Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Северная и Южная. Латинская и не очень. Канада, Мексика, США, Перу, Чили, остров Пасхи. Города ацтеков и инков. Стоянки краснокожих индейцев и завоевания испанских мореплавателей. Острова Карибского бассейна и даже Бермудский треугольник. Тайны и загадки прошлого и мистика настоящего.
Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 23

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Кортни Консал » 2018 сен 26, 19:09:33

С каждым словом Дарьи у Консал усиливалось чувство мощнейшего дежавю. Но староста всё же не стала обрывать несколько сумбурные размышления. Но и ухмылочку, появившуюся примерно в середине речи, тоже не смогла согнать – та прилипла к губам и не желала отваливаться. Ну, увы. Кортни цепким движением поймала браслет, вытерла об него особо крупную царапину на руке, оставленную специально для такого случая, кинула артефакт обратно и встала.
- Хорошие рассуждения, но они все основаны на том, что мне было нормально. А мне было не нормально. – Консал принялась аккуратно отряхиваться от травы. – Извини, конечно, но я – человек, а людям свойственно бояться. – Это было произнесено уже с долей горькой ноты в голосе. – А ещё когда-то мне говорили то же самое, что и ты сейчас. Я поверила. И в результате той цепочки событий Тень меня и оставила.
С момента ухода Старейшей она просто перестала нормально спать. Духи донимали день и ночь. Десятки, сотни критичных ошибок на моментах, которые было некому подсказать. Обряды, которые шли не так, опасность, от которой удавалось ускользать в последний момент. Будь Лючия чуть посильнее – и тела бы заодно лишилась тоже. Испанке совсем снесло крышу на почве физических ощущений, и, сколько бы тысяч раз сеньора не извинялась за это дело, гулять Кортни духом, пока Марию кто-нибудь добрый не выкинул бы обратно, коли не хватило бы силы. Но Соколовой это всё знать было не обязательно. Девочка отказалась принять масштаб проблемы и прочитала ей стандартную сентенцию о том, что надо мотивироваться – и тут же весь окрестный мир превратиться в Эдем. Что ж, если ей это помогло не вырасти озлобленным волчонком – хорошо. Но Консал уже обжигалась на этом молоке. Натаниэла однажды заставила её поверить в себя, но совсем забыла упомянуть, что это – ещё не всё.
- Вопросов, я так понимаю, нет. Значит, можем идти, – произнесла шаманка несколько колючим тоном, но тут же постаралась смягчиться. – Да, яйца тоже хорошая идея. Ты такая сообразительная бываешь иногда, чудо просто.
И, окончательно закрывая тему, спрятала палочку и пошла вперёд.
Пришлось найти четыре гнезда, чтобы их разорить, – Кортни потребовала не брать больше одного яйца с одного места, сколько бы их там не лежало. Но в итоге студентки обзавелись и яйцами, и более внушительным количеством ягод, и кукурузой, и в конце концов даже мясом – пришлось зайти в лавку, ну да ладно. Лучше плохо, чем никак. До гостиницы пришлось добираться совсем уж по адскому пеклу: солнце вошло в свои права настолько прочно, но, казалось, пыталось превратить Землю в свой филиал. Всё-таки чудесно, когда есть магия. Охладил помещение, заморозил мясо, спрятал покупки и упал спать до вечера. А там – будь что будет.

Аватара пользователя
Дарья Соколова
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 14

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Дарья Соколова » 2018 сен 27, 01:35:35

Все миролюбие, на которое она была сейчас способна состояло в том, что Дарья молчала и проявляла какое-то уважение к переживаниям несчастных... Сцепив зубы, прикусив язык и придерживая рвущуюся наружу язвительность, Соколова слушала туманную речь непонятой и брошенной на произвол судьбы Консал. "Хорошо, считай, что я тебя не поняла. Вставай на дыбы, противься мне, но прекращай мне тут нюни разводить," - подумала русская, даже не собираясь ловить отброшенный в ее сторону браслет со следами крови шаманки.

"Поговори мне тут еще за мою сообразительность," - приподняв губу в слабо сдерживаемом оскале, хмыкнула девушка, подбирая артефакт и наблюдая за сборами напарницы. Как бы то ни было, но Соколова считала, что добилась своего и настроила старосту на рабочий лад. Пусть Кортни и раскомандовалась, но Дарья молча кивала, мысленно выдумывая проклятья в адрес чудаковатых шаманов, следовала за напарницей и всячески помогала. Или делала вид, что помогает, что было не особо сложно. В отличие от того, чтобы снова не передавить все собранные ягоды в подобие пюре... В душу старосте девушка старалась не лезть. Во-первых, ей своих проблем хватает, зачем ей чужие? Во-вторых, Дарья все же сподвигла ее послушаться и рассматривала бурную деятельность с молчаливым одобрением. Зачем напрягаться лишний раз, когда Кортни сама отыщет кусты ягод, гнезда диких птиц, выберет самую лучшую кукурузу, договорится и поторгуется в мясной лавке... Ну, а в-третьих, пусть покомандует, заодно воспрянет духом, Соколовой подобное было без разницы. Банально потому что девушка была уверена, что при необходимости заставит шаманку вновь прислушаться. А для разнообразия можно и изобразить покорность с признанием авторитета старших. Не в первой же.
Пекло, по сравнению с бурчанием указывающей путь шаманки, уже так не раздражало. Дарью так и подмывало соскрести часть засыхающей крови с черненого браслета. Мало ли пригодится на будущее?.. Но - успеется, по крайней мере, не сейчас. Тем более, нужно было найти подходящую баночку, которая пока не попалась на глаза Соколовой.

Из-за безумной жары кушать не просто не хотелось, а не моглось. Только литр прохладного лимонада в номер и быстрее в душ. Уже выйдя из которого, Дарья наблюдала с виду мирно спящую шаманку. Пожав плечами и переодевшись в растянутую до колен и сползающую с плеча серую футболку, девушка устроилась на своей половине. Выбора в занюханном отеле особого не было и студенткам достался номер с одной двуспальной кроватью. "Хотя бы белье тут чистое... Кажется, " - подумала Соколова прежде чем заснуть, что после длительной прогулки на выматывающей жаре далось на удивление легко.

Бабочки... Хоровод серебристых, белых и голубовато-черных бабочек. Они летают в каком-то упорядоченном хаосе, по одним им ведомым траекториям. Легкие, невесомые, кружащиеся в каком-то своем танце... Пока их не прерывает резкий крик хищной птицы, заставляя в ужасе мельтешить, сбивать друг друга в полете и падать тяжелыми каплями на землю.

"Штааа??.." - Выползая из оков сна и разлепляя один глаз, подумала девушка. Она приподнялась на локте и потерла рукой глаза пытая понять где она, что происходит и вообще послышался ли ей крик. Обводя еще затуманенным после сна взглядом комнату, она не нашла ничего опасного или тревожного. "Но что-то же меня разбудило?" - Задумалась Дарья и сев на кровати обернулась на Консал. Смятая простынь, накрученное поверх талии покрывало, поджатые ноги, сжимающиеся и разжимающиеся пальцы - все это говорило о неспокойном сне шаманки. Не говоря уже о ворохе спутанных волос на подушке.

- Кооортни, - тихонько позвала свою напарницу Соколова, - Коортниии... У тебя гнездо на голове! - Уже громче заявила девушка, потыкав в плечо спящую. Отыскав глазами настенные часы, девушка добавила. - Уже девять вечера с хвостиком. Встаем или валяемся дальше?

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 23

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Кортни Консал » 2018 сен 28, 00:09:19

Нервное напряжение сделало своё дело. Кортни уснула практически мгновенно из-за усталости, так и не дождавшись своей очереди в душ, но сознание не желало успокаиваться. Раз подкинутая картинка, два, три, и не все из них были образами зрительными. Песчаный берег. Запах лесного пожара. Шум людских голосов. Эти же голоса, кричащие в отчаянии. Молчание, куда более тягостное, чем всё остальное. Протянутые руки. Рыба, бьющаяся на берегу. Женщина в тёмно-зелёном платье из плотного бархата. Костёр под полной луной. Визги бесов, заполоняющих всё вокруг…
Тычок в плечо. Кортни мгновенно подбросило на кровати, из-под подушки была извлечена палочка, а сама шаманка уставилась куда-то в стену, судорожно пытаясь обнаружить в комнате врага. Его не нашлось, зато нашлась Соколова. Консал выдохнула и опустила палочку. А потом рухнула обратно на подушку.
- Да-да, уже встаю, – донеслось откуда-то из глубин пухового облака приличных размеров. Неожиданное пробуждение выбило из колеи, и теперь староста пыталась понять, кто она такая, что здесь делает и почему она насмерть запуталась в одеяле. Прошло несколько долгих минут, прежде чем Кортни смогла выбраться из ловушки ткани, осознать себя и убрать с лица волосы. От греха подальше Консал всё же села. Дьявол, так хорошо здесь спится. Местные духи ещё не все прочухали, вот и не лезут. Портоваться что ли каждую ночь в новую точку мира, чтобы высыпаться… Эх, говорила мама, учи магию пространства… Но нет, мы же не хотим из скалы выходить, мы лучше портключи… Эх.
- Спасибо, что разбудила… Пора собираться, и правда.
Консал уткнулась в собственные колени головой, параллельно распутывая то неутешительное зрелище, которое в данный момент наличествовало на голове. Да и череп отказывался держаться на шее и всё время норовил перевесить куда-нибудь, желательно обратно на подушечку. Да и к тому же староста чувствовала себя ужасно неловко. Пока она поддерживала образ этакой правильной командирши, всё было тип-топ. Но после сна Кортни вдруг обнаружила, что считает себя надменной и недалёкой. Тоже мне, пережила много всего. Да каждый пережил много всего. Да и Дарью отталкивать… Последнее дело. Правда, как извиниться, шаманка тоже не знала. Вроде бы и не ссорились… Но ведь видела, прекрасно видела по глазам Соколовой, что та прекрасно поняла ситуацию. Ещё до того, как до тормознутой старосты дошло.
Вытащив из куста на голове резинку, Кортни кое-как перевязала волосы в подобие хвоста. Потом нормально сделает. Сейчас надо всё-таки в душ. Украдкой староста покосилась на Дарью. Пусть инициатива пока у неё побудет. Если до выхода не разберутся – придётся самой потеть, мяться, извиняться. Ну и ладно. Заслужила…

Аватара пользователя
Дарья Соколова
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 14

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Дарья Соколова » 2018 окт 06, 13:30:03

Приподнятая в явном недоумении правая бровь и поджатые губы стали наиболее яркой реакцией на нервное вскакивание шаманки. Проследив за сражением с постельным бельем и нервным распутыванием волос, Дарья пришла к выводу, что шаманку следует оберегать от самой себя, а не от гипотетической опасности. Вздохнув, девушка сладко потянулась и махнула рукой, мол так и быть иди первая в ванную. Соколова искренне полагала, что Консал мается дурью и зря накручивает себя. "Хотя... А если мы как те мотыльки? Летим на пламя?" - Подумала она, вновь зарываясь носом в подушку.

Пока суматошная шаманка приводила себя в порядок, собиралась, одевалась, разговаривала со своими духами, второкурсница просто дремала. Ей было откровенно лень разводить лишнюю деятельность. Зачем? Пусть Кортни, вся такая важная и главная в их паре, будет переживать за все и вся. А Дарья пока поваляется, выползет из оков сна, соберется с мыслями, обдумает все потихоньку и потом уже будет делать то, что она умеет. В данном случае - стоять на шухере, как она это понимала.

- Нужно кофе. И бутеры, - безапелляционно заявила Соколова, отследив тот момент, когда напарница уже покинула ванную комнату, чтобы наконец-то оккупировать ее на ближайшие пару минут. Пожевывая зубную щетку и шлепая босыми ногами по полу, девушка с невозмутимым видом вытащила из рюкзака кеды, черные джинсы и темно-серую майку без рукавов. Возможно и жаркое одеяние для летней ночи, но ей так было удобней и привычней. Да и если что, меньше порезов на коленях будет, если вдруг что... Но об этом "если вдруг что" думать не хотелось. Откровенно. Чтоб не накручивать себя лишний раз. У страха, как говорится, глаза велики. Хотя толику осмотрительности, как показал прошедший день все же стоит иметь.

- После визита на кладбище, мы вернемся еще в этот отель? Или опасаешься, что нет? Просто, блин, рюкзак тащить с собой или нет? - Сыпала вопросами Соколова, желая вывести Кортни на спокойный рабочий лад - лишние нервы у шаманки ей не нужны.
- О, я похожа на елку со всеми этими цацками! - Хмыкнула Дарья, надевая себе на шею, поверх амулета общего языка ещё и амулет от слабых духов в виде небольшой склянки, которую в самом начале путешествия передала ей Кортни. Грубо сработанная склянка мутного стекла слегка попахивала сероводородом, холщовая нитка, спускавшая склянку на уровень солнечного сплетения, чуть щекотала кожу, но к этому можно было привыкнуть. Родная серебряная цепь с перстнем уместились на правой руке, а браслет, состоящий из расположенных внахлест черненых мельхиоровых пластинок, уместился на левой. "Так что бы не пересекалось, а то мало ли," - решила для себя девушка, слабо знакомая с теорией артефактов, но считающая, что обладает толикой здравого смысла.

- Ты грозилась мне дать порт-ключ, - напомнила Дарья, решившая подкрасить глаза черной подводкой, извлеченной из небольшого кармашка рюкзака, и поймавшая недоуменный взгляд напарницы. - А что? Мало ли египтяне были правы? Помнишь, миссис Флинт говорила, что те подводили глаза якобы для защиты от духов? Да и чтоб от тебя не отставать, - подмигнула она Кортни прокрашенным только с одного края глазом и невозмутимо продолжила свои приготовления.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 23

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Кортни Консал » 2018 окт 08, 00:35:10

Повздыхав и пожалев себя в достаточной мере, шаманка благополучно свалила в душ. Вышла оттуда уже порядком посвежевшая и с крайне странной конструкцией на голове, которую венчала воткнутая в самый эпицентр бедствия волшебная палочка. Впрочем, спустя пять минут причёска укротилась, палочка отправилась в сумку, а Кортни начала одеваться. Хотя процедура была недолгой – староста просто натянула на себя давным-давно вышитое под наблюдением Тени чёрное платье и на том закончила. Тряпка осталась той же, какой была в первозданном виде, только теперь была расшито символами Черепахи у рукавов. Шаманка долго думала над тем, что вышить на груди, и в итоге оставила ткань без украшений. В конце концов, место у сердца – слишком важное, чтобы выбирать наобум. А Консал ещё не определилась со своим предназначением и всё такое. Следом был вызван Фариас и отправлен послом к нужной могилке. Мол, не соблаговолит ли Старейшая принять её сегодня. Сама же староста в это время чесала мыслительный центр и всячески имитировала бурную деятельность по поводу сборов.
Похоже, на сей раз роль командирши перехватила Соколова. Кортни, впрочем, не возражала. Роль ведомой подходила старосте куда больше, даже несмотря на её вечные инициативы и желания опекать каждую случайно попавшуюся на пути жертву. Быть среди равных как-то нравилось больше, чем впереди. Ну или она ещё не распробовала эту модель на вкус. Консал представила себя во главе огромной армии, в которой солдаты ловят каждое её слово, а сама она вся такая великолепная стоит на возвышении, в струящемся платье, с короной на голове и длинным посохом в руках. Выглядело неплохо. Шаманка даже всерьёз задумалась, где ей достать свою личную армию, но Дарья снова отвлекла её от неуместных фантазий, окончательно возвращая в реальность.

- Да, да. Время есть перекусить... Не хочешь за едой сходить? Денег дам. А то я уже вся такая аутентичная. – Кортни с каждым словом будто собирала себя по кирпичику и довольно быстро восстановила деловой образ. – Оставь всё тут. Вернёмся, конечно. – Уверенность в голосе Консал была не то, чтобы стопроцентной, но… Даже если не вернутся, нафига им в загробном посмертии все эти рюкзаки? Лучше уж налегке. Староста даже усмехнулась мысли, а увидев Соколову, хвастающуюся обилием артефактов на себе, так и вовсе почему-то ушла в умиление. Правда, потом Дарья почему-то начала краситься, будто на светский вечер в картинную галерею собиралась. Но и даже на вытаращенные глаза шаманки у неё нашлось, что сказать. Ай да лапушка, как завещала нам профессор Флинт.
Кортни покачала головой, даже хихикнула вслух, смирилась со всем грядущим, отпустила всё прошедшее и наклонилась к кровати. Из рюкзака, прислоненного рядом, староста извлекла перстень и подошла к Соколовой. Дождавшись, пока перстень перекочует к Дарье, Кортни отошла выкапывать в ворохе вещей свою палетку и решила заодно начать инструктаж.

- Когда придём, я начерчу тебе круг защиты. Если почувствуешь, что к тебе в голову кто-то лезет, - перемещайся ключом. Ни в коем случае не переходи круг. Он вместе с амулетом будет помогать сдерживать духов, но счёт будет на секунды. Если выйдешь – лишишься даже этих секунд. Дальше. Если я буду орать, корчиться и делать вид, что умерла, – это нормально. Просто жди, пока очнусь. Если я на тебя нападаю – вот тогда беги. Опять же порталом. Сама с той территории ты пешком не выйдешь.

На самом деле «делать вид, что умерла» со стороны шаманки отнюдь не было нормальным. Но в этом случае она хотя бы будет бороться. Мало ли какое испытание ей подготовила добрая и милая бабуся. И если - когда, ведь другого выхода нет, - Кортни победит – не хотелось бы выкапываться из неведомо где до Академии самостоятельно и выдумывать изощрённые способы вернуть Дарью на место, а практику – в нужное русло. Да и вообще, там будет Лючия в помощь. Вряд ли Соколова будет в восторге от того, что её оберегает огонь, но рассудок – он дороже всего.
На свет явилась небольшая кожаная сумка, куда староста покидала всё необходимое для будущего ритуала, после чего Консал пристроилась к как раз освободившемуся зеркалу. Обводка для глаз – хорошо, что тогда на лекцию по Египту пошла, отличная идея… Затем Кортни, ничтоже сумняшеся, нарисовала себе на лбу символ Паука – Великого Прядильщика, защищающего от сил зла. После чего решительно нарисовала две стрелки, указывающие вниз, – от середины нижнего века каждого глаза вплоть до челюсти. Мысли и Ум, вместе – Молитва к кому-то свыше. Бабусе наверняка понравится оценка её в качестве Высших сил.

Случайно нашарив взглядом Соколову, почти готовая Консал, неожиданно даже для себя, одним махом вдруг метнулась к напарнице и сгребла ту в короткое, но крепкое объятье. Ткнулась носом куда-то в район чужого плеча – лишь бы в глаза не смотреть. И тут же отпустила, старательно глядя в пол.
- Прости. Ты знаешь, что я была неправа.

Аватара пользователя
Дарья Соколова
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 14

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Дарья Соколова » 2018 окт 23, 21:31:54

Приоткрыв рот и оттягивая верхнее веко в бок, чтобы лучше прокрасить его, Дарья в пол уха слушала рассуждения напарницы. Перстень, который передала ей Кортни, на время был приземлен на кровать. Девушка откровенно не знала куда бы его ещё себе уместить… “Хоть в уши засовывай!” – Вздохнула про себя второкурсница, слушая пояснения про круг защиты и кивая, мол поняла, не побегу к тебе.

- А палочкой если что, потыкать можно? Типа пульс проверить и все такое? – Улыбнулась Соколова, желая хоть чуть-чуть развеселить о чем-то задумавшуюся Консал. – Тихо-тихо, я пошутила! – Замахала она на напарницу руками, ожидая какой-то панической тирады. – Просто хочу развеселить! О, Великая Паучиха со стремными стрелками на глазах! – Успела было ляпнуть девушка, когда её уже сгребли в охапку.

Дарья моргнула, сдерживая первичное желание вырваться из чужих рук, поскольку терпеть не могла, когда её без разрешения касаются. Все же, отголоски воспитания в интернате ещё сказывались на юной волшебнице, которая прекрасно знала, что обычно чужие касания несли за собой либо захват, либо удар, либо отвлекающий маневр, чтобы у тебя из рук вырвали что-то ценное. Но в этот раз, как расценила застывшая студентка, они были чем-то вроде покаяния.

После слов, ткнувшейся в плечо и тут же отступившей Консал, в комнате повисла тишина. Дарья в задумчивости покусывала нижнюю губу, пытаясь подобрать нужные в данный момент слова. Что-то смешное звучало бы глупо, любой быстрый и легкомысленный ответ показал бы, что ей все равно на переживания шаманки, которой, блин, ещё сражаться за свою душу. “Как же сложно…”

- Я, - сглотнув подступившую слюну и стараясь аккуратно подобрать слова, - тоже была не права, - скрипя зубами, все же выдала Дарья. – Извини… Мне не известна твоя трагедия, тебе не известна моя… Так что мы квиты, - хмыкнула девушка и легонько коснулась плеча старосты, в кои то веки искренне желая поддержать. Просто чтобы наконец-то все успокоились и занялись делом. И не находя больше слов, замолчала.

Во вновь наступившей тишине часы с неумолимым тиканьем отсчитывали убегающие секунды времени. Дарья хмыкнула, осмотрела шаманку, оценила как оделась сама и выдала тихий стон мученицы.

- Нужно ж, блин, быть в едином ансамбле, - простонала она объяснения напарнице и нехотя двинулась к своему рюкзаку. Чтобы через время вытащить из него темно-синюю расклешенную юбку с двумя белыми широкими полосами по низу длинного подола и нашитыми белыми карманами спереди. – Терпеть не могу эту юбку, я в ней слишком заметна в темноте из-за гребанных полосок, - бубнила себе под нос Соколова, переодеваясь. Девушке нужно было выкрутится из неудобной паузы, так что рассказ про гардероб позволял ухватиться за подобную мелочь и развить тему в другое русло. А то наговорят друг дружке всякого, а потом будут всю ночь рыдать, вместо того, чтобы с духами общаться.

Зато хоть карманы удобные! – И студентка тут же уместила уменьшенные заклинанием дары полей и лесов в карманы. – Все нормально, не смотри на меня так. Просто, блин, если мы с тобой вместе, то и всем своим видом должны это показывать. Ну, вон глаза накрашенные. И если ты в платье, то и мне хотя бы юбка полагается. Считай это моим личным закидоном, но общую композицию ещё никто не отменял! Это я тебе как творческая личность говорю! – Гордо заявила Соколова, обшаривая комнату взглядом и пытаясь понять забыли ли они что-то ещё. Взяв с кровати ранее переданный перстень с чьим-то зубом вместо камня, студентка уместила его в правый карман.

- Так, к черту кофе, - заявила девушка, которой уже встали поперек горла и лишние расшаркивания, и приготовления, и всякие там сопли из серии «все плохо, мы в опасности, прости и прощай». – Мясо не забудь, я пока отвлеку внизу служащего, чтоб у него сердечного приступа не случилось от тебя, а ты выходи и жди на улице. А то мы так никогда до этого кладбища не дойдем. “Сопли главное вытри,” – подумала про себя Дарья, решившая в очередной раз проявить чудеса тактичности и промолчать, а затем выскочила из номера.

По иронии судьбы, в занюханном отеле, где они остановились, в качестве ночного менеджера, дежурил как раз тот самый паренек, что днем работал в качестве официанта в кафешке. Правда, в этот раз он не бегал с заказами, а развалившись в кресле откровенно дремал. “Уж полночь близится, а Германа все нет,” – хмыкнула девушка, выглядывая свою напарницу и прикидывая на сколтко крепко спит служащий.

Наконец-то, чуть замешкавшаяся Консал явила себя в холле и девушки вышли на улицу, чтобы наконец-то направиться сквозь небольшой городок к намеченой цели. Света луны, играющей в прятки среди редких облаков, вполне хватало, чтобы идти не спотыкаясь, а разведанная ранее дорога придавала дополнительной уверенности. Правда, Дарья не сдержалась, высказывая свое нецензурное мнение относительно частоты и плотности посадки кукурузы, через которую они уже в который раз шли. Уже виденная ими автомобильная дорога, а за ней – царство буйной зелени, в темноте казавшееся даже больше, чем днем. Соколова вошла в ночной лес с какой-то довольной усмешкой на лице, переступая через корни и отыскивая нужную тропку с непринужденностью гулявшего при свете дня человека. Она соскучилась по ночным прогулкам и чувствовала себя в своей стихии. Пусть и теплая, но без удушающе давящего зноя, ночь радовала девушку, которая не скрывала своего удовольствия от прогулки, придерживая за руку Консал. Русская старалась не только удержать шаманку от момента спотыкания об корень и приземления на колени, но и передать частичку своей уверенности.

- Все будет хорошо, - тихим шепотом подбодрила она напарницу, остановившись в том месте, где заканчивался подлесок и начиналась многолетняя высокая трава, в которой уже давно потерялись черты ограды. – Веди, шаманка, - она чуть склонила голову и сделала приглашающий жест рукой в сторону кладбища. Дарья посчитала, что добавить торжественности и атмосферности будет не лишним, чтобы помочь Кортни настроится на нужный лад. “А если опять нюни начнет разводить, точно по голове огрею. Вон той веткой, хотя бы. И никакие одержимости её не спасут,” - рассуждала Соколова, с легким прищуром следя за Консал.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 23

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Кортни Консал » 2019 мар 06, 21:17:42

Последние приготовления мелькали где-то на краю сознания. Словно Кортни смотрела фильм – с собой же в главной роли – отстранённо наблюдая за своими же приключениями. Она даже говорила какие-то слова, воспроизводила какие-то реакции на очередные истинно Соколовские выходки, но мысленно уже была совсем далеко. И, лишь оставшись одна, позволила себе сесть и невидящим взглядом уставиться в одну точку.
Всё было готово, осталось только выйти на улицу. Навстречу тому, что, возможно, изменит её судьбу навсегда. Навстречу всем своим страхам, переживаниям и боли. Навстречу тому, от чего она бежала так долго. И – ввязывать во всё это девочку, которая не имела никакого отношения к Консал и её долбанутой семейке? Наверное, стоило ей отказать. Прямо тогда, в библиотеке. Отказать категорически, показывая, что шаманка поедет только сама и никак иначе. Просто потому, что душу захлёстывало плохое предчувствие. Возможно – лишь следствие нервов. А возможно – интуиция шамана.
Фариас явился на глаза и молча кивнул. Кортни зажмурилась на секунду, хлопнула себя по коленям и встала. Всё. Пора.
Путь прошёл гладко – Дарья шла вперёд, как кошка, уверенно ориентируясь, даже когда тьма стала кромешной. Кортни шла следом, сжимая руку своей подопечной, и горько размышляла об абсолютном доверии. Как сейчас одна ведёт другую сквозь ночной мрак, так и совсем скоро Соколовой придётся полностью довериться Консал. Потому что есть вещи, которые голубоглазая нахальная студентка постигнуть не может. И опасности, от которых она не может себя защитить. Но подобные мысли не вгоняли Кортни в уныние, нет. Скорее наоборот – заставляли распалять решимость сделать всё правильно. Сделать так, чтобы бабуля носа не подточила. Бросить все силы на достижение максимально успешного исхода. Всё, что потребуется.
И вот она – граница. Кортни молча чуть сжала ладонь Дарьи, вскинула подбородок и – второй раз за день – провела подругу вперёд.

Неровный строй предков приветствовал её, кто – с одобрением, кто – испытующе, кто – нейтрально. Дойдя до нужного надгробия и с намёком сжав руку Дарьи вновь, Кортни поклонилась. Её Величество уже присутствовала. Великолепная, статная, прекрасная как ночь – и столь же опасная для тех, кто добыча, а не хищник. Тень Охоты ответила поклону лёгким кивком. Жребий был брошен.
Консал отвела Соколову чуть в сторонку и начертила круг, диаметром метра полтора: скорее превентивная мера, чем необходимая, ибо вряд ли зловредный дух станет нападать на спутницу подопечной самой Тени. Но лучше перебдеть; тем более, что шаманка собиралась выплескивать силу полностью, и не хотела случайно задеть подругу чем бы то ни было. Кортни выложила по контуру сухие ветки, поманила рукой духа. Лючия беспрекословно подчинилась: таков был уговор на сегодняшнюю ночь. Когда угодно – и фамильярности, и капризы, и пустая болтовня, – но не сегодня. Сегодня хворост вспыхнул мгновенно и тут же разошёлся по кругу, создавая пламенную границу. Шаманка, нахмурившись, внимательно осмотрела Дарью, стоящую в кругу. Браслет, амулет, перстень. Из круга не выходить, не болтать, если что – бежать. Всё это напарница уже знала. В конце концов, именно Соколова должна стать первой скрипкой во втором акте их приключения. Сейчас её дело – сидеть в партере и подстраховывать, правда, чисто номинально.
Дальше – начертить фигуру уже для себя. Простую – сложность оставьте ритуальщикам. Два квадрата, один из которых повёрнут на сорок пять градусов, при помощи магических мелков сияют серебром, словно паутина. Восемь углов. Север смотрит прямо на могилу – посвящение: такой же серебряный, символ Громовой Птицы. Обращение к непререкаемому авторитету Тени. Юг – просьба самой шаманки: жёлтым выведена Звезда, символ надежды о покровительстве. Запад – пройденный путь: зелёным вычерчен символ Матери, ещё одного аспекта древней охотницы. Восток – исход в будущее: зелёная Черепаха, хранитель жизни.
Далее из сумки были извлечены дары. В начале ритуала - от шаманки, как поклонение предку. Северо-восток – Авторитет и будущее – птичьи яйца как символ невылупившегося ещё птенца: просьба о наставничестве. Юго-восток – Звезда и будущее – неумело вырезанная из дерева черепашка: надежда на благосклонность и защиту. Юго-запад – Звезда и прошлое – украшение для волос, преклонение перед женщиной, что когда-то была великой. Северо-запад – Авторитет и прошлое – сырое мясо, восхищение Охотой. В конце они будут преподнесены и гостьей в знак уважения и благодарности за проявленное наставничество. А пока - так.
Лючия стояла в огненном кругу, поддерживая его и охраняя Соколову; Фариас встал за спиной Консал; всего этого она этого не видела, но чувствовала. В ночи начал витать неуловимый аромат будущего безумства. Видимо, среди веток, пылающих магическим огнём, нашлось-таки что-то пахучее. Знак судьбы о том, что мировой порядок не сдвинуть. Всё произойдёт так, как должно, и стоящая в центре фигуры девушка с каштановыми волосами – лишь одна из многих, кто обеспечивает порядок вещей. Та, кому предначертано служить проводником, судить и быть судимой. Та, на ком лежит печать шаманизма, столь древняя, что появилась с человечеством вместе и всегда была неотъемлемой его частью.
Кортни вскинула вверх свой посох и закрыла глаза. А открыла их – пока ещё безымянная представительница тысячелетнего рода земных шаманов.

Тело изгибается, пальцы отщёлкивают ритм. Тело движется само, волосы взлетают в резком повороте. Тело танцует, босые ступни прыгают по земле. Тело – лишь вместилище для чего-то большего, жизнь – лишь короткий период в чём-то несоизмеримо более длинном. С духов всё начинается, и в них же всё и уходит. Проживая свои смертные мгновения, личности перерождаются раз за разом, пока им не скажут – хватит. И всё это время – не знают, с какой опасностью сосуществуют. С какой великой силой соседствуют, с кем делят мир. Не имеют ни малейшего понятия, насколько реальность на самом деле глубока, многогранна, многослойна. Лишь нескольким дарована возможность познать это, и ещё меньшему количеству – не сойти при этом с ума.
Безымянная вскидывает голову и хохочет, продолжая кружиться в танце. Отступать уже некуда, а потому всякие сомнения отброшены. Есть только она, и танец, и реальность, Её Реальность вокруг. Не такая жалкая, как быт, что есть удел простых людей. Не такая скучная, как если бы одушевлёнными были лишь дышащие, а поговорить и вовсе можно было лишь с людьми. Сила стекается к Безымянной: её совершеннолетие – настоящее, духовное, – почти пришло. Её Реальность полна духов, Её Вселенная неизменно следует древним порядкам, Её Мир кружится вокруг в едином ритме вместе с ней. Безымянная начинает петь, и эта песня – не на земных языках. Эта песня – прямое обращение к Реальности, минуя всякие условности вроде передачи значений словами известных человечеству языков.
- Na’hi di-a-wana ne sa’yana
Wi ll-bi una da ya’ha
Da wa’ri ya’da sah’de ya’da
Da’hi sayada…
Na’ri sayada… Ma’ri sa-ha-yada… Ma-a’ri… Sa-ya’ha-a!

Неслышимая мелодия играет вокруг, звуки, что составляют её, слышимы лишь духам. Малу-помалу сонм предков начинает покачиваться в том же ритме, что и Безымянная. Взмах руки – и лёгкое покачивание головы молодого парня. Поворот на двести семьдесят градусов вокруг оси – и мудрый старец с бородой одобрительно кивает. Под движение открытых ладоней формируется энергия, которую тут же расклёвывают мелкие духи-птички и восторженно пищать. Взлетающая копна волос оставляет за собой след, которую в прыжке хватают в зубы духи-пумы. От Безымянной всё больше веет мощью; и это уже практически невозможно игнорировать даже в земном мире. Вскоре лишь Тень Охоты остаётся недвижима и бесстрастна. Как окончательная истина, она ждёт завершения события, чтобы вынести свой вердикт.
От количества силы, что призывает шаманка, Фариас будто бы становится плотнее внешне; но самые большие метаморфозы переживает всё та же Старейшая. И без того мощный дух становится почти материальным на вид. Рука у подбородка, внимательный взгляд: лицо Тени непроницаемо, но серьёзно, пока Безымянная продолжает свой танец-поклонение. Не смиренная мольба рабыни воплощается на скрытом от чужих глаз кладбище; но твёрдая, решительная, осознанная просьба.
Научи меня.
- Ma’ri-i-i so’ya-a,
Ma’ri-i sa-ya-dh’a,
Ma’ri-i-i so’ya-a-ha’a,
I-i ga’ni-ya…

Вскоре различия между отношением духов становятся всё более явными. Но по сочетанию пропорций довольных и недовольных отчётливо видно, что Имеющая Право вот-вот получит ещё один пункт – право на Имя. И тогда Безымянная станет наконец полноценным шаманом, что может говорить от рода и продолжать защитную линию для людей длиной в тысячу лет. Ведь энергия струится через её тело так легко, что в земле под её ногами начинает прорастать трава; ведь она щедра к большинству духов, и отворачивается лишь от совсем зловредных; ведь она смела, ибо пришла сюда; ведь она опытна в движениях, в песне и других способах Изменения. Духи шепчутся между собой, и большинство приходит к выводу: Безымянная достойна Имени. Безымянная достойна получить дальнейшие секреты Изменения. Безымянная достойна продолжить свой путь.
- Ma’so-mma, ma’so-ma’so-mma! – начинает негромко подпевать Фариас, и духи других предков постепенно присоединяются к нему. Безымянная слышит это и улыбается. Бренное тело не выдерживает давления – кажется, из глаз текут слёзы. Но сейчас это неважно. Танец не останавливается. Танец летит вперёд, сквозь канву времени, пока не заканчиваются отведённые для ритуала минуты.
Безымянная опускает руку с жезлом, кристалл в котором ярко светится белым, разгоняя тьму.

На несколько секунд мир замирает. Ни шороха не раздаётся, ни от замерших травинок, ни от застывших листьев. Мир ждёт вердикта Старейшей, ведь здесь – полностью её территория. Но решение её повлияет не только на кладбище, надёжно укрытое от посторонних глаз. Последствия распространятся за пределы этого мира. У этих последствий – зелёные, широко распахнутые в ожидании глаза.
И на пятый удар сердца мир вновь приходит в движение. Ветер занимается мгновенно, за доли секунды разгоняясь чуть ли не до ураганного. В эпицентре – Безымянная, что продолжает стоять с поднятой головой; круг-костёр едва не сдувает, но Лючии удаётся оградить свою подопечную от урагана. Воздух вдруг становится полон листьев, травинок, мелких сучков. Воздух подхватывает Безымянную, поднимает её над землёй, сжимает шею, забирается в горло. Шаманка хрипит, пытаясь вдохнуть. Тень Охоты одним грациозным движением спускается со своего постамента, и сквозь шум ветра Безымянная впервые слышит голос своей наставницы.
- Чудесно, девочка… Что же, честь честью, очаровала. Но учиться ещё тебе и учиться.
Очередной порыв ураганного ветра срывает деревянную черепашку с места и относит её куда-то в кусты. Старейшая прогулочным шагом заходит за спину шаманки, которая отчаянно кашляет, но никак не может получить спасительного кислорода. Слышится ропот духов – но он не выходит за пределы обычного шёпота. Глава нынешнего собрания – только одна, и никто не посмеет ей перечить.
- Знать надобно, на кого направляешь намерения… Зря звала Землю… Да, дерзости не занимать, дитя. Достойно. Но суметь перечить старшим – это ещё не всё…
Ветер наконец отпускает, и Кортни Консал валится на землю практически без сознания. Остатками разума шаманка цепляется за текущую реальность – но перед глазами нещадно темнеет, а тело, кажется, словно никак не может надышаться. Тень же медленно шествует к своей цели. Кажется, будто шаманка вовсе не интересует её больше.
На пути Старейшей вырастает Лючия, и костёр вспыхивает ярче, чем до этого. Огонь высотой поднимается практически до головы Соколовой, пытаясь скрыть смертную от взора семисталетней женщины. Но небрежное мановение рукой – и Гонсалес просто испаряется, временно изгнанная, не успевшая даже пикнуть. Костёр ещё горит, но в одном месте его уже преодолевают тени. Чёрные, будто поглощающие всякий свет, густые и вязкие тени скрывают под собой ступни Дарьи, начинают подниматься всё выше и выше.
- Однако, благодарю за подарок… Столь подходящее тело, надо же… Порадовала… - нежно шепчет Тень Охоты, но Кортни всё равно слышит каждое её слово. Шаманка пытается встать, но даже попытка опереться на локти оканчивается провалом. – Тьма… Вода, не Воздух, но всё ж великолепно… Чуть подтолкну, и твоя подружка уйдёт… Соскучилась я по существованию живых…
Практически материальная на вид Тень с ласковой улыбкой касается щеки Дарьи, начиная воздействовать на свою вторую жертву. Ветер поднимается вновь – но теперь это уже не чистая стихия, а магический дурман. Воздух сгущается, а вместе с ним сгущается ночь. Тьма сегодня правит бал – ибо так велела Старейшая. Коль Главе кажется необходимым вытащить наружу слабости Соколовой и заставить её саму пожелать покинуть тело – значит, таков сегодня порядок вещей.
Магия Воздуха и Тьмы сплетается воедино, концентрируясь в районе головы Соколовой; тени касаются глаз - и перед Дарьей возникает образ. Ненастоящий, но полностью копирующий оригинал. Женщина-индианка редкой красоты, в лице которой, как горькая усмешка судьбы, угадываются черты Кортни Консал. В улыбке женщины - смесь из обманчивого восхищения и жестокости.
- Зачем ты хочешь жить? – с любовью в голосе шепчет Тень, чувствуя, как от девочки уже разбегаются во все стороны круги эмоций, как от брошенного по воде камня. В улыбке, которая по многозначительности превосходит таковую Джоконды, появляется толика предвкушения. Тьма сама найдёт путь в сердце жертвы, ибо уже и без вмешательства Старейшей надёжно угнездилась там.
Кортни за её спиной в очередной раз заходится кашлем, из-за которого на землю уже падают первые капли крови.

Аватара пользователя
Дарья Соколова
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 14

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Дарья Соколова » 2019 мар 06, 21:34:02

Молчаливо сжатая ладонь то ли поддержка, то ли обреченность… Но вскинутый подбородок шаманки давал какую-то надежду на то, что Дарья настроила старосту в нужное русло. И вот она – незримая граница, где мир духов сильнее и не только слушаться шаманку, но и быть начеку. Очередное пожатие ладони, как намек обратить внимание на действия Консал. И чуть помедлив, Дарья легко кланяется, ведь как ни как она пришла гостьей в чужой дом. Так что как минимум для поддержания торжественности момента, нужно изобразить толику почтения. Пусть и слабую, ибо не видит принимающую сторону и плевать обычно хотела на правила приличия, но все же пришла сюда поддержать юнную шаманку.

А потом, Дарья с удивлением отметила что её отводят в сторону. Только чтобы через пару секунд понять, что это будет для её же блага. Хмыкнув, девушка все же вступила в начертанный круг и инстинктивно сжалась, когда по его краям заплясал огонь. “Это всего лишь защита,” – успокоила себя Дарья, стараясь не обращать внимание на пляшущее пламя, которое вполне искренне хотелось потушить. Вздохнув, она постаралась взять себя в руки и принялась ждать начала ритуала. Помочь или подсказать Дарья в данном случае не только не могла, но и не собиралась. Все же Кортни лучше знала, как себя вести. Оставалось только ждать, положив позади себя собранную в качестве дара кукурузу, которую видимо придется положить уже когда все закончится. Просто потому что шаманка, взявшая основные поднесения, решила проигнорировать дары полей, как и ягоды, кучкой покоящиеся в одном из карманов Соколовой. Пожав плечами на эту странность и решив лишний раз не вякать, девушка сложила руки на груди и начала молча наблюдать за приготовлениями.

И если вначале стоять было немного скучно, то после Дарье почудились до боли знакомые нотки. То ли травы, полыхающие в контуре костра, давали знакомую горчинку, то ли... где-то повеяло тем самым горько-кислым привкусом безумства... Которое Соколова когда-то имела несчастье ощутить на себе.

Мотнув головой, девушка отогнала непрошенные воспоминания о месяце страданий и всмотрелась в силуэт, застывший в центре уже готовой ритуальной фигуры. “Давай, Кортни, ты справишься,” – мысленно приободрила её Дарья и замерла в ожидании.

Вскинутый вверх посох словно бы стал тем камнем, что срывает с места лавину, заставляя погребать за собой все... Лавину ритма, который отдается глухими ударами где-то в глубине души, лавину танца, в котором изгибается и словно бы живет тело шаманки. По коже русской начинают волнами пробегать мурашки от ощущения нереальности происходящего и причастности к чему-то большему, чем простой шаманский танец. Это не просто песня, это и мольба, и обращение в одном флаконе. Остается только сглотнуть и завороженно наблюдать за шаманским откровением. Иными словами подобное не описать, остается только взирать на ставшие более уверенными движения шаманки, которая обращается... “Что это?” – Прищурившись Дарья вглядывается в мрак ночи, начиная различать там нечто более темное, чем обычная тень от надгробий или деревьев. И потихоньку начиная подозревать, что ритуал может пойти как-то не так… “Все может быть. А если… Неужто где-то был просчет?.. Или… Подвох?..”

Но в данный момент Соколова ничего не может поделать. Остается только молча созерцать это буйство шаманского танца, замечая, как прорастает трава под ногами Кортни. А танец тем не менее летит все дальше и дальше, пока не ставится точка ярким камнем на конце жезла. Дарья поджимает губы, понимая, что сейчас настал тот момент, который Кортни так боялась... Вдох-выдох... “Ну же?..” - В нетерпении сжимает кулаки русская.

Внезапно поднявшийся ветер заставляет Дарью инстинктивно придержать юбку, чтобы подол не попал в огненный круг. “Гребанный ты йод,” – мысленно понимая, что начинается какая-то неразбериха и нужно быть готовой ко всему. Пусть обзор и заслоняют мелкие травинки, листья и прочий мусор, от которого приходится щурится и отплевываться, но Дарья видит как нечто приподнимает шаманку над землей. “Так... Она о чем-то подобном говорила. Давай, не сдохни,” – рассуждает про себя студентка, жадно всматриваясь в темное буйство природы.

Ровно до того момента, пока перед ней резко не вспыхивает костер, заставляя зажмурится и замереть. “Какого черта?” – Вопрошает Дарья, понимая, что что-то пошло не так и, проморгавшись, находит глазами валяющуюся и хрипящую Консал. И в этот момент девушка замечает, что охранный круг начинают обволакивать тени. Опустив голову, замершая девушка наблюдает как её ступни касаются неестественно удленившиеся тени. “Даже так?” – Упрямо поджимая губы вопрошает Соколова, ощущая знакомую вязкость, опутывающую и призывающую бросить все и сдаться.

А потом чье-то чужое касание, неуловимое и тем не менее колкое, которое могло только почудится... Но девушка тут же вскидывает непокорную голову и вглядывается напряженным взглядом в пространство перед собой. Чтобы узреть сотканный из темного марева силуэт женщины. Это она касалась недавно щеки девушки. Это она улыбается той обманчиво ласковой улыбкой, которой невольно вторит Соколова, переводя её в дерзкую ухмылку. Даже не смотря на сходство с юной шаманкой и выраженную нежность явившейся к ней Тени, девушка ни на секунду не сомневается, что за этой редкой красотой кроется подвох… Иначе бы не хрипела так Кортни. Иначе бы тени не поднимались вверх по её щиколоткам. “Врешь, не возьмешь,” – упрямо встречает она взгляд темных провалов глаз. И с каким-то злобным торжеством видит, как чужое лицо озаряется предвкушением. А вместе с тем, сотканные из тьмы губы вопрошают что-то... Но Соколова не различает слова, поскольку чувствует, как от леденяще-вязкого прикосновения в ней просыпается её темная сущность и приоткрывает глаза. Вот только не нужно слышать, чтобы знать о чем вопрошает Старейшая. Ведь девушка, опустившая голову чтобы взглянуть на опутывающие её жгучие путы, каждый божий день отвечает на этот не расслышанный вопрос. Каждый шаг и каждый вздох.

“Какая ты, птица счастья?” - Вспоминая о совсем недавно пережитом безумстве, ухмыляется девушка, чувствуя как поднимается в душе темное Первоначало. И, предвкушая новый занимательный поединок, Дарья внутренне собирается, чтобы дать темной сущности отпор. И внутренней и внешней. Просто потому что вместе с предвкушением поединка поднимается и адреналин... в той самой непокорной и буйной крови.

“Зачем тебе это? Оставь,” - уже слышен знакомый вязкий голос собственного Зверя, призывающий бросить всё и вся.
“Я свое не отдаю,” - мысленно отвечает Соколова, собираясь сражаться до последнего. Ведь она ожидала некий подвох в конце ритуала.
“Что свое?..” - Сонно вопрошает подпитанный чужой Тьмой лениво-тянущий к ней путы Зверь.
“Свою жизнь. Свою свободу. Свое право выбора,” - отвечает Дарья, уже заученным движением напряженных, но все ещё послушных, пальцев обхватывая обманчивые в своей мягкости, но безжалостные в своей липкости путы. Путы, которые тянут её руки вниз...
“Уже поздно…” - отвечает ей сущность умиротворяюще-обволакивающим шепотом.
“Да, уже поздно переубеждать…” - Казалось бы соглашается девушка, чувствуя резкий рывок клубящейся Тьмы вверх. Дальше, глубже, ощутимей. “Поздно,” - резко перехватывает она удавку, которая готова её поглотить в любой момент. “Попался,” - с мрачным торжеством заявляет Дарья, передавливая силой воли опутывающую её жижу. “Потому что я больше не сдаюсь. Никогда. И ни за что,” - вгрызаясь в удивленного Зверя своей непокорностью, своей дерзостью и упрямством. “Урок усвоен,” - продолжает девушка, хоть её руки и трясутся от напряжения. “Ведь это был урок? Ведь так? Ты тогда умолчал,” - надавливает она ещё сильнее, обнажая острые грани своего вредного характера.
“А смысл?” - Темная сущность делает очередную попытку навязать безволие, ускользая сквозь сжатые пальцы и опутывая запястья.
“Если не видишь его, тогда молчи,” - холодно отрезала Дарья, напрягаясь чтобы сделать пусть и излишне медленный, но все же шаг, будто вытягивая стопу из тянущего её вниз болота. Чтобы со всей свой наглой решимостью наступить на протянутые к ней тени. На самой границе почти потухшего защитного круга.
“Ты бессильна,” - шепчет темная сущность, так же не желая отступать, поднимаясь вновь и вновь тягучей тяжелой волной.
“Я тебя разочарую,” - усмехается девушка, передвигая свободную руку к карману. Там гнездятся бережно собранные, но уже успевшие помяться ягоды бузины черной. Дарья медленно, покачиваясь и чувствуя, что проснувшийся Зверь пытается остановить это бессмысленное движение, запускает руку в карман. Не рассчитав сил, девушка сжимает те ягоды, которые успела зачерпнуть. Слишком медленно, сражаясь за каждый миллиметр собственного действия и чувствуя, как напряжены мускулы от этой внутренней борьбы. В то время как ароматный сок бузины черной все сильнее проступает сквозь сжатые пальцы. Темные капли, с легкой кислинкой, резво стремятся к земле, бегут от запястья к ложбинке у сгиба локтя, опутывая поднимающуюся руку замысловатым узором.

- Приветствую, Старейшая, - усмехается Дарья, второй рукой до прорезывающей боли сжимая свой перстень. Чувствуя, как Зверь ворочается и пытается вгрызться в душу. "Терпеть," - дает себе установку упрямая Соколова, вгрызаясь в Него ответ. Чтобы через пару минут вскинуть голову, буравя решительным и не менее наглым взглядом темные провалы глаз Тени Охоты.

- Мы принесли тебе дары, - шепчет девушка, с трудом заставляя ворочаться непослушный язык. Для этого его приходится слегка прикусывать. И не отступать, пусть даже её ощутимо покачивает.

- Приди и возьми их, - оскалилась Дарья, плевавшая на всякие там эфемерные сущности, приподнимая руку с придавленными ягодами. Часть из выдавленной влаги, темными потоками, вперемешку с мякотью, все же срывается не добегая до своей цели и летит вниз. Какой бы мощью не обладала Старшейшая, дерзкая русская не собиралась просто так склонять голову и лебезить перед незримым духом.

"Сидеть," - а это уже собственной темной сущности, прикусывая губу до крови. Задерживая дыхание и выставляя буйство своего характера против вязкой безынициативности собственного Зверя. Поднимая внутренние резервы, отсекая от себя липкие путы острыми гранями непокорной сути. Вгрызаясь в темную сущность, как уже делала однажды, передавливая и задавливая внутреннего Зверя собственной дерзкой волей, собственной нахальной решимостью, безудержной тягой к свободе и неуемным амбициям.

Поудобнее перехватывая перстень, разрывая нежную кожу ладоней неровными краями камня. Ориентируясь на леденящую боль от артефакта, отведя чуть в сторону руку в легком приглашающем жесте.

Дрожа от напряжения, но не собираясь сдаваться. Никому. И никогда. Ведь, каким бы горьким урок не был, Дарья усвоила его сполна.

И не замечая, что капли крови капают на тень, которую отбрасывает девушка. На тень, которая лежит так же близко к кругу, как и чужие. На её тень, подвластную её же дерзкой воле...и готовой напасть по первому зову строптивой хозяйки.

ООС: Уважаемый ДМ... Можно вердикт по поводу моего Зверя?

Аватара пользователя
ДМ Перекрестка Миров
Обстоятельства и ход событий
Сообщения: 250
Контактная информация:

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение ДМ Перекрестка Миров » 2019 мар 14, 22:46:42

Характер Дарьи взбрыкнул как никогда. Слепое упрямство и непокорность давили зверя, отсекали все привычные ему рычаги давления на свою хозяйку. Внутренняя сущность девушки проигрывала по всем фронтам. Цепляясь за каждую пядь души своей хозяйки, очень медленно, но зверь всё же отступал. Но тьма просто не была бы тьмой, не имей она в рукаве запасной план, а то и два. Побеждающая и едва не упивающаяся своим триумфом Дарья вдруг осознала, что её протянутая рука куда тяжелее, чем она сама привыкла. Раздавленные ягоды тянули вниз, словно свинцовые гири, а тёмный сок уже напоминал кровь. Собственную кровь Дарьи, которая, и давала силу и легкость её конечностям. И теперь силы покидали девушку. Тяжестью налились даже её веки. Зверь уже не просто шептал. Он действовал. Из слабеющих пальцев одна за другой начали высыпаться ягоды. Тьма внутри Дарьи вышла из-за кулис, уже не дирижируя, но ломая девушку как марионетку. Никогда ещё Дарья не чувствовала такого давления, со стороны своего зверя. Никогда она не сталкивалась с таким сильным сопротивлением. И сколько девушка не сжимала перстень, он уже не мог ей помочь. Она проигрывала в этой борьбе. Чтобы она не пыталась противопоставить зверю, он просто менял поле боя, где у его хозяйки уже не было резервов. Проиграв воле Дарьи, зверь напал и налил тяжестью её тело. Пока она пыталась поднять руки, зверь закрывал ей глаза. Пока открывала глаза, снова начинал подтачивать её уверенность. Лавировал и маневрировал, финтил и хитрил так, как только мог.
И на фоне всего этого, до Дарьи, внезапно, дошла очень простая мысль. Она действительно никогда не сталкивалась с подобным сопротивлением со стороны зверя. Буквально. Ещё ни разу в жизни, тьма не тянула с такой силой её душу на себя. Потому, что просто не было в этом необходимости. Дарья побеждала. Она действительно побеждала. Загоняла своего зверя на своё место. Тьма впервые почувствовала угрозу с её стороны. Дарья заставила своего зверя пойти на крайние и решительные меры. Потому что у него просто не было другого выхода. Сейчас не Дарья сражалась со зверем. Сейчас зверь сражался с ней, с остервенелым отчаянием, изо всех сил стараясь сохранить власть над девочкой, пустив в ход все резервы, что у него были.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 23

Re: Сказки Невыразимых (Производственная практика для Консал и Соколовой)

Сообщение Кортни Консал » 2019 мар 21, 18:40:12

Кортни из последних сил опиралась на нещадно трясущиеся локти. Сознание рывками то пыталось провалиться в пустоту, то возвращалось, чтобы снова попытаться померкнуть. Воздуха в лёгких не хватало катастрофически. На то, чтобы вдохнуть хоть какой-то кислород, уходило несколько судорожных рывков глотки. Но, несмотря на это, шаманка всё равно поднималась. На колени, поставить одну ногу на ступню, опереться на колено, попытаться подняться. Только вверх. Только вперёд. Только к той точке, куда стекались все кладбищенские тени. Вопреки всем препятствиям, вопреки тому, что ноги так и грозили подломиться. Потому что отступать было нельзя. Рубикон уже пройден. Кортни попросту не могла себе позволить вляпать Дарью в это всё. Будь дело только в одной шаманке – можно было бы и принять поражение. Но только не так. Не когда от неё зависела чья-то жизнь и рассудок…
Тень, похоже, была настроена серьёзно. И спорить с духом её уровня на месте её силы – чистой воды самоубийство. Толку всё равно не будет никакого, лишь разозлит, и вместо одного тела без истинной души может случайно получиться два.
Кортни медленно вытянула вперёд руку с жезлом. На этот простейший жест у шаманки ушло столько сил, словно вместо лёгкого мини-посоха в нём была двадцатикилограммовая гиря. Но свет в камне сиял ярче, чем когда-либо. Потому что шаманские силы зависят не только от магического запаса. Когда занимаешься чем-то, что является самой твоей сутью, можно черпать и из жизненных сил. На то, чтобы набрать воздуха для одного-единственного слова, ушло ещё несколько драгоценных секунд.
- Sa-da-nah! – выкрикнула Консал.
Тени, окутывающие Соколову, поспешно исчезли, а образ-иллюзия растворился и исчез без следа. Тень Охоты расхохоталась. И в тот же миг мир вокруг, повинуясь её воле, пришёл в движение. Магический ветер наконец отпустил Кортни, и та судорожно задышала. Порыв подхватил духа и перенёс обратно на постамент. Ближайшая площадка расчистилась от мелкого мусора и от пыли, которой, как только сейчас краем глаза заметила шаманка, стали дары. Последний вихрь пригладил встрёпанные волосы Соколовой.

- Знаешь проклятие Избавления, значит? Забавно… – задумчиво протянула Тень. – Забавно, но… Нет, нравится мне, несомненно! Нахалки… Настойчивые нахалки.
Начертив пальцами в воздухе какой-то знак, Пра-Пра небрежно «отбросила» его в сторону Дарьи. На девушку тут же налетело несколько неясных силуэтов, которые выпили из неё остатки негатива, тьмы и сил, и исчезли вновь. Студентка от такого обращения пошатнулась и осела на землю, теряя сознание. Кортни нахмурилась, сжимая обеими руками жезл, но Соколовой, кажется, больше ничего не грозило. Во всяком случае, Фариас, который до этого стоял с тенью опасения на лице, вдруг расслабился, выдохнул и уселся на землю. В исполнении невозмутимого духа подобная реакция должна была означать крайнюю степень облегчения.
- Не переживай, проверку прошла, прелесть… Хм, посмотрим. – Старейшая, похоже, ушла в себя насовсем, будто принимая какое-то решение. От былой коварной лёгкости не осталось и следа. Консал сложила руки на груди, пытаясь унять бешено стучащее сердце. Но адреналин никак не желал уходить, равно как и верить, что самое сложное уже позади. Что она действительно только что воспритивилась воле предка и та приняла это как достойный поступок. Неужели Тень Охоты приняла поклон? Неужели?..
- О! – воскрикнул дух, теряя свою серьёзность так же быстро, как та была приобретена. – Однако, очаровательно, очаровательно, – пробормотала Старейшая, осматривая Кортни с ног до головы таким взглядом, будто увидела её в первый раз. – Дурацкая магия Дня… Дерево, недра, длань судьбы… Да, подойдёт. Иди сюда, – требовательно поманила дух рукой, и Консал невольно подчинилась. Несколькими быстрыми штрихами Тень начертала знак из четырнадцати прямых линий, и тот будто прикрепился к руке Кортни, видимый только шаманке и духам.
Обналичишь у одного наглого нахлебника, Фариас наставит. И заодно дурехе подарок пусть даст, – небрежно дала отмашку отступать Старейшая, устроилась поудобнее и подняла выжидательный взгляд на Кортни. Последняя вдруг почувствовала себя неуютно. Теперь, когда не надо было больше бороться за жизнь, не удавалось ничего придумать, кроме «э?». Слова вылетели из головы, и потребовалось несколько ужасно долгих секунд, чтобы вновь собрать мысли в кучу. Но Тень вновь нахмурилась, демонстрируя, что своим царским терпением разбрасываться не собирается, и странным образом это придало Консал решимости.

- Прошу, Старейшая! – решительно произнесла Кортни, подхватывая манеру разговора духа для пущего эффекта. – Как младшая шаманка, урока прошу!
- Валяй, – неожиданно легкомысленно отозвалась Тень, глядя теперь на свою подопечную с нескрываемым любопытством. Шаманке ещё сильнее стало не по себе. Она совершенно не понимала, как вести себя с духом, чьё естество пронизывали Воздух и Тьма. Казалось, будто каждое слово грозило ошибкой. Старейшая была слишком непредсказуема. Консал попросту не успевала за ходом мыслей духа, и это пугало. И даже постфактум она не могла объяснить все поступки своей странной прабабушки.
- Ритуал изгнания требуется… Теперь, чтобы дать требуемый покой… – Кортни ощутимо запиналась между фразами. Подбирать слова с похожими звуками оказалась куда труднее, чем она думала. – …тем, кто страдает.
- Всего-то! А, для старта подойдёт. – Тень Охоты сорвала лепесток из цветка у себя на голове и небрежно вкинула его в голову Консал. В мозгу последней немедленно вспыхнул образ ритуала со всеми правилами и деталями. От неожиданности студентка вскинула руку ко лбу и едва не ударила себя посохом. Старейшая от подобного зрелища расхохоталась – легко и искренне – и остатки напряжения, висящего в воздухе, исчезли без следа.

- Иди! Простудитесь. Достаточно. Передёргаешься ещё, – настроение Тени сменилось в очередной раз за последние пять минут, и Пра-Пра доброжелательно оскалилась. Кортни почувствовала, как голова идёт кругом и хочется прямо сейчас упасть, прижаться к родной Земле и перезагрузиться ко всем духам. Но вместо этого шаманка глубоко поклонилась, положила на могилу оставшиеся дары – кукурузу и ягоды, – пробормотала слова благодарности и отступила прочь.
Вопрос транспортировки Дарьи решился с некоторым трудом. Истощённая шаманка едва выдавила из себя необходимые крохи магии на маскировочные заклятия, «Люмос» и «Локомотор». Как она добралась до гостиницы, Кортни не запомнила. Уложив Дарью на кровать, Консал рухнула рядом и мгновенно отключилась.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость