те глаза, что заставляли её раз за разом беспокойно просыпаться среди ночи, однако... Так уж случилось, что сегодня мисс Алан приняла на себя роль всесильной царицы, что карала и миловала по собственному разумению. И для Валентии все же пришло помилование. Оно опустилось, рухнуло на неё с тяжестью и грохотом гранитной плиты, с ревом преисподней, с голосом старого чудища-органа. Внезапно взятый Сиеной аккорд был немыслимо далёк от гармонического благозвучия. И тем он был прекрасен. Мороки и фантомы, не успев толком завоевать себе место, в страхе разбежались по углам, гонимые испугом Элисс. И пусть она вздрогнула, чем без сомнения порадовала свою собеседницу, пусть этот раунд, кажется, вновь остался за магессой в черном. Так было лучше. Да и есть ли вкус у победы, добытой случайным попаданием? А Лисса уже успела убедить себя в том, что Сиене на сей раз просто повезло угадать.

Добившись поставленных целей, мисс Алан, кажется утратила всякий интерес к органу и отстранилась. А Элисс оставалось лишь догадываться, ощущает ли её собеседница тот острый взгляд зелёных глаз, что впился ей в спину, и в котором слились разом и азарт, и злость, и любопытство. Сиена снова дразнила аррантку. И снова французом. Неплохо.

- Каждый из нас умудряется быть и охотником, и жертвой... - Многозначительно изрекла Валентия, уже повинуясь до жуткого привлекательной идее, стихийно вспыхнувшей в её разуме. Взгляд девушки был прикован к книге, забытой (нарочно ли?) на кресле. Только бы не засиять сейчас глупой непрошеной улыбкой, не выдать себя неловким жестом или излишне порывистым движением ... Пламенный кармин обложки казалось был способен ослепить, а плотные белоснежные страницы с золотым тиснением по краю ласково поцеловали кончики пальцев, когда Элисса отважилась прикоснуться к драгоценному тому её возлюбленного поэта. Настоящее сокровище! Юная аррантка даже немого позавидовала, что не обладает подобной вещью. Она уже успела без всякой тени смущения расположиться на "троне", что еще совсем недавно занимала мисс Алан. Не отрывая восхищенного взгляда от книги и любовно перелистывая страницы, Элисс продолжила свою речь, вторя задумчиво-праздному тону оккультистки.

- Да, без ложной скромности признаю, в отношении французов я истинный эксперт. И, как эксперт же, я скажу, что едва ли Вам удастся отыскать того из них, кто был бы совсем уж никому не нужен. Столь очаровательными созданиями просто так не делятся. - На последней фразе Лисса все-таки не смогла удержаться от улыбки, которой не постыдился бы и небезызвестный кот из сказки одного земного писателя.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 94

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Сиена Алан » 14 сен 2018, 15:02

Чужой испуг все еще будоражил нервы, но таял достаточно быстро, чтобы вызвать обоснованное уважение к стойкости девы-в-голубом. Алан даже решила выделить ей на восстановление душевного равновесия чуть больше времени, потому не спешила оборачиваться и начинать новый раунд. Повторяла ли она ошибку Элиссы, так же подставляя спину? Возможно. Но, если говорить откровенно, Сиене очень хотелось получить достойный отпор. Легкие и, тем паче, случайные победы совершенно не ценны. Они, пожалуй, даже вредный и опасны, так как лишают остроты ума и подрывают интерес к подобного рода дуэлям.
«Какой ответ сделал бы меня сейчас по-настоящему счастливой?» - вопрошала себя темноокая провидица, неспешно двигаясь к одному из витражных окон и ощущая спиной приятно щекочущий недовольством взгляд. Тренированный разум сразу подкинул несколько сценариев, увлекая водницу в быстрый самоанализ.
Элисса что-то прощебетала. Кажется, вполне подходящее по смыслу и атмосфере. По крайней мере, внутренний эстет мисс Алан не начал возмущенно ворчать, как в случае с подмигиванием. А вот следующие рассуждения ирландка уже слушала внимательно, готовясь ответить очередным многослойным по смыслу пассажем. Обернулась почти лениво, споткнулась взглядом о вызывающе-довольную улыбку Валентии, восседавшей на ее, Сиены, троне, и незамедлительно расхохоталась - мотылек оказался таким отважным!

- Вы мне нравитесь, Элисса. Боги, как же сильно вы мне сейчас нравитесь! До невозможности. До безумия. До жути.

Сиена смеялась открыто и радостно, позволяя своему восторгу беззастенчиво выплескиваться на собеседницу. Аррантка, сама того не подозревая, играла точно по идеальному сценарию, который уже успел родиться в голове ирландки. Не гадкая хитрая оккупантка восседала сейчас на троне, а чуткая, понимающая с полувзгляда союзница. Давно, как же давно Алан не показывала эту свою сторону, не дарила замковым сводам свой искренний смех. Тому, прежнему Риду еще как-то удавалось разбудить в ее душе эту бесшабашную веселость, с Руфусом было иначе - мягко, уютно, трансово-сонно и мистически-красиво. Валентия же умудрилась за одну не столь длинную беседу примерить обе роли. И примерить успешно. А Сиена умела быть благодарной тем, кто дарил ей удовольствие.

- Так нравитесь, что я вновь прошу, - рыжеволосая студентка сделала мягкий скользящий шаг в сторону блондинки. - И, поверьте, делаю я это нечасто. А чтобы второй раз за вечер… Вы почти рекордсмен!

Водница вовсе не льстила, хотя, будь такая необходимость, солгала бы без труда и последующих мук совести. Солгала умело, профессионально, занырнув в собственную неправду с головой, прочувствовав каждое слово, поверив в истинность каждого произносимого звука. Прожив за одно мгновение всю только что сочиненную «быль».

- Прошу, не проиграйте мне. Не позвольте добраться до того, что я желаю заполучить, так легко. Запрячьте свои тайны, свою боль столь глубоко, что дотянуться до них будет почти невозможно. Воздвигните крепостные стены вокруг, увейте их ядовитым плющом и колючим терном. Не проиграйте, Элисса. Вы ведь можете.

Темноглазая провидица приближалась обманчиво медленно и неотвратимо, как волна, зародившаяся далеко в океане и жаждущая поскорее упасть на мощную каменную грудь скалистого берега. Если, конечно, сможет дотянуться. Не окажется остановленной встречным течением, отчаянно воспротивившимся наглым посягательствам.
Смогла.
Окончание своей «мольбы» Сиена произносила преклонив собственные колени и сложив руки на чужих. Это было абсурдно. Неправильно, нелогично, ненормально! Смотреть снизу вверх и просить не проигрывать тебе. Такой пугающий диссонанс, сводящий с ума своей нереальностью. Разве не Элисса сейчас была у власти? Разве не она отыскала столь изящный способ ответно щелкнуть по носу рыжеволосую колдунью, первой отобрав ее «француза», облаченного в яркую мантию-обложку? Разве не должна свергнутая царица испытывать эмоции отличные от радости? Разве…

- А в награду, - продолжила свой монолог оккультистка, абсолютно не выглядящая, да и не ощущавшаяся сейчас, как проигравшая. Более того, Сиена говорила с уверенностью человека, имевшего полное право и возможности поощрять удобное и выгодное ему поведение, - я подарю вам нечто уникальное, существовавшее прежде лишь для меня одной. Подарю авансом, веря, что вам, Элисса, хватит сил, ума и таланта исполнить мое желание.

Ирландка поднялась, на несколько мгновений утопив прохладные ладони в невесомом голубом шифоне чужого платья, но ни на секунду не выпустив из цепкой хватки своего взгляда лица будущей целительницы. Отступила на шаг, другой и протянула раскрытую ладонь:

- Потанцуй со мной похоронный вальс…

Аватара пользователя
Элисса Валентия
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 63
Анкета парсонажа: viewtopic.php?f=17&t=1877

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Элисса Валентия » 16 сен 2018, 00:23

Воистину, нет ничего стремительнее человеческой мысли, увлекаемой азартом изящной словесной игры. Всего одна такая мысль, одна, случайно возникшая под влиянием сиюминутного настроения идея, способна в мгновение изменить все. Так сейчас, по воле собственной прихоти, темноглазая чародейка лишь нажатием клавиш органа смогла полностью перевернуть весь ход событий в этом маленьком, сокрытом от всех мирке. Рыжеволосая ирландка мгновенно поменяла правила игры, разрушая без тени сожаления ту чарующе-поэтическую тягучую атмосферу, что ранее царила в зале. Элисса же отреагировала на этот сигнал быстро и безошибочно. И, занимая сейчас трон Сиены, отвоёванный в честной борьбе, девушка, хоть и была жутко довольна собой, но собственной победы все же не ощущала. Не торжество, не высокомерное довольство владели разумом Валентии, по природе своей склонной к тщеславию, но непостижимая, совершенно нечаянная радость. Ещё пару минут назад будущая целительница надеялась ощутить себя не меньше, чем триумфатором, принимающим присягу в завоёванном им городе. А что же вместо этого? Элисса ликовала, подобно юной ученице, которой удалось добиться похвалы своего наставника. Удивительно. Непонятно. Интригующе. Сколько ещё сюрпризов преподнесёт этот вечер? Оставалось лишь теряться в догадках. Ибо становилось очевидным, что собеседница, казалось самой судьбой сегодня ниспосланная Элисс, была совершенно непредсказуемой! Какой угодно реакции могла ожидать от неё аррантка, только не смеха. Не этого чистейшего восторга, что был подобен пенистым волнам, которые, сияя на солнце, укутывали в облака искристых брызг и увлекали за собой в беспечность. Состояние, столь созвучное тому, что испытывала сама огненная чародейка.

Но море так переменчиво в своём игривом настроении. Не отличается постоянством и пламя, что пляшет в костре, разведённом на песчаном берегу. И языки его то взвиваются до небес, то смирно стелются по песку, вслушиваясь во вкрадчивый шёпот волн.

- Вы мне нравитесь, Элисса. Боги, как же сильно вы мне сейчас нравитесь! - До чего же хлёстко стегануло Валентию по её нервным окончаниям это неожиданное признание. Девушка могла поклясться, что почувствовала, будто нечто острое впилось ей в сердце, но при том так аккуратно и почти нежно, что ощущение казалось практически приятным. Второкурсница была не в силах отогнать от себя мысль о неумолимо приближавшемся шторме. Столкнувшись с подобным, любой нормальный человек, повинуясь инстинкту самосохранения, поспешил бы поскорее укрыться. Нормальный... Но только не Элисса Валентия, которая напротив, чуть подалась корпусом вперёд, словно хотела помочь уже направлявшейся к ней мисс Алан сократить расстояние между ними. И в этом не было ни тайного умысла, ни хитроумного плана. Одно лишь чистейшее любопытство: что же ирландка предпримет на сей раз?

- Прошу, не проиграйте мне. - Звучал под сводами зала мелодичный женский голос, заставляя Элисс ещё шире распахнуть глаза от удивления. Она снова ощущала это странное чувство в груди, будто в уколовший её мгновением ранее крючок теперь вдевали крепкую нить. Сиена просила. Ее. Элиссу. Просила и тем бросала вызов. Просила и завораживала, уводя все дальше и дальше, прочь от реальности, куда-то в глубину иррационально мира грез и эмоций. Она просила и тем раскрывала одну из своих, без сомнения многочисленных, тайн.

Руки прекрасной магессы легли на запястья Лиссы, все ещё державшей на коленях любимого француза. Юная аррантка на этот раз не вздрогнула, но почувствовала, как покалывает льдистой прохладой её кожу. Темные глаза оккультистки были совсем рядом. И какими знакомыми, какими мучительно родными они показались чародейке в этот момент! Элисса вероятно уже догадывалась почему, но не позволяла этой мысли войти в свою голову, ведь она уже успела пообещать Сиене выполнить её просьбу. Пусть не словом, но взглядом, полным пламенного предвкушения вновь объявленной игры, напоенными неподдельным восхищением, бесконечным упрямством и желанием ни на шаг ни в чем не уступать. Та же в ответ уже сулила щедрую награду, как и положено всем царицам.

Элисс не отрывая взора следила за прекрасной ирландкой. Не отводила взгляда и она. Сиена отстранилась, а Валентия ощутила, как натянулась незримая нить, заставляя её идти следом. И каких же сил ей стоило сдержать этот пугающе явственный порыв. Ненадолго.

- Потанцуй со мной похоронный вальс… - Это прозвучало бы странно для любого нормального человека. Нормального. Но только не для Элиссы Валентии, которая, при всём желании, не смогла бы пренебречь таким приглашением. Не захотела бы. Столь неожиданно преданный забвению Бодлер лёг на трон, утративший всякую ценность. Всего мгновение. Две белые и тонкие простертые друг к другу руки наконец соединились. Ослабилась болезненно натянутая в груди нить. Оставалось лишь смирно ожидать, что же прошепчут огню морские волны.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 94

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Сиена Алан » 24 сен 2018, 09:16

Мисс Алан ненавидела эмпатов. Этих гнусных воришек, посягавших на нечто куда более ценное, чем материальные богатства и даже информация. А последнее темноглазая провидица давно уже научилась ставить во главу списка наиболее полезных ресурсов. И все же, как Сиена ни старалась воспитать в себе абсолютный рационализм и практичность, по прошествии стольких лет, она все равно оставалась лириком в душе. Это была еще одна слабость, о которой ирландка прекрасно знала и с которой, увы, так ничего и не смогла поделать. А как известно, если не можешь что-то предотвратить или остановить, то стоит непременно это возглавить. Раз уж собственные чувства оказались столь важны, то их, как и мысли, стоило изучить со всевозможным тщанием и прилежанием. Но одно дело позволять подобное «копание» себе и совсем другое – оказаться объектом интереса очередного «смотрящего-в-душу» нахала. Сколько раз она изливала на голову Норкинса свое негодование по поводу его паршивого дара. И это при том, что полурослик был на диво мягок и тактичен, он сам безнадежно страдал от неспособности игнорировать то многообразие эмоциональных оттенков, что выплескивала в мир такая спокойная и отрешенно-безразличная с виду водная магесса. Зато именно благодаря ему, Алан научилась воздвигать ту самую «ледяную тюрьму», прячущую за исчерченными морозными узорами стенами беснующийся океан ее чувств, выпуская наружу лишь то, чем хотела намеренно поделиться. Или, что желала навязать. Ставить эксперименты над ближними своими для Сиены было делом вполне естественным. Всегда интересно узнать, насколько далеко тебе позволят зайти в этот раз. Руфус позволял ей многое. На заклание добровольно, по одному ее слову, конечно, не пошел бы, но, как и Элисса сейчас, хоббит прекрасно чувствовал свою темноокую подругу и охотно ей подыгрывал. Именно это промелькнувшее сходство и заставило ирландку заподозрить в Валентии эмпата. То, с какой готовностью светловолосая волшебница реагировала на последние слова оккультистки, как зачарованно смотрела, подавалась вперед, будто подхватывала и впитывала направленный на нее интерес, было сложно не заметить.
Эмпаты. Мерзкие, ничтожные домушники, тайком пробирающиеся в твое сердце-крепость и хватающие жадными пальцами драгоценности-эмоции. Сиена действительно их ненавидела, но не могла не признаться хотя бы себе, что более чуткого и понимающего друга, чем полурослик-эмпат, у нее никогда в жизни не было.
«Смогла бы она заменить его?» - для ответа на этот вопрос у рыжеволосой чародейки было слишком мало исходных данных. Однако, ничто не мешало их получить. Тем более, тонкая девичья рука уже тянула свои пальчики к раскрытой ладони ирландки, давая возможность усилить собственное эмоционально-чувственное влияние еще и через тактильный контакт.
Кольцо на указательном пальце предложенной Элиссе руки слабо засветилось, пропуская через себя умело направленный поток магической энергии. И без того прохладная обычно кожа Сиены в один миг покрылась едва различимой для глаз водной пленкой, тут же превратившейся в иней. Сущая мелочь по сравнению с тем, что вообще могла творить с родной стихией водница. И конечно, все это было сделано не просто так. Алан собиралась в полной мере «искупать» потенциальную эмпатку в тех эмоциях, что были заложены в обещанный Валентии подарок.

- В этой снежно-мертвой немой тиши.

Голос ирландки вновь наполнил пространство, но сейчас он звучал чуть ниже, глубже, интимнее. Да и как иначе, если совсем не лицо белокурой студентки красного факультета видела сейчас перед собой оккультистка, с готовностью бросившаяся в затягивающий омут сочиненной когда-то сказки. Конечно же, сказки грустной, мрачно-трагичной. Иные истории, как правило, оставляли мисс Алан равнодушной.

- Позабудь о тех, что предали нас
За копеек горсть, медяки, гроши.

Позабудь про черствость людских сердец,
Не способных верность тебе хранить.
Мой король, любимый, ведь я же здесь,
Я пришла врагов твоих хоронить.


Облаченные в перчатки из узорчатого инея пальцы несмело коснулись обнаженной кожи над самым краешком декольте ближе к левой стороне, словно в попытке почувствовать биение чужого сердца. Элисса вздрогнула и чуть отстранилась. Непроизвольная реакция тела, вызванная неожиданным соприкосновением с чем-то настолько холодным. Нужная Сиене реакция.

- Не смотри испуганно, светлый мой,
Как алеет ягодно белый снег.
Не крести меня, не беги домой,
Проклиная ведьмы влюбленной век.

Прикоснись. Пойми. Отогрей. С тобой
Я пойду и в царство Весны – гореть.


Это была мольба. Откровенная, неприкрытая мольба могущественной женщины, отринувшей свою гордость ради призрачной надежды на счастье, иллюзорной возможности быть со своим возлюбленным. Выдуманное чувство, которое Сиена рисовала в своей душе столь истово, что собственное сердце ирландки готово было разлететься мириадами ледяных осколков, не сумев вместить нечто столь всеобъемлющее. Темные глаза смотрели на «Элиссу» с такой безумной верой, обожанием и жаждой, что это было почти страшно.
А прикосновения? Робкие, трепетные, благоговейные еще секунду назад, они вдруг превратились в жадную цепкую хватку голодного человека, ухватившего с лотка горячую сдобу. Оккультистка крепко прижала кисть аррантки к своей щеке. Иней тут же попытался захватить новую территорию, но кожа Элиссы была слишком горячей. Изморозь таяла и стекала теплыми каплями по пальцам блондинки, удачно имитируя непрошенные слезы «снежной девы». Сиена любила, чтобы все было красиво, и искусно создавала нужную обстановку.

- Но молчит. Не смотрит. Из сердца вой –
Лютой вьюги зов, страшной смерти весть!


В который раз за сегодняшний вечер рыжекудрая волшебница разрушала сложившуюся атмосферу, полностью перекраивая тщательно выплетаемый до этого узор, переворачивая все с ног на голову. Крохотные капельки воды возникли перед лицом Элиссы, заледенели и в едином порыве вонзились в нежную кожу девушки, заставив ее зажмурить глаза и отшатнуться. Студеной, вымораживающей все на своем пути волной неслась рука об руку с этими коварными снежинками смесь из боли и ненависти. Вот уж в имитации чего темная магесса была действительно хороша. Эти эмоции получились куда более яркими, живыми, колкими. Эмоции, на которые способны лишь всесильные существа, обманутые в самых ярых своих надеждах. Существа, для которых разочарование равно предательству, а предательство искупается лишь смертью.

- Собираю в пригоршни рубин,
Что сочится-сыплется из твоих ран.
Мой король. Любимый. Такой один.
Но в небесно-льдистых глазах туман.


Осознание, что всегда приходит на смену алой пелене ярости. И снова боль. Глухая, неизбывная. Все это вновь обрушилось на Элиссу очередным девятым валом, увлекая на самое дно и погребая под тяжестью стылых вод. Если блондинка была эмпатом, то последствия такого удара по нервам скрыть вряд ли получится. Сиене оставалось лишь внимательно наблюдать.

Аватара пользователя
Элисса Валентия
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 63
Анкета парсонажа: viewtopic.php?f=17&t=1877

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Элисса Валентия » 28 сен 2018, 19:20

Рука Сиены, захватившая в свой нежный плен руку Элиссы, оказалась вдруг чрезвычайно холодной. Гораздо более холодной, чем мгновением ранее, когда оккультистка обращала к Валентии свою просьбу. Однако, как только зал вновь наполнился напевным голосом мисс Алан, все встало на свои места. Впрочем, этого самого зала уже ведь и вовсе не существовало... Фантазия юной аррантки со всей силой рвалась вперёд, пробуждаемая мрачно-прекрасными строками звучащего стихотворения. И, повинуясь этой силе, вокруг вырастали заснеженные готические дворцы, а в воздух взвивались крупные хлопья снежинок, после безмолвно опускаясь на землю. Не было и самой Элисс, она растворялась в строках читаемого Сиеной произведения. Несомненно, её собственного. Ведь для эмпатки, главным образом развивавшей в себе магию поэтики, такие вещи были очевидными. Так вдохновенно можно было читать только своё, выношенное где-то глубоко в недрах души и исторгнутое в мир в тот самый момент, когда держать в себе эту бурю уже более невозможно. Не было больше Элиссы Валентии, она вся, каждой частичкой своего существа обратилась в того, к кому возносила свои слова рыжекудрая чародейка, возносила с таким трепетом и страстью. Кто знает, какие страшные и непостижимые вещи в уме светловолосой аррантки успели бы родиться в эти мгновения, если бы ледяное касание магессы не взрезало холодом кожу чуть ниже левой ключицы. Огненная чародейка не сумела вытерпеть это касание, и слегка отстранилась, пытаясь сбежать от зябкого чувства (или чего-то иного). Но лившиеся ледяными реками рифмы и образы вновь намертво пригвоздили будущую целительницу к прекрасной чтице. Или же это сделала сама Сиена, все ещё не выпускавшая ладонь девушки?

По руке Элисс, прижатой к щеке оккультистки, пробежала капля талой воды, возрождая к жизни свою иллюзорную сестру-близнеца, что обвила позвоночник аррантки минутами ранее. Теперь это ощущение возвращалось, нарастало, подобно штормовой волне. О сила слов! О сила красоты! Безграничная. Беспощадная. Девушка в голубом утопала в полном страстной мольбы взгляде оккультистки , в её касаниях, в её всепоглощающей любви. Сознание Валентии словно расщепилось надвое. Она в полной мере ощущала себя и объектом, и источником этой пьянящей гаммы чувств. Сердце упрямо вырывалось из оков рёбер, стуча в такт ритмическому рисунку строк, кожу покрывали мурашки, а от груди по телу разливалось мучительно приятное покалывающее ощущение выброшенного в кровь адреналина. И Элисса уже в полной мере приготовилась рухнуть в уготованный ей восторг и восхищение, однако... Она ещё слишком плохо знала Сиену Алан. А та приберегла напоследок самую сокрушительную часть своего истинно королевского подарка.

История, которую прямо сейчас Элисса проживала вместе с Сиеной, и являвшаяся сейчас единственной существующей реальностью, совершила очередной виток. В очередной раз, за одно лишь краткое мгновение, изменилось все. Рухнули замки, зачарованные таинственной меланхолией снежной сказки, зарделись алым сугробы под ногами. Крупинки льда впивались в кожу, а боль и ненависть - в душу. Юная аррантка вновь отпрянула, инстинктивно пряча лицо за согнутой в локте рукой. Но ей было не сбежать, не скрыться от чудовищной лавины этих беспощадных переживаний. Обманутые надежды, пустые ожидания, разочарование, предательство. Тяжелейшими пластами, одно за другим, они хоронят под собой, заставляя отчаянно извиваться, ища путь на поверхность. В мерзлые лёгкие больше не поступает воздух, а почерневшее сердце не качает по венам кровь. И только ненависть, ненависть, одна лишь лютая ненависть! Разорвать, уничтожить того, кто стал её причиной, выдавить жизнь до последней капли - вот единственный путь наверх! Сухой язык терминов назвал бы это чувство состоянием аффекта, сама же Валентия давала этому явлению более поэтическое именование: "убийственное ничто". Когда точка невозврата пройдена, когда уже невозможно вместить в себя больше, вся вселенная в одну секунду схлопывается до размеров тебя самого, и ты падаешь в "ничто". И ни демонам, ни богам не известно, на что способен человек в этой обманчиво сладкой коме. Ещё одно её коварство заключается и в том, что рано или поздно, приходится возвращаться. И когда это происходит...

- Собираю в пригоршни рубин

Человек окончательно тонет. В той крови, им же и пролитой, что так нелепо, беспомощно и жутко стекает с его рук.

Именно так ощутила Элисса Валентия все те душевные метания, что буквально обрушила на неё ирландка, не скупясь ни в словах, ни в чувствах, ни в других эффектах. Но с последним словом оккультистки алые снега растаяли. Развеялись образы, что до недавнего времени были такими пугающе осязаемыми. Воцарилась тишина, нарушаемая, как и до этого, лишь напевами ветра в трубах органа. Сама же Сиена вновь вернулась на свой трон. Все стало, как прежде. И только Элисс никак не могла унять последствий пронёсшегося шторма и урагана в её душе. Рука, что прежде так ненадежно защищала её от колких снежинок, легла на беспокойную грудь девушки. Будущая целительница ощущала, с каким бешенством трепещет сейчас её сердце. Мучительное послевкусие. Томительное. Прекрасное! Бледное лицо студентки вновь скрылось за каскадом светлых волос. Ни к чему мисс Алан было видеть, как сбегает по щеке её собеседницы одинокая слезинка. И того, какая счастливейшая улыбка при этом озаряет лицо огненной чародейки.

Давно, о Боги, как же давно Элисса ждала нечто такое! Жадная до красоты, до самых глубоких и сильнейших чувств, она мечтала, чтобы кто-то одарил её чем-то подобным. Пусть тяжело, пусть горько, но как же восхитительно это было! И как же далеко прячутся собственные болезненные эмоции, когда душу наполняет что-то настолько сильное, но при этом чужое. Чужое - и в этом главная прелесть. Осознание того, что все это - не твоё. Не оттого ли, восхищенная тончайшей эстетикой произошедшего, эмпатка ещё шире распахнула свою чуткую душу навстречу всему тому, что могла бы предложить ей сейчас Сиена. Отчаянно доверчиво, отчаянно опасно. Отчаянно с умыслом.

Справившись с собой, Валентия взглянула на рыжеволосую магессу. Девушка улыбнулась ей, искренне, восхищенно и благодарно.

- Ваш подарок навсегда застрял в моем сердце острой льдинкой, Сиена. - Сказала Элисса, подходя ближе к собеседнице и становясь рядом с подлокотником её кресла.

- Какой восхитительно прекрасный плен! Давно со мной такого не бывало. Вы меня буквально околдовали. Все эти чувства... - Лисса мечтательно прикрыла глаза и вдруг опустилась рядом с троном мисс Алан, сложив руки на подлокотнике и уперевшись в них подбородком. Зеленые глаза распахнулись и больше не отрывались от глаз магессы.

- Ну вот... - Почти пропела девушка. - Теперь и я буду Вас просить, Сиена. Не откажите мне в милости, задержите меня в этом плену подольше. Пожалуйста. - На Сиену сейчас глядело нежное дитя, уже отведавшее лакомство, но желавшее большего. Дитя неугомонное, жадное, а от того столь хитрое. Умеющее на уровне инстинктов пускать в ход всю свою невинность, беззащитность и очарование, чтобы получить желаемое. И в то же время это были глаза почти влюблённой почитательницы, как благодати, ждущей ещё проявлений гения своего кумира. Ни больше, ни меньше. До того Элисса желала ещё хотя бы не на долго оказаться во власти красоты и чувства, баловавшего её эстетический вкус и спасавшего от собственных демонов, толкая в объятия демонов чужих.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 94

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Сиена Алан » 10 окт 2018, 07:57

Бес Сомнений хоть и не родился вместе с мисс Алан, но безусловно качал ее колыбельку, заставляя мысли будущей волшебницы метаться из стороны в сторону с самого младенчества. Вот и сейчас, получив, казалось бы, столь красноречивую реакцию со стороны Валентии, Сиена все же не могла однозначно присвоить блондинке звание «эмоционального воришки». Разве что процент уверенности в наличии у Элиссы данного дара перевалил за самые «сомнительные» пятьдесят и стремительно пополз к вершине. Договорившись с самой собой считать собеседницу эмпатом, пока не получит явного опровержения этого предположения, ирландка обогнула поглощенную своими-чужими переживаниями Лиссу и направилась к пустующему ныне трону. Отчасти, именно ради возможности вернуть свое законное место, и было затеяно все это вальсирование. Сиена прекрасно умела вплетать в свои игровые сценарии сразу несколько непротиворечащих друг другу целей. Смена власти не была приоритетной, но раз уж случай представился, упускать его было бы глупо.
Потерявший ведущую роль в разыгрываемой этим вечером постановке сборник стихов оказался безжалостно отодвинут к одному из подлокотников кресла. В немой мольбе «француз» тщетно жался к бедру внезапно охладевшей к нему оккультистки, пылал ярким кармином обложки в бесплотных попытках поджечь платье жестокосердной ведьмы и, хотя бы так, привлечь ее внимание. Бесполезно. Взгляд рыжеволосой чародейки оставался прикованным к деве-в-голубом. Откинувшись на спинку кресла и закинув ногу на ногу, ирландка чуть покачивала стопой. То ли в такт мелодичным завываниям органа, то ли отсчитывая секунды до начала следующего акта.
«Последнего на сегодня, пожалуй,» - решила для себя темноглазая провидица, понимая, что эмоциональный всплеск не прошел для нее бесследно. Сиене с явным неудовольствием пришлось признать: она настолько отвыкла от открытой демонстрации сильных чувств, что сейчас ощущает почти физическую усталость. В последнем, впрочем, не было ничего удивительного, ведь, как известно, реакции мозга на реальность и воображение идентичны. А уж свои фантазии мисс Алан всегда проживала да самого последнего отголоска.
Элисса наконец отмерла и, как самый послушный актер, вызубривший сценарий наизусть, одарила Сиену восхищенной улыбкой и изящной словесной благодарностью. Ирландка благосклонно приняла и «острую льдинку», и «прекрасный плен». Скрытый обвинительный подтекст в проскользнувшем «околдовала» не смогла отыскать даже ее паранойя. Что ж, подобная реакция Валентии Алан устраивала более, чем полностью. Причем, именно устраивала, а не радовала. Увы, собственные стихи никогда не казались Сиене каким-то достижением. Они не рождались в муках, не вымаливались у муз, не выгрызались из собственного подсознания. Рифмованные строки просто появлялись, когда очередной сочиненный для реальной ситуации сюжет вдруг соскальзывал в область несбыточных грез и стремительно обрастал «мясом» из красочных образов и ярких эмоций, неизменно утягивая за собой водницу. «Заигралась» - называла подобное состояние Сиена и, пожалуй, была недалека от истины. Вот только все, что врывалось в жизнь девушки без ее на то позволения, вызывало немало раздражения. Наверное, именно поэтому ирландка никогда ни с кем не делилась этими своевольными творениями. До сегодняшнего вечера не делилась. Элисса вряд ли догадывалась, сколь уникальную плату получила за свою всего лишь попытку не проиграть. И получила лишь потому, что старательно взращенный Сиеной рационализм выдал аргументированный спич на тему «Лучшая взятка для волшебника, специализирующегося на поэтической магии». Выбор разума и правда оказался идеальным. Возможно, даже слишком идеальным.

- Милая, ты же не расплатишься потом, - рассмеялась Сиена, легко переходя на «ты». Да и какой может быть официоз с этим любопытным, жадным до чужих сокровищ ребенком, что взирал на нее невинными зелеными глазами. Вот только за демонстрируемым воднице обожанием скрывалось, интуиция ирландки буквально вопила об этом, удивительное упрямство, на противостояние которому пришлось бы потратить большую часть ночи. Вот уж чего Алан не хотелось совершенно. Длительные сражения ей никогда не нравились, потому как утомляли чрезвычайно. Долгое планирование, терпеливое выжидание, внезапная разовая атака – да, здесь рыжеволосая оккультистка была хороша. Но часами пререкаться на одну и ту же тему? Увольте. Проще согласиться. Конечно, на своих условиях. Как сейчас, например. Элисса желает еще немного магии слов? Она ее получит. Вместе с ярмом должника, которое Сиена не будет торопиться с нее снимать. Душить, впрочем, тоже не будет. Об этом темная магесса тут же будущей целительнице и сообщила.

- Ну-ну, не пугайся, - Сиена поправила один из белокурых локонов, обрамляющих лицо Лиссы. – Я очень лояльный кредитор и не стану просить больше, чем отдам сейчас сама.

Оккультистка с нескрываемым любопытством наблюдала за мимикой размышляющей над ее предложением собеседницы. Не торопила, не пыталась подтолкнуть к нужному решению. Если честно, мисс Алан устроил бы любой вариант. Согласись Валентия, и у ирландки появится весьма одаренный (тут поверим оценке Натаниэллы) в универсальной поэтической магии должник. Откажись – Сиена сможет уйти прямо сейчас, зацепив напоследок блондиночку насмешкой по поводу ее трусости. Оставить последнее слово за собой – отличный способ спровоцировать такую упрямицу, как Элисса Валентия, на попытку добиться реванша. В обоих случаях, они с Сиеной окажутся связаны, и эта встреча не станет всего лишь приятным воспоминанием. Хотя на отказ аррантки темная магесса не особо рассчитывала. Свою отвагу Мотылек демонстрировал этим вечером не единожды.
Три удара сердца спустя, Элисса кивнула, вновь показывая свою бесконечную упертость и умение идти по избранному пути до самого конца. Сиена склонила голову в ответ, подтверждая со своей стороны эту странную сделку, где один продает неизвестно что, а второй расплачивается непонятно чем. Но, судя по двум синхронно возникшим на лицах волшебниц улыбкам, все остались довольны.

- Закрой глаза, - попросила рыжеволосая и, получив нужную реакцию, положила давно избавившуюся от инеевой перчатки ладонь на голову замершей в ожидании студентки.

- В лучах багрового заката,
Расправив крылья за спиной,
Разбуженная словом Брата,
Смотрю на мир передо мной.

Вдыхая дым чужих иллюзий,
Стряхнув с души былого пыль
И утопая в звуках блюза,
Спрошу: «Зачем ты разбудил?»


Осторожно перебирая льнущие к пальцам светлые пряди, Сиена негромко вещала свою сказку для одной отважно-доверчивой девочки, что так чутко реагировала на проецируемые ирландкой эмоции. Когда сонная растерянность сменилась бодрящим любопытством, Элисса неожиданно распахнула глаза и уставилась на говорившую, одним взглядом повторяя едва озвученный вопрос. Рука ирландки на миг замерла, а потом скользнула к щеке аррантки.

- «Мне было грустно, - усмехнется, -
Я здесь один совсем продрог.
Ты для меня как лучик солнца.»
Он сжал в ладонях уголек.


На последней строке ладонь рыжеволосой чародейки перекочевала на ее же колени, а взгляд наконец оставил лицо Элиссы и устремился к витражу, до которого Сиена сегодня так и не дошла.

- «Ты рушишь жизни так же просто, -
Смахнула пыль с его руки, -
Ведь для тебя, кто любит звезды,
Совсем как эти угольки.»

Отдернул руку, глянул хмуро.
Не любит Брат мой прямоту.
И прошептал: «Как прежде – дура.
Иди обратно в Пустоту!»


Вновь обида и разочарование, вновь неоправданные надежды. Но не было той ненависти из предыдущего стихотворения, тех ярости и неистовства, что больно кололи ледяными осколками, вымораживая изнутри душу. Нынешнее разочарование было хоть и горьким, но странно правильным, ожидаемым.

- В лучах багрового заката,
Сомкнувши крылья за спиной,
Уснула вновь по слову Брата,
К плечу приникши головой.

Из века в век так повторялось,
Не можем быть раздельно мы.
Ведь людям издревле казалось:
Без Света не бывает…


Сиена замолчала, позволяя слушательнице самой закончить строчку. Боковым зрением отметила, как беззвучно шевельнулись губы светловолосой студентки, почему-то не решившейся произнести последнее слово вслух. Оккультистка усмехнулась своим мыслям на этот счет и поднялась.

- Приходи, когда снова захочешь поиграть. Меня легко найти по звуку шагов.

Одарив собеседницу простеньким ребусом, объяснявшим в какой галерее она живет, мисс Алан направилась к выходу. Позабытый (или оставленный намеренно?) Бодлер продолжил сиротливо жаться к подлокотнику кресла.

Аватара пользователя
Элисса Валентия
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 63
Анкета парсонажа: viewtopic.php?f=17&t=1877

Re: Веранда летних сказок

Сообщение Элисса Валентия » 14 окт 2018, 12:19

Неугомонное дитя все ожидало с трепетом вердикта чародейки. И ответ не заставил себя ждать. Снова промелькнуло в нем предостережение, опять повеяло неясной опасностью. И в который раз, вместо того, чтобы поберечь себя, Элисса возжелала окунуться в новую предложенную авантюру с головой. Подумать только... Валентия рисковала стать должницей Сиены Алан, и за что? За прочитанные стихи, да за отданные эмоции. Если бы кто-то сейчас нарушил покой этих двух девушек и стал свидетелем подобной безумной сделки, то непременно бы расхохотался. Или, как минимум, покрутил бы пальцем у виска. Впрочем, это было бы последним действием в жизни несчастного глупого наглеца, ибо в их собственном мире, в их, созданной за какие-то считанные минуты разговора реальности, сжавшейся до размеров одного зала, не было ничего более логичного и естественного, чем подобного рода договор. Прекрасная ирландка коснулась волос будущей целительницы.

На свете было много вещей, которые Элисса искренне ненавидела. И далеко не последние позиции в этом списке занимали чужие прикосновения к волосам аррантки, а также пребывание её, Валентии, в списке чьих-либо должников. Однако здесь и сейчас девушка с лёгкостью и даже какой-то странной радостью принимала от рыжекудрой магессы и то, и другое. Оставив, наконец, всякие попытки удивляться парадоксальности происходящего, и не тратя время на излишнее раздумье, Элисс лишь молча кивнула, упрямо поджав губы, в ответ на предложение Сиены.

Послушно закрыв глаза, повинуясь прозвучавшей просьбе, Валентия вновь распахнула свою душу навстречу чужим переживаниям, а сознание - чужим словам. Эта история была совсем другой. Имела другое звучание, иной вкус, аромат. Она была более тёплой, более мягкой, как утренняя нега. Элисса чувствовала, как крепко и решительно обвивается вокруг неё нить этого повествования, как мыслью своей она падает вниз, прямиком в открытое окно, за которым была новая вселенная. Вселенная двоих. Мгновение... И хрупкая сонная нежность уходит в небытие. Огненная чародейка открыла глаза, вынырнув из успевшего затянуть её омута... и не поверила им.

Взгляд, слова, даже голос - все это отнюдь не принадлежало Сиене Алан, которая (разумом белокурая аррантка прекрасно эти понимала) была сейчас перед ней. Элисс вздохнула глубже, пытаясь зарыться с головой в транслируемые оккультисткой эмоции, лишь бы не допустить на поверхность то, что так упорно, ещё с самого начала этой удивительной встречи, рвалось в область её явственных ощущений. Но наваждение и не думало проходить. "Ты для меня как лучик солнца" - звучал в ушах обманчиво мягкий баритон, путаясь и сливаясь с голосом Сиены. Как же часто Валентии доводилось слышать эту сладкую полуправду. Но, благослови Боги Небесной Горы великий дар эмпатии! Именно он не позволил сейчас будущей целительнице рухнуть обратно в бездну своих внезапно оживших терзаний, давая ей возможность насладиться сказкой, принявшей вдруг оттенок горького, но такого успокаивающе родного для души разочарования. То, что нужно.

Лучи багрового заката ласково коснулись лица Элиссы. По крайней мере ей так показалось. История шла к завершению, подводя свой красивый итог. "Без Света не бывает..."

- Тьмы - Не сказала, но скорее одними лишь губами произнесла Лисса. Само же слово будто застряло у неё в горле. Словно могло прямо здесь и сейчас призвать того, кто являлся для неё самим воплощением этого первоначала. Но на такую встречу девушке точно бы не хватило сейчас самообладания и решимости.

Вновь зазвучал голос мисс Алан. На сей раз без всяких посторонних призвуков, рождённых чрезмерно богатым воображением её собеседницы. Изменившаяся ритмика речи вывела Валентию из вязких и тяжких размышлений, вновь возвращая ирландке все её внимание. Однако та уже спешила покинуть приют поющего ветра, приглашая, тем не менее, Элиссу при случае продолжить их знакомство. Девушка в голубом уже было вздохнула, чтобы ответить чародейке, но то ли не нашла нужных слов, то ли просто ещё не до конца пришла в себя. Она смотрела, как тает в полумраке зала статный силуэт, как исчезает за дверью последний рыжий локон, как стихает шелест платья. Всего несколько секунд, и все было кончено.

Элиссе показалось, будто она вынырнула из воды после затяжного погружения, или очнулась после долгого сна. Лёгкие жадно требовали воздуха, а тело покалывали бесчисленные иголки. Все произошедшее слабо укладывалось в голове. Странно и прекрасно. За все время пребывания Валентии в академии, пожалуй, ещё ни одна встреча не производила на девушку столь необычного впечатления. И все это лишь по воле случая. Лисса села в кресло, которое теперь было лишь одним из многих в этом зале и не имело более никакого особого значения. Девушка усмехнулась, будучи не в силах сдержать непрошеную странную улыбку. Студентка уже собиралась покидать зал, когда рука её неожиданно нащупала рядом какой-то предмет.

***
Горящий пламенным кармином томик стихов занял место рядом со своим куда более невзрачным близнецом, поющим мрачные гимны великого француза на куда более знакомом его обладательнице итальянском языке. Элисса отстранилась от книжного шкафа на пару шагов, дабы оценить всю эстетику данного соседства. После, девушка обернулась к двери своей комнаты, словно обращалась к кому-то, кто мог бы находиться за ней.

- Я обязательно последую за звуком шагов. Можешь не сомневаться, мне хватит на это смелости!

Ответить

Вернуться в «2 этаж Жилого Крыла»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость