Выбор и его последствия.

Пещеры, прохладные и загадочные, лабиринты и галереи, мало знакомые не только студентам, но и старожилам Академии.. Нижние этажи в Замке Драконов манят людей неизвестностью, как огонек свечи - мотыльков. Кто знает, на что можно наткнуться в запутанных лабиринтах и гостиных, где уже давно не ступала нога человека?.. В одном из подземных коридоров подземелий можно также наткнуться на офис академического банка "Сокровища Дракона".

Гостиная факультета Оккультизма.
Ответить
Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 77

Выбор и его последствия.

Сообщение Скеггльельд Эк » 19 сен 2018, 23:50

Гостиная факультета Оккультизм.

Магические способности:
Трансфигурация - М2
Магия пространства - М1
Магия стихий: Огонь - М1
Магия первоначал: Тьма - ПМ2
Ментальная магия - ПМ1 (Чтение мыслей, Мыслеобразы)
Рунная магия - Ученик
Заклинания - Ученик
Зельеварение - Ученик
Ритуальная магия - Ученик



Отблеск пламени танцевал по краю часов, перескакивал на цепочку и, практически незаметно, проскальзывал по лаку цвета металлик, что покрывал длинные острые ноготки. Скеггльёльд рассматривала узор на поверхности артефакта. Длинная цепочка была обмотана вокруг костяшек пальцев, и при малейшем движении часы начинали раскачиваться, словно маятник. Небольшая стопка книг стояла на полу, покосившейся башней прислоняясь к диванчику, на котором, поджав ноги к груди и уткнувшись подбородком в колени, сидела девушка. Кутаясь в теплую мантию, чувствуя холод от одного лишь вида бледно-голубого пламени, Скеггльёльд опустила руку, перекладывая часы в другую ладонь. Она не открывала крышку – и без того могла воссоздать на любом материале точную копию внутреннего составляющего артефакта. Столь прочно образ врезался в ее память. Пальцы же запоминали поверхность, словно в ближайшее время она могла ослепнуть, из-за чего пришлось бы ориентироваться в пространстве на ощупь.
Она пришла сюда позаниматься - библиотека сегодня пользовалась популярностью, а Скеггльёльд не любила наличие постороннего шума по соседству. И в целом не приветствовала напарников, предпочитая как по жизни действовать самостоятельно, так и во всех сферах этой самой жизни. В гостиной оккультизма было тихо - никто кроме студентов факультета не мог сюда зайти, а самих оккультистов было достаточно мало, чтобы они внезапно могли пересечься друг с другом. Мысли были спокойные, мягко перетекали одна в другую, не вызывая никаких сильных эмоциональных переживаний. Спокойствие ощущалось во всех движениях Скеггльёльд - плавно поправляла пряди волос, проводила подушечкой пальца по переносице, скользила кончиком язычка по губам. Она вся казалась задумчиво-отстраненной. Наклонившись, девушка ухватила верхний учебник, укладывая его на коленях, открывая на закладке. Цепочка серебряной змейкой стала обвивать пальцы, когда в неконтролируемых движениях девушка принялась прокручивать ее в руках, то заматывая пальцы до самого основания часов, то просто перетирая в ладонях, словно песок. Взгляд скользил по анатомическим терминам, Скеггльёльд вчитывалась в функции легких…




Легкие не набирали воздуха, чтобы было достаточно для глубокого вдоха. Дыхание - рваное, отрывистое, заставляющее грудную клетку вздыматься неровными скачками. Слезы не заканчивались. Лишь на мгновение упустив контроль - она разрушила собственные границы, и теперь была не властна над своим телом. Дождь стекал по волосам на лицо, остужая пылающие пощечины; заливал глаза; попадал в рот, имея солоноватый привкус. Полностью погруженная в водоворот своих эмоций, она все же почувствовала, как рука колдуна легла ей на плечо. Дернулась - не от строптивой гордости, а от неожиданности, после чего, в секундном замешательстве, опустила голову и вновь заплакала. Истеричные рыдания уходили, уступая место беззвучным слезам. Скеггльёльд, обхватив себя руками, подтянула ноги к груди, отстраненно отмечая, что они более не в плену земли. Ладонь Малефикуса гладила ее по волосам, убивая любую, самую малейшую возможность поднять голову. У нее уже не было даже крох уверенности, самообладания и стойкости. Но будь они - от одного лишь прикосновения колдуна они бы рассыпались стеклянной пылью.

Когда Баалсибан поднял ее на руки, девушка непроизвольно прижалась к его груди. Она не смотрела вокруг, уткнувшись пустым, невидящим взглядом куда-то в область собственных коленей.И не сразу заметила, что дождь уже не стоит плотной стеной вокруг, не заставляет глаза щуриться, не стучит по плечам. Перестал? Столько резко закончился? Скеггльёльд перевела взгляд повыше, где-то на границе сознания отмечая знакомую обстановку столь привычной уже для нее комнаты. И когда они...Тихо зашипела и дернулась в сторону, когда прохладная вода стала подниматься, касаясь холодных ног. Теплая, она все равно обжигала. Это отвлекало, переключало внимание. Девушка так и не прекратила плакать, хотя в полной мере плачем это нельзя было назвать - как таковых слез уже не было, но организм все еще чувствовал в них потребность. Она не успела сказать и слова, чтобы остановить Баалсибана от его действий. Лишь вздрогнула, чувствуя уже голой кожей воздух вокруг, обхватывая колени руками и пытаясь максимально сжаться, лишь бы укрыться от холода. Вода нагревалась, отогревалось и тело. И на еще существующем контрасте температур Скеггльёльд буквально ощущала, как промерзла до самых костей. Кожа нагревалась быстро, но все тело еще ощущало холод. Особенно руки. Покрасневшими, воспаленными глазами она смотрела, как Баалсибан держал ее ладони в своих. Странно. Руки заледенели настолько, что она не ощущала тела колдуна, но внутри….необъяснимая двойственность чувств. Вновь. Каждый чертов раз, когда дело касалось Баалсибана Малефикус, все ощущения и эмоциональное составляюшее - двоилось, дробилось, распадаясь в итоге на непонятные, необъяснимые для Льёльд составляющие, которые ей не удавалось собрать воедино. Стоило вниманию девушки состредоточиться на их отношениях, его взглядах и прикосновениях - как к чертям летели все постулаты. Где-то в солнечном сплетении начинало тянуть, а связки предательски натягивались. Хотя, казалось бы, в этой ситуации - куда уж больше? Скеггльёльд поджала губы, пытаясь сжать пальцы в кулаки, чтобы уменьшить площадь соприкосновения. .Плевать, что чувствительность кожи близка к нулю - она чувствует это все на каком-то ином, более глубоком уровне. И Боги видят - это не дает ей покоя. Пальцы чуть дернулись, и на этом их бунт завершился. Они замерзли настолько, что девушка не смогла бы сейчас, как бы ни хотела, сжать их. И она могла лишь успокаивать себя мыслью, что не чувствует ничего, но нагревающаяся вода все быстро расставляла по своим местам. И через некоторое время ладони стали словно пронзать мелкие иглы - сначала легко и одиночно, но с каждым мгновением их количество увеличивалось. Хотелось прижать руки к животу, надавить на них, словно это могло хоть как-то спасти от боли согревающихся конечностей. Девушке только предстояло узнать, что замерзать не столь больно, как отогреваться. Во всех смыслах.
Скеггльёльд попыталась медленно вытянуть свои ладони из рук колдуна.


- Как…-Скеггльёльд икнула, насильно заставляя себя дышать ровно, но это только усугубило ситуацию, вынуждая ее говорить с огромными паузами и непонятно откуда взявшимся заиканием. - Как можно вид-видеться каждый день, и...и...и при этом быть так беск-конечно далекими?...Уй-уйди.

Ответить

Вернуться в «Подземелья»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость