Лигейя Коста
Аватар
Связь с игроком
Связь:

Дата рождения:
14.07.2001
Раса:
Оборотень
Звероформа:
Каракал (пустынная рысь)
Образ:
-
Статус:
Студент ф-та Биоэнергетики
Специальность:
Сенсор

Учебные баллы
64
Всего баллов
0
РПГ баллы
12
Финансы
9 с

Внешность:

Рост - 165 см, внешне выглядит скорее на пятнадцать вместо своих семнадцати. Темно-русые волнистые волосы спускаются до лопаток и всегда кажутся словно выгоревшими на сильном солнце. Кожа не выделяется белизной и выдает в ней уроженку южных степей. От полных губ справа уходит вверх на щеку россыпь родинок - те же черные пятнышки можно заметить и у ее звероформы. Как и глаза, миндалевидные, слегка раскосые они удивительно напоминают цвет глаз каракала, у которого цвет радужки балансирует между зеленым и вкраплениями янтарно карего. Взгляд чаще всего изучающий и немного искоса, с небольшим наклоном головы. Часто морщит нос во время улыбки.

В звероформе: внешне похожа на рысь, но однотонного песчаного окраса и более стройного телосложения. Длинные крепкие ноги. Уши с кисточками (около 4 см) на концах, по бокам морды черные отметины, наружная сторона ушей и кисточки также черные. В силу возраста телосложение рыси худощавое и не до конца окрепшее. В ближайшие пару лет достигнет стандартных для каракалов размеров. Высота в холке - около 40 см. Длина тела - 73 см, хвост 27 см. Масса 13 кг.
 

Характер:

После произошедшего все же старается держаться от незнакомых на расстоянии, сближаясь постепенно и без фамильярностей. В обществе чаще всего держит статус наблюдателя, а если и включается в разговор, то предпочитает говорить обдуманно, но это далеко не всегда значит, что сказанное придется по вкусу собеседнику. Если поблизости нет Картера все еще чувствуется замкнутость и некая отстраненность, которая резко разнится с тем, если “на прогулку” вышли оба.  В его компании мягкая, улыбчивая и расслабленность можно заметить даже визуально по опущенным плечам и более плавным движениям. Предпочитает избегать лишних прикосновений и держать дистанцию, в противовес тому, что вокруг приятных ей по настроению личностей вьется как плющ, пусть ненавязчиво, но заметно.


Магические способности:
Эмпатия - М1
Оборотничество - ПМ3
Магия пространства - ПМ3
Магия стихий: Вода - ПМ2
Ментальная магия - ПМ2 (Чтение мыслей, Мыслеобразы, Ментальный блок, Мыслеречь, Ментальная чувствительность, Внушение)

 
Физические показатели:

Сила и выносливость превышают человеческие в два раза. Повышенное обоняние и слух, устойчивость к ядам. Благодаря тренировкам в храме имеет хорошие, но далеко не идеальные, навыки обращения с двухклинковой глефой.

Артефакты:

  • Серьга-концентратор. Внешне является подобием каффы - два дубовых листа из “черного” золота (золото, кобальт и хром), обвивающиеся вокруг ушного хряща. Концентратор ориентирован на эмпатию. Своеобразный стопор, фокусировка и концентрация дара. Без поднятия ненешнего уровня владения и прочего, лишь работа с ее непосредственными возможностями.
  • Кулон - крупный кристалл халцедона и текстурированная проволка из сплава никеля, меди и цинка. Проволка образует петельку и обернута вокруг верхней части камня. Высота вместе с петелькой для цепочки около 3 см. Помогает концентрировать энергию во время применения Магии Воды, но в большей степени является накопителем, максимальная емкость которого является третью собственного запаса. 
  • Двухклинковая глефа, деревянный шест с утяжелителями на концах, имитирующий ее для тренировок. Глефа - общая длина 185 см, из них 50 см основное лезвие (фальшион - ширина 6 см), 100 см - древко (ясень) и 35 см дополнительный клинок (ширина - 4 см). От обуха ведущего фальшиона отходит шип длиной в 17 см, предназначенный для захвата оружия противника при отражении ударов. 

Прочее:

Фобия огня после инцидента в детстве принимает пусть и не критическое воплощение, но все же ввергает в ступор.
В кармане с собой всегда носит монету, которую вертит в руках - привычка с момента освоения эмпатии и дополнительный способ концентрации.
 


Биография:
Эйя-Леена не относилась к мирам с постоянным магическим фоном. Здесь вся магия напрямую зависела от источников, разбросанным по континентам, поэтому неудивительно то, сколько войн и крови пролилось за желание быть рядом с ними. И если на севере в конце концов все-таки установился порядок, то в Риитте, на юге, войны за силу не утихали практически никогда, несмотря на официальный нейтралитет. Созданные гериархией храмы в местах, где источники были ближе всего к поверхности, несли скорее просветительный характер, заменяя школы, в которых надлежало учиться всем, у кого проявились способности к той или иной магии. Риитт не мог похвастаться ни великолепием, ни силой источников, ни количеством наставников, ни защитой храмов, которыми со временем стали обладать его северные соседи, но тем не менее у семьи Лигейи не было выбора, куда отдать свое чадо. С того момента, как отношения с водой у восьмилетнего оборотня перетекли из простого отказа вылезать из речки в неосознанное возникновение бури в стакане во время эмоциональных всплесков, дорога была одна - в южный храм. Эмоции, к слову, были вообще отдельной темой для разговора. От кого перешли к ребенку эти гены - неизвестно, но то, что Лигейя была эмпатом, родители поняли еще тогда, когда малышка только-только научилась говорить. Она впитывала настроение в семье словно губка, подхватывая прикосновением от окружения все переживания, порой мгновенно переходя от обиды матери на отца за долгое отсутствие, к спокойствию последнего и нежным чувствам к супруге. Именно эмпатия помогла ей пройти первую трансформацию, когда отец все же отогнал обеспокоенную мать от извивающегося и плачущего ребенка и уверенно направлял Лигейю, не отпуская ее из рук. Детство, проведенное в их домике у реки, и регулярные попытки маленькой рыси поймать лапой с мостика проплывающих мимо рыб под добродушный смех отца, остались одними из немногих светлых воспоминаний.
В храме семья провела лишь один вечер и одну ночь…

Могут ли два мага и пять учеников противостоять налету нескольких десятков наемников? А если к этому уравнению добавить гасящие магию артефакты? Лигейя плохо помнила то, с чего все началось. В обрывках памяти был лишь запах рубашки отца, то, как он пытался пронести ее сквозь пылающий храм, прижав к себе, и то, как она стояла по горло в воде, вжавшись в стенку колодца, где отец ее спрятал. А потом блокираторы отключили… Поток эмоций хлынул на нее словно цунами, сметая с пути разум и порождая агонию. Она чувствовала все - раны, страх, отчаяние всех, кто был на грани смерти в этот момент. И защитников, и нападающих. С каждым ушедшим из жизни, казалось, вот вот уйдет и она. И она ушла бы, просто захлебнувшись в очередном приступе на грани неконтролируемой из-за эмоций трансформации, если бы на крики не пришли захватчики. Кричащую в агонии девчонку кинули на горящий стол к одному из разбитых окон и вряд ли оставили бы в живых, если бы у нее не пробудилась бы внезапно магия пространства - ребенка выкинуло в нескольких метрах над землей на площадку под храмом, которую она видела из окна. Даже не поняв, что случилось, ведомая лишь мыслью о том, что нужно бежать от этих людей и эманаций смерти, которыми было пропитано пространство, Лигейя остановилась лишь спустя некоторое время, когда пожарище храма осталось далеко позади. Дрожащая, босая, вся в саже и с сильными ожогами на спине, с кровоточащими ступнями она находилась на грани обморока. Именно в таком состоянии спустя некоторое время возле большого валуна ее нашел маленький Картер О’Нил.

Пока его отец Итан, искал выживших,  регенерация Лигейи плюс целительство мальчишки сделали свое дело, но пережитый ужас стерла эмпатия. Мальчишка обладал потрясающей способностью к спокойствию, именно это и его Свет стали главным лекарством для юного оборотня. Когда же Итан вернулся с плохими вестями, он перенес сына с Лигейей к себе домой - на север, на остров Силье, решив с женой приютить малышку.

Адаптация заняла год. Лигейя превратилась в тихое существо, которое словно было приклеено к Картеру. Рысь словно жила его эмоциями, полностью заглушая свои собственные. Стоило лишь развести их по разным комнатам на несколько часов, как у оборотня начинался приступ паники, которую унять мог только мальчишка - общество других людей Коста исправно избегала. С этим определенно что-то нужно было делать, и после долгих истерик и уговоров детей в возрасте девяти лет отдали в один из северных храмов. Первые полгода идея обучения в обществе казалась провальной из-за постоянных приступов и панического страха большого количества народа, итогом которого была болезненная трансформация в животную ипостась. Контролировать это она сама не могла, а Картеру в конце концов запретили вмешиваться, поняв, что с такой “палочкой-выручалочкой” у ребенка не будет никакой мотивации на самостоятельное преодоление проблемы. Выделив ей наставника по эмпатии, Лигейю на год перевели от общего обучения на индивидуальное до того момента, пока не было хотя бы небольшого прогресса в управлении способностью. И в этом немалую роль сыграло и освоение ментальной магии. Понимание необходимости разделять свои эмоции и мысли от чужих, осознание их и концентрация пришли не сразу, но по возвращению ее на совместный курс - развитие было на лицо.

Время шло. Испуганная девчонка, которая робко выглядывала из-за плеча своего названного брата, превратилась во вполне самостоятельную общительную личность, но привычка приходить к Картеру после тяжелого дня осталась до сих пор - в этой тихой гавани не нужен был контроль, но это была не панацея. Хотя в целом, по достижению пятнадцати лет, Лигейя старалась избегать лишний раз “лезть в душу” к парню, понимая и ценя личное пространство онного. Эмпатия до сих пор была основополагающей частью жизни Косты, но это был уже совершенно другой уровень. Теперь она могла транслировать свои эмоции на других и не раз успокаивала чересчур взвинченного однокурсника или плачущую из-за неразделенной любви девчонку. В комплексе с ментальной магией, Лигейя стала своеобразным сенсором настроения толпы, что не раз помогало решить и проблемы с дисциплиной, и понять, когда стоит отпрашиваться у наставников на внеочередную вылазку за стены храма. Но завершать обучение одним лишь храмом никто не собирался, поэтому после выпуска Итан, знавший о таком высшем учебном заведении как Академия Серебряного Дракона в силу своей профессии, устроил своих отпрысков туда, тем более что Лигейи весьма приглянулась одна из специальностей, как нельзя лучше подходящая под ее способности. День был выбран и двое подростков, держась за руки, с волнением наблюдали как открывается портал, ведущий очень далеко от дома…
 

Сыгранные ролевые: