Сияющее Море. Калимшан, Калимпорт.

Ландшафт Фаэруна разнообразен: от долин ледяного ветра до жарких пустынь Калимшайна, низменности, побережья и высочайшие горы Хребта Мира... По ночам на небе можно увидеть не одну небесную владычицу, а две ночные странницы. В этом мире сильна магия, приходящая от богов, она бывает куда сильней "стандартной". Под поверхностью находится еще один мир - тайный. Это подземелье. Не каждый способен выжить там и сохранить рассудок. Миллионы пещер и переходов, а в глубине находятся словно рожденные в камне города свирфов, пугающие порочной красотой города дроу, серые жилища гоблинов и серых дварфов, а так же маточные города иллитидов.
Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 72

Re: Сияющее Море. Калимшан, Калимпорт.

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 июн 01, 23:01:14

Лежа на влажной поверхности стекла, Вирна распахнула глаза, уставившись в потолок. Энергия взрыва медленно растворялась в душном воздухе оружейной. О дофаминовой агонии напоминали лишь учащенное сердцебиение и покалывание на кончиках пальцев. Густой дым рассеялся бесследно, оставив сознание омерзительно ясным. Она уже почти забыла, каково это - секс без намека на близость. Удовольствие наполнило её, словно сосуд с выбитым донышком. Сосуд, не удержавший ни капли. Ей придется к этому привыкнуть… Нет, у неё не было никаких претензий к Девдану. Бедрами принц работал умеюче и прекрасно чувствовал тело любовницы. Да вот только проник он не дальше, чем позволяла длина члена. Пустоту, которую ощущала сейчас эльфийка, было невозможно заполнить ничем. Спровоцировав Девдана, она надеялась почувствовать себя свободной. Но вместо этого лишь вновь ощутила ту бессмысленность и тщетность своего существования, что и несколько лет назад. Секс без эмоций был для нее теперь все равно, что еда без вкуса: голод утоляет, но удовольствия ждать не приходится. Со временем она привыкнет…

-Все в порядке? - осторожно спросил тифлинг, склонившись над эльфийкой, чьи ноги все еще обвивали его бедра. Его пальцы коснулись её лба, убрав с лица бесцветные пряди. Принц был достаточно внимателен, чтобы почувствовать отчужденность эльфийки. Даже когда она до боли впилась пальцами в его плечи, задрожав всем телом, взгляд женщины был словно направлен сквозь него. Возможно, это к лучшему. Она избавит его от бессмысленных сцен, когда надоест ему и придет время расставаться. И все же было в ней что-то помимо соблазнительного тела и безупречно гладкой кожи, к которой так и тянуло прикоснуться. Что-то, чем можно было увлечься дольше пары ночей. - Я знал, что не зря спас тебя. Потерять такой бриллиант было бы непростительно, - усмехнулся принц, проследив взглядом за своей ладонью, скользнувшей от ключицы до ложбинки между грудей. В его голосе эльфийка услышала новые, до времени спящие нотки. В нем сквозило нескрываемое самодовольство. Теперь, когда он получил от эльфийки то, что хотел, он мог позволить себе быть самим собой. Новая игрушка все еще была интересна избалованному сыну золотых песков, но ходить вокруг да около, отвешивая поклоны на каждом шагу, он больше не собирался. Так и эльфийка была готова оставаться здесь ровно до тех пор, пока нуждалась в обществе принца. Возможно, иногда оно будет помогать ей отвлечься и делать остановки на пути к яме отчаяния и беспроглядного уныния. Обоих устраивала та роль, которую они друг на друга возложили. Эльфийка приподнялась на локтях, улыбнувшись принцу той загадачной усмешкой, которой хороший актер встречает овации публики. Игра блестящая, да вот только пьеска второсортная. Он знает, что хорош, как и знает, что способен на большее.

-Считай это благодарностью за спасение, - ответила дроу, расцепив ноги, скрещенные на ягодицах тифлинга. Не успел принц воров натянуть на плечи свой шелковый халат, как в дверь настойчиво постучали. Девдан бросил взгляд на источник звука, и по его лицу скользнула тень недовольства. Принц вопросительно посмотрел на Вирну, словно желая понять, нужно ли ей дать время прикрыться. Но женщина явно не спешила одеваться. Девдан шагнул к двери, распахнув её так резко, что Вирну обдало порывом воздуха.
-Я же приказал никогда не беспокоить меня, пока я за этой дверью, - едва не прорычал принц, схватив за плечи незадачливого слугу и вжав его в стену. Вирна удивленно приподняла брови, прежде не замечая за этим тифлингом подобной грубости. Вероятно, переспав со своей гостьей, хозяин особняка вновь мог позволить себе вести себя так, как привык. Теперь ему было незачем строить из себя воплощенную галантность, пытаясь впечатлить объект желания. Слуга уставился на своего хозяина испуганными глазами, потеряв дар речи. И если бы тот не встряхнул его пару раз, то так бы и не вымолвил ни слова от страха.
-Но господин, вы сами просили дать вам знать сразу, как только он придет, - пролепетал слуга, втянув голову в плечи так, словно у него и вовсе не было шеи. Эти слова прозвучали для Девдана, словно заклинание. Его пальцы тут же разжались, а лицо смягчилось. - Скажи, что я скоро буду. Надеюсь, вы не оставили его ждать на пороге. Жди меня здесь, я скоро вернусь, - обратился он уже к эльфийке. Или, судя по направлению взгляда, к её груди… Она так и не поняла. Затянув пояс халата, Девдан перешагнул порог оружейной, стоило Вирне только раскрыть рот. -О ком это вы? - спросила эльфийка, застав врасплох слугу, готового было выскочить вслед со своим хозяином. Смуглокожий паренек, перед глазами которого все еще маячило злобное лицо Девдана, был не готов к следующему удару. Чувствуя, что не может так просто смыться от гостьи, а тем более любовницы своего хозяина, он замялся на пороге, так и не решившись повернуться к ней лицом. Не хватало еще, чтобы эта эльфийка рассказала принцу, что он пялился на её прелести.
-Ты что, оглох? Кто пришел к нему? - спросила эльфийка, соскочив со своего стеклянного постамента и сделав шаг в сторону юноши. На самом деле, Вирне было неважно, что ответит слуга. Ей нужно было всего-навсего задержать его настолько, насколько это было необходимо. А потому к тому моменту, как паренек пролепетал что-то нечленораздельное и выскочил из оружейной, у Вирны уже был ответ. Она выхватила нужный образ из его памяти, словно сняла сливки, - все было на поверхности. Наотрез отказав ей вернуться в особняк принца вместе с ней, Ардор все-таки пришел сюда. Краснокожий тифлинг всегда был импульсивен в своих поступках, но в этом жесте эльфийка углядела очередной плевок в свою сторону. Едва ли он вернулся сюда за ней после тех слов, которые они наговорили друг другу у фонтана. А значит, явился за помощью, от которой прежде отмахивался, словно от навозных мух. Вероятно, его одержимость Жаром Флегета стала сильна настолько, что он был готов наступить на свою гордость. Гордость, оскорбив которую, эльфийка чуть не поплатилась своей жизнью. Вероятно, Вирне действительно стоило остаться в оружейной, как того требовал принц. Но разве могла она упустить возможность узнать, что поведает один тифлинг другому? По крайней мере, именно так она объяснила себе желание взглянуть на Ардора еще раз. Но на деле - всего лишь продолжала сопротивляться тем желаниям, что казались собственной волей. Эльфийка подобрала с пола скомканное платье, а затем запустила пальцы в свои волосы, небрежно взбив их у корней. Желание наступить Ардору на больную мозоль родилось спонтанно, стоило вспомнить о тех словах, которые он бросил в её лицо. Вирна хотела, чтобы он в полной мере прочувствовал свою ошибку, ощутив ту же боль, что причинил ей. Невысказанное встало поперек её горла и, казалось, задушит её, если не выльется в слова. Неясно было только одно. Откуда принц воров знал, что Ардор придет?

Войдя в комнату, обложенную подушками, Девдан гостеприимно улыбнулся Ардору, отвесив ему учтивый поклон. Краснокожий тифлинг выглядел в разы лучше, чем когда Мохит нашел его у фонтана, и все же среди шелковых подушек, дорогой лепнины и золота смотрелся как-то не к месту. Прежде чем явиться к собрату, принц сменил мятую одежду и привел себя в порядок, несмотря на то, что контраст между ними теперь и без того был разительным.
-Мой друг, я знал, что ты вернешься и позволишь мне отплатить тебе за смелый поступок. Не вернуть тебе долг было бы недостойно с моей стороны, - покачал рогатой головой принц, словно действительно не спал ночами, думая о том, как отплатить Ардору. - А уж тем более, не в моих правилах бросать своих. Хоть твоя идея и кажется мне безрассудной, я не вправе судить тебя. Я прошу простить моих друзей за несдержанность. Они не желали обидеть тебя, - выразил сожаление принц, примирительно улыбнувшись и пригласив Ардора следовать за собой. Гостевая комната, мимо которой то и дело шныряла прислуга, охрана и просто люди принца, для которых его двери всегда были открыты, была не лучшим местом для бесед о дьявольских культах. - Мы волновались за тебя. За то время, что тебя не было, мне удалось кое-что выяснить. Надеюсь, это окажется полезным, - сказал Девдан, пропуская своего гостя в комнату, служившую ему кабинетом и библиотекой. Прислугу и головорезов книги интересовали редко, а потому здесь их едва ли кто-то мог подслушать. Несмотря на то, что стараниями Мохита Ардор приобрел более-менее сносный вид, его измотанность все равно бросалась в глаза. После времени, бурно проведенного с его любовницей, Девдан только сильнее ощущал свое преимущество над краснокожим, а потому совсем не опасался его. Закрыв дверь, принц опустился в резное кресло с высокой спинкой, подушка которого была настоящим шедевром шелкографии. Точно такое же, напротив себя, он предложил занять Ардору. Воздух в библиотеке был удивительно сухим и комфортным. Сложная система вентиляции позволяла создать условия, в которых книги не сгниют от влаги и плесени. Массивные стеллажи из красного дерева высились до самого потолка, упираясь в него накладными узорами из резного дерева. Пол был застелен цветастым ковром, на котором была запечатлена картина охоты на тонконогих оленей под бирюзовым небом. Если бы не эта деталь интерьера, то помещение казалось бы крайне мрачным. В неглубоких нишах расположились вазы и амфоры, роспись на которых навевала мысли о далеких, давно минувших временах. Владелец кабинета не только был большим ценителем произведений искусства, но и сумел со вкусом объединить артефакты из разных мест и эпох в одном месте. Вирне нравилось коротать здесь вечера, забравшись с ногами в кресло и листая очередную книгу из коллекции принца. Особенно ей нравились те, что не мозолили глаза унылыми строчками, а пестрили иллюстрациями. Пожалуй, именно особая атмосфера библиотеки заставляла её возвращаться сюда снова и снова.
-Думаю, тебе уже известно о кровопролитии, произошедшем здесь несколько десятков лет назад, - сказал принц, закинув ногу на ногу и положив руки на резные подлокотники. - Много тифлингов погибло, но еще больше - просто исчезли. Большинство из них имели красную кожу и способность создавать пламя из воздуха. Султан не придал этому никакого значения, как и те, кто был выше подворотен и канав. Ты же понимаешь, до нас никому нет дела, пока мы не взберемся на самый верх и не начнем плевать на их головы, - усмехнулся Девдан, подперев подбородок кулаком. - Большинство считало, что грязные полукровки помирают от голода, болезней и внутренних дрязг. Но в Темном Городе гуляли совсем другие сплетни… Поговаривали, что культисты ищут отпрысков своего исчезнувшего господина, чтобы возродить его. Кое-кто пытался отыскать своих пропавших друзей и близких… Но и они странным образом исчезали из Калимпорта навсегда. Культисты не оставляли никаких следов и жили лишь в россказнях пьянчуг да сплетнях на базаре Мужахаджаарндата. Я даже сам не до конца верю, что культ еще жив. Но мне все же удалось кое-что выяснить… - принц сделал паузу, словно желая оценить степень любопытства Ардора или ожидая благодарности в свой адрес. -Это обошлось мне, прямо скажем, недешево. Но, надо признать, мне было даже интересно отыскать ниточку в этом клубке. Некто Махика Капур утверждала, что знает, где находится логово культистов. Она пыталась отыскать в Темном городе наемников, которые отправятся вместе с ней и спасут её мужа. Стоит ли говорить, что над ней просто посмеялись? Мне пришлось поднять на уши всех, чтобы отыскать её. И мне это удалось, - самодовольно улыбнулся смуглокожий мужчина, чувствуя нарастающее напряжение Ардора. Его голубые глаза, драматично очерченные угольно-черными ресницами, словно оценивали краснокожего собрата. Принц будто взвешивал в уме все “за” и “против”, собираясь поведать Ардору то, чего он так желал. -Старуха жива и относительно здорова. Но есть один нюанс… Говорят, она не совсем в себе. Но в столь непростом деле не стоит упускать ни единой зацепки. Я думаю, тебе стоит проведать её. Она живет в приюте, что находится на юго-востоке района Веры.

Вирна знала, что большинство встреч с партнерами Девдан предпочитал проводить в восточном крыле. Здесь не было ни жилых, ни гостевых комнат. К тому же любому, кто желал попасть сюда, пришлось бы пройти через пост стражи, дежурившей у лестницы. Но Девдан сам позволил ей бродить, где заблагорассудится, а потому Вирна не встретила никаких преград на своем пути к библиотеке. Стена была не помехой для темно-эльфийского слуха, способного различать звуки даже на большом расстоянии. Но с каким удовольствием она бы сейчас открыла дверь с ноги вместо того, чтобы прижиматься к ней ухом. Ей не нравилось, что Девдан подкармливает безумие Ардора рассказами о какой-то полоумной старухе. Несмотря на то, что она пыталась подавить на корню любые мысли о калимшанце, удавалось ей это пока не слишком хорошо. Слыша каждое слово, произнесенное принцем, Вирна нахмурилась, почувствовав укол беспокойства за судьбу Ардора. Возможно, всего лишь по привычке, но от этого не менее остро. Только сейчас, порядком остыв, она посознала, зачем дала понять своему другу, что обойдется и без него. Когда все её увещевания и просьбы пронеслись мимо Ардора, даже не задев его, она пустила в ход свое последнее оружие - попытку манипулировать его чувствами к себе. Несмотря на то, что она по-прежнему была на него зла, в глубине души дроу надеялась, что, осознав свою ошибку, тифлинг прислушается к голосу разума и откажется от своей затеи. Она до последнего не хотела верить, что просто-напросто угодила в круговорот чужого безумия. Что от начала и до конца принимала на веру то, что было плодом воспаленного рассудка и бесплотных фантазий. Одержимость Ардора едва не стоила ей жизни… И пускай она так и не смогла окончательно списать со счетов унижения в лесу Невервинтера, она действительно начала верить в то, что они квиты. Как бы там ни было, тогда она собиралась покинуть его, не выполнив свою часть договора. Разделавшись со своими проблемами, она повела себя далеко не дружески, поддавшись своим эмоциям. Но если персональная война Ардора с культистами была всего лишь вымыслом или прикрытием для совсем иных целей, то она была наказана на пустом месте. Эта мысль не давала ей покоя вот уже несколько дней. Как и мысль о том, что Сульфир, которого эльфийка приняла за врага, мог быть невиновен и по-настоящему пекся о судьбе Ардора. Да, он был культистом Флегета, но, отбросив сказки тифлинга о преследованиях по мирам, не давал никакого повода считать себя злодеем. А что если… А что, если та записка и проклятый медальон Эйлистри действительно прислал не он? Что если сам Ардор подставил её, вынудив подумать на Сульфира? До чего же удобно вышло. Эльфийка собственными глазами видела логово советника рейны и нашла тот медальон… У неё, сбитой с толку россказнями калимшанца, не было ни единого повода заподозрить тифлинга. Но ведь ритуал, о котором говорил фантом из зеркала, мог не иметь никакого отношения к Ардору. Мало ли у культистов всяких ритуалов. Мысли роились в голове эльфийки, вызывая мигрень. Чем больше она думала обо всем этом, тем больше убеждалась, что её друг либо безумец, либо лживый манипулятор. Ни то, ни другое её абсолютно не радовало. Ей вдруг стало настолько противно, словно её с головы до пят закатали в рофье дерьмо. В какой-то момент, окунувшись в свои невеселые мысли, она начала упускать смысл слов, звучащих из-за двери. Но затем сумела вновь взять себя в руки и прислушалась.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Обитатель
Сообщения: 53

Re: Сияющее Море. Калимшан, Калимпорт.

Сообщение Ардор Рузе » 2018 июн 01, 23:08:11

Приют, пища, чистая вода и свежая одежда любезно предоставленные саблезубым тифлингом, позволили не только поднять на ноги ослабшего Ардора, но и вернуть ему более-менее приличный вид. В целом, краснокожему полукровке было плевать, как оценит его внешний вид Девдан, он отправился во дворец не себя показать. Однако прослыть протухшей бомжатиной все равно не хотелось. Такой жуткий внешний вид рогатого лишил бы всех сомнений в его неадекватности. Желание и возможность как-то обслуживать себя, следить за внешним видом было признаком наличия вменяемости. А следовательно значило то, что принц Девдан его примет на своей территории. А не прикажет своим людям просто скрутить его и поместить в лечебницу. Только и всего.
На черном небосводе засияла Селунэ, когда Ардор отправился в верхний город. Улицы города уже не пестрили так красками и не удушали прохожих запахами, как это бывало ежедневно в светлое время суток. Чад от жаровен и котлов перестал уже несколько часов назад. Вместо этого, в воздухе заструился пар, сочетающий в себе аромат сладких фруктов с пряностью и травами. Нежный и едва уловимый. Легкий, как шелк.
Редкий житель отказывал себе в удовольствии разместиться вечером, после тяжелого труда на подушках и выкурить хукка. Хитроумное устройство, внешне напоминающая колбу наполненную водой (или вазу), с нахлобученной на нее латунной шахтой, оканчивающейся чашей. В чаще разгорается свежий крупнолистовой табак, предварительно вымоченный в пряном меду и фруктовых сиропах. А дым, проходя через металлическую шахту, очищаясь от тяжелых примесей в воде, попадает в легкие курильщика через гибкие длинные трубки. Последние изготавливаются в процессе нехитрой обработки тонкого кишечника скрадда - липкоязыких ящериц средних размеров, которые в больших количествах водятся в этих краях. Добыть этих существ не самый простой труд, однако кишечник именно этих земноводных - идеален для курительной трубки хукка. Достаточной длины и диаметра, гибкий и не впитывает запахи. Какой извращенец придумал так соединить ящериц и табакокурение - неизвестно. Но ни один местный житель не представляет и дня без хукки. И приезжие купцы и послы, приобщившись к культуре, начинают понимать почему так. Стоит отметить, что ни один сеанс табакокурения не проходит без высокого бокала холодного гуяляб (в пер. “роза”). Это густой напиток темно-бордового цвета, имеющий яркие ароматы розы и лотоса и кисло-сладкий вкус. Позволяет сохраняться ясности ума при существенной мышечной и нервной релаксации. Калишиты никогда не употребляют алкоголь в процессе курения. Это как минимум дурной тон. А зачастую еще и нехилый удар по здоровью. К слову, самоубийц среди калимшанцев история Торила практически не помнит.

Вернемся от приятной темы досуга к делу. Ардор словно бы и не замечал ничего - не запахов, не щебетания ночных птиц и стрекота вездесущих цикад. А лучше бы он предпочел провести свои калимшанские каникулы в какой-нибудь таверне. В данном случае, это даже пошло бы на пользу. Вместо этого, он миновал все увеселительные заведения. За дверями играла музыка и смеялись люди. Там пели песни. В каждой чайхане или доме терпимости - атмосфера праздника присутствовала в таких местах всегда. Но тифлинг уже не был прежним. Тьма ослепила его, заменив собой его собственную волю. Ее силе было невозможно сопротивляться. Невозможно было договориться или тем более, укротить. По крайней мере, такой неистовой силе Первоначала было невозможно противостоять в одиночку. Ардор не справился. Лишь вновь оказался один на один со Зверем, которому позволил себя сожрать. Впрочем, что могло бы дать в данном случае сопротивление? Нелепой покажется схватка теленка и взрослого разъяренного рофа. Исход такого поединка слишком очевиден еще до его начала.

Город уже не гудел, как ежедневно с рассвета до заката. Однако улицы не были совсем пустыми и тихими. Город отдыхал, дыша размеренно и ровно. В таких обстоятельствах было проще скрыться от взора Простаков - уйти в тень или просто надвинуть на голову капюшон получше, а руки скрыть в рукавах халата. Нюанс в том, что в темное время суток, по улицам бродила городская стража, среди которых могли встречаться маги разного уровня возможностей. А так же, попадались участники различных уличных банд. Чтобы добраться до жилища Девдана от прибрежной зоны, необходимо было миновать не одну территорию конкурирующих банд. Среди головорезов, встречалось намного больше магов. Ардор, не смотря, на свою крайнюю целеустремленность, не спешил привлечь к себе внимание всего города и воевать со всеми бандами за целостность своей задницы. Без сомнений, он бы не остался в стороне, если бы пришлось всех порешить. Но все же, такой способ он оставил на самый крайний случай. Слишком уж трудоемкое и маловыгодное занятие.

Ардор передвигался аккуратно, но быстро, не задерживаясь, чтобы позалипать на городские пейзажи и витрины. Он был уверен, что успеет еще насладиться жизнью в полной мере, когда завершит свою основную задачу. В глубоком кармане его халата позвякивал медальон сульфира, с которым краснокожий тифлинг так и не сумел разобраться. Принцип и механизм его действия остался все еще не раскрыт. Ардор надеялся, что Девдан даст понять, что делать с этим предметом. Или хотя бы даст зацепку. Под цветастым длинным халатом, торс и грудь рогатого были обнажены, являя во всей красе шрамы и стигмы, которые оставили на его коже различные события. На ногах были свободные зуавы черного цвета - штаны-шаровары с сильно заниженным шаговым швом, подпоясанные длинным отрезком ткани. В такой импровизированный пояс было легко прятать монеты или небольшое оружие. Магический кинжал был спрятан как раз в пояс. Второй клинок был прикреплен на поясе открытым способом. Ардор понимал, что его попросят сдать оружие на входе во дворец и ни черта не поверят тому, что он приперся безоружным.
Ардор усмехнулся собственным мыслям. Глупцы Девдана (да и сам принц) был настолько самоуверенны, что не видели в краснокожем собрате серьезной угрозы. Однако он не нуждался в оружии. Он вполне мог быть им сам. Его сочли спятившим бродягой с манией преследования, навязчивыми идеями и гипертрофированным чувством величия. Стоит ли огорчать аудиторию? Тифлинг подумывал о том, чтобы показать этим недоумкам настоящее безумие. Но потом решил повременить. Хотя бы до тех пор, пока этот стиляга не начнет вновь выкаблучиваться. Ардор поклялся себе, что скрутит в бараний рог Девдана, если он на этот раз не предоставит нужную информацию о культе.

Дворец был под охраной. Но что удивительно, стражи Девдана не долго мялись и не особо расспрашивали о том, кто явился к принцу и для чего. Попросили сдать оружие и немного подождать. А через некоторое время пригласили пройти в жилище. Все тот же роскошный особняк. Просторный и уютный, наполненный всем тем, что только можно пожелать. Даром только зверинца нет в окрестностях. Хотя… Ардор особо не разглядывал территорию - может у него и персональный гарем есть с гуриями всех возрастов. Такие золотые мальчики могли себе полмира позволить. Да вот только ценили ли то, что имели с самых своих золотых пеленок? Наверняка нет. Все такими ребятами воспринималось как данность. Затем пережевывалось, выплевывалось и забывалось. Ничего святого. Но стоило отдать должное - этот Девдан был не пустой кувшин. Праздная жизнь, разумеется, не ускользала от него. Но он использовал свои возможности для саморазвития. Что не всегда присуще принцам воров. Многие из таких тупые, как пробки и завоевывают авторитет силой, жестокостью и деньгами. Само собой, авторитет таких личностей весьма ограничен. Чтобы не только владеть, но и удерживать - нужно уметь управлять. А чтобы управлять, надо иметь связи. Крепкие нейронные связи в полушариях мозга. Ардор задумался на какое-то мгновение, глядя на картины на стене. Изображения каких-то незнакомых тифлингов, ряженых в светские шмотки зашевелились на полотне. Они в ответ уставились на Ардора, временами отрывая взгляды , чтобы пошептаться друг с другом. Вдруг боковое зрение уловило движение в правом коридоре. Фигура выскочила из-за угла и на мгновение замерла, заметив Ардора. После чего быстро ретировалась дальше, решив скрыться из вида. Но зоркий глаз краснокожего заметил лицо. Оно ему показалось знакомым. Где-то он видел его. Одна сторона лица была будто заражена или...обожжена. Конечно, Ардору могло и показаться. Но определенно, лицо было знакомым. И слился этот тип так стремительно, словно не ожидал и не желал столкнуться с краснокожим в коридорах дворца. Все это очень странно. Неужели это тот самый мужик, лицо которого подпалил Ардор. Хаид или как его там звать-величать ? Но что он здесь забыл? Вроде как тут не проходной двор, а званых вечеров для братии не намечалось. Хм…
Ардор позабыл, о чем ему говорил острозубый Мохит еще в момент заварушки с песчаным кланом, который планировал объегорить банду тифлингов. Хаид с обожженным лицом - это сводный брат Девдана. У них общая мать. Правда, в отличии от отца Девдана, который хоть по традиции и не признал сына, но обеспечил его огромным откупом, которого хватило с лихвой надолго. И Девдан в итоге пустил его на саморазвитие, за счет чего преумножил свое достояние. А отец Хаида был убит еще до его рождения. Да будь даже у этого отпрыска хоть какое приданое - он бы спустил его на кутежи в баб. Глуп был Хаид. Злобен, завистлив и мстителен. Он никогда бы не смог претендовать на звание принца преступного мира Калимпорта. Девдан не признавал его братом в открытую, но все и без того это знали. Принц бы давно удавил своего психованного братца, но мать уж очень слезно просила сжалиться над ним и позаботиться хоть как-нибудь. Со скрипом Девдан согласился принять его в одну из своих банд… В ответ Хаид старался расшаркаться перед своим влиятельным родственником, поминая, что он зависит от него не только материально.
Ардор отметил это очень подозрительным и насторожился. До самой встречи с Девданом особых опасностей не встретилось, но краснокожий не терял бдительности. Его всю дорогу не покидало чувство. что вокруг него вертится какая-то афера. Но вот какая конкретно, краснокожий пока что не понял.

Когда в зале для встреч появился этот меднокожий петушара, Ардора перекособочило. Скрыл он это с большущим трудом и, похоже неискусно. Впрочем, он и не пытался скрыть своего неудовольствия присутствия здесь. Он будто приперся клянчить на порог богатого влиятельного дяденьки то, что и так ему принадлежит. Принц скорее всего заметил перемену в лице собрата, но его манеры не позволили ему испортить презентацию. Или же, имел место быть расчет, по которому непозволительно было поддаться эмоциям и испортить весь план. Ардор лишь коротко кивнул в знак приветствия. Девдан держался непоколебимо. Его слова извинений выглядели приторно и притворно. К тому же, извиняться он решил за своих товарищей, но от себя не обронил ни слова. На что Ардор стиснул зубы, осознавая всю фальшь этого представления. Но выражать свое отношение каким-либо, более агрессивным способом было не в тех обстоятельствах не самым лучшим решением. Ардор, понимая это, сдерживал свои порывы.
Тифлинги прошли в кабинет принца и продолжили беседу. Богатый интерьер мало интересовал краснокожего, куда больше представляли важность слова, которые он готовился услышать и запомнить. И, если раньше Ардор молчаливо наблюдал, то ныне, помимо этого, решил вступить в диалог.

- Резня началась в тех самых пор, как я вылез из чрева матери. Если быть точным. И это чертовски печально, что эти ублюдки угробили такое количество народа зазря. Они заплатят, -буквально перебив принца, Ардор отрывисто вставил свои “пять копеек”. Этот шаг Девдану не пришелся по-нраву. Высокомерные золотые парни не любят, когда их перебивают. Меднокожее гладкое лицо обрело несколько мимических складок, отразив тем самым соответствующую эмоцию. Краснокожий приподнял уголок рта в довольной усмешке. Задеть этого слащавого говнюка было приятно. Золотые глаза неотрывно смотрели в два голубых сапфира напротив. Выстраивалась не просто беседа. За всей мишурой был поединок, вызов, гнев. Кто кого подавит взглядом, кто кого уколет глубже. Однако на поверхности - полный штиль, деловой разговор. И надо заметить, интерес Ардора возрос. Волнение он не выдавал, но внимательно смотрел и вслушивался в сказанное. Даже слишком внимательно.

- Хм, недешево? Неужели для того, кто навострил рога в короли преступного мира этого города есть что-то, что недешево? Ах, прошу простить величество… - Ардор попытался весьма жирно протроллить собеседника, но вдруг прикусил язык, создав интригу. И картинно загоготал. Он понимал, что сиюминутно его здесь не убьют. Ну а если попытаются, то и того лучше - будет шанс почесать кулаки этому мажору. Ардор оглядел пространство вокруг и в который раз посетовал про себя на несправедливость судьбы. Он сидел в кресле напротив принца воров, который имел все шансы стать в обозримом будущем королем воров. А так, как в Калимшане настоящую власть имеют как раз таки преступные кланы и их повелители, то этот тип мог фактически заграбастать все государство. Ардор появился на свет в условиях, которые ничуть не уступали условиям, в которых жил принц. И сложись жизнь иначе, Девдан бы сейчас был на побегушках у Ардора. Однако, краснокожий видел в своем нынешнем положении не самый худший исход. Совсем недавно он узнал от Мохита интересные подробности собственной биографии. Пока он приходил в себя в хижине саблезубого, тот поведал ему о том, что после смерти Шарифы, девочки из дома удовольствий на самом деле спасли отпрыска своей госпожи. Прежде чем за краснокожим мальчишкой-тифлингом явились люди в странных ритуальных мантиях, жрицы любви спешно сбагрили его скупщику живого товара, который за приличную плату тут же собрал весь свой “товар”, свернул деятельность в Калимпорте и отправился в другие земли, где и реализовал тифлинга бродячему цирку. Жрицы любви не так уж и ненавидели сына своей госпожи. Они дали ему шанс выжить. Так как Мохит по возрасту старше Ардора, он понимал больше и смог добыть эту информацию. Вот он и вернулся, чтобы раздать долги и благодарности. Краснокожий тифлинг пообещал себе не скупиться, как только появится возможность.

Махика Капур. Это имя ничего не говорило Ардору, но он запомнил его. Выщербил в коре памяти каждую его букву. чтобы даже во сне не растерять ценную информацию. Район Веры не такой уж и большой, но он находится довольно далеко отсюда. И его окружают территории враждебных кланов. Просто прогуляться по улицам не будет возможности. Особенно с его колоритной физиономией. Тифлинг уже прикидывал как и какими путями можно туда добраться с меньшим шансом быть замеченным. Сложность была в том, что издавна часть района Веры была под контролем магов. Неофициально, разумеется. А как ситуация обстояла нынче - Ардор не был уверен. Могло сто раз все измениться.
- Я вот что скажу тебе, принц: если я здесь, значит культ жив. Так что не сомневайся. И в следующий раз, когда я явлюсь сюда - Жара Флегета уже не будет существовать. Я вытрясу из него всю душу, как из старого ковра, напьюсь его крови, отобедаю плотью. Если хочешь, я даже могу сувенир какой-нибудь притащить для тебя и … - Ардор сделал паузу. чтобы посмотреть как Девдан оторвал свой подбородок от кулака и как-то странно сглотнул. Лицо его поменялось. И теперь выражало смесь замешательства и возмущения. Краснокожий тифлинг еще раз бросил взгляд на рога собеседника. Освещение в кабинете было не то, чтобы шибко ярким. Но имеющегося света было достаточно, чтобы зорким янтарным глазам заметить любопытные детали.
- Да ладно тебе ерзать, принц. Она провела здесь достаточно времени, ты завалил ее байками про золотую мантикору, благовониями наблаговонял, вероятно запустил в свою оружейную и тут она сдалась. А потом, очевидно, она растопырила перед тобой свои антрацитовые лапы. Слушай, не делай такое лицо - ее длинный белёсый волос слишком уж палится, свисая с твоего рога. Пока ты тут распинался, я долго пытался воткнуть - не паутина ли это, а потом до меня наконец дошло… Отлично вы устроились. Поразительно. И теперь я ищу причины, чтобы просто уйти, не убив тебя, Девдан.
Ардора вдруг охватило какое-то игривое настроение. Вместо того, чтобы впасть в свое “старое, доброе” привычное бешенство с деформацией лиц и интерьеров, краснокожий ухмылялся, шутил (пускай и не очень приятно). В общем, показывал прямо противоположную реакцию, нехарактерную его натуре. Удивительно, но Ардор не мог никак разозлиться. Ему было неестественно ровно на все. Разумеется, он умом понимал все, он был в трезвом рассудке. Но с ним в тот момент происходило примерно то же самое, как когда очень хочешь порыдать - читаешь грустные отрывки из книг или слушаешь печальную музыку, но тщетно. У психики штиль, несмотря на то, что настроения в целом-то и нет.
Ардор закутался в свой халат, скрестил руки на груди и улыбаясь, уставился на собеседника.

-Убив меня ты получишь только мою смерть. Ничего более. Вирна действительно осталась здесь. Смею заметить, это было ее собственное решение. Ты когда-то сам настоял на том, чтобы к ней относились на равных. Так вот, она приняла решение и все к нему прислушались. Вирна свой выбор сделала. Мы. несомненно, можем побороться. Как тебе будет угодно, мой краснокожий брат. Но изменит ли это ее решение? Такова жизнь, что со временем что-то приходит, а что-то уходит без следа. Мы вправе лишь смириться и идти дальше.
Девдан нервничал, несмотря на свою самоуверенность и ощущение превосходства над Ардором. Что-то пугающее было в последнем, что заставило принца нервно сглатывать, а голос изменить свой тембр. Возможно игриво-приподнятое настроение краснокожего собеседника и стало причиной. Девдан скорее был готов к гневной тираде и кулакам стремящимся в свое лицо от Ардора. Но тот словно бы и срать хотел на всех свысока. Будто на полном серьезе готовился порвать Жар Флегета, как тузик грелку, а после чего еще и к принцу явиться с гостинцами. Последнее в глазах Девдана было очень лишним. По выражению его медного лица в тот миг это было отчетливо ясно. К тому же, принц крайне удивился наблюдательности собеседника, который заметил и разгадал их с Вирной маленькую интрижку. Реакция на этот факт тоже оказалась сущей неожиданностью для принца. Тут он даже не знал, как реагировать. Ведь от вспыльчивого Ардора можно чего угодно было ожидать в любой момент. Однако, пожар и не собирался разгораться. Затишье перед настоящей бурей.

-Пожалуйста, запомни принц Девдан - у меня нет братьев, - краснокожий вдруг остановился в дверях. -Все они мертвы. И молись богам, если ты меня обманул. Лучше бы Махика Капур действительно существовала. До встречи, принц.

Тьма, что овладела краснокожим уже давно и накрепко, лишала его возможности разнести все вокруг, как это бы непременно сделал прежний Ардор. Она убаюкала его психику так, что любое колебание внутри от внешних раздражителей или неприятных мыслей тот час же гасли. Тот самый штиль в моменты большого желания прослезиться. Та пресловутая неестественная душевная черствость, безразличие. Или космическая самоуверенность - как угодно. Однако он и впрямь был уверен, что цель у него на мушке и оставалось дело за малым - отпустить тетиву...
Краснокожий покинул озадаченного принца и вышел из особняка в сад, чтобы слегка прийти в себя. Свежий ночной ветер шептал в листве фруктовых деревьев, как-то немного отвлекая от дурных мыслей. То, что было лишь догадками, оказалось правдой. Дроу действительно выбрала этого говнюка, в очередной раз растоптав Ардора с его проблемами. Тифлинг уже даже попривык к этим причудам своей знакомой. Хотя последняя их встреча его поразила в самое сердце. И это даже не от ее заявления о том, что все кончено. Что может быть кончено, если ничего и не начиналось. Тифлинг что, что-то ей обещал или звал под венец? Никакой особой договоренности между ними не было. Если не считать одной … и то, вымолвленной Вирной однажды, еще в Мире Серебряного Дракона.

Он обнаружил ее среди крон невысоких деревьев. Она, похоже не очень была рада его видеть. Впрочем, Ардор пришел не к дроу. И не искал он ее целенаправленно, лишь наткнулся. Случайно, можно сказать.
- У тебя такое лицо, будто на тебя насрал какой-то бог. Но мироздание к тебе благосклонно. Оглядись, какой сад дивный, - Ардор развел ладони иподнял взгляд к кронам деревьев. - И дом приличный вполне. Не то, что у Северян-дикарей, которые о водопроводе даже не слышали. На его лице мелькнула странная улыбка. Налет невесомой грусти. Все та же Тьма диктовала ему свою волю и манеру поведения. Где-то в глубине души Ардору хотелось помахать кулаками, да поорать. Но его одолела такая апатия. И ощущение пустяковости всего происходящего вокруг. Реакция, сравнимая с потребителем серьезных транквилизаторов. Когда вокруг - хоть война, но на это срать полным ходом.
- Я не видел тут таблички о том, что нюхать деревья запрещено. Вот я стою и нюхаю, а что мне еще остается делать? Новости не дают мне покоя, не дают нормального сна,- разоткровенничался Ардор, но его невозмутимая речь и манера держаться была слабо сопоставима со сказанным. - Моя подружка ушла от меня к манекену. Предварительно окрестив поехатым психом. Это я-то чокнутый…? И вот я стою, в чужом саду и понимаю, что моя говночерпалка иссякла. И, если я сейчас не решу свои проблемы сам, то океан дерьма безвозвратно накроет меня с головой. А ты, красотка из недр Подземья, можешь и дальше трахаться с этим шелковистым пупсом, каждый раз закрывая глаза видеть моё щербато-волосатое тулово и вот эту физиономию. Да... да... заставь меня поверить, что это не так! Врунья. Меня это бесит. Я не задумываясь уничтожил бы вас обоих, но сейчас есть дела и поважнее. Подумаю над этим позже, когда вернусь. Вот что точно я могу тебе сказать, Вирна-дорогая: ты можешь развлекаться, как тебе угодно, но я не оставлю тебя никогда. Обещания свои я не нарушаю, - тифлинг поспешил припомнить Вирне ее собственное условие, которое она навязана своему краснокожему любовнику еще в Мире Дракона. Она поклялась убить его, если он ее покинет. И он был все время с ней, даже когда был одной ногой у Келемвора.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 72

Re: Сияющее Море. Калимшан, Калимпорт.

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 июн 01, 23:10:14

Посетители принца делились на две категории. Первые входили и выходили через парадную дверь, имея возможность полюбоваться садом и усладить слух шумом фонтана. Вторые появлялись в доме словно из ниоткуда, будто лезли из водопроводной трубы или какого другого тайного лаза. Бывало, что одни и те же индивиды кочевали между категориями в зависимости от обстоятельств. Ардор задерживался. Эльфийка то и дело отрывалась от созерцания танцующих водяных струй, бросая взгляд на массивную дверь особняка. Слишком часто, чем это было необходимо. По негласным законам этого дома, тот, кто оказался в нем как гость, должен был покинуть его так же. А потому Вирна знала, что они не разминутся. Она бы уже услышала, если бы что-то пошло не так: пламя, слизывающее плоть с костей, заставляет кричать очень-очень громко. Окунув палец в воду и вырисовывая видимые лишь ей одной узоры, Вирна ждала. Она не хотела столкнуться с Ардором в дверях библиотеки. И уж тем более не желала, чтобы тифлинги знали, что она их подслушивает. Вместо этого она решила подождать Ардора снаружи, за стенами особняка, полного ушей и глаз. Эльфийка сама заявила тифлингу, что все кончено. И все же чувствовала сильное, непреодолимое желание попрощаться, оставив последнее слово за собой. Она уже не сомневалась в том, что не сможет переубедить своего одержимого дружка. Предстоящий разговор, возможно, последний между ними, был нужен исключительно ей самой. Она не могла позволить ему уйти и не узнать о том, что она обо всем догадалась. Но была и еще одна причина, которую эльфийка не осознавала сама. Она знала, какую реакцию повлекут за собой её слова. Более того - Вирна рассчитывала на эту реакцию. Ей нужна была эта вспышка гнева, которая испепелит последние сомнения, которая позволит оправдать себя и отпустить его. Все, что некогда было так дорого, сейчас стояло в горле колючим комом. Она была сыта поведением Ардора, но по-прежнему сомневалась в своем решении. Последняя демонстрация того, что так отталкивало её в Ардоре, была бы очень кстати.

Так часто поднимая взгляд на закрытую дверь, эльфийка не повела даже бровью, когда та распахнулась. Пусть не обольщается тем, что она ждала здесь именно его. Эльфийка нарочито не смотрела на тифлинга до тех пор, пока он не раскрыл рот. Она словно боялась, что один взгляд на его краснокожую физиономию спутает все её карты. Но слова Ардора и их насмешливый тон заставили эльфийку отвлечься от созерцания фонтана и бросить на тифлинга недобрый взгляд. Интересно, откуда ему было известно о том, что они с Девданом немного развлекли друг друга? Неужели тщеславный принц уже успел похвастаться Ардору? С одной стороны, Вирна хотела, чтобы тифлинг узнал об этом. Но с другой - его реакция совсем её не устроила. Казалось, он вовсе не воспринял её всерьез. Она ожидала бури эмоций, клоков волос, вырванных из груди, или, по крайней мере, желания навалять принцу и вырвать свою женщину из его загребущих лап. Но, кажется, Ардора это беспокоило не больше комариного укуса. Неприятно, но в целом - ничего страшного. Разумеется, у него есть “дела поважнее”, чем она. Несмотря на то, что Ардор зачастую абсолютно её не понимал, порой Вирне казалось, что он видит её насквозь. Вероятно, он понял смысл её близости с Девданом так же легко, как и то, что она была с принцем лишь наполовину. Это неимоверно бесило. Вирна планировала поговорить с Ардором сдержанно, задав донимавшие её вопросы и позволив ему ответить на них. Но стоило только тифлингу заговорить, как внутри неё словно щелкнул какой-то механизм, в миг разрушивший все планы. Ей захотелось уколоть нахального калимшанца, задеть его за живое. Посмотреть, как самоуверенная ухмылочка стечет с его физиономии.

-Значит, я врунья? - возмутилась эльфийка, вскочив с насиженного места так резко, словно получила от Ардора звонкую пощечину. - А кто же ты? Лгун или безумец? Знаешь, мне начинает казаться, что все это, с самого начала было всего-навсего твоей фантазией. Все это время я была лишь пешкой в игре сумасшедшего, которому нужны были зрители. Мы истоптали пол-Торила, но я ни разу не видела, чтобы на тебя напал хоть один культист. Эй, культисты, вы где? Здесь сын вашего господина, - крикнула эльфийка, сложив руки рупором, и театрально огляделась по сторонам. - Они ведь никогда не преследовали тебя, правда? Хотя бы сейчас скажи, что все это было ложью. Скажи, что тобой движет. Мне жаль беднягу Сульфира. Кажется, я ошиблась… Видимо, этот старикашка стал такой же жертвой в твоей игре, как и я. А, может, это ты его подставил, а? Тебе нужен был повод, и я дала его тебе. Не месть, а сила - вот, что тебе нужно. Ты ведь так любишь её демонстрировать. Как тогда, в лесу Невервинтера, - воспоминания о том, какую боль Ардор причинил ей сперва изнутри, а затем снаружи, заставили её сжать кулаки и повысить голос. -А ведь я, идиотка, винила себя. Ненавидела себя за то, что решила уйти. Ты мог отпустить меня тогда. Но нет! Твоей игре нужен был зритель, нужна была драма. Когда все это началось, Ардор? Когда ты свихнулся на своем наследии и поверил в то, что ты прямой потомок дьявола? - напрямую спросила эльфийка, буквально вонзив свой взгляд в тифлинга, как булавку в коллекционного жука. А ведь это она подпитала его безумие своим предположением, еще тогда, в Академии. Она поверила в тот сон, который подсмотрела. Пламя, алтарь, жертвоприношение - все это могло быть таким же плодом воспаленного сознания безумца. -Если бы я была нужна тебе, ты бы не уходил. Ты помешался на своих бесплотных фантазиях и больше не замечаешь ничего вокруг, поэтому засунь свои обещания себе в зад. Я тебя от них освобождаю. Нашему будущему ты предпочел верную смерть, - выговорившись, эльфийка вдруг почувствовала жуткую усталость. Это было сравнимо со слабостью, которую ощущаешь, проблевавшись после беспощадной попойки. Осознание того, какую ошибку она допустила, иссушало её изнутри. Как она могла не замечать очевидных несостыковых все это время? Все, что она знала об Ардоре, держалось на слепой вере. И теперь, когда суровая реальность пробилась сквозь романтический морок, эльфийка увидела перед собой лжеца и безумца. Она хотела остановить его, но не могла. Единственное, что она была способна сделать - не участвовать в этом. Жестокое и сомнительное решение. Но все сложилось бы совсем иначе, если бы Ардор действительно хотел отомстить Жару Флегета. Они могли бы разработать план, как следует изучить врага, найти союзников и победить. Но её друга влекло совсем иное. А ведь они могли бы просто исчезуть в любом из бесконечного множества миров. Если культистам действительно не было до него никакого дела, ему ничего не стоило сделать выбор в пользу своей подруги. Однако куда важнее ему было обрести иллюзорное могущество. На что он рассчитывал? Что стоит ему перешагнуть через порог культа, как все последователи дьявола падут перед ним ниц и признают своим повелителем? Он точно свихнулся… И все же это был его выбор. А её выбор - остаться здесь и не помогать ему найти свою смерть. Она не хотела видеть, как огонь погаснет в его глазах. Не хотела погибнуть сама, принеся свою жизнь в жертву пустым фантазиям безумца. Не то, чтобы она не боялась потерять Ардора. Боялась. И все же хорошо понимала, что если бы она решила отыскать свою судьбу, то никто бы не смог её переубедить и остановить. В этом они были очень похожи.
Вирна опустила глаза, случайно бросив взгляд на карман Ардора, оттянутый вниз под тяжестью круглого предмета. Кажется, она знала, что это…

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Обитатель
Сообщения: 53

Re: Сияющее Море. Калимшан, Калимпорт.

Сообщение Ардор Рузе » 2018 июн 01, 23:14:59

Ардор в отличии от Вирны имел принципы, через которые не мог переступить, не взирая на обстоятельства. На это во многом повлиял род его деятельности. Среди преступников - слово это не просто совокупность звуков, созданных вибрациями голосовых связок, своевременными движениями языка и губ. Слово - это печать. Это закон. Разумеется везде есть лазейки. Закон можно легко нарушить, если он заведомо обманный и слово дано человеку неуважаемому, не играющему никакой ценности для того или иного дела. Вирна была для Ардора больше, чем просто любовницей. Пускай и не сразу, но она стала восприниматься им как равная. Вопреки своим устоявшимся представлениям о женщинах, как о существах второго сорта, тифлинг уважал свою подругу. Дорожил ее мнением и помощью. Порой очень по-своему. Но факта это не умаляет. С его стороны не было тупых грез и розовых очков с обещаниями свернуть горы всякий раз, как встает член. Но было обещание пройти два пути вместе: сперва ее, затем его. А когда пути будут пройдены - поступить так, как каждому из них заблагорассудится. Но все пошло не так еще в самом начале пути. Вирна, не такая прямолинейная и принципиальная, как ее краснокожий дружок, меняла свое направление совершенно бесконтрольно. Сложно шагать в ногу, если кто-то начинает вдруг пятиться назад, не правда ли? Однако у дроу был свой взгляд на ситуации, отсюда и свойственное ее зрелой натуре поведение. Возможно, Ардору не стоило возлагать на нее такую ответственность и вообще отнестись к ней проще. Ему в первую очередь не стоило ее осуждать за поступки и решения, какими бы они ни были. В этом она вся. Так стоит ли ее менять? Ардор бы поступил правильнее и получил бы меньше потерь, если бы, скажем, тихо поблагодарил бы ее за проведенное вместе время когда-нибудь тогда, в Колыбеле Эйлистри, а дальше бы отправился своей дорогой. Ведь никто на свете не обязан быть с ним при любых обстоятельствах. Право выбора есть у каждого. Но вместо этого, тифлинг ударился в осуждения, обиды и психологическое насилие над дроу. Все мозги ей проел про их уговор и прочие моменты их истории. Эта парочка то и дело принималась вспоминать прожитое. Причем с очевидным смаком пережевывая именно негативное. В случае такого экстравагантного союза как этот, не обязательно обладать провидческим даром, чтобы понять, что он не приведет участников к хеппи-энду.

-Довольно паясничества! - попытался повысить голос тифлинг, но вышло вяло и неубедительно. Будо в ответственный момент ему кто-то на глотку ногой наступил. Голос сфальшивил, огня в глазах не хватило, для характерных жестикуляций даже руки не поднялись. Что ж такое? Хандра и апатия продолжала убаюкивать все инстинкты краснокожего, давя любые попытки воспламениться. А ответ был прост, как ситцевые трусы - Тьма экономила силы своей смертной рогатой оболочки. Держала его так крепко за узды, насколько это было возможно. В данный момент концентрация и каждая капля энергии была важнее всего остального. Ардор в итоге хоть и выдавил из себя резкое заявление, но без огня. В былые времена Вирна бы подскочила на ровном месте, а сейчас ей бы даже не заложило уши. -Я уже догадался, что ты мне пытаешься затереть. Могла бы сократить все сказанное до пары тройки слов, типа: Ты поехатый лгун, не загораживай мне горизонты. Лаконично, да? Я прав? Ты мне уже все высказала ранее, чего ж снова принялась ездить по мозгам? Какой тебе смысл? Я же псих! Псих, мать твою!! - вот тут уже получилось более правдоподобно, но все равно по децибеллам до прежнего зажигательного Ардора не дотягивало. В краснокожем очевидно ушел в отставку актер. Или его кто-то подменил. Но со стороны могло показаться, что он реально чокнутый и в данным момент у него период ремиссии (перед очередным бзиком). Или же все более прозаично - Ардора просто все достало, и он решил завершить эту надоевшую главу. Могло казаться как угодно. - Мы истоптали пол-Торила, мне жаль беднягу Сульфира… Чегооо? Ты сама-то в своем уме? Впрочем, выяснять - это дохлый номер. Я могу с полной уверенностью сказать, что процесс истаптывания Торила тебе не был в тягость. Ну уж получше сидения в лесу там… у вас в этом… как его... закрытом мире, где не было никого, кроме лесного зверья и призраков. Мне даже начало казаться, что у нас с тобой как-то все очень серьезно. Вот что настоящие безумие. Мда, как мацтиканская болезнь какая-то - одновременно ослепляющая, широко открывая глаза. Дающая крылья и мощно пинающая под жопу. И летишь ты такой, как топор, отчаянно размахивая подкрылками и постигая искусство полета прямо в процессе… - кто-то во рту тифлинга включил “магнитолу” и из него полилось красноречие Цицерона в какой-то совершенно нелепый момент. Или наоборот, в подходящий? Может именно сейчас и стоило выговориться. То, что раньше стояло камнем в горле, противясь зазвучать. Словно было чем-то постыдным. У Ардора возникло желание разъяснить этой женщине ситуацию. Хотя он уже понял, что любое его слово будет сочтено за бред умалишенного и скорее всего окажется неактуальным. По той причине, что Вирна уже нашла замену своему другу. - Это все началось, когда повстречался с твоей эбеновой физиономией, - вдруг отрезал Ардор, когда два бледно-голубых сапфира ее глаз вонзились в него испытующим взглядом. Что ему оставалось делать, если эта неугомонная так хотела получить ответы? Только давать их такими, какие они есть. Но без прежней агрессии. Скорее со зловещим умиротворением в голосе. Ардор будто подводил какие-то итоги, оценивал произошедшее с ним и строил дальнейшие планы. Словно он уже подмял под себя весь культ и нагнул весь мир, за исключением этого клочка фаэрунской земли и конкретно этой серокожей женщины. - С тех пор моя жизнь катилась рофу под хвост. Но, положа руку на сердце, мне не хотелось это заканчивать. Это ты всю дорогу от меня куда-то пыталась смыться. Рассказывая мне потом о том, как ты страдала. Неблагодарная мымра. И после этого, это МНЕ нужна драма? Вся эта затея с Жаром Флегета, что… думаешь ты здесь не при чем? Мне он нужен по той же причине, по которой дроу живут дольше остальных. Это мой шанс! Но… я уже не уверен, что он мне нужен. Я совершил большую ошибку с одной стороны, а с другой - передо мной откроются большие возможности.
Тифлинг вдруг услышал то, что и хотел бы услышать и не хотел одновременно. Слова дроу о том, что она его “освобождает”. Ничего удивительного. Ведь она и так дала это понять всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Да и словами бросаться она очень любила. Но тут эти слова дали какой-то неожиданно болезненный эффект. Ардор вдруг почувствовал болезненный “укол” в самую сердцевину. Таким мерзким холодом все сковало внутри. Всё ранее сказанное показалось ему сущей бессмыслицей. Ведь над его словами уже посмеялись все, кто только мог. Это неприятно. Но и не смертельно. Ардор это прекрасно понимал. Но почувствовал внезапное желание поскорее уйти. Отгородиться ото всего. Подышать где-нибудь в другом месте. Например, в районе Веры, около приюта для душевнобольных… В тех местах “дыхательная гимнастика” может оказаться куда продуктивнее,- подумал мужчина и последний раз укоризненно взглянул на Вирну, лишь цокнув языком.
- Отныне тебя не беспокоит то, что я предпочту.

И он ушел из цветущего сада, не оглядываясь. Ардор знал, что она смотрит ему вслед и вероятно думает о том, как бы вновь переломать ему кости. Но на этот раз в мелкую крошку, чтобы наверняка. Он же растоптал ее высокородное самомнение, обесчестил своим присутствием, осквернил, унизил и проделал еще массу противоестественных для ее психического состояния манипуляций. Какой коварный тип. Негодяй. Но он был уверен, что она ни черта не поняла и не усвоила из того, что он ей буквально только что наговорил. Вирна, на его взгляд, вообще не умела делать выводов. Действуя и живя импульсами, инстинктами. Очень и на него похоже, но его и ее импульсы как-то не резонировали.
Ардор шагал энергично, все стараясь ускориться. Но перешел на бег он уже после того, как сад и дом принца остался далеко позади. Тут-то его прорвало и он гнал, как угорелый, сжимая зубы до скрежета, а кулаки до хруста суставов. Стопы горели, а икры сводило, но мужчина не снижал темп. Наоборот, в ход пошли руки, что были ловкими и цепкими. Взобраться на на крыши не составило труда. А с высоты разглядеть нужное направление было куда проще.

Вот только одну-то важную деталь Ардор упустил. Уходя из цветущего сада Девдана, тифлинг не обратил внимание на то, что в кармане его халата что-то перестало характерно позвякивать…

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 72

Re: Сияющее Море. Калимшан, Калимпорт.

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 июл 04, 11:27:15

Магические способности:
Телекинез - Мастер 3 (Левитация, Манипулирование, Обратная связь, Осязание, Невидимые руки, Разрыв, Щит, Взрыв, Броня)
Ментальная Магия - Мастер 2 (Мыслеречь, Мыслеобразы, Ментальный блок, Ментальная чувствительность, Ментальный удар, Чтение мыслей, Взлом ментального, Ментальный защитник, Марионетка, Обход ментального блока, Галлюцинация)
Магия первоначал: Тьма - М2


Перезвон монеток на поясе танцовщицы действовал гипнотически. Крепкие бедра описывали восьмерки во всех плоскостях, а пластичные руки извивались, словно гибкие змеиные тела. Вторя монотонному ритму барабанов крошечными цимбалами, надетыми на пальцы, танцовщица напоминала нагу, заманивающую взгляды окружающих в ловушку своих движений. Словно факир и змея поменялись местами, и вскоре завораживающий танец закончится смертельным броском. Но тонкие одежды взлетели последний раз, а золотые монетки звякнули и замерли. Зрители проморгались и сбросили с себя морок змеиных танцев, ощутив острую потребность промочить горло. Благо, столы ломились от жидкостей на любой вкус. Гомон голосов, на время прерванный танцем, вновь наполнил зал с удвоенной громкостью, словно наверстывая упущенные минуты. Принимая поздравления от очередного тифлинга, принц как бы невзначай положил ладонь на бедро сидящей подле него эльфийки. Вероятно, чувственный танец заставил его ощутить острую потребность прикоснуться к чему-то теплому и упругому.
Веселые голоса казались Вирне слишком громкими, подушки слишком жесткими, а вино вызывало оскомину. Она была здесь единственной, кто был не способен насладиться праздником. В отличие от гостей принца, у неё не было повода для торжества. Сегодня люди принца воров праздновали бескровную победу над своими врагами. Конфликт с песчаными людьми, отбить атаку которых помогли Ардор и Вирна, требовал скорейшего решения. Принц не мог стерпеть нанесенного оскорбления и причиненного ущерба, а потому был должен ответить войной. Но, если верить голосам вокруг, Девдан нашел способ разделаться с врагами, не пролив ни единой капли крови своих людей. Более того, сумел завладеть артефактом, который стал приманкой в ловушке песчанников. На расспросы о том, как ему это удалось, принц отвечал своей фирменной загадочной улыбкой и словами о том, что не все войны выигрываются металлом и кровью. Окружающие восхваляли гений Девдана, хлопали его по плечу, жали руку и понимали, что расспросы с пристрастием будут излишне. Вирна же, не испытывая никакой радости по случаю победы принца, чувствовала себя здесь абсолютно лишней. Она была здесь лишь потому, что принц убедил её хотя бы попытаться немного отвлечься. Хотя в глубине души чувствовала, что была выставлена в этом зале как очередной трофей чреды блистательных побед Девдана.

И вдруг Вирна почувствовала это… Внезапный электрический импульс, возникший чуть пониже спины и прокатившийся вверх по позвоночнику. Такое бывало с ней раньше и не раз и означало одно - пора сваливать. Сложно объяснимое ощущение, когда невидимые нити, натянувшись до предела, лопаются и перестают спутывать руки. И тогда ты четко понимаешь, что настал тот самый момент. Связи становятся хрупкими и тонкими, переставая удерживать рядом с теми местами и людьми, к которым на время привязали. Вирна вдруг ясно осознала, что пора уходить. Не из этого зала или даже Калимпорта, а настолько далеко, насколько это возможно. И не завтра или когда-нибудь, а прямо сейчас. Поставив на поднос недопитую чашу, Вирна поднялась на ноги так порывисто, что рука принца соскользнула на подушку. Однако он даже не попытался её остановить. Вероятно, настолько решительно она выглядела в тот момент… Дроу пересекла зал так стремительно, что зацепила плечом тощего дружка Ардора, внезапно возникшего из-за колонны. Его имя было запомнить куда сложнее, чем специфическую внешность. Тощий и длиннорукий, он словно балансировал между жизнью и смертью от истощения. Но живой и задорный блеск его глаз ясно давал понять, что он в полном порядке.
-Вай, красавица! Неужто я такой незаметный? - шутливо воскликнул тифлинг и как-то странно подмигнул эльфийке. Встретив улыбку доходяги взглядом принцессы, с которой осмелился заговорить нищий, эльфийка выскочила за дверь, оставляя за спиной шумное веселье чужого праздника.

Комната, которую принц выделил эльфийке, была лучшей гостевой спальней в дворце. Кровать, занавешенная тяжелым бархатным балдахином, могла с успехом разместить на себе целую оргию. Пьедестал, на котором она возвышалась, окруженная четырьмя колоннами, был украшен искусной мозаикой и напоминал собой алтарь. Да и роспись на потолке, и лепнина на стенах придавали комнате сходство с капеллой, под сводами которой должны были возносить молитвы богам, а не храпеть. Благодаря зеркалу высотой от пола до потолка, и без того большая комната казалась просто огромной. Вирна была уверена, что если его раму из чистого золота переплавить в монеты и раздать беднякам, то в Калимпорте больше не останется нищих. Закрыв за собой дверь и подергав ее для верности, дроу завалилась на софу, обитую неимоверно нежной белой кожей, будто снятой с эльфийских младенцев. Всей этой роскоши она бы сейчас предпочла пыльные дороги в компании того, прежнего Ардора. Несмотря на то, что эльфийка решительно поставила точку в их отношениях, мысли о краснокожем тифлинге не давали ей покоя. Гремучая смесь из злости, обиды и беспокойства парализовывала волю, нагоняя на эльфийку уныние и апатию. Послав его куда подальше, она до сих пор не могла отпустить его. Эльфийка постоянно твердила себе, что это был его выбор, но сомнения в правильности своего поступка то и дело подкрадывалось из-за спины и хватало за горло. Что, если она ошиблась? Что, если Жар Флегета был для него не больной фантазией, а реальной угрозой? Как паршиво, должно быть, он чувствовал себя сейчас, брошенный и преданный своим единственным другом, любимой женщиной… Несмотря на то, что все факты говорили против тифлинга, она поверила в его сумасшествие слишком легко. Не потому ли она отвернулась от него, что попросту не знала, чего хотела от их отношений? Чужие проблемы, ущемление собственных интересов, внезапная, как ей показалось, холодность друга - все это абсолютно не было тем, чего хотела эльфийка. То, что происходило в последнее время, было абсолютно не похоже на то, чего хотела Вирна. Его помешательство на культе, молчаливость и отчужденность, тайны и скрытые мотивы - все это было ни разу не весело. Горячий секс на телах еще неостывших врагов, авантюры и сокровища, неизведанные земли и кровавые битвы плечом к плечу против всего мира. Именно так виделись эльфийке их совместные странствия после того, как она, наконец, стала свободна. А что она получила в итоге? Вирна честно попыталась разобраться в поведении Ардора, разузнать его планы, и даже дала время прийти в себя после сембийской неудачи. Но с каждым днем становилось только хуже, а вместе с этим родилось желание отряхнуться. Вполне правдоподобный мотив, чтобы убедить себя в сумасшествии Ардора и отделаться от всех проблем, обвинив во всем его самого. Несмотря на то, что этот тифлинг был единственным, с кем Вирна была бы непрочь провести еще несколько десятков лет, она была не готова к тем проблемам, которые возникли перед ней. Там, где, как ей казалось, она потеряла своего Ардора, она просто-напросто получила шанс укрепить их отношения и узнать его настоящего. Получила и отбросила в сторону, приняв золото за свинец. Если бы только Вирна была способна заглянуть в себя немного глубже, она бы очень быстро распознала в себе червоточину. И тогда её решение могло было быть абсолютно другим. Но куда привычнее ей было бежать, рубить с плеча, бросаться в крайности, нежели спокойно выдохнуть и попытаться во всем разобраться. Так и сейчас, прекрасно осознавая, что мысли об Ардоре останутся единственным, что будет занимать ее остаток жизни, она предпочла умчаться прочь со всех ног. Видимо, она настолько привыкла жить в бегах, что это стало неискоренимой частью ее натуры.

Вирна сунула руку в глубокий карман своего то ли платья, то ли халата, нащупав металлический диск. Решение украсть амулет Сульфира, буквально уведя его из-под носа Ардора, возникло спонтанно. Её друг так часто крутил эту железяку в руках, напуская на свою физиономию крайнюю степень задумчивости, будто она занимает важное место в его планах. Вирна не знала, был ли амулет простой безделушкой или важным артефактом. Даже если Ардор разгадал его тайну, он давно решил не посвящать Вирну ни во что. И все же, если кража амулета могла хоть как-то спутать тифлингу карты, оно того стоило. Эльфийка понимала, что теперь Ардор уж точно не отступится от своего, но, быть может, без амулета он встретит препятствие на пути к верной гибели. А, возможно, даже получит время, чтобы еще раз подумать… Несмотря на свою обиду и разочарование, меньше всего она желала Ардору смерти. Вирна вытащила амулет из кармана, чтобы покрутить его в пальцах в который раз. Но стоило ему показаться на свет, как на пол упал запутавшийся в цепочке клочок бумаги, свернутый в трубочку. “Во время выступления глотателя огня. В твоей комнате,” - гласила записка. Странное сообщение явно принадлежало не руке принца. Кривые загогулины были словно написаны ребенком, который только начал осваивать перо. Эльфийка постаралась припомнить обстоятельства, при которых записка могла оказаться в её кармане. Ну, конечно! Столкновение c тем доходягой на выходе из зала. Но что ему понадобилось от нее? Вирна не сомневалась, что это было нечто важное. Тифлинг шел на риск, пробираясь в спальню любовницы принца. Эльфийка была уверена, что об их маленькой интрижке уже догадывались все. Узнай Девдан об этом, ему бы это точно не понравилось: принц воров не привык делиться тем, что считал своим. Но Вирне было наплевать как на притязания принца, так и на дальнейшую судьбу члена его банды. А вот загадочная записка вызвала у нее неподдельное любопытство. Уйдя из зала, эльфийка понятия не имела, когда гостей принца начнет развлекать глотатель огня. Однако, оставаясь в своей комнате, она едва ли могла разминуться с доходягой. Неужели Ардор, не найдя в себе сил прийти к ней лично, решил передать послание через своего друга? Это было непохоже на него, но в последнее время краснокожий вел себя крайне странно. Эльфийка надеялась лишь на то, что худощавый тифлинг не хотел принести Вирне весть о смерти Ардора. Эта мысль заставила дроу сесть на софе и снова вчитаться в строки записки. Нет, едва ли. Когда они столкнулись с ним в зале, она не заметила на его лице ни следа скорби. Да и к чему была бы тогда такая секретность? Как бы там ни было, отчего-то Вирна не сомневалась, что визит доходяги будет так или иначе связан с Ардором. Кроме знакомства с ним, их ничего больше не связывало.

Вероятно, выступление глотателя огня было оставлено на десерт. По крайней мере, Вирне казалось, что она прождала уже целую вечность. В какой-то момент ей начало казаться, что тифлинг просто подшутил над ней. Или же сведения, которыми он владел, были настолько опасны, что его скрутили на пути к комнате эльфийки. Вирна пару раз выглядывала за дверь, прислушиваясь к происходящему в дворце. Отголоски праздника все еще доносились со стороны лестницы, а потому надежда на встречу все еще теплилась. Неясный шорох за окном эльфийка заслышала еще до того, как в него постучали. Сперва два раза подряд, а затем еще два с паузой в секунду. Вероятно, её гость забыл, что подобного рода сигналы работают только, если о них договариваются заранее. Эльфийка откинула тяжелую штору и распахнула ставни. Окно показалось ей слишком маленьким, чтобы в него залез кто-то больше ребенка. Но худосочный тифлинг буквально забросил себя в него, влетев в комнату ногами вперед. Дернув за веревку, он втянул её в комнату, смотав вокруг своего предплечья. После чего мельком бросил взгляд вниз и захлопнул ставни.

-Вирна, да? А меня ты, наверное, не помнишь. Иширин, - с этими словами тифлинг протянул дроу свою четырехпалую ладонь, чтобы закрепить знакомство рукопожатием. Скрестив руки на груди, Вирна проигнорировала этот жест, уставившись на гостя со смесью любопытства и раздражения. Кажется, поведение эльфийки ничуть его не смутило, потому как Иширин сунул руку в карман и шагнул вглубь комнаты, удивленно присвистнув. - Ничего себе! Нас Девдан держит в куда более скромных условиях. Может, тоже… Кхм. Зря ты ушла так рано. Артисты сегодня в ударе. А глотатель огня… Я сам еле заставил себя уйти. Все наши просто глаз от него отвести не могут, жемчужина вечера. Ты только представь… - не затыкался худощавый, продолжая изучать взглядом убранство комнаты. Несмотря на то, что Иширин старался держаться раскованно, она чувствовала, что за всем этим нагромождением слов тифлинг прячет свое волнение.
-Может, ты заткнешься и перейдешь к делу? - буркнула эльфийка, закатив глаза к потолку, когда гость начал описывать ей, куда только не засовывают свои факелы глотатели огня. -Если я заткнусь, то к делу не перейду никогда, - ответил Иширин и улыбнулся эльфийке, отчего кожа натянулась на его выступающих скулах, сделав их еще острее. -Ладно, ладно. Не горячись… Дело тут непростое, и я, пожалуй, присяду… Тебе придется меня выслушать. Времени у меня мало, - Иширин изменился в лице, словно актер, который ушел со сцены и зашел за кулисы. Брови сдвинулись к переносице, а уголки губ опустились. - Ты так легко простилась с Ардором и перешла под крыло Девдана, что я не знаю, могу ли тебе доверять. И все же не выглядишь ты бесконечно счастливой рядом с нашим принцем. Скажи честно, насколько тебе важна судьба Ардора? И учти, у меня нюх на вранье.
Иширин обладал зачарованным кольцом. Если собеседник лгал, то артефакт нагревался и обжигал палец, на который был надет.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей