Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Нирн – планета, которая двигается в пустоте Обливиона, также известная как Мундус. Тамриэль является главным континентом Нирна, а также ее мифическим и символическим центром. Тамриэль разбит на 9 провинций: Чернотопье, Сиродил, Эльсвейр, Хаммерфел, Хай Рок, Морровинд, Скайрим, остров Саммерсет и Валенвуд. Тремя другими континентами является Акавир, Атмора и ранее Ёкунда, ныне ушедший под воду. У Нирна 2 луны, Мессер и Секунда. Другие космические тела над Нирном, по поверьям, являются сферами Аэдра и Даэдра. Солнце и звезды также присутствуют на небе Обливиона, через которые свет Аэтэриуса просачивается в Мундус. Единственным исключением является созвездие змеи, Змей, который просто напросто скользит по небу. Оно состоит из «незвезд».
Но Мундус или Нирн - не единственный План Обливиона. Считается, что их девять, и ими правят даэдра. Самыми известными являются Дрожащие Острова – план Безумия, и План Разрушения.
Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 381

Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 фев 22, 21:51:17

Ментальная магия - М4 (Чтение мыслей, Ментальный блок, Мыслеречь, Ментальный удар, Мыслеобразы, Взлом ментального блока, Паралич, Обход ментального блока, Манипуляции с памятью, Зацикливание, Быстрое чтение, Марионетка, Ментальная чувствительность, Внушение)
Эмпатия
Магия стихий: Вода - М3
Заклинания - М2
Целительство - М2
Трансфигурация - М1
Прорицание - М1
Ритуальная магия - М1
Магия стихий: Воздух - М1
Зельеварение - ПМ2
Телекинез - ПМ1 (Манипулирование, Щит)



Идею пойти в очередной поход за ингредиентами для складов академии Эмилия приняла вполне себе с энтузиазмом. Во-первых, сам этот мир вполне себе захватил воображение. Две крайности, объединённые в одном. Необычная флора и фауна. И раз уже удалось прогуляться по Деменции, то и посмотреть на другую сторону – Манию – было очень и очень интересно. Прогуляться, собрать местные травы, да части зверушек для экспериментов и коллекции, почувствовать энергетику этого места, ну и вдобавок типа сделать полезное дело. А когда делаешь полезные дела, на другие «проколы» закрывают глаза. например, лекции пока читать е хотелось, скучно как-то, да и публика какая-то неотзывчивая. Ну их. А ещё Реймонд. Она даже нравиться начала Эмилии. То есть умная девушка. вдумчивая, судя по паре домашних работ, не потерялась в критической ситуации, хотя, казалось бы, раньше в таком не участвовала. И мало того, что в ступор не впала, так ещё и сохранила любознательность, тягу к знаниям раз спрашивала про методику замораживания «Авроры». В общем, с ней было интересно пообщаться, может, вытянуть на что-то, докопаться до потенциала. Всегда приятно окружить себя думающими людьми (или не-людьми), а не пытаться вбить в голову хоть крупицу знаний тем, кому это нфиг не нужно, и вообще они в Академию пришли не учиться, а так, потусить. Тусить-то тоже хорошо, но всё же...

Как и в прошлый раз, пунктом назначения служила пещера. Потому что а) нужно думать о потребностях вампиров, которые солнышко не любят; б) в этом пантеоне миров весь главный тусич происходит под землёй, и ништяки все там же; в) было интересно пройтись по местной корневой системе, где янтарь из тех самых корней и подземных пней (не спрашивайте откуда они там, просто там пни и всё тут) имел интересные свойства. Прямо как та руда. И из них получались крутые артефакты и всё такое.

- Ты же читала об особенностях местных тварюшек и растений? – спросила Эмилия перед тем, как протиснуться между корнями огромного гриба в подземный ход. Спросила и не стала сразу пояснять, как с другой девицей, хотя бы потому, что помнила, что Реймонд часто весьма подкована в теории (как казалось) и, значит, «домашнюю работу» должны была выполнить, раз предложила этот поход. К счастью, волноваться о языковом барьере не стоило - Эмилия предусмотрительно захватила языковой амулет, позволяющей ей понимать Реймонд, а той понимать её.

Аватара пользователя
Рэймонд Моро
Староста ф-та Алхимии
Староста ф-та Алхимии
Сообщения: 30

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Рэймонд Моро » 2018 мар 04, 04:17:26


Магические способности:

Магия первоначал: Тьма - ПМ3
Магия Стихий: Вода - М2
Ментальная магия - ПМ2 (Ментальный блок, Внушение, Чтение мыслей)
Зельеварение - ПМ2
Целительство - расовая способность

Нужно было полное погружение в аспекты своей будущей профессии.
Не так давно Рэймонд столкнулась с тем, что ингредиенты, с которыми она работала, периодически преподносили сюрпризы. Например, рога оленя, которого жестоко убили браконьеры, или рог носорога, срезанный с живого существа. Все равно, что у самой Рэймонд выдернули бы клыки и оставили в таком виде: все эти предметы были буквально пропитаны страхом и страданиями, что значительно затрудняло их использование.
Вообще, до этого Рэймонд не собирала ингредиенты самостоятельно.
Минералы и животные компоненты клан выписывал откуда-то из-за рубежа, или из иных миров, а к растениям в мамином зимнем саду Моро старалась лишний раз не притрагиваться: Миранда нервничала, если Рэймонд портила что-то, или случайно вытягивала из цветов энергию. В Академии все пробелы в знаниях вампирши и практически полное отсутствие опыта начали выплывать, что было неприятно.
Вопреки стереотипам, Рэймонд не была одиночкой, и путешествовать одна не стала бы. К тому же, она стремилась к нахождению единомышленников, а Хаккенс - даром что смертная - была авторитетной волшебницей, и идеально подходила для совместной работы. На Островах они образовали почти идеальный тандем, несмотря на внушительную разницу в силе.
Пора было вылезать из уютной скорлупы, которую ей соорудили мама с папой, общество, власти. При мысли о том, что она прикоснулась к чему-то запретному, ее охватывала нервозная дрожь и мандраж, но в то же время Рэймонд находилась в предвкушении.
Колыбель просто не могла ей дать того, что было нужно, в полном объеме. Маги там встречались редко, а вампирские маги не всегда имели опыт обучения и желание совершенствоваться в педагогике: у них у всех личное пространство метра в три, не меньше. Начинаешь его нарушать, задавать вопросы, касающиеся личного опыта в магии - и все, процесс обучения заканчивается. Элементарно потому что ты чужак, тебя не знают, и прежде чем тебе начнут доверять, должны произойти разные события, утечь время. Пока что создать страну-изолятор со всем необходимым попросту не получалось, во всяком случае, когда дело касалось юных волшебников. К тому же, будем честны: некоторые старые вампиры периодически тайком от всех нарушают мелкие запреты, Императрица не может об этом не знать, учитывая, какие менталисты на нее работают. Очевидно, пока нарушения были незначительны, а вампир - полезен, госпожа Анна просто закрывала глаза на подобные вещи. Но за Джонатана, конечно, клану придется заплатить штраф, как минимум. Хорошо, что они с Хаккенс успели замести следы: если бы осталось хоть что-то, способное навредить внешней политике, штрафами бы не отделались.
Сейчас Рэймонд чувствовала себя как-то иначе. Она по-прежнему ощущала ответственность перед кланом, но теперь мысли о собственном несовершенстве отошли для нее на второй план. Миранда была неидеальна, сколько бы она ни строила из себя святошу - так почему же Рэймонд должна быть хороша во всем? Из-за неуверенности в себе она довольно долго боялась экспериментировать, выходить за рамки положенного, и только в Академии начала более-менее приходить в себя, меняться. Подходя к зеркалу в ванной, она все чаще видела спокойствие и невозмутимость в собственном взгляде, а еще могла сидеть на книгах, мыслями уносясь куда-то далеко, отходя по логической цепочке от изначального предмета размышлений.
Миранда была чертовски несовершенна, а ее оболочка идеальной женщины - маска, личное пространство, ее маленькое вранье. Джонатан видел ее настоящую, она позволяла ему, и - невольно - позволила Рэймонд.
У мисс Хаккенс не было такого строгого личного пространства, она вообще была простая, что свойственно многим юным девушкам, в то же время у нее был обширный опыт боевых действий. За несколько часов на Островах Моро узнала о ритуалах и заклинаниях больше, чем до этого за пятьдесят лет в Империи. Если честно, общаясь с мисс Хаккенс, Рэймонд не чувствовала себя так, словно ее сравнивают с кем-то.
Вампирша даже сама предложила сходить в другой мир за компонентами. Эта идея зрела в ней с момента поездки на Острова, и вот, наконец, она нашла мир, в который можно податься. Вернее, место.

Таинственные Дрожащие Острова - место, где всем, должно быть, будет наплевать на них с Эмилией. Какая ирония: они вновь путешествуют на острова, и вновь инициатива идет от не-мертвой.
Вообще, если сравнивать с родным миром, у почти любого места магический потенциал и количество ценных ингредиентов выше, поэтому Моро просто выбрала место, где, по ее разумению, они не будут выделяться из толпы.
Конечно, флора и фауна здесь... на любителя. Наверное, чем выше магический фон мира, тем больше вылазит волшебных мутаций. Гнармы, граммиты, обесшкуренные гончие... У них еще почти у всех иммунитет к магии, мама дорогая! И непонятно, дышат ли они в принципе. Рэймонд знала, как убить водой живое существо, а вот что делать с нежитью, да еще и с той, у которой иммунитет к воздействию воды?
Оставалось надеяться только на опыт преподавателя, и на собственные расовые преимущества. Например, старое доброе "притвориться мертвой, если тебя взяли в заложники".
К сожалению, Рэймонд не сумела найти полнейшее описание менталитета местных - в книгах особое внимание отводилось описанию рельефа и зверья - а потому пришлось самой составлять наряд, не привлекающий внимание. В то же время, они шли в подземелье, так что необходимо было учесть и этот фактор. Подземелье - значит, грязь.
Таким образом, вампирша приняла решение напялить на себя внушительного вида сапожищи до колена и черный спортивный костюм, прикрытый серым средневековым балахоном, а поверх всей этой радости повесила большую изящную брошь в форме листа, чтобы как-то разнообразить наряд и сразить наповал жителей Мании при встрече. Черт, тут все такое яркое.
Если бы не менталитет, рванули бы в Деменцию, там как-то проще слиться с толпой: закуталась в черное - и готово, молодец. Не добавляли оптимизма и синяя сумка-холодильник на плече, знакомая еще с предыдущего похода. А на другом плече была простая внешне сума, с похожими деревенские ходят по травы. Наверное. Опять же, в Мании довольно своеобразное эпатажное население - может, они собирают мяту в тележки?
"Кажется, я не особо хороша в искусстве маскировки".
- Да, я многое прочла, - рассеянно отозвалась Моро, двигаясь следом за преподавателем, - Непонятно только, как тут люди выживают.
Она уже начала жалеть, что не купила на Островах ничего из оружия, с собой привезла только голубой флакон с духами - он закатился в сумку-холодильник, и умудрился не разбиться. Хорошая пистолетная пуля могла бы заставить нежить задуматься о своем поведении.
- Наверное, здесь придется действовать быстро, - прокашлявшись, девица осторожно начала выводить Эми на важную тему, - И ритуалы не помогут, да? Ну, как на корабле. А заклинания привлекут внимание. Жаль, их нельзя произносить про себя, да?
Она говорила вполголоса, но, по меркам самой Рэймонд - слишком громко. В пещере очень чувствительное эхо. С одной стороны, придется действовать тихо, а с другой - если кто-то начнет преследование во тьме, чуткое ухо вампира уловит этот звук.
Вообще, у мисс Хаккенс были две сильные разносторонние способности, которые Моро заметила - Заклинания и Ритуалы. Если вода, несмотря на свою силу, имела существенные ограничения по эффектам, то эти две силы способны были преподнести любой сюрприз.

Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 381

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 мар 04, 07:26:54

- Да так и выживают. В городах и поселениях поспокойнее должно быть, всё «веселье» обычно в руинах и пещерах. Ну, куда мы и топаем, - жизнерадостно поделилась Эмилия, оглядываясь и давая глазам привыкнуть к полумраку, где освещение создавали лишь всё те же флуоресцентные растения (и грибы тоже, они же не растения, пусть и растут из земли и сё такое, не важно). Их тут было больше, чем в Деменции. И если в первой освещение было под стать миру – мертвенно-бледное, голубоватое, то здесь были тёплые жёлтые и оранжевые тона. Но это не значит, что опасностей ждало меньше. – Кстати, заметила, что в этой плеяде миров очень многие владеют магией и почти все оружием, так что привыкли себя защищать. А значит небольшой толпой в деревушке вполне могут запинать какую-нибудь агрессивную бяку.

Коридор привёл в первую из серии пещеру. Всё те же грибы на стенах, потолке, полу. Часть нужные, часть просто светятся... Было спокойнее, чем в то прошлое путешествие на Дрожащие Острова. Уже более-менее понятно, чего ожидать – фауна, в отличие от флоры, различалась мало, скорее по окрасу, чем реально. Да И Реймонд, как вампира, убить сложно – значит нужно меньше трястись о сохранности подведомственного студента. Студента с кучей вопросов.

- Ритуалы обычно медленные, это да, хотя не все. Тем более, что некоторые можно готовить заранее и просто активировать в нужный момент. Или зарядить какой-нибудь предмет на определённое действие, тогда это вообще дело момента. Заклинания же, отнюдь, могут использоваться и беззвучно. Ну, большая их часть. Во многих магических колах Земли, насколько я знаю, целые курсы посвящены невербальной заклинательной магии. Она, как правило, сложнее, особенно для тех, кто не может толком сфокусировать мысль так же чётко, как и слово, так сказать, послать сигнал энергофону о своём намерении. С одной стороны ментальным магам это проще даётся – мы лучше умеем управлять собственной мыслительной деятельностью и точно знаем как концентрироваться на определённой мысли, но с другой стороны и сложнее: можно забыться и вместо того, чтобы мыслью в энергоматрицу стучаться, послать её в «ментал» по привычке. Нужны тренировки, конечно, но так со всем.

Эмилия продолжала медленно продвигаться вперёд, рассказывая о магии, живя этими рассказами. Честно, ей нравилось преподавать, нравилось раскрывать тайны волшебства сначала для себя. а потом делиться ими с теми, кто оценит, поймёт. Нравилось, почти физически ощущать щёлкание встающих на место шестерёнок в головах тех, кто слушает, желает слушать. Возможно, преподавание, подразумеваемое стандартной академской программой не для неё. Почему-то. Странно, но этого ощущения не возникало практически в аудиториях о время запланированных в расписании, не было ощущения связи, да и студиозусы отвечали тем же: вялые какие-то, будто незаинтересованные совсем. Может, стоило что-то сменить в подходе, а может... такой подход и нужен, только зайти с другой стороны...

Аватара пользователя
Рэймонд Моро
Староста ф-та Алхимии
Староста ф-та Алхимии
Сообщения: 30

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Рэймонд Моро » 2018 мар 08, 21:25:10

Для Рэймонд, привыкшей к безопасности, эта реальность была непостижима. А люди жили здесь, и, судя по всему, довольно неплохо справлялись. Вон, города отстроили, наладили примитивный, но социум, очень многие даже читать и писать умеют, как утверждают энциклопедии, что для Средних веков и вовсе нонсенс.
Вопреки стереотипам, Моро была не особо счастлива оказаться в тесном замкнутом пространстве с недружелюбной нечистью, будь девушка хоть трижды вампиром. В то же время, над головой не палило солнце, все пространство вокруг погрузилось в бархатную темноту, и Рэймонд могла нормально глядеть на окружающие ее предметы, без яркой рези в глазах.
Вообще, быть бессмертной нелегко. Хотя бы потому что в большинстве случаев погода снаружи способна причинить серьезные неудобства, и вампиризм ощутимо менял жизнь и личность человека. А еще то, как вампир ощущал стихии. Человек-водник предпочтет бескрайний океан, и плевать, что над головой палящее солнце, вампир же скорее будет практиковаться в крытом бассейне. Человек-воздушник в жизни не сделает свой выбор между комнатой с большими окнами и крохотным глухим закутком в пользу последнего, в отличие от своего коллеги-кровососа. Наверное, поэтому вампиры очень медленно развивают стихии - они их просто не ощущают в том объеме, в котором способны прочувствовать люди. Будь у вампирши возможность выбора, она бы обязательно построила особняк в каком-нибудь мире, где вечно царит безлунная ночь, дует ветерок, а неподалеку тихонько шелестят волны, поставила бы стационарный портал в свою комнату в Империи, и...

В пещере росли гроздями жутковатые грибы кислотного цвета. Рэймонд отступила назад, и брезгливо обтерла ладони о ткань спортивного костюма, словно уже коснулась склизкой поверхности. Она предпочла не предпринимать каких либо действий, пока сама мисс Хаккенс не покусится на один из грибов. Неудачные эксперименты с реактивами пошли на пользу, научив банальной осторожности.
Мисс Хаккенс даже не посмотрела на грибницы, и кровопийца, пожав плечами, двинулась следом.
Вампирше все больше нравились заклинания и ритуалы, ей в принципе импонировала мысль о том, что какое то действие можно сделать с меньшими энергозатратами. Это дома она могла спокойно колдовать без меры, параллельно потягивая кровь из трубочки, а здесь приходилось высчитывать, сколько еще она сможет поупражняться, прежде чем станет опасна для всех, а прежде всего, для самой себя. Теряя контроль, Моро рисковала своей свободой, репутацией, и всерьез проигрывала внутреннему зверю.
Приятно было знать, что в плане произнесения заклинаний ментальная магия дает преимущество. Хорошо иметь сильный ясный рассудок, особенно если он способен обеспечить эффект неожиданности: многие волшебники привыкли ориентироваться на слух, чтобы отражать атаки. А если еще при атаке выкрикнуть вслух одно, но ментально сотворить иное заклинание...
- Похоже, мне придется подтянуть дисциплину ментализма, - вздохнула Моро, - Она у меня слабо идет. Как и все остальное, кроме воды, но в плане ментальной магии все еще печальней, я не практикуюсь и теряю навык.
Когда она в последний раз занималась ментальной магией как следует?
Рэймонд напрягла память, пытаясь вспомнить момент, когда ей противостоял действительно достойный напарник. Острова не в счет - капитан не был магом, проникнуть в его разум не составило труда.
Таким образом, в последний раз ей устраивали тотальный ад дома, почти год назад, на индивидуальном занятии с Мирандой. Рэймонд помнила то беспомощное ощущение, словно в скользкой сети барахтаешься, пытаясь уйти от неизбежного прикосновения - вот на что похоже противостояние старому менталисту.
Мама ведь наверняка захочет увидеть прогресс, когда девица вернется домой на каникулы. Моро даже не хотела представлять ее взгляд, когда та с интересом занесет ментальную длань, проверяя линию обороны. И обнаружит, что щит по-прежнему нестабилен. И что прочие способности остались в том же виде, что и были до Академии.
“Тебя нельзя выводить в свет. Ты случайно выдашь все наши секреты.”
Или “Ты совсем ничему не научилась?” А еще это безжалостное ударение на слове “совсем”, подчеркивающее всю глубину разочарования...
И ведь не оправдаться тем, что преподаватели неохотно учат - в отличие от Империи, смертные с удовольствием обучали магов. Порой вампирше казалось, что еще немного - и преподаватель попытается вложить знания ментальным путем, чтобы уж наверняка. Вот настолько они хотели научить студентов всему, что умели сами.
- Странно, что ты совсем не боишься делиться информацией о своих способностях, - пробормотала Рэймонд, в который раз вспоминая своих холодных, закрытых учителей из родного мира, - Я о твоих способностях знаю больше, чем о маминых. У нас не очень любят, когда кто-то досконально знает, чем ты владеешь.
Миранда была могущественным менталистом - это точно. А остальное было словно укрыто пеленой тумана - неясно, были лишь одни догадки. А вот Хаккенс - ритуалист, маг Воды, заклинатель, зельевар, и очень хороший менталист. И это только из того, что известно наверняка.
Хотя, с другой стороны - чего ей бояться?Эмилия преподаватель, интриги вокруг власти ее вряд ли волнуют, а страх получить удар в спину от ученика, которого сама же и обучила, и вовсе что-то из области фантастики.

Тем временем, они заходили все глубже в пещеру, и что-то было не так.
Темень вокруг была вызвана не многолетним отсутствием солнечных лучей. Это была именно концентрированная Тьма: густая, первородная. Рэймонд почувствовала, как тени окутывают ее, придают сил. Внутренний зверь жадно принюхивался, обнажив клыки, и Моро испытала желание погрузиться во Тьму с головой, словно в бассейн. Ей очень хотелось пить, но в то же время и нет, ведь желудок был полон. Рэймонд почти физически ощущала потребность кинуться следом за добычей, мчаться бок о бок с перепуганной жертвой, жадно вдыхать пары отчаяния, раздувая ноздри. Вонзить зудящие зубы в артерию, просто потому что может, а не потому что голодна. Потому что они под землей, а отсюда нет выхода. Потому что она хищник, и все живое - просто добыча.
Потому что на Островах ей понравилось убивать.
Когда прошел страх перед ответственностью, Рэймонд почувствовала себя невероятно сильной и могущественной - там, на пиратском судне. Словно все на свете было можно. Она никогда и никому не признается, но вампирше так сильно хотелось вновь почувствовать могущество - и без разницы, на ком.
Зверь радовался, зверь бесновался. Ему было непередаваемо хорошо в подземелье, здесь все было пропитано смертью и страданиями, тут Рэймонд, наверное, было самое место.
Она ощущала себя невероятно сильной, но в то же время, чем гуще вокруг была Тьма, тем больше зверел хищник внутри. И энергия первоначал здесь была какая-то особенная, с оттенком безумия.
“После Островов он удвоенно наседает на меня,” - уныло подумала Моро, но в то же время она не могла не признать, что зерно истины в этих соблазнах все же есть.
Если ты окутана Тьмой, и при этом являешься магом данного Первоначала, то просто глупо не использовать преимущество.
Вампирша прекрасно видела в темноте, но вот что было за поворотом, все еще оставалось загадкой. Можно, конечно, и дальше идти напролом, однако Рэймонд определенно почувствовала что то враждебное. Что-то такое же темное, древнее и злое, как она сама. Существо, жившее здесь, оставило отпечаток липких помыслов на всем пространстве пещеры, и, судя по концентрации Тьмы вокруг - либо тварь живет в норе очень долго, раз так уютно устроилась, либо это что то опасное. И у Моро складывалось впечатление, что оно знало об их присутствии, и было настроено недружелюбно даже по отношении к темному собрату, что, в принципе, не редкость среди нежити. Существовало не так много не-мертвых видов, которые были способны ужиться в столь маленьком пространстве.
Оно было где-то близко, буквально исходило ненавистью, но где именно?

Вампирша лукаво улыбнулась, и простерла длани к собственной тени. Здесь ее вечная спутница не имела очертаний, сливаясь с пространством, что в целом было на руку. Она была рядом, как и всегда, а подземелье давало неограниченное пространство для маневра "младшей сестры". Сумрак вокруг простерся в бесконечность, и ничто не могло помешать темному магу в исполнении замысла.
Вампирша заставила свою тень замереть на месте, словно хозяйка, давшая гончему псу команду “место”.
Когда Моро управляла водой, она сама себе напоминала кукловода, манипулирующего нитями посторонней энергии, Тьма же была другая.
“Я и есть Тьма,” - подумала вампирша. Она не просто чувствовала связь со способностью, это не стихия, а именно внутреннее состояние, неизбежно нарастающее с годами. Либо научишься контактировать со своей сущностью, либо сойдешь с ума. Первоначало было невозможно сравнивать с любой другой дисциплиной, в каком-то смысле, Первоначало можно было считать душой разумного. Или очень важной частицей души. Оно наполняло тебя без остатка, сохранить себя прежнего было просто невозможно - это и есть новая ты.
Стихия заставит тебя чувствовать мир по-другому, благодаря прорицанию маг начнет видеть события вокруг иначе, магия пространства выбьет почву из-под ног, а ментализм подтолкнет к манипуляции чужим восприятием. Но Первоначало влияет на все и сразу в той или иной мере, проявляется на всех уровнях восприятия. Это не просто инструмент, как все прочие дисциплины - это образ существования. Ты и есть Тьма.
Рэймонд не нужно было дотягиваться до своей тени, примеряться к энергетическому потоку, как было с водой на островах. Тьма уже была внутри, и сама охотно подалась к хозяйке, ошеломляя ту.
“Слишком сильно,” - подумала Моро, отступая на шаг назад. Она отделила тем самым свою покорную замершую тень от тела хозяйки. Рэймонд почти физически чувствовала недовольство тени, ее нежелание удаляться от тела, к которому была столь привязана. Тень была частью Тьмы, а Тьма, напротив, тянулась к Рэймонд, чувствуя ее природную сущность. Вот и сейчас Тьма вокруг вампирши стремительно сгущалась.
Вампирша не видела ее физически, но ощущала рваные облачка негатива, сбившиеся в один большой купол вокруг. Эмилия не могла узреть происходящее, однако наверняка что-то чувствовала на подсознательном уровне.
Рэймонд просто не могла контролировать энергию в том количестве, которое сгустилось вокруг нее на данный момент. В какой-то момент ей(а ей ли?)захотелось просто кинуться вперед сломя голову, найти врага, что затаился впереди, и разорвать его голыми руками.
Она отринула чужое желание, словно пустую шелуху - какой смысл рисковать просто так, задаром? Ни теплой кровушки, ни блестящих украшений в случае победы кровопийца не получит. Да и Зверь вел себя довольно странно, словно напитался энергией первоначала вместе с сумасшествием. Где привычные уговоры, хитрость, попытки выдать чужое мышление за хозяйское?

“Теперь ты мои глаза,” - подумала вампирша, обращаясь к тени, и нашла в себе силы оттолкнуть ее от себя. Дальше, вперед, по коридору, за поворот.
“Посмотри, что там, ”- сама того не заметив, вампирша скопировала бесстрастный начальственный голос Миранды Моро.
Тень вальяжно ползла по коридору, жадно обшаривая все уголки. Важно дать понять: неподчинение карается. Если кинется обратно слишком рано, Рэймонд будет отсылать ее снова и снова, пока не будет удовлетворена результатом. Если сделает работу плохо и хозяйка пострадает, то тень тоже рискует исчезнуть из мира со смертью вампирши.
Внезапно тень замерла. Рэймонд могла почти физически чувствовать ее озадаченность. Тень крутилась за поворотом вокруг одного и того же места. Вряд ли она не могла разглядеть - в полной темноте рефлексы тени были молниеносны. Скорее, тень просто почувствовала что-то необычное.
Наверняка там был сгусток энергии, но породила его не вампирша. Что-то было не так. Отпечатки Тьмы, которыми было усеяно все вокруг, несколько отличались от того, что заметила тень. Сходства были, но не на уровне первоначал.
Возвращалась она стремительно, молниеносно, и спустя секунду намертво прижалась к ступням вампирши.
“Ну что там?” - нетерпеливо прикрикнула Моро, и в подсознании прозвучал ответ: “Древесное чудище свернулось клубком возле корней.”

Теперь же настало время вспомнить о Хаккенс.
Эмилия была рядом, но Рэймонд было трудно сказать, читает ли та ее мысли. Ментального щита не было, в теории, Хаккенс ничто не помешало бы залезть в подсознание ученицы, но вампирша все же решила повторить вслух весть, которую принесла тень:
- Плохи дела. Впереди бегающий корень, - тихо произнесла клыкастая. Она напрочь забыла название монстра, сосредоточившись лишь на том, что у твари иммунитет к стихиям, причем нарастающий. Вообще, его можно будет пробить еще одной стихией, когда тот израсходует силы на создание защиты от какого-то одного типа урона. Но они с Хаккенс обе водники. Замечательно, просто шикарно. И что делать?

Атаковать Тьмой девушка бы поостереглась. Что такое глам? В энциклопедии было не так много информации, как хотелось бы, и Рэймонд предположила, что корень вполне может быть нежитью. Живет под землей, вдали от солнечного света, что так необходим растениям, ведет себя, как не-живой - его основным рационом являлась чужая энергия, судя по всему. Что еще можно было предположить? Моро знала о даэдра только то, что они - местный аналог злых духов, только во плоти, отсюда и родилось предположение, что глам - нежить со слабым темным фоном. И потом - может, он тоже Темный, эволюционировал так, что научился прятать энергетические отголоски, дабы не отпугивать добычу.
Нежить вообще можно убить ее же Первоначалом?Разве не-мертвый не будет напитываться негативом и радоваться при этом, особенно если у мага Тьма развита очень слабо?
Что с заклинаниями, тоже неясно. Может, у него иммунитет и на них вырабатывается, так что раньше времени желательно не вводить их в игру. Да, это вам не контрабандистов щелкать.
В этот раз право выбора Моро оставила за преподавателем. Если они развернут обширную дискуссию, то рискуют не прийти к согласию, но привлечь монстра, так что Рэймонд предпочла перевести стрелки ответственности на кого-то другого. В конце концов, сама вампирша особо ничем не рисковала: вряд ли нежить сочтет ее настолько аппетитной, чтобы съесть.
Как показывает практика, не-мертвые воспринимает вампира на вкус крайне негативно: говорят, тухлятиной отдает. Саму Рэймонд это утверждение полностью устраивало - во всяком случае, на данном этапе их путешествия подобное качество пришлось как нельзя кстати. Можно было не волноваться, что ее обглодают зачуханные средневековые коряги.
Выслушав студентку, преподаватель отдала приказ задействовать сперва Воду. Моро рассеянно кивнула, забыв, что Хаккенс может и не видеть в темноте.

Итак, надо было успокоиться и взять себя в руки. Этот противник - возможно, самое серьезное, что когда-либо происходило с вампиршей. Рядом находилось существо, эволюционно адаптировавшееся убивать магов, и если хоть что-то пойдет не так, их экспедиция обратится провалом.
Рэймонд устала быть вечным разочарованием. На Островах всю работу делала Хаккенс, но там было оправдание в виде жаркого солнца над головой. Здесь же ситуация в корне противоположная: по сути, они находятся в условиях, где мисс Хаккенс будет чувствовать себя хуже, чем вампирша, поэтому нельзя облажаться и здесь.
"Вот что мы сделаем", - Моро монотонным и, как ей казалось, решительным тоном произносила мотивационную речь в мыслях, - "Мы отыграем чисто. Первый удар будет от меня, исключительно стихийный, затем в игру вступает мисс Хаккенс".
Она осторожно взялась кончиками пальцев за молнию на сумке-холодильнике. После некоторых событий вампирша начала носить с собой две крохотные бутылочки воды, по половине литра в каждой, чтобы существенно облегчить себе жизнь. Бутылки лежали поверх герметичных пакетов с кровью, и выудить одну из них не составило труда. Черт, как их вообще угораздило забрести в пещеру с этими тварями? Куда, к примеру, ходят местные за ингредиентами? Вряд ли деревенские шастают по подобного вида логовам, наверняка у них есть какие-нибудь полянки и уютные норы на примете, ах, если бы они с Эмилией набрели на одно из таких мест...
Рэймонд сняла с плеч обе сумки - и с кровью, и с оборудованием для сбора ингредиентов - чтобы в случае потасовки ничего не разбилось и не прорвалось, после они наверняка продолжат путь за ингредиентами. Какой оптимизм, однако!
Итак, сначала - освободить сознание от Тьмы настолько, насколько это возможно для вампира. Пещера создавала трудности, здешняя Тьма была особенно концентрирована. Тяжело контролировать себя, будучи буквально облепленной облачками негатива, страха, кровожадности.
Девушка чувствовала возмущенное клокотание где-то в глубине подсознания, и глаза начала застилать красная пелена. Ее раздражал тот факт, что жалкая недо-нежить, лишенная даже зачатков разума, осмеливалась вставать на пути у бессмертной. Зачем вообще успокаивать себя, бить исподтишка, словно жалкий червь?
Просто встать, выйти туда, и нанести удар. Хаккенс пусть делает то же самое, но другой способностью, как-нибудь да пробьют хваленый барьер древесной твари. Если смертная так сильно боится деревца, то может даже постоять за плечом у Моро - как говорится, мы разрешаем, так и быть, но только потому что вампирше не особо нравилось, что "ее человека" будет есть кто-то посторонний.
Усилием воли Рэймонд отделила свои мысли от чужеродных. Обычно она не проявляла такого радикализма, и было достаточно просто понять, что эти желания ей не принадлежат. Зверь напитался энергией Тьмы - более того, переел - и теперь был силен как никогда, однако против четко сформулированного "нет" внутренняя сущность особо не могла ничего сделать. С его стороны было ошибкой столь резко наседать, что тоже непонятно: обычно Зверь действовал куда искусней.
"Я лишь напитаю врага Тьмой", - подумала Моро, - "Разве не глупо отдавать свою энергию кому-то?"
Она ожидала яростного натиска, давления на потаенные желания, на голод, однако одной мысли о том, чтобы стать добровольным генератором энергии для примитивной нежити, оказалось достаточно, чтобы в подсознании наступила тишина. Ничто не отвлекало, и Тьма покорно ластилась под руку. Внутренний конфликт растаял без следа, как наваждение, и наступило обманчивое спокойствие.

Словно фокусник, вытаскивающий кипу платков из рукава, Рэймонд мысленно вытянула воду через горлышко. Жидкость девушка чувствовала намного лучше, чем собственное темное начало: по крайней мере, с водой ей не приходилось бодаться на предмет того, как поступить.
Работая с водой, вампирша обычно чувствовала приятную свежесть, но не как если бы она купалась в океане, а словно сам океан был внутри. Будто по венам бежала освежающая волна, а в голове шумел ночной прибой.
Подобно кукловоду, Рэймонд осторожно касалась энергетических нитей, пронизывающих воду, и те становились естественным продолжением ее собственной энергии, изменяя тем самым форму воды, полностью вытесняя тепло.
Вода слегка вытянулась, и затвердела в таком виде – большая, смертельно опасная сосулька. Такие громадины, свисающие с крыш, вполне способны убить какую-нибудь беспечную северяночку.
Вампирша окутала льдинку магической энергией, дабы усилить урон, чтобы чудище было вынуждено задействовать все свои резервы для создания иммунитета против магического воздействия Стихии. В целом, лед получился неизящным, простая увесистая глыба, непохожая на тонкие иголки, которые Хаккенс делала на Островах.
«Ну и ладно», - подумала Моро, - «Я же ему не инъекцию собираюсь делать».
Достаточно было придать ускорения льду, чтобы тот рухнул на голову твари. Тут главное рассчитать траекторию падения, не промахнуться. В надежде, что реакция и зрение хищника не подведет, Рэймонд осторожно выглянула из-за поворота. Рядом, под потолком, острием вниз степенно проплыла сосулька.
Тварь неплохо замаскировалась: со стороны она действительно напоминала продолжение лохматого и толстого древесного корня, свисающего с потолка и проходящего по стене пещеры. Возможно, существо находилось в состоянии покоя из-за отсутствия потенциальной еды. А возможно, уже уловило присутствие чужаков, и теперь, не двигаясь, смиренно ожидало, когда же завтрак пройдет мимо него, чтобы напасть со спины. Тень оказалась права: от места, где затаился пакостник, шла концентрированная чужеродная энергия Тьмы.
Оглянувшись на Хаккенс, Моро молча указала на потолок, по которому неторопливо пробиралась сосулька, а затем перевела палец на место, где притаилась тварь, указывая направление, куда надо будет целиться. Вампирша сосредоточилась на удержании льда в абсолютно твердом состоянии, что было довольно тяжело: хоть в пещере и прохладно, однако минусовой здешнюю температуру не назовешь. Оказавшись вдали от стихийницы, льдинка начала медленно «оплавляться» по краям, и Рэймонд стоило больших усилий возвращать капельки на место, «распускать» по краям хитрое плетение энергетических нитей, и снова собирать их, расходуя тем самым энергию. А еще от льдинки шел пар, что было довольно тяжело скрыть.
Тварь просто не могла не почувствовать подобных манипуляций.
Существо разогнулось, отделилось от своего убежища, и замерло. Оно не дышало, не было сердцебиения: тварь словно прислушивалась, пыталась уловить, откуда идет движение посторонней энергетики. Корень наверняка слышал, как они с Хаккенс вошли в пещеру, голоса, но теперь все звуки стихли, и он наверняка ощущал изменения непосредственно рядом с собой. Мог ли он почувствовать падение температуры наверху, или уловить чужое энергетическое прикосновение, когда тень разведывала это место, или просто увидеть, как кто-то раскинул энергетические сети на потолке?
В любом случае, стоило поспешить. Как только тварь оказалась в прямо досягаемости сосульки, Рэймонд с силой уронила льдинку на гадкое узловатое тельце, вложив в это падение не только силу инерции, но и придав ускорение магией. Любое другое существо получило бы, как минимум, неприятное проникающее ранение, человека и вовсе убило бы, но то, что произошло с этой тварью, буквально поразило вампиршу.
В миг, когда сосулька ударилась о монстра, Рэймонд просто потеряла связь с ней, словно кто-то обрубил соединение. Она видела, как энергия воды стремительно переходит в хиленькое тело, жадно всасывается и распределяется по всей поверхности. Структура «корешка» тоже менялась. Он по-прежнему был Темным, но теперь Рэймонд ощущала в нем отпечаток родной стихии. При этом, перепутать его с водной нежитью было невозможно: энергия Воды распределилась тонким слоем по поверхности тельца, словно он судорожно натянул на себя защитную кожу.
Атака не просто не дала результата, напротив: тварь вытянула энергетический ресурс из сосульки, причем настолько, что та почти сразу же обратилась в воду. Все, что Рэймонд потратила на изменение структуры воды, все, что вложила в эту атаку, перешло мерзопакостной дряни. Это был не просто энергетический вампиризм, а энергетический рэкет. Он вытянул все, абсолютно все, из этой льдинки.
Рэймонд хмуро махнула ладонью в сторону монстра, повернув голову к Хаккенс, мол, действуй, а я умываю руки.

Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 381

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 мар 09, 03:20:03

Тонкий план дрожал, не желая так просто даваться, незримые струны срывались с пальцев, грозя их порезать за особую настойчивость. Поход сюда был не первым, и Эмилии приходилось учиться подстраиваться под новые условия, искать обходные пути, пытаться иначе дотянуться до информации, разлитой по астралу, но скрытой за пеленой особого магического и информационного фонов. Эмилия старалась, аккуратно касалась серебряных нитей, связывающих всё сущее на незримом для большинства уровне. Сложные узлы, яркие вспышки, сбивающие с толку, не давая толком разглядеть разветвляющиеся пути вероятностей. Дрожащие Острова не желали так просто расставаться со своими тайнами, этот орешек было не так уж и легко расколоть. Вот это чувство при попытке дёрнуть за струну – опасность или просто недовольство астрального полотна, что его так потревожили? Грядущий успех или просто сплетение ярких красок. характерных для Мании? Неизведанный враг или просто иное сплетение вероятностей? Следовало бы бросить попытки, обратиться к другим органам чувств, положиться на опыт и возможности не-мёртвой спутницы, что Эмилия, в принципе и делала, тревожа астрал лишь по инерции, почти не погружаясь в него. Просто по привычке или же ещё в желании, наконец. разобраться, понять механизм работы этого мира. Но да, искать опасность приходилось иначе, ну хоть очки-детекторы работали, как показал предыдущий опыт на этом плане Обливиона, с небольшими помехами, но работали. Помогло ли то, что они были созданы в той же плеяде миров? Или, по сути, статичный артефакт меньше тревожил местное бытиё – ещё неизвестно, но, возможно, предстоит выяснить.

Вопрос-замечание-наблюдение заставил удивиться, не сильно, но удивиться. Хотя да, когда-то Эмилия, только придя в Академию, была такой же, отчасти, как минимум. Не доверяла никому, ждала удара в спину, старалась узнать обо всех всё что можно, сокрыв максимальное количество информации о себе.

- Не сочти за... нечто обидное, но, по крайней мере пока, ты вряд ли сможешь быть для меня угрозой. Да и не похоже, что тебе оно надо. Не вижу причин, да я бы и почувствовала подобное. Аж уж если тебе совсем сорвёт крышечку от голода, то вряд ли ты в таком состоянии будешь строить планы, исходя из знания силы и слабостей, исходящих из магических навыков и способностей.

Эмилия пожала плечами и вновь обратила внимание в полутемень пещеры и следующего перехода. Пока хватало и обычного зрения, чуть подстёгнутого целителством, но скоро, если светящиеся грибы будут появляться всё реже, придётся совершать ритуал усиления восприятия света или вообще зажечь огонёк «Люмоса».

За поворотом же ждал первый противник. Не на это ли указывал тот небольшой водоворот в бушующем море красок настоящей астральной бури? Чуть темнее остальных, отчасти даже спокойнее. Потому что живое существо является куда более стабильным чем сам мир? Возможно... Надо взять на заметку, изучить больше данных, провести больше параллелей для обоснованных выводов.

- Гнарл, - на автомате поправила Эмилия. Стратегия против них была вполне явная. Не обязательно противоположные, но разные стихии. Напитать, сделать устойчивым к одной, но крайне уязвимой к другой. Проведя небольшие исследования местной магии, Эмилия подозревала, что можно и воспользоваться заклинаниями с чисто стихийной окраской, добить тем же заклинательным огнешаром. Всё же местные маги, как казалось, использовали именно заклинательные техники, а не чистую работу со стихией, оттого могли атаковать и огнём, и льдом с одинаковой эффективностью. Конечно, кто-то больше любил одно, кто-то другое, но случаи даже в литературе указывали, что при необходимости, почти любой маг их «школы разрушения» мог пользоваться разными стихийными техниками. А значит использование таких заклинаний даст тот же эффект, что и непосредственно стихийная волшба. Но кора этого существа была всё ещё нужна, а значит не стоит её сжигать, так что другой путь, проще и прямее. – Атакуй стихией воды. Не обязательно в полную силу, пусть просто начнёт меняться, я добью, - тихо пояснила Эмилия, чтобы раньше времени не спугнуть древесного даэдрота.

Эмилия не стала торопить студентку, дала возможность собраться с силами, мыслями, подготовиться. Она бы и сама могла провернуть всё это, ткнуть ледяной иглой, пронизанной стихийной энергией и сама же добить, но было интересно посмотреть на что же способна Реймонд. Были ли события в Колыбели на тех кораблях лишь исключением, или та способна на магию в условиях стресса. На самом деле, интерес бы резко упал, если бы студентка в какой-то момент вспыхнула, психанула, не справилась бы даже с такой простой задачей, поддалась бы страху или стрессу. Конечно, Эмилия не кинула бы её в незнакомом мире, продолжила бы быть преподавателем, но вот именно непосредственного желания обучить конкретного этого человека (вампира) в разы бы поубавилось. А ещё Эмилия не отказывала себе в возможности считывать поверхностный эмоциональный фон,, впрочем, не желая вдаваться в подробности и лезть уж совсем глубоко в перепетию чужих чувств. Стресс был, было и что-то, возможно, приходящее от тёмной или звериной сущности, на которую сильнее воздействовала местная атмосфера Безумия (надо понаблюдать степень этого влияния: сможет ли Реймонд побороть его, или придётся её в срочном порядке выдёргивать из этого мира, дабы не случилось непоправимых последствий для психики), но был и живой интерес к происходящему, было желание что-то доказать, и как раз они и подкупали. И они же заставляли толкать Реймонд (в том числе и по её собственной инициативе) поближе к грани, вытягивать из зоны комфорта и наблюдать за результатом.

Эмилия вышла следом, подглядывая и своим даром целителя, чтобы лучше разглядеть ауру живого существа, чётко очерченную в полумраке пещеры. Гнарл напитывался силой, рос как физически, так и на магическом уровне, ярче и ярче разгораясь перед взором мага-целителя. Медлить не стоило. Воздуха в подземных ходах было не так много, относительно открытых широких полей, где ветра свободно гуляли. Но воздух был и внутри стихийного мага, жил там, ждал возможности вырваться наружу. И Эмилия ему позволяла, чувствуя поднимавшуюся внутри волну будоражащей энергии, вихрем распространяющемся по телу, яркими колкими искрами проносясь по венам и артериям. Эмилия вытянула руку вперёд по направлению к надвигающемуся гнарлу, под рукавом свободной рубахи волоски волной поднимались от плеча к запястью, наэлектризовываясь. На кончиках пальцев коротко вспыхнула череда искорок, воздух словно стал свежее, насыщаясь электрическим зарядом, раскалывающим молекулы азота, вновь собирающегося в озон. Две точки пространства – сердцевина грудины гнарла и кончик указательного пальца Эмилии накапливали различный потенциал, пока наконец ярко и с громким треском не вспыхнула молния от одной точки – руки, к другой – коревому даэдроту. В любом другом случае Эмилия бы усилила разряд, создав линию из мельчайших водяных капелек, которые послужили бы отличным проводником электричеству и не дали бы энергии рассеиваться во вне, но сейчас этого было делать не стоит: мало ли энергетика смешается, и молния станет бесполезной, имея в себе отпечаток стихии, к которой гнарл уже выработал иммунитет. Сами по себе её молнии не были такими уж и мощными, им было не сравниться с буйством природной стихии, но тут сыграла роль та самая особенность гнарлов, готовящихся встретить удар той же стихией, полностью лишаясь защиты перед другой.

После вспышки стало видно, что гнарл свалился на каменный неровный пол, ещё судорожно дёргаясь, даже не от естественных конвульсий ещё живого существа, а «сдуваясь», теряя набранный объём и энергию.

- Ну, вот с него и можно и снимать кору, - объявила Эмилия, подходя к поверженному противнику и, на всякий случай, пиная того мыском походного сапога. Гнарл ещё раз конвульсивно дёрнулся и совсем затих. Мёртв. Отлично. Чего и требовалось ожидать. – Ещё в нем может быть куски местного магического января и где-то рядом в корнях тоже, они часто тусуются с друг другом

Эмилия вгляделась в противоположный конец коридора, но не заметила других живых существ. Так что она присела рядом со слегка дымящимся из грудины (или тем, что было бы на её месте у гуманоида) гнарлом, похлопала рукой, теперь затянутой в перчатку по месту атаки, дабы не занялось пламени и достала кинжал, примеряясь к первому сочленению, дабы начать откалывать поверхностный покров умертвлённого даэдрота.

Аватара пользователя
Рэймонд Моро
Староста ф-та Алхимии
Староста ф-та Алхимии
Сообщения: 30

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Рэймонд Моро » 2018 мар 17, 04:07:00

Сама атмосфера этого места слегка пьянила.
Рэймонд чувствовала себя довольно странно. Сознание было ясным, однако внутренние ощущения не поддавались описанию. Тьма, окутывавшая вампиршу изнутри, вела себя иначе: обычно внутреннее начало деликатно подталкивало ее к тем или иным действиям, однако сейчас Моро чувствовала себя не так, как обычно. Внутренний Зверь чувствовал себя не так, как обычно, если быть точнее: Тьма внутри нее вела себя нелогично. Хоть убейте, не наблюдалось у Моро раньше таких резких смен настроения, навязчивых порывов, настолько глупых идей. Зверь, конечно, не сахар, но отнюдь не идиот.
Только что он, по сути, подталкивал хозяйку к нелогичным действиям: накинуться на гнарла с голыми руками. Все равно он ее не убьет, а даже если немного потреплет - не страшно, вампирша уже мертвая, хуже не будет, хи-хи. А еще можно устроить светопреставление: оставить этого глупого гнарла, покинуть сырую нору, и направиться в ближайший к воде город. Наверняка у местных полно драгоценных камней, и вряд ли они смогут сопротивляться сильному стихийнику Воды. Зачем лазать по норам, когда можно отобрать драгоценности, и просто купить ингредиенты? Или отобрать ингредиенты, без драгоценностей?
Рэймонд молча обхватила голову дрожащими руками. Она прижала ладони к лицу, пытаясь прийти в себя.
Дело было не в том, что сопротивляться Зверю стало тяжелее: она была сыта, а это главное. Низменным страстям гораздо сложнее воздействовать на умиротворенного наевшегося вампира, даже если все вокруг пропитано негативной энергией, и чем-то еще.
То, что Хаккенс расправилась с тварью, Моро поняла, даже на поднимая головы. Клыкастая была окружена тенями, темнота окутывала ее, словно мягкая вуаль, сквозь которую, однако, все вокруг было прекрасно видно. Тень Рэймонд с интересом наблюдала за тем, как Эмилия убивала монстра, шепотки тени отдавались эхом в уголке подсознания, пока Темная пыталась разобраться со своим внутренним состоянием.
Дело было даже не в том, что Рэймонд привыкла все держать под контролем. Даже самый последний темный разгильдяй подтвердит: вы можете проявлять небольшую безалаберность почти в любой магической дисциплине, кроме собственного Первоначала. Потому что, если не держать внутреннее состояние под контролем, то тебя быстро поглотит сущность Первоначала. Даже Светлый маг может стать маньяком, если позволит своим внутренним демонам радикализма "сожрать" себя - оттуда и получаются сумасшедшие инквизиторы, но с Темными еще сложнее. Свет менее склонен вредить, у мглы же имеются определенные предпочтения, к которым подталкивают подопечного. Обычно достаточно ясности ума и четкой сформулированности желаний, но сейчас Тьма была иной.
Внутри Моро словно билась птица, оббивая крылья о ребра, стремясь вырваться наружу - именно так можно было бы описать ее непредсказуемые порывы. Вампирша перенесла ладони на ребра, и мысленно сжала их, запирая внутри птичку, сплетенную из эфемерных темных нитей, вновь обретая контроль над своими желаниями.
Гнарл был мертв. Рэймонд даже не нужно было получать доклад от старательной тени, чтобы понять это: вначале по всему пространству стремительно прокатился сгусток колючей электрической субстанции, а затем он столкнулся с чужим контуром ментальной энергии, буквально выжигая тонкий контур.

Тьма, наконец, захлопнула жадную пасть, свернувшись в мохнатый комок где-то в уголке подсознания, и вампирша хмуро одернула задравшуюся мягкую ткань костюма, убирая напряженные ладони с ребер. Если оценивать в целом, то можно сказать, что кровопийца справилась с Первоначалом, но по некоторым деталям было ясно, что победа далась нелегко. Рэймонд уже и не помнила, когда в последний раз ей приходилось при взаимодействии с Тьмой совершать какие-то физические действия, отождествляемые с ментальными. Ладони, прижатые к ребрам, пытающиеся остановить сотканную из Тьмы кровожадную птицу, рвущуюся на волю - о Богиня, там ведут себя совсем молодые вампирята, и смертные. Более зрелые особи не любят привязывать магию к словам или действиям, стараясь держать себя под контролем. Особенно если данный вид магии сам по себе не требует активации подобного вида.
- Я не привыкла к такому сильному и агрессивному магическому фону, - пояснила Моро самым спокойно-равнодушным тоном, какой только могла из себя выжать, - И эта пещера окутана концентрированной Тьмой изнутри, поэтому мне сложнее.
Рэймонд даже не стала уточнять - Хаккенс знала, кем была ее ученица, видела, что произошло в предыдущем семестре в лаборатории, и, очевидно, могла сложить дважды два, чтобы понять, что именно "сложнее".

Вампирша села на корточки рядом с гнарлом, и открыла суму с пробирками, чтобы, покопавшись, вытащить завернутые инструменты. Она осторожно провела кончиком ножа по коре, надавила, погружая острие внутрь. Моро даже не стала проверять, мертв он или нет - энергетический контур потух, для существа, живущего за счет эфирного тела, подобное явление сопоставимо со смертью.
Тьма удовлетворенно пульсировала, наслаждаясь тем, что Рэймонд кого-то разделывала - и неважно, кого. В обычное время девушка попыталась бы усмирить Хищника, отделить его радости от своих, однако сейчас было проще отринуть все эмоции, оставив лишь рациональное мышление: интуиция подсказывала, что стоит поберечь силы.
Большим пальцем вампирша откинула мягкую резиновую пробку с пробирки, и по стеклу застучали золотистые камушки, которые она осторожно вытаскивала острыми щипцами, совершенно не заботясь о состоянии разрываемой плоти гнарла. Вряд ли янтарь играл какую-то важную роль в системе жизнеобеспечения гнарла - слишком светлый минерал, в основном полезный целителям. Скорее он оседал в результате симбиоза с деревьями, и являл собой аналог аппендикса в человеческом организме - вроде и не мешает, но и не делает ничего полезного.
Вытащив несколько штучек из ноги гнарла, Рэймонд закрыла колбу, и достала следующую, чтобы наполнить ее кусочками "коры" - плоти гнарла. Авось, пригодится. Наверняка можно найти применение ей в Темных зельях. На деле, в данный момент в виде ингредиента кора представляла собой больший интерес для Моро, у которой со светлыми ингредиентами как-то не заладилось с самого начала.
- Он здесь не один, - наконец произнесла вампирша, - Слишком много Тьмы для него, и по агрессивности энергия ближе к василиску, нежели к нейтральным существам.
Торопливо запечатав колбы, она привела инструментарий в порядок с помощью раствора, который до этого позаимствовала в лаборатории. Он делал процесс сбора более простым и приятным: уже не нужно было волноваться, что остаточная энергия как-то повлияет на последующие ингредиенты.

Закрыв глаза, Моро коснулась Тьмы - и чуть не задохнулась от лавины мыслей, обрушившихся на нее. Усилием воли девушка направила энергию к тени, и привычно отправила ту вперед, вприпрыжку по коридору. Ее нервировала неизвестность - вампирша элементарно не понимала, откуда взялось столько Тьмы, и неведение раздражало ее. Ни одному магу-нежити не будет приятно тыкаться в темноте и во Тьме, подобно слепому котенку. Прикосновение к остаточным сгусткам энергии тоже ничего не прояснило: стало ясно только то, что ранее Рэймонд никогда не сталкивалась с подобными существами. Здешняя Тьма достигла такой концентрации, что можно было сделать вывод: либо местный житель специально не подчищал за собой, либо просто не мог, возможно, из-за низкого интеллекта.
Все, что принесла тень - новость о том, что коридор далее уходит глубоко вниз, и на расстоянии, а также клятвенное заверение в том, что на расстоянии двух сотен метров впереди никого нет, за исключением мокриц. Однако затем тень, осторожно коснувшись подсознания хозяйки, запечатлела то, что увидела дальше - несколько длинных, четко параллельных полосок на стене, словно кто-то случайно проскреб камень, промахнувшись.
- Дальше будет хуже, - наконец произнесла вампирша, - Здесь чье-то логово, и, судя по шикарному маникюру, это явно не старина гнарл.
Дальнейшие решения зависели от мисс Хаккенс - Рэймонд специально не стала выражать свое мнение и давить на нее. Пусть подумает, оценит свои силы, потому что именно Эмилии придется взять на себя основную оборонительную функцию. Где-то далеко внизу вампирша ощущала подземные воды, а в бутылочке внутри сумки-холодильника плескалась жидкость, однако против настоящей нежити все это - детский лепет. Или против да-эд-ра - так ведь здешние твари называются?
Пусть подумает, взвесит все, и решит, так ли необходимо продолжать исследование.

Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 381

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 мар 19, 01:34:19

Кинжалом было работать привычнее, он знакомо лежал в пальцах, он был практически продолжением руки, в отличие от какого-нибудь специального скребка. Можно было почувствовать где сопротивление материала сильнее, где слабее, где лезвие попадает в выбоинку или сочленение, где кора лучше отходит от остального древесного тела. Поддеть тут, поддеть с другой стороны, чуть надрезать со всех сторон, надавить на рукоять как на рычаг – и вот крупный кусок отваливается прямо в руку, чтобы потом его можно было положить в контейнер из сумки. Приходилось не спешить, действовать осторожно и вдумчиво, «простукивать» кору прежде, чем поднести к ней лезвие, ведь Эмилия старалась с «руки» и грудины откалывать и сохранять насколько возможно большие куски. Большие всегда можно растолочь, а вот если потребуется для чего-то кусок покрупнее, из мелких его соединить будет сложнее. Не всегда, конечно, получалось. Кора – вообще не сильно гибкий материал, где-то спайки с деревом были сильнее, а ещё кора крошилась, возможно, от непривычки собирать подобный вид ингредиента, но процесс шёл. В конечностях так же обнаружились небольшие кусочки янтаря, совсем небольшие, такие, что можно складывать не в контейнеры, а в маленькие коробочки или пробирки, хотя, вроде, куски должны быть где-то и крупнее, раз из них аж броню и оружие куют.

- Не похоже, что Гнарлы именно тёмные. Они даэдра, заезжие путешественники их считают местными демонами, но вряд ли это точное описание. То есть демоны или дьяволы именно злые по своей природе, все до единого. Такова уж их суть. И тёмные, да. Но, если я правильно помню, даэдра разнятся, есть злые, а есть нейтральные или даже добрые. И если высшие, так разумные и почти божественные существа, могут лукавить с собственной природой, то вот такие... Они же по развитию как магические животные или низшая нежить – действуют исключительно согласно природе тёмной или светлой – не важно. Они не прикидываются, не умеют. А гнарлы – что-то вроде стражей и обслуживающего персонала – не похоже на тёмных существ, - Эмилия говорила это даже не столько в качестве образовательного момента (хотя и это тоже имело место), важно было сосредоточить Реймонд на чём-то, на чём-то рациональном. Да, там вполне успешно пока справлялась с тёмным первоначалом или чем там ещё, но кто знает. Вот Эмилия не знала – не была экспертом. Но подозревала. что вмешиваться в этот процесс не стоит. Это как с любой зависимостью или внутренней проблемой: если кто-то вечно будет вытягивать за шкирку (тем более с помощью магических манипуляций той же ментальной магией или даже эмпатией), то маг никогда не научится сам держать себя в руках, а это путь к деградации и потери себя. Да, тут обстановка была не самая приятная и спокойная, да, надо быть готовой к тому, что придётся исправлять ситуацию, но пока Реймонд, пусть и со скрипом, но борется сама – не лезь, только медвежью услугу окажешь. Интересно было, конечно, как именно фон влиял на тёмных. Или на вампира. Сложнее им или легче сопротивляться? Наверное, голод по чужим тёмным эманациям чем-то похож на голод по крови – помогает ли это, раз маг-вампир получает больше опыта или, наоборот, мешает, раз удар получается двойной? К чему именно местное Безумие взывает? Дальше будет легче сопротивляться или только сложнее? Сама вот Эмилия этого влияния почти не чувствовала – меньше точек давления, да и тренировки эмпата-менталиста обязывают держать сознание в чёткой трезвости и не позволять лишнему проникать в рассудок. Эдакий запас прочности. А за Реймонд надо наблюдать. И по возможности оказывать поддержку, но не слишком: отвлекать, переключать внимание, но и не сбрасывать со счетов влияние...

Эмилия закрыла контейнер и запихнула тот в сумку. Жаль, но более крупную тару использовать бы не получилось: можно и расширить внутренности с помощью заклинания, а вот горловина оставалась той же – необходимо было подбирать размер контейнеров и сосудов.

- Хуже – значит веселее, - пожала плечами Эмилия, закидывая ремень сумки на плечо и убирая кинжал в поясные ножны. – Можем идти, хотя... – Эмилия вновь достала кинжал и встала прямо под тем местом, где висел гнарл. Если в самом даэдроте не было крупным кусков янтаря, может будет там? Эмилия щёлкнула пальцами, вызывая огонёк «Люмоса». Ага. крупная ветвь. Или корень. Или грибница. Хрен разберёшь. И там что-то поблёскивает светлым золотом. Отлично. Только высоко. Ладно, и это не проблема.

Воздух ещё не отгулял своё в жилах и в крови, оставался лёгким ветерком да покалыванием на кончиках пальцев. Эмилия расставила руки в стороны, стараясь будто обнять как можно больше воздуха, впустить его в себя, впитать каждой клеточкой тела. Больше, ещё больше. пусть проникнет внутрь, заполнит собой. Тело становилось всё легче и легче, сродняясь со стихией, почти становясь ею. Ещё один вдох – не только ртом, но своей сутью. Ноги оторвались от каменного пола. Первый сантиметр самый сложный, а после всё как по накатанной, добавляя высоты, добавляя лёгкости. Всего метра полтора, не больше, но этого достаточно для того, чтобы, получив хотя бы относительную устойчивость, аккуратно и медленно потянуться к ветви, поддеть кинжалом первый кусок янтаря размером с кулак взрослого мужчины, хорошо знакомого с физическим трудом.

- Лови, - бросила Эмилия это слово вместе с первым куском, принялась за второй, засевший чуть глубже в древесине. Тут подрезать, тут надавить, откалывая кору, и вот второй падает вниз. С третьим самым крупным, а значит и представляющим наибольший интерес - пришлось повозиться чуть дольше, пару минут, но и он сдался, выскальзывая из объятей ответвления корневой системы Островов.

- Вот теперь можно идти дальше, - объявила Эмилия, медленно опускаясь вниз обратно, выдыхая – буквально и фигурально, а также призывая с потолка на указательный палец магический свет. Да, тот может и привлечь внимание тех товарищей с «маникюром» и явственным тёмным началом, но лучше уж так, чем пропахать носом камень, споткнувшись о кочку или выбоину. Светящиеся грибы были не везде. Но они вполне могли бы замаскировать ещё один источник света, как и вечно петляющие коридоры с их неровностями, выступами, крупными корнями – лишний блик легко затеряется в этом переплетении.

Эмилия оглядывалась, мысленно ставя себе галочки на счёт растений и грибов – тех, которые значились в списке необходимых для Академии, так и тех, которых в нём не было, но почему бы не собрать себе? Но ими можно заняться на обратно пути, а сейчас «зачистить» пещеру от всех тварей, порыться на предмет возможных сокровищ – в общем, привычное такое приключенице: тёмные неизведанные уголки, опасность, будоражащая кровь, возможность не сдерживаться, не быть ограниченной социальными рамками той же Академии. Сбросить, так сказать, налёт цивилизованности, подчиниться инстинктам выживания, доминирования. Возможность бить наповал – чем-то простым, эффективным, сразу летальным без страха понести наказание. Всего лишь очередная кучка монстриков – за их устранение только поблагодарят. Человек – такое существо, что если враг не принадлежит его же виду или, хотя бы, не похож очень сильно, то ценность жизни этого врага (да и даже не врага) падает очень сильно. И чем меньше общего, тем ниже цена. Эльфы, например, хаффлинги, дварфы – считаются «близкими», «похожими», и пусть их не так жалко, как собственного собрата, всё равно не прибьёшь без мук совести (обычно), но вот те же орки – с ними установлен шаткий мир на Фаэруне, но рука так и тянется к клинку. А всякие тролли? Гоблины? На них вообще легализована охота – благое дело истреблять их пачками. А тут вообще какие-то чудики странные, неговорящие, не подающие знаков, что готовы к контакту, агрессивные ко всем пришлым. Чего их жалеть? Чего слёзы проливать и чувствовать вину? Прибил, покромсал на составные части – и радуйся себе.

Из-за поворота послышались тихие щелчки. Или это было кряхтение? Эмилия прижалась ко стене и аккуратно выглянула в проход по направлению к следующей зале пещеры. А вот и твари с «маникюрчиком». Низкие со странным цветом кожи (при таком освещении сложно было назвать точный оттенок, но, вроде, какой-то коричнево-серый), худые настолько, что выпирают рёбра, мордами будто призраки из старых страшилок скрестились с теми же страшилками про упырей-вампиров – лысые, с выпирающим затылком, пастью в виде какого-то зубастого сосала. И длинные острые не то пальцы, не то когти – не разглядишь отсюда. Кажется, это как раз одни из тех самых «тёмных» даэдра – алчущие.

- Тебе оставить одну тварюшку или обоих себе забрать? – тихо спросила Эмилия, скрываясь обратно за каменной стенкой, но даже в таком почти шёпоте можно было расслышать веселье. Огонёк на кончике пальца погас, а заместо «люмоса» туда потянулась струйка воды из бурдюка, образовывая неровную неравномерную сферу в сантиметров десять в диаметре, которая то разрывалась на две поменьше, то вновь становилась единой.

Аватара пользователя
Рэймонд Моро
Староста ф-та Алхимии
Староста ф-та Алхимии
Сообщения: 30

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Рэймонд Моро » 2018 мар 23, 21:29:45

Рэймонд абсолютно не привыкла работать в качестве силовика. Она с самого начала не уделяла внимание боевой подготовке - а зачем, если она не в имперской гвардии, и даже не ассистирует им? Все, что ей было нужно для счастья - домашняя лаборатория, роскошная жизнь и диплом. Желательно с навыками. Почему-то Моро всегда казалось, что, если ты маг и не хочешь вступать в бой с кем-то, то этого и не произойдет. Она всегда думала, что по праву перерождения Рэймонд Моро - неприкасаемая, что дар магии и принадлежность к респектабельному клану априори возложили на ее голову лавровый венок.
Само наличие даэдра искренне претило вампирше. Для нее мир был упорядочен на живых и не-живых, не должно быть здесь полутонов.
- Мутанты, проще говоря, - сделала Рэймонд вывод чисто для себя. Объяснение в стиле "они нежить, но в то же время и нет" ее совсем не устраивало в силу своей нелогичности, а потому придумала собственный термин.
Само слово "мутанты" в обстановке средневековья звучал дико - как, собственно, и все, что сейчас происходило в голове Рэймонд. Темная энергия вокруг нее была абсолютно иной, она, подобно вязкой трясине, затягивала и обволакивала подсознание, насаждала непривычные мысли, столь отличавшиеся от привычного рационализма.
Несмотря на это, рефлексы оставались на прежнем уровне. Моро на автоматизме цапнула летящий вниз объект: она по-прежнему была хищником с ярким, стремительным восприятием мира. Местная энергия меняла скорее точки воздействия на разум вампира.
Вампирша раз за разом скидывала цепкие лапки безумия. Как только она чувствовала, что Тьма начинает особо ощутимо давить на разум, у девушки начинали путаться мысли, но реакция оставалась прежней. Вообще, здешнее воздействие можно было сравнить с настойчивым перемешиванием мыслей, и, судя по всему, местная Тьма не терпела рационализма.
Между тем, они понемногу продвигались вперед. На самом деле, Моро, в силу своей неопытности, была скорее на подхвате. В лучшем случае, вампиршу можно было считать "глазами отряда": Хаккенс и без нее справлялась прекрасно, из любой схватки выходя легко и непринужденно.
"Забрать? Для нее это веселье?" - подумала вампирша. Впрочем, подобные фразы только подтверждали теорию, изложенную выше: Эмилия их не боится, и явно рассчитывает расправиться на раз-два.
Моро присела на корточках, привычно запустив руку в сумку-холодильник. Внутри побулькивала всего одна бутылка воды, вторая же была пуста. Внизу вроде как есть озеро, однако до него еще дойти надо. Но может ли гордая дочь Каина отсиживаться за спиной у человека, даже не использовав все варианты?
- Попробую, - задумчиво произнесла девушка, откручивая пробку. Тщательно подавляемое безумие растеклось по венам мягкой патокой, одобряя ее действия. Убийства были чрезвычайно приятны внутреннему Зверю, даже если убивались при этом не люди.
"Делаю это, только потому что сама так решила", - одернула свое темное начало вампирша, раздраженная сегодняшним напором своего внутреннего "я".

Для водного мага не составило труда сплести такую же сосульку, которая использовалась ранее. В разуме были еще свежи стежки и переплетения, которые Рэймонд уже делала, так что колдунья довольно быстро слепила кусок льда под потолком пещеры.
Эти создания были отвратительны, и явно не заслуживали жизни. Рэймонд было плевать, жить это, или не-жить, или и то, и другое - она не собиралась называть собратьями таких убогих тварей. Девушка чувствовала их энергетический контур - не так хорошо, как если бы являлась целителем, но достаточно, чтобы примерно понять главный принцип: если ударить их по черепушке, будет то же, что и с человеком в аналогичной ситуации.
Льдинка, помедлив, устремила дрожащий кончик в одну из тварей, и со спокойной совестью полетела вниз.

Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 381

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 мар 26, 20:01:13

Водяной шарик вновь слился воедино и больше не разделялся, зато начал вращаться вокруг своей оси – сначала медленно, потом всё быстрее и быстрее. И растягивался вширь, чему только помогала центробежная сила. Ледяной острой сосулькой по черепушке – эффективно, да, Эмилия любила эффективность, скучала по ней, да, но... эффектности иногда хотелось тоже. Особенно когда ставки не столь высоки, а противники – всего парочка (скоро будет один) так себе монстрика. Да посмотрите на них – их простой удар мечом свалит! Или та же сосулька! Или заклинание хотя бы! А значит... Крутящаяся вода стала ещё тоньше – в сантиметр толщиной всего, и острыми, но рваными гранями-краями. Эдакая циркулярная пила, только вместо электрического моторчика – магия, раскручивающая и сжимающая в нужную форму. Сжимающую настолько плотно, пользуясь вполне естественным природным явлением – поверхностным натяжением. Просто усилить, добавить больше связующих нитей – там, где одна-две, пусть будет пять, а то и десять. И сжимать их до звона, до дрожи. А потом запустить с силой эту «пилу» вперёд, к шее алчущего, срубая тому голову начисто. А следом вода, не долетев до задней стены пещеры, растеряв большую часть плотности, по дуге вернулась обратно и той же нитью влилась в бурдюк. Из-за повышенной плотности кровь (и прочие внутренности) с водой не должна была смешаться, но всё равно из этого бурдюка Эмилия пить бы поостереглась дальше.

- Кстати, их языки, кроме всего прочего – мощный антидот и почти панацея от многих болезней. И это несмотря на «тёмную» суть. Безумные Дрожащие Острова, а? – решила поделиться Эмилия, выходя в пещеру и вновь щелчком пальцев зажигая «Люмос», парящий над рукой, а через секунду перенёсшийся выше к потолку над головой. – И понятно, почему эти ингредиенты такие дорогие и редкие. Только посмотри на эту морду, мерзкая какая. А ещё лезть внутрь за языком, фу, - Эмилия присела на корточки рядом и легко ткнула одну из упомянутых морд (ту, что с пробитой черепушкой ледяным осколком) сбоку, в то, что должно быть щекой. Сильно брезгливой Эмилия себя не считала (с её-то работой и вообще жизнью?), но реально же противная штука вместо лица. Она открыла сумку и принялась там рыться, надеясь в боковом внутреннем кармане отыскать набор инструментов. В нём должны были быть щипцы – не пальцами же (даже в перчатках) лезть в эту мерзкую пасть, ну право.

Со второй попытки Эмилия подцепила светло-алый с тёмной прожилкой в ложбинке, расширяющийся к концу, и после резко сужающийся язык, потянула за него сильно, но плавно, дабы тот не порвался пополам или ещё как, и просунула в пасть кинжал, резко подрезала его в задней тонкой части, доставая свою добычу и после помещая в маленький герметичный контейнер с нарисованным на крышке знаком консервации. Теперь оставалось проделать то же самое с отсечённой головой второго даэдрота.

- Я это к чему... – Эмилия ногой повернула вторую голову «лицом» к себе. – Этот мир, точнее даже вся эта система миров, но этот в особенности... Короче, сплошные возможности и столько разнообразной магии. Лично меня очаровывает.

Аватара пользователя
Рэймонд Моро
Староста ф-та Алхимии
Староста ф-та Алхимии
Сообщения: 30

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Рэймонд Моро » 2018 апр 01, 21:46:36

У них с самого начала не было шансов: Рэймонд, прикрыв глаза, проследила за точными и быстрыми энергетическими ударами Хаккенс. Она явно не в первый раз прорывается к нужному месту с боем.
Эмилия чем-то напоминала Миранду и Джонатана: наверное, эти трое подружились и сработались бы куда быстрее. Если Рэймонд видела препятствие и была одна, то она, как правило, ныкалась где-нибудь неподалеку, ожидая, когда обстоятельства изменятся. Если то же самое препятствие видела Миранда, то она просто проходила вперед, без страха, без мыслей о неудаче. В ее мире не существовало "что, если", было только "надо".
Почему-то Моро казалось, что Хаккенс - живая версия Миранды, просто очень юная. Возможно, дело в лидерских качествах, во внутренней уверенности - тем не менее, вампирша который день не могла отделаться от ощущения, что общается с молодой и человечной Мирандой. С одной стороны - похожий стиль работы с потоками энергии, храбрость, уверенность. С другой - Миранда пользовалась только ментальной магией, если была такая возможность. Будь она здесь, давно бы уже извела Рэймонд своими фокусами.
Как ни странно, вампирша чувствовала себя лучше, чем обычно: лишние мысли и переживания под влиянием Первоначала не задерживались в голове. Она методично пропускала тонкий туман Тьмы сквозь пальцы, понимая, что в любой момент может явить его миру, сгустив энергетику Первоначала. В этом мире был особый энергетический фон, и внутренний хищник тоже неуловимо поменялся. Он стал менее логичен, но более предсказуем, как ни странно. Стало проще отделить его порывы от своих обыденных, однако само Первоначало стало напористее, словно недопонимало с первого раза.
Самой Моро было не особо приятно держать зверя в себе в таком состоянии: словно общаешься с подвыпившим другом. С одной стороны, это все еще твой друг, а с другой - друзьями вы будете до того, как он блеванет тебе на тапки.
- Интересно, - пробормотала вампирша, сосредотачиваясь на ингредиентах, - Обычно целебные зелья настолько напичканы приторным Светом, что аж светятся. А здесь, значит, как с ядом змеи: в определенных пропорциях - исцеляет.
Рэймонд очень импонировали темные, или даже нейтральные ингредиенты, которые могли исцелять. Она давно испытывала трудности на занятиях, если их темой были лечебные смеси, хотя бы потому что от той бадяги, которую варила Моро, вполне можно было скопытиться. Ингредиенты единорога от ее энергетического прикосновения разве что в окно не кидались - настолько там было много Тьмы.
Интересно, а какая реакция была бы сейчас, когда астральное тело Рэймонд чуть ли не кипит от едва сдерживаемой клубящейся Тьмы?
Хотя, если честно, исцеление не так сильно привлекало ее, как изготовление ядов.
Вампирша ухмыльнулась, прежде чем опуститься на одно колено рядом с трупом алчущего, и вытащить инструменты. Надо помочь Эмилии - так справятся быстрее.
Если честно, она могла думать только о конечном пункте их путешествия, о цели. В свете того, что они искали,меркло абсолютно все. Даже чудесные языки не так привлекали.
"Интересно, он точно сдох?" - девушка с сомнением ткнула мерзкую тварь в голову кончиком ножа. Железо вошло в плоть, как в пластилин, а существо даже не пошевелилось. Оно выглядело мертвым, и его энергетический контур был похож на энергетический след мертвеца, но все равно в каждом действии вампирши присутствовали сомнения.
Эмилия ловко разделывала тварей в слабом свете заклинания, пока Рэймонд неуверенно расковыривала ножом то место, где должен находиться язык. Дело было даже не в природной брезгливости - многих живых тошнило, потому что они привыкли быть окруженными только аппетитными запахами, а все остальное просто отказывались воспринимать. Рэймонд же привыкла воспринимать живых вместе со всеми их запахами и процессами. Аромат донорской крови почти всегда переплетался с запахом пота, а иногда и чего похуже. Люди были просто не в состоянии маскировать все неприятные запахи тела, а если твой собеседник обладает хищническим чутьем, то это и вовсе бесполезно. Эта пещера, как и любое жилье, несло в себе множество тонких запахов: это существо здесь жило, питалось, спало, приводило себя в порядок, а теперь - умерло и скоро должно было начать разлагаться. И простое вскрытие его плоти уже не вызывало такой брезгливости, как осознание того, что скоро все пространство здесь наполнится трупными мухами.
- Хорошо, что мы вскрываем не брюшную полость, - рассеянно заметила вампирша, помогая Хаккенс со вторым чудовищем. Так, не перемазаться бы... А, поздно: Рэймонд обреченно смахнула с плаща кровь алчущего, оставляя на ткани пятна.

Она ненавидела местные тоннели.
Такое впечатление, словно все твари, которые по тем или иным причинам не могли жить наверху, приняли коллективное решение набиться в пещеры. Сражения - последнее, что интересовало Рэймонд. Все, чего она хотела - просто пройти вниз и забрать ингредиенты, но путь им преграждали мерзотные создания. Ее злило то, что цель была рядом, но они с Хаккенс словно застряли в идиотской бродилке, и не могли пройти вперед, пока не уничтожат препятствия.
- Я уже жалею, что не наладила отношения с Джонатаном, - пробурчала Моро, вспоминая чуть ли не единственного своего должника, который так или иначе мог бы повлиять на ситуацию, - Сейчас пустили бы его вперед, и вообще горя не знали бы.
Несмотря на то, что мальчишка не являлся магом, убивать он умел, и довольно неплохо. Определенно, Рэймонд нуждалась в том, кто делал бы за них с Хаккенс всю грязную работу, и, желательно, ничего бы не просил взамен.
- Теперь я понимаю, почему многие влиятельные дамы заводят себе туповатых, но сильных любовников, - прошипела Моро, когда Хаккенс в очередной раз пришлось принять удар за них двоих, - Мы с тобой вообще не должны сражаться, мы работники науки.
Вампиршу приводило в ступор осознание того, что она, выходец цивилизованного мира, где домашние роботы за разумными чуть ли не попу подтирают, вынуждена в каких-то пыльных катакомбах отбиваться от существ, чей интеллект немногим превышает салат.
- Я чувствую, что вода где-то рядом, - наконец произнесла Рэймонд, прислушавшись к внутренним ощущениям. Она дотронулась до стены, чтобы подтвердить свои сомнения: когда девушка убрала руку, ладонь была мокрая. Здешнее озеро формировалось под влиянием грунтовых вод, из-за чего все вокруг буквально пропахло сыростью. Впрочем, для самой вампирши это был хороший знак.

Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 381

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 апр 06, 23:39:09

Темнота пугливо расступалась под слегка мерцающим светом огонька «Люмоса», распадаясь будто клочки чёрного шёлка, кромсаемого большими ржавыми ножницами. В отличие от Реймонд, Эмилии нравилось такое времяпрепровождение. Идти дальше в неизведанную тьмы пещеры безумного извращённого мира, чувствовать опасность, уже колющую кончики пальцев, и позволять магии срываться с тих самых кончиков, чтобы делать своё дело: заклинание ли, посылающее огненный шар или стихийную силу, сформированную в ледяную иглу, пронзающую слабое место очередного монстрика. Это освобождало, дарило лёгкость, вычищало ненужные мысли из головы, шаг становился всё легче, увереннее. Увидеть первой, вырвать себе преимущество и позволить силе обласкать руки, вырваться, подарить очередной момент триумфа, когда очередной же противник падает подкошенный ударом магии. Может, часть местного Безумия отразилось и на ней... Нет, Эмилия всё ещё себя контролировала, чётко знала где противник, а где союзник, не расходовала попусту силы на очень уж заковыристые приёмы, не стремилась затопить полностью или заполнить огнём всю пещеру, но эйфория так и била ключом, жесты, помогающие направлять силу магии шире: это и помогало, но и просто хотелось этой «широкости» - взмахнуть рукой, описать вычурный вензель, сжать кулак медленно по одному пальцу. Всё это необязательное, уже давным-давно ненужное даже, но... хотелось. И магия проще направлялась, да и просто тут же ощущение собственной силы, будто щелчком пальцем можешь стирать горы и воспламенять океаны.

- Учёные тоже могут иметь желание развеяться, - пожимала плечами Эмилия, вскрывая брюшину большой элитры и доставая мешок с ядом, после выдавливая тот в бутыль. – И потом, учёные, сидящие лишь над чужими книгами ничего нового не принесут. Это знания, отфильтрованные уже через кого-то. Но если не боишься передовой, то можно самому многое обнаружить, будь то что-то абсолютно неизведанное ранее или знание, утраченное в веках. - А ещё она могла бы добавить, пусть и не стала, что такие приключения Эмилия заводила, как правило, вместо тех самых любовников. Адреналин, удовольствие, чувство контроля и одновременно подчинения ситуации – это, обычно, помогало намного лучше. С людьми сложно, отношения редко складывались, а Эмилия, наверное, и не особо старалась их сложить. Привыкла, что люди приходят и уходят из жизни по тем или иным причинам, привыкла не привязываться: друзья ли те или кто-то иной. Это не значит, что Эмилия не чувствовала ничего по отношению к людям. Чувствовала, конечно. Могла испытывать весь спектр эмоций, могла злиться и даже ненавидеть, если кто-то решит вонзить кинжал в спину, могла грустить и горевать о погибших, могла скучать, если связь (любая) внезапно разрывалась, но в итоге просто отпускала. Да и драмой что-то редко кончалось на самом-то деле: пути просто расходились, друзья, приятели, те самые любовники как-то оставались в прошлом, и Эмилия привыкла просто пожимать плечами и переключаться на что-то другое. Да и как-то не тянуло уже вступать во что-то постоянное и стабильное – нервотрёпка одна. Притереться, проникнуться, уложить своих и чужих тараканов в приемлемое сочетание, а потом начинать заново? Выматывало. Для случайных коротких романов Академия не подходила практически от слова совсем. Небольшой преподавательский состав, ни с кем из которого не было интереса выходить за рамки приятельских отношений, а студенты... Проблем могло бы быть больше, чем пользы или удовольствия. А приключения были прекрасной заменой. Хотя даже не заменой, это отношения можно было называть заменой – они случались в жизни, но никогда не стояли во главе угла. Так что вот. Эмилия чуть тряхнула головой, прогоняя неуместные в такой ситуации мысли. И пошла дальше вниз, и дальше внутрь: пройти по пещерам и закоулкам, обойти все боковые ответвления, чтобы за спиной не оказалось врагов. Знакомо, приятно, будоражит. Пусть и ничего особенного, пусть противники на один зубок пока, но всё равно лучше, чем тренировки (порой куда более сложные), чем симуляции на полигоне. Последние всегда можно отключить, у них есть предохранители, а тут никаких страховочных тросов, поэтому так хорошо, так сильно бьётся сердце, такое ощущение настоящей жизни.

- Ага, тут часто бывают подземные озёра, как я читала, - отозвалась Эмилия. Да, чувствовала его, давно уже, как вошла, но воды там на самом-то деле было не так много, максимум по колено, наверное, наберётся. Вода подземная, пещерная, в грибнице – ничего существенного или приятного, даже вряд ли силы поможет восстановить, если потребуется.

Озерцо уже совсем близко, остался поворот или два. если чувства, слегка притупленные стенами пещер, не изменяют. Обычно не изменяют, но всё же. Магический свет лизнул по стенам очередного закоулка, и. наверное, это и было ошибкой. Эмилия только успела сделать шаг в пещеру, где и было то самое озерцо, как нервы обожгло ярким смазанным образом. Кто-то разумный, но не слишком, кто-то агрессивный, желающий защитить свои владения от любых чужаков, кто-то, уже натягивающий тетиву.

Эмилия успела сделать шаг в сторону, но на плече всё равно вспыхнула тонкая обжигающая нить – стрела задела по касательной. И следом обрушилась почти слепота, глухота, пустота. Глаза видели, уши слышали, но всё равно было так пусто, так... невозможно одиноко, как уже давно не было. Тонкий шлейф чужих эмоций от Реймонд – раздражение, недовольство, лёгкий отпечаток местного безумия – исчезли, как отрезало. Не было и той ярости защитника логова. Вода была перед глазами, но не отзывалась, не пела свою заунывную ноту, запретного в земле и камне источника. Больше не дрожали острые струны астрального мира, не пытались порезать наглые пальцы, всё ещё пытающие постичь местную мелодию. Выцвели краски, погас огонёк над головой, пусть и света сейчас было достаточно от больших флуорисцирующих грибов.

Это ошарашивало, сбивало с толку, вводило в ступор, пусть всего на секунду-другую, пока разум пытался справиться с потерей и понять, что произошло. Яд, да? Тот самый, чей рецепт давно хотелось опробовать. Эффект «Безмолвия», хотя на самом деле просто блокирующий возможность использовать магию. Ответ такой простой, понятный, но те секунды всё же сыграли на руку противнику. Другому, второму, который успел подойти (подбежать) сбоку и заносил свою тупое оружие над головой. Так близко, так резко... Подпустила слишком близко, была слишком ошарашена, а теперь... До чего же глупо так подставиться! Нет, ей точно в голову ударила местная атмосфера. Ещё драгоценные полсекунды были потрачены на бесплотное хватание воздуха у бедра. там. где бывал клинок в таких вот передрягах, но сегодня его там не было, а потянуться к кинжалу с другой стороны уже не было времени, а то ли топорик, то ли булава уже неслась к лицу.

Уровень адреналина подскочил к зашкаливающим пределам. Жить, хотелось жить, очень. И уж точно не хотелось подыхать вот так – глупо, абсолютно и бесповоротно глупо от собственной беспечности, от рук какого-то местного полуразумного хрена, только потому что не удалось сместиться ещё на миллиметр, чтобы стрела с ядом не зацепила, только потому что поверила в собственную всесильность, заворачиваясь в магию как в знакомое и уютное пуховое одеяло. Нет, только не так, ни за что, хрена с два! Мысль отчётливо забилась в черепной коробке и вырвалась наружу, получая плотность, вес, силу. Виски заломило от напряжения, перед глазами сформировалось серебристое почти прозрачное марево, растекаясь между Эмилией и нападающим, обращаясь в вогнутую линзу, перетянутую дрожащими от предельного напряжения нитями. Когда-то использованный образ, в то время сплетённый долго и кропотливо, по ниточке, по дуге, по лоскутку, сейчас разворачивался почти мгновенно, в те доли секунды, что вообще оставались. Когда цепляешься за свою жизнь, когда мысль – последнее, что осталось вообще из оружия, когда больше нет ничего в голове, лишь пустота кроме одной единственной цели, превышающей любую возможную концентрацию, что бывает, когда делаешь нечто «для опыта», можно шагнуть выше прежних пределов. Дубина с треском влетела в щит, заставляя Эмилию отшатнуться, но не более. Виски вновь ломануло, когда щит развалился от мощного удара – конечно, непривычно, да и времени не было на идеальную защиту, но теперь тварёныш был ошарашен, теперь он потратил секунду на замешательство. Его оружие от столкновения с преградой отбросило в сторону от прежней траектории, рука с дубинкой оказалась опущенной, а ещё и отведённой в сторону. Этого хватило, чтобы рвануть кинжал с пояса, сократить расстояние, не дав твари сделать новый замах, и вонзить лезвие в горло, находящееся примерно на уровне плеча самой Эмилии, повернуть запястье вместе с кинжалом, чтобы наверняка. Горячая кровь полилась на пальцы. Жива, выжила, а тварь нет. Победила, справилась. И тут же пришло осознание, что был ещё один – тот самый с луком и отравленными стрелами.

Эмилия огляделась. Второго противника как и не было, только дрыгался под водой, пытаясь всплыть. Ладно, хорошо. Вдох и выдох. Унять панику и бешено колотящееся сердце. Эти яды недолговечны, действуют не более минуты-другой, пусть и влияют мгновенно, но, видимо, не трогают психокинетику. Сейчас всё будет хорошо, всё хорошо, хорошо, уже хорошо... Это же местные, те самые... а, название вылетело из головы, вернётся, как получится взять себя в руки полностью. Хотя кое-что Эмилия вспомнила и сейчас.

- Они, кажется, под водой дышать умеют, - заметила она. – Так что утоплением дело не решить, - голос слегка, совсем слегка подрагивал, как и пальцы, сжимающие рукоять, давно уже не было так... на волоске. Давно. И стоит ли винить личную долбанутость или местное Безумие, что вот это «на волоске» не заставило ужаснуться, не зародило желание бежать без оглядки из этих мест. Она выжила, а тварь нет. И кровь на клинке и пальцах тому доказательство. Она живая, а сраный полуразумный говнюк – хрен. И это просто восхитительно. А, точно, граммит. Так называется эта хрень.

Аватара пользователя
Рэймонд Моро
Староста ф-та Алхимии
Староста ф-та Алхимии
Сообщения: 30

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Рэймонд Моро » 2018 апр 08, 02:46:18

Непередаваемая свежесть озера смешивалась с омерзительной затхлостью подземелья. Вонь застоявшегося воздуха в сочетании с плеском подземных вод пробуждала одновременно гадливость и радость. Только стихийник может почувствовать себя в полной безопасности в самом центре чужого логова. Лишь вампиру знакомо ощущение то чувство безопасности, когда наверху стоит дневная жара, а он окутан Тьмой и укрыт темнотой вдали от света. Когда Рэймонд была дома, она иногда выходила на пустынные улицы вампирского города, задирала голову и смотрела наверх, в темные пластины купола, зная, что там сейчас день. Казалось, под солнцем купол начинал болезненно фонить, вбирая в себя лучи, но его обитатели, сокрытые угольно-черными пластинами, чувствовали себя достаточно хорошо, чтобы не приучать себя к дневному сну.
Вампирша расправила ментальную ладонь, и, не торопясь, подхватила клочья Тьмы со стен, потолка, бережно собирая лоскутки в одеяло, окутываясь ею, словно в руках - любимый плед. Да, так гораздо лучше. Где-то далеко наверху жадные лучи облизывают зеленые холмы, лужайки, деревья, а здесь царит тишина и покой. Пусть Тьма неприятно-резко отдает безумием - словно вместо любимых духов на тебя вылетает нечто цветочно-несуразное - но это все та же первозданное начало, способное вскружить голову и заставить потерять самообладание.
- Мои способности не располагают к поиску приключений, - задумчиво произнесла Моро, наслаждаясь ощущением сгущенной Тьмы, пусть и невидимой чужому глазу, - Есть существа, способные открыть целую вселенную, просто импровизируя над котлом. Когда-то считала, что я из их числа.
Рэймонд любила безопасность, она привыкла к тому, что ее нельзя даже пальцем тронуть. Поколение юных кровопийц было нещадно разбаловано кланами, взращено под сенью куполов, обласкано доступными благами общества. Проголодался? Вот тебе пакетик синтетической. Не хочешь синтетическую? Ступай на донорский этаж. Заскучал? Бедное дитя, вот тебе компьютер с новомодными игрушками, а еще можно заняться любыми хобби, ранее недоступными. Если совсем захандришь - лет через пятьсот полетим колонизировать соседнюю планету, будет интересно! Мы будем бережно взращивать твой потенциал, используя лучшие методики, тебе никогда не придется считать мелочь и думать о том, не придется ли голодать за несколько дней до зарплаты. Даже самые небогатые кланы способны избавить своих последователей от распространенных людских проблем. Разумеется, это все не просто так, но какая разница?
Тебе хорошо, безопасно, сытно, и есть то, чего нет у других. Ты будешь вечен - кстати, можешь уже начинать смотреть на смертных друзей свысока. Да-да, ты особенный. Не думай ни о чем, сосредоточься на том, ради чего тебя вытащили из смертного окружения - кстати, что у тебя там? Физика, химия, талант к инженерии? Только не говори, что экономист!..
Не думай о безопасности - за тебя подумает имперская гвардия. У них красивая форма, одухотворенные взгляды, невероятные боевые способности. Это не вампиры, а настоящие атланты! Защитят, помогут, но - извини, в пределах куполов. В крайнем случае, на территории Империи. Но ты ведь и не собираешься нас покидать, верно? Так зачем думать о том, чего не произойдет?
- В небоскребе был невероятный тренажерный зал, по последнему слову техники. И целая галерея вооружения, - болезненная улыбка чуть тронула уста вампирши, - Я никогда там не была, даже не думала об этом. Я была в полной уверенности, что всегда буду под защитой, что меня даже оцарапать нельзя без последствий. Я даже помню количество юридических правовых статей, защищающих неприкосновенность каинита.
Наверное, Хаккенс сейчас торжествующе хохочет в мыслях. Спесь сбита, теперь видно, кто и что из себя представляет. Впрочем, сама Моро никогда и не строила из себя великого воина, было скорее обидно, потому что открылась еще одна грань ее бездарности. Порой недостаточно быть волшебником, чтобы расправиться со своими проблемами.
Рэймонд уже не волновало, что она раскрывается перед человеком - можно хорохориться до бесконечности, но когда слова не совпадают с делами, это выглядит жалко. Лучше сказать правду, хотя бы по частям. Ни слова о бездарности, но вполне можно упомянуть все остальное. Интересно, а Императрица тоже не в состоянии защитить саму себя? Оказавшись перед лицом опасности без бравой гвардии, без ментальной магии - что бы она сделала? Отхлестала алчущего тонкой рукой, облаченной в надушенную перчатку? Может ли какой-нибудь маг пространства открыть портал в ее дворец, и закинуть туда пару-тройку тварей, на которых ментальная магия просто не подействует?

В Колыбели выполнить задание было гораздо проще.
Рэймонд была несказанно приятна мысль, что она - стихийник со стажем, и может в любой момент закрутить кого угодно в смертельном водовороте. Однако здесь...
Хаккенс схлестнулась в драке с очередным созданием, чей интеллект, как ни странно, близился к первобытному. Создание оружия - неплохо, очень даже. Стрелы, дубины, топоры - Рэймонд даже не сразу обратила внимание, что с Эмилией что-то не так. Судя по легкому, обрывочному шлейфу крови, пронесшемуся следом за стрелой им за спины, ее задело совсем слегка. Несерьезно, даже для человека, так что вампирша сосредоточилась на втором создании, буквально скатившись к воде.
Наконец-то, вода. Настоящий, нормальный объем, а не эти бутылочки. Спокойное, гладкое озеро, с почти невесомым внутренним колебанием - здешнее течение было совсем тонкое, как паутинка. Освежающая энергия прокатилась по напряженным мышцам, когда Рэймонд играючи направила свой магический поток к воде. Стихия послушно подалась к умелым рукам, и вампирша чувствовала себя так, словно играла с псом, вернувшись из долгой поездки - ощущалась едва сдерживаемая радость, нетерпение. Как будто дразнишь питомца мячиком, подкидывая в руке, а он ожидает команды - когда же, когда же мячик взметнется в воздух, и можно будет пронестись вперед, выполняя команду любимой хозяйки?
Моро сгребала большие объемы воды, затягивая энергетические нити, образуя средних размеров водяной столб с быстрым внутренним течением, спиралью закручивающимся внутрь - эдакое мини-цунами. К тому времени, как стихийница завершила приготовления и повела столб к берегу, озерцо изрядно помельчало, обнажив подводные камни.
Цунами буквально снесло лучника с его позиции, оттащило к середине озера, затянув вовнутрь. То, что происходило в сердце водяного столба - не передать словами. Несчастный крутился во все стороны, теряя стрелы из колчана, но, как ни странно, лука не выпуская.
Рэймонд довольно улыбнулась про себя, и раскрутила существо еще сильнее, уже не обращая внимания на то, что от водяного столба летят брызги во все стороны, как если бы в подземелье начался дождь. Сейчас, всего несколько минут - и можно будет отпускать, наверняка захлебнется. Вампирша уже чувствовала небольшие колебания рядом с головой создания, причиной которых была явно не она сама - значит, существо все же набрало полные легкие воды, выдохнуло. И снова.
Как ни странно, без кашля.
И даже начал бороться с течением.
Он должен был уже зайтись в приступе кашля, и начать терять сознание, а не устраивать здесь любительский заплыв, как в бассейне - что за ерунда?

Определенно, тварь прекрасно чувствовала себя под водой, и, если бы Моро не прибавила силы течению, оно доплыло бы до основания водяного столба, вышло бы пешочком, отряхиваясь.
У Хаккенс был уставший голос, а если бы вампирша не была так отчаянно сосредоточена на удержании ситуации под контролем, она непременно заметила бы, что у девушки помятый вид.
Рэймонд зло зашипела, чуть ли не плюясь слюной, и резко потащила тварь вверх. Течение стало сильнее, одежда девушек на берегу давно вымокла из-за яростно стучащих капель, и балдеющий от неожиданного аттракциона граммит взмыл к потолку. Теперь вода уже была не игривым щенком - переняв отчаянье хозяйки, она бурлила, ревела, неслась яростным потоком, стремительно раскручиваемая магом с берега. Вверх, ввысь - и вот уже не веселый пес несется за мячиком по полю, а яростная гончая мчится наперегонки с ветром.
Прежде чем рухнуть на землю замертво.
В один миг водяной столб расступился под существом, и устремился следом за ним вниз, усилив удар о камни. Как только падение в никуда началось, вампирша начала постепенно обрывать связь с водяным столбом, начиная от верха. Как только существо преодолевало очередной рубеж, вода за ним теряла форму, и обрушивалась следом. Ни зацепиться, ни вернуться обратно, ни низвергнуться вниз внутри потока, частично погасив тем самым силу удара - под ногами только пустота.
Моро дофантазировала звук ломающегося черепа, когда цель достигла дна. Безвольное тело было подхвачено прохладными водами озерца, и унесено на середину мелкого, по колено, водоема, где и осталось болтаться бездушным гниющим поплавком.
Обернувшись, клыкастая удивленно смерила взглядом почившего соперника Эмилии, а затем и ее саму.
- Выглядишь не очень. Если хочешь, могу поделиться кровью, - неуверенно предложила Рэймонд, с сомнением рассматривая лицо преподавательницы. Что-то неуловимо поменялось - о, этот водоворот эмоций. Липкая, остаточная паника, удушающий страх... Она вообще в состоянии идти? Когда люди на донорском этаже начинали проецировать такие эмоции, им прописывали отдых, и всякие деликатесы.
Не сказать, что Моро была настолько человеколюбива, просто, если Хаккенс не сможет передвигаться сама, или сорвется - это будет фиаско, без преувеличений. А еще она может в обморок упасть от стресса - черт, да кто вообще отправляется в путешествие без коробки с обедом, или лекарств? Она ж, блин, человек. Будь Моро человеком, она бы из дома не выходила без походной аптечки.
А если Рэймонд не сможет открыть портал? Ключ при Эмилии, но вампирша не помнила, как именно это делается, и ранее не делала ничего подобного. Если придется обращаться за помощью в ближайшую деревню, и если Рэймонд опознают как вампира - их же обеих на колья поднимут. Почему Хаккенс вообще так быстро устала? Здесь же не так много противников, как было в Колыбели, не могло все это отнять столько сил.
А еще ее кровь "пела" громче, чем обычно. Когда люди выходят из себя, нервничают, радуются - состояние вампира рядом тоже меняется. У них замедляется или ускоряется сердце, и, исходя из этого, кровопийца тоже ощущает некое волнение. Сейчас вот клыкастая чувствовала, что самое время поесть.
Моро открыла сумку-холодильник, наполнила пустые пластиковые бутылочки водой, и оценила состояние синтетической крови путем дегустации.
Снятие пробы показало, что синтетика по-прежнему неплоха на вкус, как жиденький разбавленный сок, но можно ли это дать человеку?
Интуиция подсказывала, что сцена их знакомства повторится, но наоборот: на этот раз тошнить кровью будет уже Эмилию. Да и вряд ли кровь снимает стресс, но больше ничего нету.

Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 381

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 апр 08, 05:03:02

Вдох и выдох, магия должна скоро вернуться, совсем скоро, вдох и выдох, вот-вот вернётся, зелье недолговечно, не смогли бы эти полуразумные придурки обогнать всех алхимиков этого мира и соседних, создав идеальное и долговечное зелье безмолвия. Всё будет хорошо, магия вернётся. В случае чего, всегда есть амулет для возвращения в академию, там помогут избавиться от последствий заразы. Это всего лишь яд от каких-то подземных хмырей, не хитровывернутое проклятье от опытного мага, не ритуал на крови, ничего такого. Царапина с «кустарным» ядом, вот и всё. Вторую же тварь, ту самую с луком, уже во всю вертело в столбе воды. Эффектно, но затратно, куда проще было бы... Ну да, тебе ли говорить, может, уже и не сможешь такого. Останешься с огрызками психокинетики и воспоминаниями о реальных красках мира, не в силах больше и каплю заставить подчиниться, да? Худший страх, что только мог воплотиться: лишиться своей силы, лишиться того, что так долго было главной опорой, лишиться главного друга и союзника, лишиться своей сути, самой себя. Эмилия усилием воли отогнала очередной укол паники, мешающийся с той самой эйфорией от очередной победой над смертью. Просто дурацкий яд, который должен меньше через минуту окончить своё влияние, хватит.

И протянутый пакет с кровью помог удивлением выбить всё остальное. Ну да. что ещё ждать от вампира, уже так долго привыкавшего, что именно кровь – панацея от всего? Но кровь, человеку... Забавно. Глубокий вдох, и со вдохом часть красок вернулась. Пока часть, но уже отголоски чужих эмоций, лёгкий шёпот воды, растревоженный чужим вмешательством. Вот и всё, плохенький яд начал выветриваться, магия возвращалась.

- Всё в порядке. Стрела отравлена была, эффект уже кончается, - ещё один глубокий вдох, ещё больше красок. Эмилия шевельнула пальцами, капли, лежащие на каменном полу, нехотя, но подчинились, сложились струйками в узор. Всё совсем немного, и яда как и не было. – Магию блокирует, паскуда такая, - Эмилия с глубоким чувством презрения и недовольства пнула по башке уже мёртвого граммита у своих ног, пусть отравителем был и не он, а его тоже уже мёртвый товарищ. – Хоть психокинетика остаётся, и на том спасибо, блин. Сама хотела изучить этот состав, часть из того, что мы собрали и соберём входит в рецепт. Судя по записям, почти никогда не действует больше минуты, но врасплох может застать, это да. И бесит, - рыкнула напоследок Эмилия. Неприязнь, остатки паники, того отчаяния, адреналина – всё это прошло сквозь позвоночник, пронеслось по нервам, жилам, впиталось в кровь, объяло кожу, воздушными пузырьками от пьянящего игристого вина пронеслось по сосудам, всё это заискрилось, наэлектризовалось, обратилось, накопилось в кончиках пальцев левой свободной руки, выброшенной в сторону второго граммита, показывавшего часть тушки над поверхностью воды. Молния ярко полыхнула в полутьме пещеры, с громким сухим треском вгрызаясь в уже мёртвую плоть. Просто потому что хотелось, просто потому что надо было выплеснуть. Просто потому что могла, вновь могла, потому что магия струилась по венам и артериям, наполняла каждый капилляр и каждую клеточку тела. Стихия – истинная суть мага. Даже если она была «второстепенной», «вспомогающей», тот накал, тот мгновенный импульс был скорее характерен гулящему воздуху, готовому чуть что сорваться в ураган, а не медленно вскипающей воде. Магия никогда не была для Эмилии чем-то, что воспринималось как данность, она всегда была даром, чудом, защитником, тёплым плащом и жарким потрескивающим костром в морозную ночь, но в такие моменты ей хотелось дышать, окутывать себя ею, лишь бы чувствовать, чувствовать, чувствовать, проводить сквозь себя, ощущать, касаться, чувствовать...

Электрический заряд прошёл по воде, но погас ещё до того, как достиг бережков. Молнии в силе не хватало, чтобы далее по каплям и мокрому полу дойти до двух тел (живого и относительно живого), это вам не высоковольтный кабель, упавший в бассейн. Но всё равно не стоило так скрываться, хотя было приятно – вновь выплеснуть силу, буйство стихии, оседлать волну. Хорошо-то как.

- Мы дошли до самого конца, тварюшек не должно больше остаться, можем приняться за растительные компоненты, - после ещё одного глубокого вдоха, призванного успокоить бешено колотящееся сердце, произнесла Эмилия. – Видишь те грибы? - кивок в сторону низеньких (для местной флоры) грибов не выше пояса, таких желотовато-зеленоватых, с тёмными ножками. – С них можно счистить, так называемую, неочищенную зелёную пыльцу, она в списке для Академии. Из неё делают разнообразные ослабляющие яды, но что интересно, это если её очистить, получается весьма... неординарный наркотик. Почти без побочных эффектов и не вызывает физического привыкания. Стандартная доза безопасна, две стандартные дозы так же безопасны, а вот если три – практически неминуемая гибель. В летописях говорят, что парочку местных влиятельных шишек именно так и замочили, всего-то подсыпав две дополнительные дозы пыльцы. Тут же внизу у озера должны быть красные водоросли, остальное было по пути вниз.

Аватара пользователя
Рэймонд Моро
Староста ф-та Алхимии
Староста ф-та Алхимии
Сообщения: 30

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Рэймонд Моро » 2018 апр 15, 17:41:39

К Хаккенсовому "все в порядке" Моро отнеслась с долей здорового скептицизма: люди склонны преуменьшать свои травмы, даже если все плохо. Казалось бы, на здоровье, но сейчас слишком многое зависело от ее состояния, и от того, а действительно ли в пещере не осталось никого из нежити. То, что Рэймонд никого не чувствовала, не значило, что здесь действительно безопасно, и в данный момент их путешествие держалось буквально "на честном слове".
Если нападение произойдет здесь, то не страшно: пока рядом есть озеро и сумка с кровью, Рэймонд может грозно крутить водовороты. Однако, если они в таком состоянии пойдут обратно, то уже студентке придется защищать преподавателя. И не факт, что успешно.
С одной стороны, Рэймонд нервничала из-за сложившейся ситуации, и из-за того, что она никогда не была ни силовиком, ни исследователем пещер (максимум, что она в свое время исследовала - этаж небоскреба, закрытый на ремонт). А с другой стороны, ей было довольно неплохо в самой пещере. Кругом были рваные клочья Тьмы, но в отсутствии жгучего солнца зрение вампирши достаточно комфортно адаптировалось, и сам организм чувствовал себя прекрасно. За исключением запаха, конечно - застоявшийся воздух вперемешку с запахом здешних существ.
Мерзость.

Вытащив инструменты из сумки, Рэймонд осторожно подставила сосуд к краю гриба, чтобы пушистой кисточкой смести туда пыльцу.
"Главное - не вдыхать", - подумала она, задерживая дыхание. Чтобы снаркоманиться, нужно принять пыльцу с кровью внутрь, однако Рэймонд слишком долго работала с ингредиентами, чтобы понять: лучше вообще не допускать, чтобы что-либо попадало на или в организм.
Тщательно закрыв колбу, Рэймонд упаковала ингредиент, и принялась осторожно терзать красную водоросль. Вернее, зелено-красную.
Придерживая растение щипцами, она вела ножницы по зеленому полю, подбираясь к заветному газовому пузырьку. Неловкое движение - и пузырь сдувается, скукоживается, и Рэймонд уже не ощущает в нем внутренней магической силы, только жалкие остатки.
В тот раз она была хуже, чем обычно: нервничая, вампирша позволяла себе резкие, грубые движения, спешила, благодаря чему и загубила еще несколько пузырьков, прежде чем ей удалось, наконец, собрать один из небольших пузырьков. Дальше начало везти больше - приноровившись, Моро собрала достаточное количество ингредиентов, и упаковала их в колбу размером побольше, заботливо залив туда немного воды, чтобы те не засохли.

Завершив сбор, вампирша начала мыть и приводить в порядок свои инструменты. Она неторопливо вымочила тряпицу в дезинфицирующей жидкости, и начала протирать щипчики, краем глаза посматривая на Эмилию. Рэймонд нарочно действовала очень медленно, тщательно, чтобы дать преподавателю как можно больше времени на отдых и сбор своих ингредиентов. Судя по светопреставлению с молниями, человек довольно быстро приходила в себя.
- Хаккенс, как там твои магия с психокинетикой поживают? - на всякий случай спросила Моро, приготовившись к обратному пути. Мысль о том, что покровительственное плечо преподавателя может подвести, вовсе
Чертова каменная клетка, тут даже бежать некуда, если зажмут. Поскорее бы на воздух... Тьма - это, конечно, прекрасно, однако здешняя энергия отличалась от привычной.
Рэймонд испытывала внутреннее волнение, контактируя с безумным Первоначалом, но ощущение двойственности все нарастало и нарастало, и к окончанию их с Хаккенс забега по пещерам вампирша чувствовала себя так, словно ее разрывают изнутри.
"Слишком агрессивное", - примерно так она могла охарактеризовать действие здешней магии. Колыбель и Академия очень отличались друг от друга. В Колыбели магия была слаба, Академия же буквально фонила энергией изнутри, но в учебном заведении все чувствовали себя комфортно, поскольку ее магический фон не влиял на внутреннее состояние обитателей, Дрожащие же Острова можно было сравнить с кипящим котлом. Тьма вела себя иначе, она требовательно опутывала подсознание, и Рэймонд панически выпутывалась, сопротивлялась, как только могла. Ей стало значительно труднее отличать свои желания от ставших привычными капризов внутреннего "я", и все, что она могла сделать - действовать, придерживаясь исключительно логики, раз уж своим порывам доверять нельзя.
Пока Эмилия занималась своими ингредиентами, Рэймонд, сгорбившись, сидела рядом с озером, периодически поглядывая вокруг, прислушиваясь к звукам, разносимым эхом. Мыслями вампирша была в себе, озадаченная произошедшим. Она всегда думала, что внутренний зверь остается неизменным вне зависимости от мира, что даже если магический фон несколько иной, то Тьма внутри нее остается прежней. Моро настолько привыкла к характеру внутреннего зверя, к его гонору, что почти всегда могла предсказать его действия наперед. За много лет она прикипела к капризному первоначалу, успела хорошо изучить его, и знала, какие события будоражат его, а какие - не очень. То, что произошло здесь, буквально сбило ее с толку.
Получается, бороться бесполезно? Какой смысл вести долгую, целенаправленную кампанию, если в один миг все может встать с ног на голову, и придется буквально собирать внутреннюю себя по кусочкам, заново? Барахтаешься-барахтаешься, а бесполезно, при малейших изменениях тебя резко откидывает назад.
Стоп.
Рэймонд осмыслила то, что только что промелькнуло в ее голове, и, когда до нее дошло, она рассмеялась, забыв о том, где находится:
- Ах ты хитрая тварь, - сквозь смех выговорила она, - Воспользовался-таки моментом, чтобы пропихнуть свою мысль.
Неплохо, очень даже.
Взял ее слабое место - неуверенность в себе, отсутствие почвы под ногами - и обернул все в свою пользу. Не воспитывайся Моро в цивилизованности, и если бы в ее обществе отсутствие контроля над Тьмой не считалось дурным тоном, то, возможно, у нее действительно опустились бы руки.
Шутки шутками, а делать-то что?
Если Зверь останется в том же состоянии после возвращения домой, Рэймонд будет не до смеха. Такая сторона Первоначала ей совсем не нравилась: на успокоение агрессивного, напористого "я" уходит много сил, плюс внимательность ослабевает. В обычном состоянии Зверь действовал куда мягче, был склонен к уговорам и увещеваниям, а если действовал достаточно искусно, то порой получал то, что хочет. Редко, но все же. Теперь же внутреннее состояние вампирши больше напоминало упрямое перетягивание каната.

Девушки набрали достаточное количество редких ингредиентов, и, в целом, Моро чувствовала себя, как будто она - персонаж книги "Сокровища нации", на которой в свое время росло ее поколение. Если бы не внутреннее состояние, она бы сейчас испытывала свою обычную "победную" эйфорию.
Обратный путь, и вправду, прошел достаточно спокойно. Рэймонд рассеянно брела наверх вместе с преподавателем. Посланная на разведку тень раз за разом приносила успокаивающие известия, подтверждая слова Хаккенс.
Впереди замаячил выход.

Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 381

Re: Пещера Мании. Дрожащие Острова - Царство Безумия. Ролевая по восстановлению запасов Академии

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 апр 18, 02:40:58

- Лучше не бывает, сказала же, - отмахнулась Эмилия, чувствуя раздражение. Будто не устроила только что пиротехническое представление с молнией в главной роли. Хотелось ещё, хотелось большего, хотелось... Эмилия сжала в кулак чуть подрагивающие пальцы, на которых вновь начали потрескивать искры. Да что она творит-то? Опять попытается молнией шарахнуть? Второй раз подряд? В замкнутом помещении вдали от ветра и неба? Только свалится от истощения!

Хватит! Эмилия мотнула головой, с усилием выпихивая из себя раздражение, грозящее перерасти во что-то большее. Ага, в безумие, то самое. Надо же, небольшая неприятность, кусочек реальной опасности – и вот трещинка в броне переходит в настоящую брешь. Сначала поддалась эйфории, проявила вопиющую беспечность, хотя бы потому, что шла сама вперёд почти вслепую с барахлящими способностями прорицания, вместо того, чтобы и дальше получать информацию от тени Реймонд; теперь ещё и этому. Ослабила защиту, недосмотрела, думала, что по умолчанию сильнее этого места просто потому что... ну, сильнее многих окружающих, а значит не надо думать о себе. Вон, Реймонд же тёмная, вампирша, её надо мониторить, а в итоге что? Нужно было лучше за собой следить. Должна же быть взрослой здесь, даже несмотря на то, что возраста у той же Реймонд наверняка побольше наберётся. Не важно. Она преподаватель, она несёт ответственность, она не имеет права расклеиваться и поддаваться таким эмоциям, не имеет права сдаваться местным дурманящим эманациям.

Так что очистить разум от всего лишнего, отгородиться от тлетворного влияния извне, взять себя в руки, а в сами руки взять инструменты и начать сбор. Щёточками и скребочками счистить налёт с тех больших грибов. Пока Реймонд занимается газовыми пузырями, у дальней стороны пещеры собрать несколько небольших огненных грибов, ютящихся у стены. Хотя те на гриба были очень условно похожи, скорее какие-то вытянутые баклажанообразные яркие плоды, растущие прямо из земли. Используются как для различных восстанавливающих зелий, так и могут, согласно своему названию, быть частью огненных зелий или зелий, предохраняющих от холода. А самые скрупулёзные алхимики способны и раскрыть потенциал этих «грибов» для зелий невидимости.

Аккуратно надрезать изогнутым лезвием у самого корневища, чтобы не повредить сам «плод». Монотонная ручная работа успокаивала: обнаружить нужное растение (или гриб), взять нужный инструмент, примериться, собрать необходимое, упаковать в контейнер, перейти к следующему. И мысленно вспоминать что и для чего служит, разложить по полочкам, словно страницы учебника перелистываешь. Хрустящие, приятно ложащиеся под пальцы.

В контейнеры отправлялись: пыльца, в чём-то вязком с больших шляпок грибов (видимо, это самое вязкое и есть то, что превращает наркотик в яд), огненные грибы целиком, сердцевины жгутов из толстых корневых стеблей – тут надо аккуратно и медленно прорезать стебель, доставая нежную начинку, аккуратно выбирая нужный сегмент и отделяя ножиком от остального растения – легко повредить и только порвать ценный образец, выпустив весь сок наружу, делая эту самую сердцевину бесполезной. По дороге обратно встретились и кричалки – тоже что-то вроде гриба, не столь яркого, как следовало бы из названия. Зато если надрезать вокруг выступающей верней части и потянуть на себя сердцевину – так уже была насыщенно-рубинового цвета, ка раз она и использовалась в различных зельях. Один из немногих местных ингредиентов, который не мог применяться в качестве составной части яда. Контейнеры и бутыльки заполнялись, шторм внутри стихал, возвращая внутреннему морю привычное спокойствие лишь с лёгкими барашками волн. Вот так, вдох и выдох, собрать, убрать, почистить инструменты, прикинуть как потом всё это распределять, так чтобы и себя не обидеть, и Реймонд, что была напарником в путешествии, и, собственно, Академию Серебряного Дракона, выдавшего направление на эту «турпоездочку». Всё по списку собрано, кое-что даже сверх необходмиого. Половину можно отдать на склады Академии половину забрать для собственных экспериментов. Эти растения и части существ обладали вполне интересными эффектами, да и зелья местные были не из заурядных: от банальных регенерирующих и восстанавливающих силы отваров до зелий, дарующих невидимость или даже временный иммунитет к чужой магии той или иной направленности. А чего стоят практически универсальные противоядия? Яды, не только способные физически навредить, но и снизить умственные способности, магический потенциал или даже уровень определённых навыков! Тоже не навсегда, но сам факт таких возможностей открывал немалый простор для исследований и применения на практике. Хотелось попробовать повторить или найти аналоги даже помощнее. И вообще интересные тут зелья и яды – почти ни одно не действовало долго, но при этом эффект проявлялся практически мгновенно. Можно ли избавиться от скоротечности, не упустив мгновенность? Как именно этот механизм работает? Явно не только на физическое тело влияет, разносясь по крови – иначе проходило бы некоторое время между поражением и срабатыванием. Интриговало. То же зелье, что использовали против неё же – вроде и «кустарное», слабенькое, недолговечное. Но каков потенциал! Используй в нужный момент, и получи колоссальное преимущество! Сама чуть не окочурилась от рук двух глупых полуразумных дикарей, имеющих при себе лишь кривоватый лук и дубинку! Эмилия прихватила с собой стрелу, что ударилась об камень за её спиной, после того. Как задела руку. Хотелось бы верить, что остатков на грубоватом наконечнике хватит для академского анализатора, а там уже можно будет узнать состав и сверится с рецептами, которые получится отыскать.

Эмилия глянула в сторону своего плеча. Порез от стрелы уже затянулся, словно его и не было. Верно, вернулась магия – и целительство сделало свою работу. Чистый рефлекс, выработанный на протяжении лет – лечить себя, даже не думая об этом. Полезный навык, если периодически танцуешь на острие ножа. Больно, страшно, битва вокруг - всё равно, не важно, лечись, восстанавливайся, убирай раны. Пусть это будет таким же естественным как дыхание, как рука, вскинутая, чтобы защитить себя, как попеременное напряжение мышц, заставляющих ноги уносить тебя подальше. Это уже несколько раз спасало жизнь.

Потянуло свежим воздухом. Приятно было вдохнуть его полной грудью, приятно было оставить подземелья позади. Несмотря на то, что спускаться туда было даже отчасти тоже приятно, потакая своей жажде адреналина, но выходить было не менее хорошо. Подземелья были привычны ещё с юности по работе, в подземельях было интересно, но любой маг воздуха будет рад оставить стены и массивный каменный свод, выйти к ветеркам и небесам.

Можно было уходить, можно было возвращаться в академию, или же... Эмилия глянула на Реймонд. Косметика ещё более-менее на месте, сойдёт за человека вполне, а то ведь в этой плеяде миров вампиров не любят – сразу с мечами бросаются, не разобравшись толком. Странные они... Тёмные эльфы, значит, у них спокойно себе разгуливают, а вампиров сразу под нож или фаербол? Точно странные. Так что лучше не отсвечивать, если не хочешь начать революцию во славу нежити, перебив половину населения Дрожащих Островов. Попытавшись перебить, точнее. Эти местные даэдра... Говорят, местный «принц», что по сути, божество, присутствует тут во плоти, с ним лучше не ссориться, да и вообще на глаза не попадаться, мало ли. Божество же. Безумное в добавок. Да и среди населения местного чуть ли не каждый второй магией владеет. Не всегда сильной, но количество одарённых поражало. Обычно магов-то совсем немного, один на несколько десятков, а то и на сотню, а тут вот оно как. Мир требовал изучения. Как и его магия. Необычная, яркая, не всегда поддающаяся привычной логике, и оттого ещё более интригующая.

- Не хочешь побывать в местном городе? Тут до столицы недалеко. Я бы зашла в пару лавок, посмотрела бы их рецепты и книги. Магия тут... интересная. Специфическая, но интересная.

Наверное, следовало бы именно уйти, особенно после того, как чуть не сорвалась, после того, как позволила атмосфере повлиять на свои эмоции и суждения. Но с другой стороны... Если она уйдёт, то значит, что этот мир победил, что заставил бежать, поджав хвост, испугал и выдавил из себя. Так нельзя. Нужно доказать, и в первую очередь самой себе, что получится перебороть, получится встать на ноги после такого удара, распрямиться. Если каждый раз бежать, получив лишь одну оплеуху – рано или поздно, не сможешь встать и после лёгкого щелчка по носу.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей