Часть 1

Всё многообразие стран - от Люксембурга до Испании, Италия и Греция, Норвегия и Швеция, Великобритания и Ирландия. Здесь можно посмотреть и на Эйфелеву башню, и на Карлов Мост, на Колизей, насладиться корридой и венецианским карнавалом, посидеть на самом кончике "Языка тролля" и даже взойти на Эйяфьядлайёкюдль.
Ответить
Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 окт 31, 02:42:18

Заклинания - М2
Магия стихий: Земля - М2
Шаманизм - М1
Зельеварение - ПМ3
Магия природы - Ученик
Рунная магия - Ученик
Ритуальная магия - Ученик


Пролог

- Долго собираешься продолжать? – устало спросила Тень Охоты. Выглядела она так, будто на её плечи давила вся тяжесть мира. И не то, чтобы это было далеко от правды.
Кортни не ответила, продолжая смотреть на ножку ближайшего стеллажа. Практически безжизненное с виду тело не дрогнуло ни одним мускулом ни при появлении духа, ни при звуках чужого голоса, оставшихся эхом от стен пустого склада. На коже были отчётливы были видны мурашки: в темном помещении, давно заброшенном, было довольно-таки зябко. Осень уже вступила в свои права.
Некоторое время Старейшая продолжала изучать взглядом Консал. От её взгляда не укрылись ни пустые глаза, ни тонкость руки, выбившейся из-под кучи тряпок, ни явно очерченные скулы. О темных кругах под глазами и говорить не стоило – казалось, они занимали большую часть лица, не давая заметить непривычно бледные, словно обескровленные губы. Волосы были засаленными и поредевшими, среди тусклых прядей теперь безуспешно пряталась седина. Казалось, в этом теле не осталось ничего от ответственной и всегда опрятной Консал. Выглядела она в лучшем случае как давно заброшенный родителями ребёнок.
- Кортни? – попробовала позвать Тень, но, как и ожидалось, никакой реакции не получила. Старейшина прикрыла глаза и тяжело вздохнула. Все восемьсот лет её существования выразились в этом вздохе – и он тоже растворился в полной тишине помещения.
Откинув всякую гордость, Тень Охоты села на пол рядом с шаманкой. Столь явный жест фаворитизма и равности претил всему образу древнего духа, но она прекрасно понимала, когда и от чего стоит отказаться ради важного дела. Гордость и авторитет больше не действовали как аргументы; значимость всяких высоких материй вроде сохранения магии в живых потомках была без сомнений забыта. Старейшая переступила через себя настолько, что призналась самой себе: она понятия не имела, что именно может подействовать. Её подопечные сходили с ума и раньше, но каждый раз она ненавидела это невыносимое чувство беспомощности больше, чем что бы то ни было.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 ноя 01, 03:03:58

1. Диссоциация

Несколько недель назад подопечная смогла пройти и пережить путешествие в иные миры. Уже это одно говорило о силе и одарённости шаманки, а также указывало на многие моменты, которые Тень ранее не замечала. Теперь же дух знала всё: что именно мешало Кортни войти в полную силу; как это было преодолено; какие есть у девочки варианты выбора пути; какой именно ей нужен подарок; даже истинное имя шаманки было выяснено в ту бесконечность, что уложили Великие в несколько часов от заката до рассвета. Осталось неизвестным только одно: как снова вдохнуть в Консал жизнь. Старейшая приходила к Кортни уже не в первый раз: пыталась расшевелить, рассказывала новости об Академии и духах, в красках описывала, как о ней все беспокоятся из-за её неожиданного побега. Но шаманка оставалась безучастна к происходящему.
С той ночи она так и не пришла в себя до конца. Пережить чудовищное давление и с честью пройти все испытания на своём пути – чтобы, вернувшись в тело, понять, что старая картина мира разбита вдребезги. Что ничего, являющееся ранее непреложной истиной, более таковой не является. Придя в себя после бесконечного путешествия и победы духа над самыми немыслимыми препятствиями, Консал окинула взглядом свою комнату, посмотрела в зеркало – и словно выключилась, не в силах осознать увиденное. Мозг, не выдержавший мгновенной нечеловеческой нагрузки, включил что-то вроде автопилота, и тело начало само переставлять ноги в сторону выбранного этим автопилотом направления.
Консал ничего не взяла с собой – тело двигалось само, да всё материальное вдруг стало бесконечно несущественно. Проходя мимо стола, шаманка случайно зацепила книгу, лежащую на краю. Та упала, открывшись в полёте, и из страниц выскользнула ветка с семью засохшими цветками белладонны. Несколько секунд Кортни смотрела на неё отсутствующим взглядом, будто пыталась что-то вспомнить или понять, но не добилась успеха. А затем продолжила путь.
Не особо осознавая, что делает, Кортни дошла до уже знакомой горгульи, дёрнула ту за хвост и оказалась в Лондоне. Духи, попытавшиеся её остановить, оказались подавлены приказом не являться рядом, пока Кортни не позовёт их сама. Отдавая его, шаманка сама особо не понимала, что происходит; подсознание, обычно дающее о себе знать реакциями и инстинктами, вдруг вышло на первый план – и начало руководить. Правда, похоже, даже оно не знало, как достичь цели – и что это вообще была за цель.
Бредущая босая девушка с мёртвым выражением лица, разумеется, привлекла внимание полиции довольно скоро. Центр города, как-никак. Но служители закона ничего не смогли добиться от шаманки, которая молчала и даже не поднимала глаз. В конце концов, после нескольких весьма справедливых замечаний, была вызвана машина скорой психиатрической помощи. Фотографии Консал отправились в полицейскую базу данных в попытках опознать; дежурный психиатр пытался разговорить Кортни, но безуспешно. По той нельзя было даже понять, слышит ли она вообще, что ей говорят. В конце концов, всё дело свелось к бюрократии, и безучастную ко всему пациентку определили в дежурную палату. Медсестре пришлось кормить Кортни, едва ли не силой заставляя её работать вилкой, а потом укладывать на кровать: та, судя по всему, так и осталась бы сидеть без движения там, куда её усадили.
На следующий день девушку оповестили о том, что её переводят в отделение оценки состояния. Консал покорно позволила привести себя на третий этаж. Медсестре приходилось держать Кортни за руку: иначе пациентка, вполне гармонично выглядящая для психиатрической больницы, просто останавливалась. Пройдя в двери, на которые указывала стрелка с надписью 03.AP*, девушка оказалась усажена в скромное, но удобное кресло. Медсестра же ушла в комнату местного персонала; впрочем, её было прекрасно видно через наполовину стеклянные стены, сделанные для удобного визуального контроля пациентов. Направляющаяся туда же практикантка, с виду моложе самой Кортни, притормозила возле крёсел, наклонилась к новоприбывшей и с сочувствуем заглянула той в глаза. Шаманка неожиданно для себя чуть приподняла в голову и даже чуть дёрнула бровями, будто пытаясь сфокусироваться; но взгляд так и остался направленным в никуда.
- Привет. Как тебя зовут? – осторожно спросила практикантка, памятуя, что находится в отделении «неизвестности». Консал чуть приоткрыла рот; пара лицевых мышц дёрнулась, но из горла так и не вышло ни звука. Мозг будто бы перестал посылать сигналы другим частям тела. Кортни снова попыталась посмотреть на девушку, но её черты лица по-прежнему оставались расплывчатыми.
- Ты можешь говорить? – девушка присела на корточки и понимающе посмотрела на Консал снизу вверх. Шаманка по-прежнему пыталась преодолеть странный барьер, что не давал ей посылать импульсы к голосовым связкам, и в конце концов у неё получилось.
- Син… тия… - хриплым, еле разборчивым голосом, выдавила из себя Кортни. Практикантка явно обрадовалась своему успеху и ободряюще улыбнулась.
- Так тебя зовут Синтия? Здорово. Я – Кэт. Подожди немного, я скоро вернусь, - практикантка встала и направилась в комнатудля медицинского персонала.
«Не Синтия», мелькнула в голове Консал обречённая мысль. Каштановые волосы – единственное, что удалось выцепить в образе незнакомки, - навевали воспоминания о… Взгляд шаманки снова затуманился. Обладательницу почему-то очень важного для неё имени вспомнить не удалось. Мелькали события, лица, образы, мелькала принадлежность к чему-то большему, чем здесь и сейчас; но всё это казалось бесконечно далёким и призрачным. Словно относилось к кому-то другому, не к ней.
Тем временем разговор за стеклом завершился. Послышалось стучание клавишей, шорох бумаг, звук открывающейся двери и шаги. Процессия из двух медсестёр, двух врачей и практикантки остановилась возле кресла Кортни. Кэт вновь присела на корточки – и, заметив смутные очертания уже знакомого силуэта, Консал мелкими дёргаными движениями, будто бы через силу, приподняла голову. Один из врачей немедленно застрочил что-то в своём блокноте; второй внимательно наблюдал за реакциями пациентки; медсёстры же изучали общий внешний вид девушки взглядом опытных сиделок.
- Синтия, это я, Кэт, - бодро начала практикантка, будто бы совсем не замечая потухших глаз собеседницы. – Мы тебе поможем. Понимаешь? Но нам нужна твоя фамилия. Мы бы хотели найти твоих близких. И если у тебя есть страховка, то она тоже пригодится. Ты меня понимаешь?
Кортни вновь неуверенно нахмурила брови. Слова практикантки достигали ушей с заметной задержкой. Взгляд шаманки оставался направлен куда-то далеко, но теперь зрачки шевелились, пытались всё-таки сфокусироваться на цели. И, в конце концов, в них отразилось что-то, похожее на слабое осознавание происходящего. Черты лица Кэт по-прежнему расплывались, но, по крайней мере, Консал удалось что-то разглядеть в мутной картине реальности. Сочувствие. Готовность выслушать и понять.
- Я… - с превеликим трудом выдавила из себя Кортни. Практикантка продолжала улыбаться, пусть и через силу.
- Скажи мне, - произнёс голос, в котором было всё сочувствие мира.
- Я… стала… богом.
Никто из окружающих, казалось, не удивился. Консал, собрав все наличествующие крохи концентрации, практически сумела разглядеть лицо Кэт. И зажёгшаяся было где-то глубоко внутри надежда на понимание рухнула. Сочувствие сменилось на жалость – и ничего более.
- Понимаю. Должно быть, тебе сложно, - успокаивающе проговорила практикантка, но Кортни было уже всё равно. Шаманка вновь замкнулась в себе, опустила голову и уставилась взглядом в никуда, перестав что-либо слышать или видеть.

*Assessment Program

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 ноя 02, 00:09:30

Остаток дня прошёл, как в тумане. Кортни даже почти не запомнила его: в памяти остались лишь отдалённые голоса, острая боль в вене на левом локте, карандаш в руке. Зачем его дали, Консал так и не осознала. Кажется, она должна была заполнить какой-то листок. Но, спустя полчаса ожидания, что-то живое, крутившееся рядом, видимо, поняло всю бесполезность этой идеи. Кажется, её за руку отвели обедать. В обеденной зале отделения стоял уверенный гулкий шум переговоров, но для Кортни он означал лишь перемену звукового фона. Кажется, ей показали что-то белое с примесью светло-древесного цвета и назвали это её палатой. После чего Консал вытерпела мытьё себя в душе, переодевание в больничную одежду и укладывание на кровать. Через неопределённое количество времени Кортни незаметно для себя перестала разглядывать потолок и уснула. Этим моментом ознаменовалось начало проблем для персонала на этаже.
Спустя около пяти побудок пациентки из-за того, что та громко говорила на незнакомом языке или просто кричала, у Консал в ногах уселась уставшая Кэт. Последняя уже явно жалела, что ей поручили шефство над новенькой: конечно, это был огромный плюс для практики, но столько проблем… Чего стоила соседка по палате «Синтии», которая немедленно потребовала выселения себя или новенькой, ибо боевая бабуся была глубоко убеждена в «речах диавола» и поминутно крестилась. Практикантка с большим трудом уговорила старушку дождаться утра, чтобы не будить остальных перетаскиванием вещей. Поворчав, бабуся быстро заснула обратно. Кортни вновь забормотала, но уже не так громко. Кэт попробовала прислушаться, но язык казался совершенно не похожим на любой другой из тех, которые она знала.
Наутро медперсоналу удалось донести до врачей, что применение снотворного или хотя бы седативного лекарственного средства жуть как необходимо и пусть согласовывают вот прямо сейчас. Иначе они идут и пишут заявление на отпуск всем коллективом. Новенькая говорила всю ночь не переставая, но ни единого разумного слова из её речи выцепить не удалось. Зато шуму было с утра – как оказалось, крики и ругань слышали и другие пациенты. В конце концов, в отличие от Консал, большинство остальных были вполне адекватны. И вели себя так, словно они находятся не в психиатрии, а в клубе по интересам. Поэтому уважение к другим считалось само собой разумеющимся – и да, болезнь надо уважать, девушка не виновата, но ведь и мы тоже не виноваты, дайте поспать. В итоге Кортни переселили в палату, которая находилась в конце коридора через «два угла». Так её в основном могли слышать только дежурные в стеклянной палате.
Врач, видя, как пациентка следует за Кэт на завтрак, радостно сообщил практикантке, что теперь она полностью ответственна за адаптацию новенькой в отделении. Кэт радостно сообщила врачу, что ей такого счастья уже ночью хватило на год вперёд. Врач радостно сообщил Кэт, что характеристику с практики ей пишет именно он, и только от мисс Лиддл зависит, будет она положительная или завуалированно недовольная. Кэтрин улыбнулась с таким видом, будто ей хотелось передать ещё одно радостное сообщение, но что-то у неё вдруг отнялся язык, и вообще, надо пойти кормить «Синтию». За сим представители медицинской касты раскланялись и продолжили идти своим путём.
Было очевидно, что в определении для Кортни группы психотерапии – смысла никакого, так что врачи собрали консилиум по поводу первичного назначения лекарств. Для «социализации» девушку в перерывах между едой, сдачей анализов и попыток разговорить сажали всё в то же кресло. Пациенты ходили вокруг, решали кроссворды, болтали, в общем – занимались своей больничной обыденностью. Пока Консал молчала и не шевелилась, на неё никто внимания особо не обращал. После обеда же Кэт и вовсе увела свою подопечную в укромный уголок обеденной залы, где на столе было приличное количество красок, карандашей, разнообразной чистой бумаги и книжек.
- Попробуй нарисовать что-нибудь, - предложила Кэт «Синтии». Последняя приняла напористо всученный карандаш и тупо уставилась на бумагу. Несмотря на полный уход в себя, Кортни потихоньку начала осознавать окружающую реальность – по крайней мере, поняв, что от неё хотят. Шаманка осторожно провела карандашом по бумаге. Красный цвет. Цвет той, которая… что? Рука двигалась отдельно от того, что происходило в голове Консал. Девушка, словно через мутное стекло, отстранённо наблюдала, как на бумаге появляется… птица? Красный и птица. Почему-то это было очень, очень важно. Но словно бы какой-то барьер мешал Кортни понять. Она хотела узнать рисунок, - и в то же время отчаянно отказываясь это принимать. На пару секунд Консал замерла, а затем вдруг начала яростно перечёркивать птицу. Забыть, не помнить, выбросить из жизни. Это – причина. Это одна из причин, того, что… чего? Практикантка поспешно выхватила со стола рисунок и спрятала его за спиной. Определённо стоило показать это врачу.
- Всё хорошо, смотри, уже ничего нет.
Мягкий голос расслабил Консал и позволил снова спрятаться за своей защитой. Птица, скользнув крылом по туману в голове, навегда улетела из кратковременной памяти. Кортни осторожно положила карандаш на стол и снова уставилась в никуда.
- Пойдём, посмотрим, что у нас тут ещё есть, - уговаривала практикантка «Синтию», аккуратно призывая ту встать со стула прикосновениями к локтю.
Кабинеты для эрготерапии находились на другой стороне этажа. Кэт завела Кортни в один из них и позволила последней оглядеться. Стеллажи вокруг были переполнены материалами для ручной работы, готовыми изделиями, коробками с настольными играми и плюшевыми игрушками; в общем, ассортимент был богатый.
- Выбирай что-нибудь, с чем тебе спокойно, - посоветовала Кэтрин, молясь всем богам, чтобы это сработало. – Может, сможешь лучше спать.
Консал слегка кивнула, впервые выразив логичную реакцию на слова. Практикантка испытующе оглядела Кортни, но девушка уже шла вдоль стеллажей – медленно, неуверенно, будто не совсем точно знала, как шагать правильно. В конце концов, девушка просто остановилась возле игрушек и начала рассматривать их как-то все разом, словно бы искала расфокусированным взглядом, за что зацепиться. Кэт, тем временем, теряла терпение, но надежда на более спокойную ночь не оставляла практикантку. В конце концов, седативные седативными, ингибиторы ингибиторами, а лишний шанс на отсутствие проблем никогда не помешает. Кэтрин уже буквально валилась с ног от усталости и отсчитывала минуты до конца дежурства, а потому едва не пропустила момент, когда «Синтия» потянулась к одной из игрушек.
- Интересный выбор, - вернула благожелательность в голос Кэт, разглядев продемонстрированное ей плюшевое чудовище. Болотно-зелёная мартышка, ещё и длинновытянутая, – и кто мог до такого додуматься? Впрочем, судя по всему, подопечная тоже была не совсем довольна выбором. Немного помяв морду игрушки, пациентка вдруг выдала:
- Не то. И бивней нет.
- Но ведь у обезьянок нет бивней? – с интересом спросила Кэт, подмечая каждую деталь. Судя по всему, «Синтии» всё ещё приходилось преодолевать какой-то внутренний барьер, чтобы говорить, но, видимо, девушка всё же начала оправляться от шока, раз заговорила сама. В том, что подобная заторможенность – защитный механизм, Кэтрин уже не сомневалась.
- Нет. Но… - судя по всему, пациентка столкнулась с каким-то внутренним противоречием. В конечном итоге защита вновь победила, и Консал опустила руки, равнодушно уставившись куда-то в плечо Кэт. Болотная обезьяна раскачивалась, удерживаемая за одну лапу. Практикантка мысленно вздохнула и, призвав себе на помощь Бога и остатки сил, взяла подопечную за другую руку.
- Пойдём, вернёмся в палату.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 ноя 03, 01:24:06

Получасовой брифинг вновь был посвящён новопоступившей. Кэт дали высказаться первой, и та, отчитавшись о наблюдениях, была благополучно отправлена домой на такси – спать. Следующим отбыл полицейский, сразу после своего трёхминутного отчёта о том, что в базе неизвестной девушки нет и поисковый запрос в остальные графства уже отправлен. Врачи договорились о том, что следует дать Синтии время отдохнуть, а с завтрашнего утра попробовать опросить её. Динамика двух дней выглядела вполне положительной, поэтому терапия осталась поддерживающе-наблюдательной. Вырисовывались наиболее вероятные диагнозы, но уверенности пока не было: требовалась ещё как минимум неделя наблюдения.
Этой ночью Консал спала куда более спокойно. В её сне вновь были чудовища, пожары и невероятно странные образы, но всех их отгоняла болотно-зелёная мартышка. С бивнями.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 ноя 17, 22:28:13

Проснувшись утром, Кортни открыла глаза и вдруг поняла, что видит потолок. Подобное открытие слегка удивило Консал. Повернув голову, она идентифицировала в направлении своего взгляда незанятую кровать. Рядом с ней стоял… шкаф. Затем – дверь. Шаманка поднялась в кровати и опустила ноги на пол. Прохладно. Босая. На ней – что-то свободное, из белой ткани. Кортни встала. Само удержание равновесия на двух прямых ногах будто бы поразило её. В то же время девушка чувствовала, словно начинает просыпаться от очень глубокого сна. И в этом ей наверняка поможет то, что за дверью. Несколько шагов были пройдены успешно, а за дверью оказался душ, совмещённый с туалетом. Что же, в некотором роде это действительно обещало помочь.
Гигиенические процедуры заняли слишком много времени. Руки и ноги слушались с трудом, не говоря уже о мозге, который периодически «зависал». Но спустя какое-то время Консал смогла выйти из двери, привыкая к ощущению мокрых волос. Внутри палаты уже обнаружился незнакомый парень, терпеливо ждущий у входа.
- Привет. Я – Теодор, можно просто Тед. Ты Синтия, да? – за словами последовала широкая улыбка и протянутая рука. Кортни осторожно приблизилась и неуверенно поучаствовала в рукопожатии. К счастью, многого от неё не требовалось.
- Пойдём, время позавтракать, а потом я поговорю с тобой, хорошо?
Консал неуверенно кивнула, задним числом пытаясь осознать одновременно факты завтрака и разговора. Вскоре к этому добавился ещё один – она понятия не имела, где находится. Но, раз будет разговор, то будет и возможность спросить. Поэтому Кортни сосредоточилась на том, чтобы дойти до столовой и не упасть.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 ноя 23, 01:29:34

2. Обсессия

- Скажи, Синтия, ты помнишь свою фамилию?
После завтрака и двадцати минут ожидания в небольшой комнате, предназначенной для приватных переговоров (и процедур забора крови заодно), Тед расположился на стуле напротив Кортни. Та сидела, привычно сгорбившись и уставившись в одну точку. В глазах шаманки по-прежнему читалась полная отрешённость от мира, но взгляд стал чуть более осмысленным. Обрывки мыслей Консал старалась схватывать и связывать вместе; воспринимать реальность по-прежнему было тяжело, но, приложив усилия, девушка теперь могла определить, что сидит на стуле, перед ней – небольшой стол, а с противоположной стороны – парень довольно приятной наружности. Услышав его голос, она подняла взгляд и чуть наклонила голову вбок. Жест казался приятно-естественным, будто она делала его всю жизнь. Однако, требуемое упорно выскальзывало из мыслей. Кортни точно знала, что она – не Синтия, да и фамилия у неё есть, какая-то вроде как даже неплохая, но вызвать нужное слово не удалось. Поэтому не оставалось ничего иного, кроме как беспомощно пожать плечами.
- Ничего страшного. Что ты помнишь?
Снова пожатие плечами вместо ответа.
- Совсем ничего?
- Я… - Кортни снова прокашлялось. Горло саднило. Неужели она разговаривала во сне? Почему-то в этом не было ничего удивительного. Парень терпеливо ждал.
- Я помню, но… не помню, – завершила наконец предложение Консал. Тед ободряюще улыбнулся.
- Это пройдёт. Нам только нужно постепенно разбудить свою память. Хорошо? Может, ты помнишь какие-то обрывки?
Консал пожала плечами в очередной раз. Наверное, она могла бы вспомнить что-то, если бы приложила к этому реальные усилия. Но это было больно. Очень больно. Проще было качаться на волнах спокойства и неизвестности. В этом мире было тихо и хорошо. Требовалось помнить только одну вещь…
- Я стала богом, - выдала Кортни. Это был факт, который требовал не забывать себя: иначе она может сделать что-то не так, иначе она может кому-то навредить своей божественной силой. Притяние неправильного решения может стать катастрофичным для окружающих. Нужно сдерживаться…
- И давно? – поинтересовался парень, по-прежнему внимательно глядя на пациентку и что-то записывая в блокнотике. Консал не замечала этого, изучая угол стола.
- Не помню. Недавно…
- И как это произошло? – с деланым любопытством спросил Тед. Кортни открыла было рот, чтобы ответить, но потом закрыла его, ненадолго задумалась – и вдруг ударилась головой об стол. К чести санитара, тот среагировал мгновенно: одним движением взлетел со стула, скользнул Консал за спину и схватил ту за плечи. Впрочем, долго держать не пришлось: «Синтия» быстро расслабилась и медленно закрыла руками лицо.
- Что такое, дорогая? – мягко, полушёпотом спросил Тед, ослабив хватку, но оставив руки на месте.
- Больно, - даже почти без задержки ответила Кортни. После резкой вспышки её до сих пор трясло.
- Синтия, послушай, Синтия… всё будет хорошо. Если тебе больно, то не вспоминай, - зашептал парень в ухо своей пациентке. Хватка превратилась в ласковые объятия: что скрывать, девочка была весьма привлекательна. Хотелось вытащить её из этого проклятого состояния, увидеть, какова она, когда улыбается. Теперь, когда она дрожала в его руках, сиюминутная симпатия словно бы переросла в нечто большее – и Теодор вдруг утвердился в своей решимости сделать всё ради выздоровления «Синтии».
Для Консал же шок прошёл отнюдь не даром. Своего возвышения она так и не вспомнила, но перед глазами вдруг начали мелькать другие картинки: случайные образы тёмной комнаты, холодный каменный пол, поворот хвоста уродливой статуи… Упавшая книга.
- Белладонна… - прошептала Кортни. – Дождь не может стать никому врагом.
- Хочешь, я принесу её? – спросил Тед и потянулся было уже погладить девушку по голове, но распахнувшаяся дверь не дала ему услышать ответ. На пороге стоял главный врач отделения и строго смотрел на парня. Санитар покраснел, отпустил Кортни и выпрямился. Последняя так и осталась сидеть сгорбившись в кресле, разве что опустила руки на колени и снова закрылась в себе. Лишь пара слёз и красное пятно на лбу рассказывали о произошедшем.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 ноя 24, 14:13:14

Визиты к группе врачей были назначены на после обеда. Как новоприбывшую, Кортни поставили в самом начале списка. Шаманка простояла около информационного стенда около двух минут, прежде чем смогла хоть как-то сфокусироваться на ситуации. Одинокое «Синтия» стояло номером три: у всех остальных пациентов фамилии были.
Как уже сложилось, в комнату её завели за ручку и усадили в кресло напротив небольшой коллегии. Главный врач по-прежнему прожигал строгим взглядом Теда, лицо которого было красным, как рак. Лечащий врач Кортни изучала ту с тем выражением лица, с которым рассматривают какое-нибудь невероятно интересное насекомое. От Кэт отчаянно разило кофе. Медсёстры смотрели по-разному: одна – с привычным спокойствием, другая – с лёгкой жалостью.
- Синтия, приветствуем вас. Вы знаете, где находитесь?
Голос главного врача оказался неожиданно уютным, но твёрдым. Создавалось немедленное ощущение, что на этого человека можно опереться. Кортни осторожно приподняла взгляд из-под разлохмаченных волос. Взгляд был по-прежнему мёртвым, ощущение наблюдения за собой со стороны никуда не делось, но, по крайней мере, у неё получилось осознать вопрос в достаточно короткие сроки. Консал осторожно покачала головой, не отводя от мужчины глаз. В глазах промелькнула искорка понимания происходящего.
- В таком случае, добро пожаловать в больницу имени Святого Иосифа. Как вы себя чувствуете?
Обыденный, казалось бы, вопрос вызвал у Кортни лёгкую волну смятения. Откуда ей знать? Она чувствует в лучшем случае ничего. В худшем – давящую тяжесть где-то в глубине души, такую весомую, что хочется пригнуться к земле, но и этого будет недостаточно. А своё тело Кортни не особо чувствовала. Оставалось лишь пожать плечами.
После пространного разговора о том, что в течение недели нужно найти близких и знакомых «Синтии» ради страховки, и вообще, наверняка кто-то волнуется, наконец-то перешли к самой пациентке. На большинство вопросов Консал всё так же пожимала плечами. Ей не хотелось вспоминать существенные детали, а мелочи вроде возраста были для Кортни абсолютно неважными. На вопрос, есть ли у неё место жительства, шаманка тоже затруднилась ответить – но не столько потому, что вспоминать было больно, сколько из-за возникновения в голове картинки огромного замка. Разве она могла жить в такой роскоши? Да и вряд ли ей поверят. Кто сейчас живет в замках, в самом-то деле?
- Там, где дождь не может быть никому врагом, - наконец отрешённо заявила «Синтия». Эта фраза была почему-то привязана к образу белладонны, а та – к полу, на котором ковёр переходил в камень. Возможно, это происходило внутри замка, который ощущался как нечто родное, но в тоже время и пугающее. Ведь она сбежала не просто так, правда же?
- Скажите, вас часто посещают мысли о том, что вы – богиня? – задал доктор вопрос вполне себе обыденным тоном, будто время спрашивал. Консал нахмурилась. Подобная формулировка звучала крайне подозрительно. Но и ничего безобидного в правде вроде как не было. По крайней мере, её до сих пор не послали гореть на костре.
- Не знаю. Всегда? – шаманка вновь склонила голову вбок. Взгляд её вновь унёсся в далёкие дали. – Мне нужно это помнить, чтобы не причинить зла.
- Замечательно, – отозвался доктор, делая пометки.
Остаток разговора был откровенно нудным. Но во время него Консал продолжила анализировать собственное состояние. Тело всё ещё толком не слушалось, но, по крайней мере, она начала потихоньку осознавать саму себя. Неясные силуэты привычек, шаблонов и эмоциональных реакций потихоньку освобождались от застывшего льда. Но воспоминания по-прежнему оставались заключены. Впрочем, Кортни не сомневалась – это ненадолго.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 ноя 24, 20:06:05

Следующие дни проходили разнообразно. Приёмы пищи, разговоры, в течение которых из Консал пытались что-то вытянуть о её прошлом, анализы, какие-то таблетки по три раза в день и, конечно же, ничегонеделание. Кортни могла часами проводить время, забившись в кресло и отрешенно фиксируя движения других людей; она размышляла, пытаясь добиться от самой себя ответов на множество вопросов. Главный из них был – что она вообще тут делает?
Обнимая колени, шаманка перебирала в голове места, которые помнила. Небольшие, но уютные домики почему-то воспринимались с горькой печалью. Природу и явно курортные места тоже стоило откинуть. Оставался только замок. Таинственный и манящий, он пробуждал множество оттенков чувств. Но одним из них был, несомненно, страх. Страх, который вдруг в какой-то момент перерос в настоящий ужас, заставивший её сбежать. Что-то произошло? И связано ли было это с замком или с людьми, его населяющими? Консал не знала. Но возвращаться туда, откуда она сбежала, было опасно; к тому же, она понятия не имела, где этот самый замок находится. Так что, похоже, придётся побыть тут ещё немного для установления ситуации. Всё равно других вариантов нет…
Спустя неделю Тед притащил в палату «Синтии» файл, в котором, прижатая к плотной бумаге, лежала засушенная веточка белладонны.
- Хотел живой цветок, но, сама понимаешь, - извиняющимся тоном говорил парень, пока Кортни аккуратно пристраивала гербарий на тумбочке, рядом с зелёной обезьянкой. Почему-то Консал казалось, что обнимать игрушку было бы неуважительным. Пусть даже у той и не было бивней. Откуда взялась подобная мысль, шаманка не понимала, но интуицию свою слушала.
- Хорошо выглядишь. Лучше, чем раньше, - как бы между прочим заметил Тед, привычно усаживающийся на стул. Его уже с этого стула гоняли не раз, но санитар продолжал свои «крестовые походы» разной степени длительности. В этот раз он надеялся, что за завалом бюрократии на врачах старший по медперсоналу его отсутствия попросту не заметит.
- Спасибо, - инстинктивно отозвалась Кортни, усаживаясь на свою кровать. Тело всё ещё слушалось её с некоторым трудом, но, по крайней мере, девушка уже могла функционировать с почти нормальной скоростью. Правда, любое неприятное событие всё ещё заставляло её уходить в себя – но таких случалось немного. Благодаря таблеткам и ненавязчивому вниманию санитаров Консал не только стала приходить на приёмы пищи сама, но и по собственной инициативе начала каждое утро тщательно расчёсываться и заплетаться. Правда, временами в её памяти всплывали причёски, которые она не могла повторить, как бы ни пыталась. Видимо, не хватало каких-то особых приспособлений. Длинная коса соскользнула с плеча девушки и упала той на колени, отчего Теодор тепло улыбнулся. Заметив это, Кортни смутилась и отвела взгляд.
- У тебя очень красивые волосы. И такие длинные. Давно они такие?
- Нет. Я думаю… - в попытках стимуляции мозговой деятельности Консал даже потёргала себя за косу. Как ни странно, это принесло результат. – Да. Она стала такой, кажется, в прошлом году. Но точно не знаю.
- Здорово. Выглядит чудесно, - в порыве эмоций сказал санитар, но тут же сменил тему, опасаясь, что девушка снова замкнется в себе. – Слушай, расскажи еще что-нибудь про белладонну? Мне очень понравилась та фраза про дождь. Она… мудрая.
- Это не моя, – отрешённо заметила «Синтия» и потянулась за файлом. Вытащив бумагу, Консал начала рассматривать цветок. – Кто-то сказал.
- В любом случае, мне бы хотелось услышать ещё что-то… мудрое. Наверняка у тебя найдутся ещё подобные ситуации…
- Не знаю…
Консал прищурила глаза и прикоснулась к засохшей ветке пальцами. Перед глазами всплыла ночь, дыхание природы вокруг, мост… Вдруг в мыслях развернулась целая картина, в которой был и тот самый замок, и небо с догорающим закатом, и какое-то ощущение волшебства. Принадлежности. Любопытства и…
- Он просил не бояться его, - выдохнула Кортни прежде, чем сердце сжалось, а барьеры стали стремительно восстанавливаться. Голова заболела резко и остро, но Консал всего лишь поморщилась и прижала пальцы к правому виску. К этому ей было уже не привыкать. Только вот волну ассоциаций было уже не остановить. Темная фигура, замок, большие комнаты со скамьями, длинные столы, лица, взмахи, кипящий котёл… И столь желанное ощущение обычных будней, рутинных ежедневных ритуалов…
- Принести обезболивающее? – с волнением в голосе спросил Тед, но шаманка лишь помотала головой. – Ладно, не заставляй себя, если не хочешь…
- Я что-то потеряла. Потеряла навсегда, – «Синтия» неожиданно для обоих всхлипнула. Парень наклонился чуть ближе и замер. До этого его пациентка практически не демонстрировала своих чувств, и поэтому Теодор старался не дышать, чтобы не спугнуть момент.
- Это всё потому что я стала богом! – голос предательски дрогнул. Девушка выронила гербарий, прижала руки к лицу и тихо завыла. Белладонна на полу рассыпалась на несколько частей. В конце концов парень не выдержал, встал рядом с ней на колени и обнял её за плечи. – Я… больше… не смогу-у… быть человеком! Не смогу быть… такой… как все…
- Ш-ш-ш. всё хорошо. – прошептал Тед на ухо Кортни. – Синти, дорогая, я с тобой. Тебе не нужно быть такой, как все. Ты прекрасна в своей особенности…
- Я не могу! – взвыла Консал и уткнулась в заботливо подставленное плечо. Барьеры не выдерживали, часть из них уже рухнула под напором тяжёлых ощущений, позволяя кусочкам воспоминаний раскладываться в мозгу. Для становления полной картины было ещё далеко, но даже эти обрывки приносили боль. – Я не могу, я не смогу… судить… отправлять… обрекать… не смогу! Бабушка… не пре… предуп-п-предила! Я держалась до после-е-е-е-е-еднего! – В запале шаманка уже практически кричала. – А она… Я не могу! Если я ошибусь… Если ошибу-у-у-усь…
Глухие рыдания подсказали Теду, что именно потенциальная ошибка и была то ли причиной, то ли пиком неожиданной горечи. Парень даже невольно подумал, что верит девушке. Если она и в самом деле богиня, ей ли не знать, насколько ужасны могут быть люди и насколько неблагодарна её работа? Но, к сожалению, было и другое объяснение. Обсессивный синдром, перетекающий в шизофрению. «Божественность» как объяснение не имела ни шанса в мире суровой реальности.
- Всё будет хорошо, - пробормотал бесполезную фразу Теодор, зарывшись носом в волосы девушки. – Ты можешь не быть богиней, если хочешь.
- Так нельзя. – От неожиданности предположения «Синтия», казалось, даже немного успокоилась.
- Кто сказал? Ты же богиня. Тебе решать, – здраво рассудил парень. Кортни отодвинулась и внимательно посмотрела на его выражение лица; и нашла там – лёгкую улыбку и готовность выслушать и понять. Просто понять, без условий, уловок и прикрас…
- И то правда, – нервно хихикнула Консал, утирая слёзы тыльной стороной ладони. Тед хитро ухмыльнулся в ответ.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 ноя 25, 22:38:14

«Вспышка» подробно рассказала Кортни о таинственном замке – но лишь картинками. Названия, места, имена – всё это по-прежнему оставалось неизвестным. Шаманка пробовала рисовать людей, образы, странных существ. Увы, врачами всё это воспринималось как ухудшение ситуации. Они внимательно слушали робкие рассказы и качали головой, когда думали, что Консал их не видит. Конечно, пациентка понимала, почему так, но от этого менее печально не было.
Когда начались групповые психотерапии, Кортни тут же изобрела для себя стратегию их посещения. Состояла она из совершенно банальных вещей: забраться на стул с ногами и стараться не встречаться ни с кем взглядом. Разумеется, совсем не участвовать не получалось. Принуждали и к обсуждениям, и к тестам, и к «креативу». Приходилось изобретать как можно более лаконичные и общие фразы, избегать прямых ответов, и в целом – способов оставаться как можно более дистанцированной. Лишь на «креативных» занятиях шаманка позволяла себе немного расслабиться. Рисунки всегда выходили неумелыми, но Консал каким-то образом умудрялась смешивать краски так, что окружающие приходили в восторг от «живости» кривых-косых-не похожих на самих себя образов. Всё, что она делала руками, тоже приобретало какое-то собственное дыхание. Психологи одобрительно замечали, что вкладывать в творчество душу – хороший признак. Шаманка лишь пожимала плечами и тихо радовалась, что ей предоставляют достаточно одиночества во время работы.
Спустя несколько занятий Консал нашла образ, который её магическим образом успокаивал. Теперь, сидя в стороне от всех во время разнообразных занятий, встреч и обсуждений, Кортни брала голубой карандаш и рисовала девушку. Летящее платье, коса, ухмылка, хитрый взгляд. Количество деталей варьировалось в зависимости от обстановки. В минуты, когда нужно было пересидеть общую встречу, шаманка рисовала девушку схематично, отмечая лишь самое главное – ухмылку и взгляд. Образ мог сидеть, стоять, валяться где-то, откидываться на стул или вертеть что-то на цепочке в руках; читать книгу, сжимать в руках какие-то странные предметы, хмуриться на других. Урывочная память не давала никакой подсказки, кем таинственная незнакомка являлась для Консал; но даже через толщу льда между её воспоминаниями и текущим состоянием пробивалось желание увидеть, поговорить, обнять.
«Успокоительным» было разрисовано множество листов не просто так. Как бы ни волновали девушку потеря памяти, собственная отчуждённость и недоверие со стороны остальных, присутствовала ещё одна насущная проблема. Теодор не отходил от неё ни на шаг. Едва у него выдавалась секунда свободного времени, то он тут же оказывался в поле зрения. Если раньше парень старался держать дистанцию, то с каждым днём он всё чаще и чаще прикасался к Консал. Последняя не хотела его отталкивать просто так, да и, что греха таить, восторг был приятен самолюбию, а тёплые объятия помогали укрыться от себя самой. Но – такое количество внимания переходило все возможные границы. Медсёстры ругались, лечащий врач «Синтии» лично пригрозил парню полным отстранением от отделения, даже старший врач недовольно хмурился, стоило Теду оказаться в поле зрения. Но с санитара всё это стекало, как с гуся вода. Чем дальше, тем более одержимым он становился; девушка даже начала его откровенно побаиваться. Дело дошло даже до пробуждения посреди ночи из-за того, что парень целовал ей ноги и шептал: «Моя богиня, моя богиня…» В тот момент Консал вдруг резко переменила свою точку зрения насчёт необходимости отказаться от божественности. Очень хотелось сломать Теодору ноги, чтобы тот не мог приходить в больницу. Увы, сил хватило лишь на то, чтобы выставить его за дверь. Шаманка ещё полчаса отмывалась в душе и периодически всхлипывала, а затем вспомнила о том, что дверь в палату можно закрыть изнутри. Хватило этой меры на несколько часов. Так и не уснув, Консал с ужасом услышала, как на рассвете дверь открывают другим ключом снаружи.
В итоге шаманке так и пришлось сидеть до прихода остального медперсонала, спустив ноги на кровать и позволив Теду целовать ей ступни. Конечно же, едва первая пришедшая медсестра зашла в палату и увидела «Синтию» всю в слезах – по причине, которая в палате тоже находилась, – Теодор был немедленно отстранён от работы и был отправлен на медкомиссию. Кортни же несколько часов просто сидела на кровати, обняв себя руками, и раскачивалась вперёд-назад, пока её силой не потащили на обед.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 54

Re: Часть 1

Сообщение Кортни Консал » 2019 дек 24, 01:29:03

3. Депрессия

Проще не становилось.
Образы мельтешили, мешая увидеть каждый по отдельности. Толща льда снова замкнулась – но теперь Кортни оказалась по другую её сторону. Наблюдая изнутри за внешним миром, она питалась, о чём-то говорила, что-то делала, но дни текли, а взгляд всё так же оставался мёртвым. Уходить из собственного внутреннего мира не хотелось вообще. Пустая поначалу скорлупа постепенно приобрела какой-никакой вид: ослепляюще-белая снежная пустыня и чёрные деревья леса вдали. И в самом центре этого нецветного мира – она сама, чёрная точка, в которой с трудом угадывается силуэт свернувшейся в комочек девушки.
Через какое-то время Консал убедилась, что внутри мирка её никто не потревожит без её на то желания. И в снежной пустыне проявилось первое шевеление – шаманка выпрямилась и, оглядевшись, нырнула прямо в снег. Тот не обжигал, но прятал; и, что главное, скрывал от посторонних глаз. Под нескончаемой тощей снега обнаружился небольшой двухэтажный домик. Подумав немного, Кортни сверлила окружающую обстановку взглядом, пока снег не раздвинулся в стороны. С виду – уют, дерево, даже черепица кирпичного цвета имелась в наличии. Спрыгнув с «поверхности», Консал толкнула незапертую дверь и шагнула было внутрь, но, едва нога опустилась на коврик у входа, замерла на месте.
- Так и будешь стоять? – насмешливо поинтересовался знакомый голос у неё за спиной.
Кортни обернулась, не испытывая страха. Скорее, уже зная, что её там ожидает. За порогом весело щурилась её точная копия – за исключением одной небольшой детали. Бледно-голубая, прозрачная, ледяная даже на вид радужка обеих глаз.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость