Лерешан обреченный

Аватара пользователя
Ингвар Дрейксон
Студент ф-та Оккультизма
Студент ф-та Оккультизма
Сообщения: 57

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Ингвар Дрейксон » 2020 янв 15, 17:04:04

-Я покину этот город завтра. Даже для не самого могучего светлого мага я слишком заметен. Город слишком Светлый, чтобы я мог безопасно спрятаться. Так что пожалуй я продолжу свое путешествие, но впрочем оставлю здесь шпиона, - Ингвар не боялся светлого. Разница в их силах была слишком велика. Маг сюдя по всему мог бы с трудом претендовать на место среди студентов Академии, а Ингвар был студентом третьего курса, а значит в их способностях была невероятная пропасть. Но это не значило что юноша должен быть беспечен. Он в конце концов слишком хорошо знал причину падения Ордена Гермеса, и лично видел последних магов этой организации. Они могли быть опасны, если дать им преимущество родной территории или внезапности, и Ингвар не собирался подставляться. Однако стоило подумать о личном убежище. Необходимо было где-то прятать своих будущих подданных. "Кстати может этот город станет моей резиденцией, когда мы разберемся с магом? А что, мысль хорошая." Подумал он, не пропуская эти мысли в общий канал.

Но для начала стоило озадачиться шпионом. Он легко нашел одного из стражников. Сосредоточившись он проник в незащищенное сознание человека, осторожно изучая его сознание. Верность, преданность, любовь к девушке из соседнего дома, мечта о велком будущем в святом воинстве, парень видел себя благородным крестоносцем, помогающем людям, лишенным света его драгоценного Святого. Воистину, парнишка был представителем человечества о котором мечтал Небесный Хор и Технократия его мира. Устремленным ввысь, не ради себя но ради других во многом. Но даже самый благородный человек все еще слишком уязвим не будучи магом. Ингвар осторожно манипулировал его желаниями, было несложно обратить мысль о "служить Святому как можно лучше" в желание подняться по карьерной лестнице. А для его нужно было не сторожить окраины города а перевестись повыше, к примеру в стражу хотя бы центральных кварталов. Плюс узнать как можно больше о самом святом, истории города и так далее. В общем всю ту информацию которая могла понадобиться Ингвару и его сообщникам А затем придти в гостиницу на самой окраине города, где Дрэйксон собирался остановиться. Темного мага не волновало то, что парнишку могли заподозрить и схватить. Не сработает - Темный всего лишь найдет другой путь. Все равно ни один смертный рожденный на этой планете ему не ровня. Даже его вычислят - он сотрет воспоминания о себе и покинет город. Сейчас же надо было немного отдохнуть. Он не был таким мастером порталов как к примеру Мастер Гхаримм, и буквально серия прыжков его несколько измотала, особенно если учесть расходы на ментальные манипуляции и прочее. Ингвару определенно стоило поспать. Он не любил слишком напрягаться, в то время, когда целей можно достичь более спокойным путем. Легко взломав сознание персонала, он убедил их что заплатил за неделю вперед за лучший номер который у них был и лучшее обслуживание. Осталось принять душ и завалиться спать!

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 55

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Кортни Консал » 2020 янв 15, 23:25:41

Пока друид говорил, Консал молча наблюдала за его действиями, а нити тёмной магии ручейками разбегались в самые разные стороны. Люди, из которых выпили жизнь, животные, капли ещё тёплой крови, мостовая, дом, в котором возможно появление призрака… Ничего интересного, но исследование территории Кортни не прекратила. Настороже, всегда быть настороже.
Ей нравилась поэтика смерти, ей нравилось смотреть, как Гха-римм ускоряет или замедляет колесо перерождений во имя собственных желаний, как серьёзных, так и мимолётных. И всё же волшебница так и не смогла понять своим собственным чутьём, каково это – удерживать нечто на грани, искусно управляться с непобеждённой, казалось бы, госпожи Смерти, посвятить этому свою жизнь. Возможно, для этого нужно было быть личностью неизвестной расы, верований и происхождения. Возможно, Консал просто не дано было понять. Ей доводилось лишать жизни и ломать судьбы – хотя бы сегодня, на океане, – но при этом это было не то, не те устремления, не тот настрой. Никакого интереса ломать оболочку того, что пустое. А пустыми Кортни считала абсолютное большинство людей. Привкус негатива на языке, вид наполнения чужих мозгов, прикосновения манипуляций без всякой магии, индивидуальный запах личности, что чует любое животное, звук голоса, в потоке которого легко можно разобрать качество эмоций. Применение всего этого однажды обернулось из хобби в индивидуальный кошмар, когда однажды Консал поняла: большинство людей обладает эмоциональным интеллектом куска мутного льда. Растопи его – останется только грязь и вода. Изменится форма, но не содержание. В тот день волшебница всерьёз задумалась о том, что следует держать небольшой выпас более-менее съедобных личностей про запас. Правда, мысль так и осталась планом-миражом, но теперь возникла настоящая необходимость его выполнения. Мир, где магов практически не существует, где люди множатся поколениями, а общий уровень зрелости остаётся прежним, – не самая комфортная стоянка. Впрочем, со светлым городом должно быть весело. Поселиться неподалёку и периодически развлекаться с людьми, которым ведома какая-никакая глубина существования… Да, должно сойти за рабочий вариант.
Возможно, поэтому она периодически возвращалась в Академию: хотелось хоть иногда почувствовать себя живой.
Когда друид протянул ей свою «поделку», нити уже возвращались обратно в тень Кортни. Волшебница протянула руки и взяла каплю сразу в обе ладони, немного покатала, будто бы принимала её существование, и в итоге бережно захватила её пальцами левой руки. Затем Консал сняла с волос своё украшение и осторожно прикоснулась пустым местом на ободке к свежесобранному артефакту. Бусина, едва заметно колыхающаяся, будто заключённая в невидимую плёнку, заняла своё место у левого уха Кортни после того, как корона вернулась на своё место.
- Благодарю, мастер Гха-римм.
Можно было бы сказать, что Кортни тронута, будь она немного другим человеком. Вместо этого волшебница задумалась, чего хочет достичь друид Смерти, потакая её просьбам и обеспечивая артефактами на будущее. Возможно, это вклад в общее дело, ибо полный сил союзник – идеальный союзник, не говоря уже о том, что она периодически притаскивала ему интересные находки с других миров. Или её бдительность понемногу усыпляли? Консал прекрасно знала, что могла бы являть собой ценный трофей – и что магическими силами ей с учителем не потягаться; так что просчитывать приходилось любые варианты для собственного спокойствия.
Но, тем не менее, тень необычного выражения лица промелькнула и тут же исчезла под маской спокойствия вновь. Без лишних слов Кортни шагнула в портал.

Вероятность в восемьдесят девять процентов того, что портал будет безопасен, себя оправдала. Кортни огляделась и сделала несколько шагов в сторону, изучая местность. Знойная ночь, запах моря и отсутствие опасности заставило Консал прикрыть глаза от удовольствия. Убедившись, что её прикрытие последовало за ней, волшебница отдала тому свою сумку, села на одно колено и сосредоточилась. После чего опустила пальцы на землю и по очереди легко постучала ими: почему-то проще всего ей было начинать превращение с когтей. Ногтевые пластины изменялись медленно, за пару долгих секунд; вслед за ними по предплечьям Кортни проросла чёрная шерсть, стремительно ускоряясь по мере продвижения. Вот руки чуть встряхиваются, чтобы вспомнить, каково это – иметь лапы; на них переносится вес, изгиб спины меняется, вместе с ним трансформируются мышцы и окрас ног; коса укладывается вдоль спины, её кончик обращается хвостом. Последним уходит человеческое лицо. Полноценная пума тёмно-серого цвета, с едва заметной примесью коричневого, бросила проницательный взгляд в сторону друида. На загривке – корона, которая теперь практически смыкается на шее. Один прыжок – и достигнут ближайший край берега.
Вид на город открывался прекрасный, как на ладони. Общее впечатление было привычным – бессмыссленное людское существование, которому пытаются придать вид знания, значения и знакомости. Фонари, прогуливающиеся люди, праздничные украшения – видимо, недавно проходил какой-то очередной фестиваль чего-то-там, но площади уже пусты. Кортни села, принюхалась и немного поводила усами. Плохонькая, но добыча будет точно. Нужно успеть – через час она начнёт поддаваться инстинктам животного, а из этого состояния выбраться достаточно трудно. С первой звероформой было значительно проще… или просто трудности забываются со временем.
- Мррряу, - выразила своё недовольство Кортни, но сама уже подбиралась для следующего прыжка. Она освоилась в теле кошачьего уже достаточно, чтобы уверенно карабкаться по любым ландшафтам, но сосредоточение лишним не бывает. Чуткое ухо дёрнулось, когда раздались голоса совсем неподалёку. Минимум два человека. Можно начать и с них. Оглянувшись на Гха-римма ещё раз, пума бесшумно заскользила по направлению к голосам.

Аватара пользователя
Гхаримм
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 9

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Гхаримм » 2020 янв 17, 02:07:45

Прежде, чем Ингвар отправился ко сну, поток энергии накатил на него лёгкой волной. В ментальном пространстве трон друида Смерти стал видоизменяться, наращивая за изголовьем конструкцию, похожую на выполненный из камня звериный коготь. На изогнутой вершине образовался бронзовый, но почти целиком зеленеющий из-за окиси колокол.

- Это временная мера, но так будет быстрее всего обозначить дверь. Прошу прощения за причиняемые неудобства, мистер Дрейксон.

Ухмыльнувшись тому, сколь неудобной формы Кортни Консал предпочла иметь экстрадименсиональный контейнер, полуорк легкой поступью проследовал за своей ученицей. Первые жертвы её когтей он взмахом трости собрал в сферу, что принялась вращаться напротив набалдашника. Зачерпнув немного из полученной силы, он изобразил тростью полукруг, словно проследовал за стрелкой часов от девяти к трём часам. Тени у его ног вновь зашевелились, и, вновь воплотившись в образы жутких чудовищ, принялись методично подчищать свидетелей, которым не посчастливилось узреть развлекавшуюся ученицу, и без проблем поспевающего за ней учителя. Накопив достаточно таких жертв, маг остановился на мгновение, а затем отправил мощный импульс дальше на восток. Так, чтобы точки, сквозь которые ему довелось сегодня пройти за последние пару часов, сплелись в кольцо, охватывающее Лерешан вдоль экватора.

Вломившись в сознание нескольких избежавших встречи с пумой прохожих, полуорк, не сильно беспокоясь о последствиях, стал копошиться в поисках образов власти, страха, закона и силы. Получив нужное представление, он продолжил искать информацию теперь уже о местах, которые должны были ассоциироваться с предыдущим образом. Однако, когда от давления, которое оказала ментальная магия на разум первого подопытного, его агонизирующее сознание зациклилось на образе высокого мужчины с рыжими волосами и белой маске, Гха-римму пришлось отдать его теням, и проявить чуть большую деликатность со следующей жертвой.

Всё еще хмурясь от горчившего на вкус образа, который он сам можно сказать породил, друид Смерти смог извлечь образы местности, ассоциировавшиеся у изучаемого им человека с искомыми идеями. Легкий взмах свободной рукой, и вот он уже видит, что ближайшая обитель представителей силовых органов не представляет собой ничего особенного. От неё пахло опасностью, насилием, и каким-то еще нелепым чувством, чем-то средним между виной и долгом.

Навстречу друиду Смерти, следующему по пятам за своей ученицей, с шумом выскочил автомобиль. Злость, что вспыхнула в нём из-за необходимости отвлечься от изучения и так неблизкого места, заставив вернуться сознанием к своему телу, тут же нашла выход наружу. Под днищем, рядом с топливным баком, вспыхнуло пламя ударной волны.

Водитель, еще не успевший отреагировать на стоявшего посреди дороги мужчину в маске, умер в этот же момент. Пылающий остов, подброшенный взрывом, и всё еще движимый механическим ускорением, ударился во второй этаж здания. Исполнив еще один собирающий жест, Гха-римм забрал пламя, танцевавшее над остовом, упавшим на мостовую, и отправил его к месту, что было извлечено из сознания местного жителя. Первый этаж ближайшего полицейского участка наполнился огнём.

Тем временем, сфера возле трости, подпитываемая причиняемыми поблизости, и не очень, смертями, разрослась до почти тридцати сантиметров в диаметре, и отказывалась расти дальше, поскольку выгорала быстрее, чем накапливалась. Совершив еще одну небольшую остановку, друид Смерти подвесил трость левитировать на уровни его груди, после чего, закрыв глаза, сфокусировался на сотворённой ранее нити, охватывающей сейчас экватор Лерешана. Подняв одну ладонь вверх, а вторую опустив вниз, он принялся переправлять накопленную на данный момент энергию вглубь сигнального заклинания, раскинувшегося на многие тысячи километров. От точки, в которой находился маг, нить потянулась вверх, к ледникам, и далее, к полюсу. На том краю ледниковой шапки начинался Северный океан, а за ним и Драконий.

Миг недовольства от того, что точка соединения нитей оказалась посреди океана, отобразился на лице полуорка под маской. Это означало, что и обхват через южный полюс также свяжется посреди океана. Просчёт, и не маленький. Возможно, в последний раз ему стоило переместиться на запад, а не на восток. Но тогда ему предстояло бы работать при свете дня, а это потребовало бы куда больших усилий по устранению свидетелей. В любом случае, сотворить еще одну нить всё равно придётся, и теперь, обращаясь к силам магии природы, Гха-римм понимал, что повести её следует от западного побережья Коронаря. Тогда она должна будет замкнуться где-то в области первой посещенной им столицы.

Друид Смерти усмехнулся про себя, что, исходя из его предыдущих рассуждений, ему доведется до вечерней медитации стать свидетелем посева смерти в семи различных городах. Счастливое число. Число Селунэ, доброй сестры-противницы Шар. Вламываясь в сознания очередных бедняг, маг продолжил выпытывать места, в которых базировались силовые структуры. Следующее здание, как и предыдущее, представляло мало интереса, и было точкой сбора представителей закона самого низкого уровня. И, тем не менее, как и прошлая цель, эта также наполнилась огнём.

Следующее же обнаруженное полуорком место наконец оказалось достаточно интересным. Это был, по-видимому, какой-то оружейный склад на территории военной базы. Огромное количество энергии для уничтожения живых существ, долгими часами запечатываемое внутрь маленьких пуль, ручных гранат, минометных снарядов, или авиационных бомб лежало перед друидом Смерти, словно на ладони. И словно сдутая с ладони пылинка, в оглушающем, прошедшим по всему городу ударной волной взрыве, военная база исчезла с лица Лерешана. Нить же, охватывающая планету через южный полюс, появилась на свет.

Восполнять энергию даже от остатков пламени было для мага куда более эмоциональным процессом, чем от смертей. Если за долгие годы он настолько переплёлся со своей второй половиной, воплощая её волю, и принимая её силу, что уже не представлял, как можно было потерять от этого голову, то порывы ярости и страсти, что приходили вместе с огнём, не смотря на все учения друидизма, всё равно захватывали Гха-римма. Ему вдруг захотелось не собирать потоки в сердцевину ритуала, а дать им выплеснуться из его ладоней на улицы, что окружали его. Ведь этот город был грязен, ужасающе грязен, он породил столько мучения природе, что только светоч пламени был бы способен очистить его.

Нахмурившись, и сделав глубокий вдох, полуорк призвал в своей голове образ мира, затем города, а затем прилегающих улиц. Даже если бы он высвободил наружу всё, что успел накопить, и добавил бы от этого всё, что было в нём сейчас, он не смог бы причинить значительного вреда даже в рамках этого континента, если бы не действовал с умом. И поливание кирпичных стен пламенем не являлось в его представлении чем-то умным. Поэтому, всё также опираясь на холодную логику, Гха-римм сдавил образовывавшийся в его душе порыв, и совершил короткий скачок к своей ученице.

За последнюю пару часов Кортни Консал должна была вдоволь наохотиться, но, увлёкшись, уже, по видимому, переставала отдавать себе отчёт о том, где находится граница управления зверем. Но, так как у друида Смерти были ещё неоконченные дела, сейчас ему было несколько некогда заниматься нравоучениями. Вместо этого он стал выстилать направления, по которому двигалась пума, сонными цветами. Всего несколько минут, и пыльца, сделав своё дело, погрузила ученицу Гха-римма в спокойный и глубокий сон. Переместив её на ближайшую кровать внутри одного из домов, он положил рядом с ней сумочку, развесил вокруг сигнальных заклинаний, и, удостоверившись, что они сработают, если кто-нибудь захочет приблизиться к спящей Кортни Консал, в очередной раз сорвал покрывало с реальности бытия.

Распыляя вокруг остатки накопленной энергии, взятой из магии огня, друид Смерти затянул обратно в тень переместившихся вместе с ним зверей. Избавившись от первых свидетелей, он раскинул ментальные сети, чтобы найти в умах не увидевших его прибытия обитателей Кроведержца еще одну военную базу или склад. Затратив на это значительное количество времени, маг, впрочем, достиг нужной цели. Совершив за счёт жизней последних свидетелей еще один небольшой скачок, он оказался внутри помещения, не пропускавшего солнца, еще не склонившегося в данной долготе за горизонт.

Информация о местах и направлениях, образах и мыслях, что зачерпывалась из открытых, словно чаша, умов, постоянные перемещения, в том числе и через слепую вечность, обращения к образу местностей, от города до целой планеты, ритуалы, творимые зачастую буквально на коленке, воплощение огня и проведение его через себя, контроль собственных эмоций, бесконечная собранность и черт знает что ещё начало-таки истощать друида Смерти. И потому, для создания двух последних нитей, и завершения сигнального заклинания, он решил немного сбавить темп. Растолкав телекинезом всевозможное барахло, которое занимало значительную площадь помещения, он принялся медленно но методично прикидывать дальнейшие действия.

Ему нужно будет в первую очередь обезопасить это место от непрошенных гостей, создать оповещающую систему, когда эти гости нагрянут. Затем ему предстояло сформировать фокусирующую точку, связать её с нитями, опоясывавшими сейчас мир, добавить еще две нити, которые должны будут упереться в поверхность Астары, настроить нити на магию перемещения, работающую на уровне межпланарного и межпланетарного движения, научить точку фокуса посылать сигнал в ментальное пространство и связать сигнал со звоном колокола. Проверить и перепроверить, что всё работает. Энергию во всё это предстояло вновь брать из огня, а поддерживать ритуал должна будет магия тьмы, запитанная от бесчисленных смертей, ежедневно происходивших и в этом городе тоже. То есть, к ритуалу сотворения нитей и сигнальному заклинанию необходимо было прибавить еще два ритуала.

И, за всей предшествовавшей и последующей работой следовало не забывать о пище. Как минимум двух приёмах пищи, в виду предстоявших объемов работ. А также и об отдыхе. Поковырявшись в недавно извлеченных воспоминаниях и не найдя в них ничего путного, полуорк, в этот раз проявляя чуть больше деликатности, забрался в голову проходившим по улице неподалёку жителям, и теперь уже обращаясь к образам голода и его утоления, стал подбирать вариант для себя.

Аватара пользователя
Ингвар Дрейксон
Студент ф-та Оккультизма
Студент ф-та Оккультизма
Сообщения: 57

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Ингвар Дрейксон » 2020 янв 22, 13:37:17

Проснувшись Ингвар посмотрел на светловолосую девушку-служанку что лежала рядом с ним в кровати. Иронично - несмотря на то, что проституции в городе не было, соблазнить наивную красавицу было проще простого, даже не используя ментального принуждения. Прочитать желания, построиться под них, и вот, есть уже кому согреть кровать. В Академии он тоже иногда так развлекался, хотя последнее время в этом не особо была нужда. Хотя определенно девушке не доставало опыта и страсти, Ингвар скорее соблазнил её не сколько ради физической близости сколько ради чувства превосходства. Он пока не стал стирать память своей случайной любовницы- ему ночью пришла одна идея, ради которой можно было бы задержаться в городе подольше. А раз так - то почему бы не оставить девушку при себе подольше. В крайнем случае убрать себя из памяти не самая сложная задача.

-У меня созрела идея. Я постараюсь превратить фанатизм света в наше оружие. В городе ходят слухи о крестовом походе против нечестивцев, и я попытаюсь спровоцировать его. Так мы растянем силы и подорвем веру в святого, резней и преступлениями, которые совершают от его имени, - произнесла ментальная проекция Дрейксона, - Так что выношу на голосование. Кто за? Кто против?

-Леон? Лео!- услышал парень голос возвращающий его к реальности, пусть даже и частично. Девушка проснулась и смотрела на задумавшегося парня, - С тобой все в порядке? Ты не реагировал на мои слова...

-Прости, красавица. Просто задумался, - Ингвар забыл имя девушки и быстро считал в её разуме все, что вчера наплел девушке. Если уж сочинять, то так, чтобы это было непротиворечиво- Недопустимый грех с моей стороны, когда рядом лежишь ты.

Мысленно поморщившись от того, как приторно это звучало, Дрейксон коротко поцеловал девчонку. Доступ только к определенному типу книг и цензура в городе играла ему на руку. Люди были в каком то смысле слишком наивны, если ты изначально покажешься им “добрым человеком” почитающим их святого и их традиции. “Отчасти это вызвано тем, что магов света банально недостаточно, чтобы контролировать весь город силой. И поэтому они контролируют не страхом, но словом и надеждой. Они воспитали идеальное, утопическое общество. Видимо государства не видят в нем угрозы. Да и слишком далеко чтобы идти сюда войной или посылать серьезных шпионов. Без ментальной магии шпиона к святому не подошлешь”

Выпроводив девушку из комнаты, он сам тоже оделся и отправился в город. Ему предстояла сложная работа, по поиску самых воинственных элементов идеального общества. Даже если коллеги не одобрят план, стоит знать кто в городе больше всего готов взяться за оружие и оказать сопротивление.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 55

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Кортни Консал » 2020 янв 25, 22:34:12

Охотиться было прекрасно.
Ощущая себя животным, не слишком-то задумываешься о альтернативах простым и понятным желаниям. Всё становится проще: все кошки играют со своей добычей. Инстинкты – не всегда лучший способ действовать, но всегда самый желанный. Пума скользила в тенях, скрываясь в ночи среди домов. Многие из них позволяли слиться – уголь, олово, охра, – и исполнить практически любой манёвр. Прокрасться, прыгнуть, рыкнуть, резко впиться когтями. Испуг, непонимание, боль, ужас. Слишком легко.
Время текло непривычно неопределённо – будто чувство, что позволяет мысленно отмерить часы, куда-то пропало. Думать ясно становилось всё труднее и труднее, но маяк для сознания работал чётко. Тускло-белый свет с пепельным оттенком освещал путь; но клубящиеся вокруг тени никуда не пропадали. Это был не соблазн, не влияние извне-изнутри. Просто в какой-то момент подумалось – почему бы и не отпустить себя полностью? Никаких рисков. Полноценный отдых. Наслаждение.
Маяк моргнул. Свет устремился в «небо», позволяя ползучим стеблям мгновенно разростись на всё пространство вокруг.

Женщина у стены безмолвно дрожала, не в силах шевельнуть и пальцем. От неё веяло тупым страхом – и острой, сильнейшей виной. Наверное, это она позвала своего любимого на прогулку, неторопливо текли странные мысли в голове пумы, размыкающей клыки с шеи уже мёртвого человека. Смерть – неинтересна. Интересен – оживший кошмар той, у стены. Подойти, потереться о ногу. Сесть рядом, – с подбородка капнуло кровью на мостовую, – беззаботно почесать ухо. Потянуться, выпустив когти и тут же их спрятав. Встать на задние лапы, с интересом заглянуть прямо в лицо ослепшей от ужаса. Зубами осторожно зацепить и потянуть вниз резинку, украшенную бледно-голубым цветком. Натянуть украшение на лапу, скрыться в ночи. Почувствовать всплеск эмоций за спиной, оборвавшийся на резкой и удивительно приятной ноте. Проблемы с сердцем. Возможно, не доживёт до утра.
Молодой парень давит на лапы, веса в нём достаточно, чтобы прижать к земле. Пума ощетинивается, дыбит шерсть на загривке, но, по-видимому, побеждена. Испуг сменяется истерическим весельем, девушка напротив выдыхает, парень поднимает голову с улыбкой. Кошачье выскальзывает из-под него и наносит один удар лапой. Перебитая шея. Улыбка застывает на лице, в глазах – неверие. И та самая глубина осознавания, которую пума ищет. Сознание мужчины борется между отрицанием правды и диким отчаянием. Труп девушки оседает на пол. Пума садится рядом и смотрит, обернув лапы хвостом. Спустя несколько секунд парень теряет сознание от шока. Слишком быстро.
Не то, всё – не то, думает пума, вольготно раскинувшись на полу и потягиваясь. Когти и клыки демонстрируются походя и с ленцой. Странная девушка отстранённо хихикает, гладя гостью по шёрстке и изредка попадая в тёмные и мокрые места. Пальцы размазывают чужую кровь по подшёрстку дальше. Практически седой (видимо) отец стоит в проёме двери и не смеет издать ни звука, ведь любая его попытка открыть рот или шевельнуться сопровождается молчаливым выпусканием клыков в опасной близости от потенциальной жертвы. Странная девушка кладёт голову пуме на живот, чешет её за ушком, еле дотягиваясь. Пума мурчит, вытягиваясь. Отец не смеет шевелиться. Спустя час смены эмоций мужчины от острого страха за дорогое к тупому всепоглощающему отчаянию, отравленному жестокой искрой надежды, пума когтём подцепляет бледно-голубой цветок, стягивает его с лапы и придвигает к девушке. Через минуту о произошедшем напоминают только задушенные писки дочери в объятиях отца и высохшие тёмные пятна у неё на пальцах.
Новые жертвы. Новые эмоции. Новые страхи. Пара новых смертей. Не то, всё не то. Всё – не то, думает пума, чувствуя сильную сонливость. Крупная кошка ложится, складывает морду на лапы и закрывает глаза. Всё – не то, но это была славная охота.

Дурацкое пекло смотрело не прямо в окно, но отражалось от поверхности столика прямо на кровать. Пума недовольно потянулась и закрыла морду лапами. От света это помогло – но было чертовски жарко. А ещё – множество чужих запахов. Непривычная стоянка. Придётся осмотреться. Могут быть враги; стоит поискать пищу.
Пума огляделась. Чувство безопасности было явным, но не оправдывалось незнакомой обстановкой. Пахло так, словно ветер вдруг принёс еле уловимый запах болот… Болот… Болот. Возле кровати лежала небольшая сумочка. Почти клатч. От неё разило куда более знакомым запахом: лёд, словно бы со сладким привкусом. Крупная кошка вздохнула полной грудью – и недовольно заурчала.
Обратное превращение заняло долгие секунд двадцать. Когти не хотели втягиваться, подушечки – вытягиваться, шерсть – пропадать, волосы – появляться. Спустя некоторое время полуизмученная некомфортным пробуждением Кортни Консал уже сидела на кровати и морщилась, пытаясь понять, какой сейчас год и в каком мире она находится. Правда, замутнённость мыслей прошла почти сразу, уступив разуму и структурированным данным воспоминаний. От ночного переедания слегка «подташнивало», но зато сил прибавилось на несколько дней вперёд. Женщина втянула носом воздух, но запах болот было уже не ощутить человеческим обонянием. Видимо, учителя поблизости не было. Так даже лучше.
Мелодично звякнул колокольчик, показывающий, что в общем ментальном пространстве что-то происходит. Но сперва Консал тщательно переплела косу, проверяя каждую деталь, ловушку и наживку ментального блока. Судя по всему, её разум остался неприкосновенным – либо же посчитался достаточно ценным, чтобы обойти все до единого препятствия к мыслям. Но на последнее ушло бы время и усилия, которые у друида наверняка нашлось на что потратить. Жажда действия, характерная засидевшимся с синдромом воина, лениво размышляла Кортни, завязывая резинку на конце косы. Направить её в собственное благо было слишком маняще, слишком возможно. Ничего удивительно, что в конце концов она оказалась – здесь.
Следующий час был посвящён водным процедурам. Сидя в какой-то допотопной ванной, волшебница восстановила картинку себя на троне. Образ аболютно не изменился с прошлой ночи – разве что колючие стебли поднялись ещё чуть выше, оказавшись практически у локтей.
- Развлекайтесь как вам угодно, мистер Дрейксон. Мне нравится ваш ход мыслей в разрезе собственных научных интересов. Однако же, не переборщите. Экосистема светлых должна остаться в не слишком растянутых территориальных рамках.

Последующая медитация в воде дала свои результаты. Ближайшие потоки магии пространства претерпели изменения – незначительные, но могущие указать на существенные структурные сдвиги. Ментальное моделирование дало понять, что работа ещё не завершена, но о масштабах этой работы можно было сказать мало определённого. Решив, что можно подождать объяснений со стороны, Консал потянулась и села в воде. Волшебница тщательно следила, чтобы коса не упала в ванную и не намокла. Это нехитрое занятие позволило отвлечься от мира реального и вновь заглянуть в ментальное пространство и найти там координаты города светлых, оставленные Ингваром. Кортни не видела особого смысла сдерживать своё любопытство, да и, раз уж Акан ей милостиво пообещали сохранить в текущем виде, нет никакой разницы, где начинать подбор ингредиентов для тестирования ритуалов. Оставалось лишь высушиться, одеться и отправиться в путь.
Опыта прыжков в неизвестность у Консал было не так много, но «картинка» местности здорово помогла. Оказавшись на какой-то очередной окраине, волшебница сразу подметила отличия от всех предыдущих городских пейзажей. Здесь было куда как чище, а в воздухе будто бы витало дружелюбие и гостеприимство. Найдя сии феномены бесполезными, но занятными, Кортни прикрыла глаза и принюхалась. Благодаря ментальным маякам присутствие Ингвара учуять было легко. Однако же, он будто бы раздвоился – один след был более статичен и находился где-то недалеко, другой, совсем слабый, направлялся куда-то вдаль. Решив проверить сначала первый, Консал направила свой путь в ту сторону, где «запах» ментально ощущался сильнее всего.

Найти временную, судя по всему, стоянку Дрейксона было нетрудно. В помещении можно было почувствовать, что ушёл он совсем недавно. А ещё – чужой запах женского тела. Ничего нового. Кортни хмыкнула, аккуратно развалилась на ближайшем диване с видом натурщицы и прикрыла глаза. Возле её трона в ментальном пространстве возник шарик бледно-голубого оттенка, сжатый практически в точку. Указание координат её текущего положения для мужчин – весьма красноречивое предложение о встрече, коли на то будет их воля. В реальности же Консал запустила руку в сумку, извлекла оттуда совершенно обычный с виду блокнот, исписанный вдоль, поперёк и по диагонали, и начала неспешно его листать, настраиваясь на работу.

Аватара пользователя
Гхаримм
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 9

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Гхаримм » 2020 фев 01, 04:37:51

Пять утра по серединному меридиану.

Наложив на прислугу одного из подвернувшихся аристократических домов морок, заставивший принимать его за хозяина, раньше времени вернувшегося из поездки, Гха-римм прилично потрапезничал, а после – вернулся назад к месту сотворения ритуалов. Затем наступили долгие четырё часа въедливой работы по заплетанию магистерской сложности рисунков четырёх ритуалов в единое полотно, вокруг которого также должна была выстроиться и защитная система.

И вот, в яркой вспышке военная база, располагавшаяся неподалёку от облагородованного полуорком складского помещения, перестала существовать. Ударная волна поразила все прилегающие кварталы, содрогая стены, выбивая стёкла, перемалывая, оглушая и сбивая с ног подвернувшихся ей людей. Пламя, впрочем, обвитое стальными цепями заклинания, не спешило вдоволь разбушеваться у подножия поднимавшегося вверх грибка взрыва. Энергия, заточенная и усмеренная, пробегая по витиеватым узорам, очищалась от ненужных примесей, и под чутким взором спокойно наблюдавшего за происходящим друида Смерти перетекала в сигнальное заклинание.

Теперь же, в этот раз, когда была проведена достаточная подготовительная работа, одного взрыва было достаточно, чтобы обхватить планету сразу с обеих сторон. Нити ожидания, сцепившись в узелок, присоединились к экваториальной линии, надежно держась за центральную точку ритуала.

Удостоверившись, что защитные системы работают надёжно, Гха-римм обратился к воспоминаниям предшествовавшего дня, ибо следующим шагом ему нужно было вернуться в Камено. Следуя ли нитям, что перекинулись через полюса и обхватили экватор, либо двигаясь напрямую к цели, сквозь планетарное ядро, всё равно выходило больше десяти тысяч километров. Значительный путь, преодолевать который через реальное пространство ему совершенно не хотелось. И потому, подняв трость вертикально над головой и взяв в другую руку извлеченный из кармана кристалл, маг отворил врата через слепую вечность.

Десять утра по серединному меридиану.

Шаг из одной двери до другой, меж которыми холодным огнём горели миллиарды миллиардов миров, друид Смерти вновь оказался под покровом сводчатых туннелей старинной канализации столицы Коррата. Опустив руку с тростью и на время убрав камень, Гха-римм поправил выскочившую из рукава и зацепившуюся за его край запонку, а затем принялся изучать ближайшие умы.

Прежде чем он соберется закреплять плавающий узел сигнального заклинания, ему следовало бы, помимо поиска подходящего места, совершить еще один прием пищи. Намерение же поместить подконтрольную точку мирового заклинания в каком-нибудь более наполненном удобствами месте, нежели безымянный склад на окраине Кроведержца, мотивировала выбирать место для трапезы тщательнее.

Пара лёгких жестов, и квартал под которым находился сейчас друид Смерти взорвался сотней каменных осколков. Зачерпнув из жизненных сил умирающих, он не спеша восполнил затраченную на перемещения энергию из кристалла, а затем перенесся в найденный в устраивающей его близости дворец. Мгновение изучения умов ближайшей прислуги, и полуорк следующим рывком оказывается в кабинете разжиревшего хозяина владений. Вместо приветственного жеста маг исполнил парализующее заклинание, затем подверг его детальному изучению личности, а в завершение иссушил его жизненные силы и испепелил останки.

Смахнув прах, новый владелец дворца позвонил в сигнальный колокольчик. Прислуга придала мало значения желанию господина поужинать еще раз.

А после ужина пришло время доделывать начатое. Детально изучив планы своих новых владений, Гха-римм выбрал подходящих размеров подвальное помещение с единственным входом, и принялся обрабатывать его. Эта камера должна была стать подобающим местом для закрепления точки сигнального заклинания.

Методичное и неспешное зачаровывание стен, потолка и пола успокаивало мага и помогало сосредоточиться, поэтому, когда пришло время двигать узел, он решительно и не мешкая взялся за дело. Несколько минут ментального напряжения, четыре жеста, и узелок нитей закрепился к указанной точке реального мира.

Оценивая проделанную работу, Гха-римм уже размышлял о том, как обезопасить этот перекресток от случайного постороннего воздействия. Просто обложить всё огненной магией было бы для данной обители, к сожалению, не самым подходящим вариантом. План отдать приказ, чтобы в это помещение больше никто не заходил тоже не казался приемлемым, поскольку образ предыдущего хозяина, который сейчас носил на себе друид Смерти, в головах полусотни прислужников стал бы расходиться по швам, стоило ему только начать общаться с прислугой.

Впрочем, решение у полуорка всё равно было. Выйдя из помещения он, взявшись за ручку двери, направил вглубь запирающего механизма тепло огня. После заплавленного и заблокированного замка он принялся укреплять саму дверь, и, на случай если сквозь неё кто-то всё же вознамерится проникнуть силой, наложил пару атакующих заклинаний противодействия.

Проверив и перепроверив полученное Гха-римм, удовлетворенный результатом, глубоко вздохнул. В копилку свершений сегодняшнего дня, начавшегося задолго до прибытия в Лерешан, добавилось еще немного. На данный момент это никак не сказывалось на производимых им действиях, но если он не возьмет когда-нибудь передышку, то, со временем, рано или поздно, скажется. И поэтому сейчас, когда завершена была важная часть установления контроля над миром, стоило еще раз обдумать следующие шаги.

Неспешно поднимаясь назад в «свою» комнату, маг размышлял о будущем. Структурируя свои планы, опасения, страсти и предпочтения, раскладывал он по полочкам своего разума завтрашний день.

Легкий жест руки, и редингот аккуратно повис на спинке роскошного стула, больше даже походившего на трон. Еще несколько взмахов, и полуорк остался в одних лишь брюках, маске и перчатках, из глубин которых он извлёк и разложил перед собой, одно за другим, шесть копий. Усевшись в медитативную позу и удостоверившись, что копья оторвались от пола – друид Смерти закрыл глаза.

Час дня по серединному меридиану.

Примерно через два часа, немногим раньше, чем Ингвар Дрейксон задал свой вопрос, новый день начался и для Гха-римма. В очередной раз молча кивнув в ментальном пространстве, поддерживая позицию Кортни Консал, он открыл глаза в реальном мире. Несколько долгих мгновений с наслаждением наблюдал он за тем, как вокруг него медленно вращались копья, отголоски и артефакты его давно изменившейся жизни. Давно перевернутой страницы. И только блеск остро заточенных лезвий зачаровывал его, как и раньше.

Притянув их к себе, друид Смерти неспешно убрал свои «ночные обереги» обратно в перчатки, после чего поднялся на ноги и вновь позвонил в колокольчик. Его ждал лёгкий завтрак, а затем и приглашение в гости, до которого вновь предстояло переместиться на тысячи километров.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 55

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Кортни Консал » 2020 фев 09, 02:28:21

Нити магии танцевали вокруг, сплетаясь между собой в странный узор. Необходимы были долгие годы практики, чтобы уловить: эти изящные па – не случайны. Каждую секунду мир подчиняется закономерностям, а закономерности – миру. Встроиться в эту систему не так уж и сложно, сложнее – петь в тон, стать голосом гармонии. Магия обещает великие творения, но они требуют великих усилий…
Мир вокруг замедлился и застыл, подёрнувшись лёгкой серой дымкой. Переход в пространство ментального моделирования был бы незаметен, если бы не подобный эффект, но слишком уж нравилось Кортни создавать вокруг себя более нейтральную атмосферу. Особенно учитывая то, что в номер пробивались лучи солнца, сумевшие просочиться даже сквозь почти полностью зашторенные окна. Но теперь – всё как нужно. Можно работать. Консал, не меняя особо своей позиции, перелистнула страницу блокнота. Надписи разделились: то, что раньше было одной страницей, стали несколькими. Благодаря этому можно было разобрать как отдельные слова, так и структуры, в которые они складывались. Предложения, таблицы, схемы приобрели недоступную ранее ясность понимания. Взгляд Консал скользнул по заметкам – и тут же в пространстве её собственного мира возникла её точная копия, лишь стоящая поодаль. Кортни на диване прикрыла глаза – а Кортни возле окна открыла их. Под тяжёлым взглядом на полу стали медленно проявляться линии, будто прочерчивающие самих себя. Постепенно перед мысленным взглядом волшебницы сложилась многослойная фигура; однако, едва застыв, она вновь принялась постоянно меняться, извиваться, перестраиваться в попытках прийти к идеалу. В конце концов, множество кругов заняли свои позиции, образуя сложную структуру с чётко выверенными различиями в отступах. Постепенно появлялись многочисленные символы. Словно плетение, элементы накладывались друг на друга постепенно, не давая общей картинке распадаться. Появилась пентаграмма, сформировался прерывающийся крест. Кортни уже давно тренировалась восстанавливать в памяти сложные объекты, надеясь когда-нибудь воссоздать и книги. Как менталитику, ей было куда расти.
В конце концов, круг полыхнул неровным багровым светом.
- «Ein Teil von jener Kraft, die stets das Böse will und stets das Gute schafft…», – задумчиво пробормотала Консал одновременно двумя голосами – вслух и внутри модели. Копия, существовавшая лишь внутри её головы, взмахнула правой рукой – и обрела в ней странного вида копьё, двустороннее, из чёрных и белых элементов, металл-источник которых сходу определить было крайне сложно. Мелькнули буквы посередине древка – но копьё слишком быстро устремилось вниз, чтобы они успели воплотиться полностью. Остриё вонзилось точно в центр пентаграммы. Та вспыхнула – и будто бы потрескалась, а затем и вовсе исчезла. Следом «рухнул» внутренний круг. Защита фигуры продержалась дольше всего на символах срединного круга, но и та быстро пала, после чего фигуре потребовались считаные секунды, чтобы погаснуть и исчезнуть.
Консал в реальном мире моргнула и села на диване прямо. Ментальная модель, словно неудачное вязание, быстро "расползлась" и исчезла.
- Неужели нужно ещё больше стабилизаторов, чтобы погасить волну? – спросила волшебница у пустой комнаты. На ответ она, конечно, особо не рассчитывала, но стало немного менее досадно. Пролистав несколько страниц, Кортни стала записывать результаты своего мысленного эксперимента.

Аватара пользователя
Гхаримм
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 9

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Гхаримм » 2020 фев 29, 07:11:39

Корыстное раболепие одевавшей его прислуги быстро отбило у полуорка желание сколь-либо детально изучать их персоналии. Они были уверены, что услужение шану убережет их жалкие семьи от прогремевших недавно в городе взрывов. Что у них получится и дальше подворовывать и тащить домой гарантированно чистые продукты. Что каким-то неведомым им образом авторитет и власть их хозяина должна была бы уберечь их от мелких неурядиц и невзгод, которые легко могли произойти в темных переулках Камено.

Не улучшило быстро портящееся настроение Гха-римма и уловленная краем чувств вспышка темной магии. Отдалившись сознанием от суетившейся вокруг него прислуги, маг шагнул к в сторону, откуда исходила эманация. Слишком неточно. Слишком далеко. Еще несколько шагов в том же направлении, и ощущения окончательно сбились.

Город был преисполнен жестокостью и безразличием настолько, что изловить в нем не пытающегося обособиться черного мага не представлялось возможным. Сознание полуорка нырнуло под землю, и обнаружило там именно то, чего он и опасался. Местный оккультист-самоучка по видимому прознал о чуме, и о том, что она может служить источником восполнения сил. Не таким, конечно, как зараженный человек, но тем это пагубнее сказывалось на плане распространить заразу в целом.

Местный самоучка, в этом Гха-римм почти не сомневался, словно открыл для себя неиссякаемую чашу с вином, которую друид Смерти наполнял совершенно для иных целей. И теперь он, по видимому, движется по спирали вниз, подпитывая свою темную сторону, прикусывая зараженными крысами и иной живностью. Замедляя распространение болезни.

Давно вернувшаяся на место вольто скрыла тень раздражения, что успела пробежаться по лицу мага. Мелкая но неприятная оказия, на исправление которой, к сожалению, у него совершенно не было времени.

Терпеливо дождавшись, когда его прислуга закончит с его водными процедурами, одеванием и вечерней трапезой, Гха-римм спешно пообедал, и, вновь взяв трость в одну руку и накопитель в другую - шагнул сквозь слепую вечность.

Два часа дня по серединному меридиану.

Гостиничный номер, в котором остановился Ингвар, встретил перемещение мага спокойно. Вандар тихо бодрствовал, нежась в летней неге. Появившись примерно на том же месте, где до этого ученица создавала свою ментальную копию, Гха-римм, не сводя глаз с девушки, изобразил легкий приветственный поклон. Беглый взгляд в окно позволил подтвердить предположение, что в северном полушарии сейчас должно было быть в разгаре лето.

- Я увидел твоё приглашение к беседе. Не думал, что отвлеку тебя от занятий своим появлением.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 55

Re: Лерешан обреченный

Сообщение Кортни Консал » 2020 мар 11, 15:30:26

Ровные, аккуратные строчки легко ложились на страницу блокнота. Чернильная ручка, зачарованная на самовосполнение, порхала, едва касаясь листа. Посторонний мог бы восхититься красотой почерка; однако, вряд ли понял бы хоть что-то из написанного. Система знаков, символов и сокращений была выработана Консал достаточно давно, чтобы приобрести черты дурной софистики.
От размышлений о природе явления, которое она исследовала уже достаточно давно, её отвлекло весьма ощутимое колебание магии в пространстве. Подняв взгляд, Кортни увидела одну из двух ожидаемых фигур, встала и склонилась в приветствии.
- Доброго дня, Мастер. Благодарю, что нашли на меня время.
Приветствие было необходимым лишь условно. Со вчерашнего дня словно бы ничего не произошло. Та же одежда, те же выражения лиц, те же устремления – по крайней мере, насколько это можно было почувствовать под надёжно прикрытыми щитами.
- У меня два вопроса… Если будет позволено. – Не дожидаясь ответа на словесные реверансы, Кортни одним слитным движением повернулась на девяносто градусов и медленно, будто шагая в воду, сделала первый шаг. Взгляд чуть расфокусировался и устремился вниз, когда следующая пара шагов привела к материальному препятствию и заставила развернуться. Волшебница частенько демонстрировала подобную несдержанность, когда сталкивалась с по-настоящему трудной задачей, словно бы пыталась заполнить собой некое пространство, «разлить» сферу своего влияния на мир, сделать его более контролируемым. Не говоря уже о том, что накопленный магический резерв требовал деятельного исхода вовне.
- Первый. Я надеюсь, вы просветите меня насчёт серьёзного сдвига в изнанке местного мира? И второй. – Блокнот оказался протянут Гха-римму. Даже несмотря на то, что в нём не было ничего особо ценного, этот жест дался Консал с трудом. На заблаговременно открытом развороте из-под тонких пальцев виднелся сложный магический круг, ранее воссозданный ею в собственной голове.
- Мне не хватило времени рассчитать полноценный ритуал до отправления. До этого работать со столь мощным материалом, как эссенция жизни, мне не доводилось, посему… Соломонов круг не выдерживает давления, и даже дополнительной стабилизации цитрином и яшмой может не хватить. Я размышляла о воссоздании принципа клетки Фарадея, но она направлена на защиту извне, и обратить её оказалось намного более трудоёмким делом, чем я рассчитывала изначально. Мастер, вы ведь уже работали с человеческими ингредиентами?
Вопрос был скорее риторическим: уж кому-кому, а личности с репутацией друида Смерти наверняка были не чужды эксперименты как минимум на крови. Но в глубине души волшебницы подняла свою голову любопытная от природы пума. Очень хотелось знать, насколько далеко смог зайти Гха-римм в своих экспериментах. Впрочем, рассчитывать на срыв покрова тайны особо не приходилось, максимум – на несколько подсказок.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость