По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Две широкие тропинки, поросшие травой, с разных сторон сквозь окрестности ведут к Лесу. Вокруг – луга, залитые солнечным светом, усыпанные цветущими растениями, над которыми порхают стайки разноцветных бабочек. Сквозь густую траву бегут прозрачные ручьи, игриво выплескивая веера искрящихся капель. Темной и плотной стеной начинается Лес, из-за переплетенных ветвей доносятся странные таинственные звуки…
Ответить
Аватара пользователя
Рид Гарвин
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 34
Контактная информация:

По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Сообщение Рид Гарвин » 2017 июн 17, 17:42:08

Волшебник шел закрыв глаза, утопая в высокой нескошенной траве лугов, окружающих древние стены Академии. Последние лучи солнца щедро делились своим теплом, алое светило иногда пряталось за немногочисленные тучи, словно давая понять всему живому, что вскоре день уступит место ночи. Постепенно долины сменились небольшим пролеском, Рид, доверившись своему чутью, ведь кто-кто, а воздух его никогда не обманывал, не боялся идти вслепую. Два мелких ветерка, сорвавшись с рук чародея, словно юркие воробьи неустанно спешили вперед, сообщая воздушнику и о камне, что решил спрятаться, укрывшись густым покрывалось из сочной зелени, и о кроличьей норе, и о небольшом деревце, пустившем свои корни посреди пустоши.

Это была далеко не первая вечерняя прогулка молодого волшебника. Ранее, любивший подчиниться порывам стихии, Гарвин любил летать под облаками, разгонять тучи, и подобно древним громовержцам швыряться горячим молниями. Но что-то изменилось. Что именно, Рид пока не понимал, хотя и чувствовал, что происходит что-то неладное. С самого первого дня своего возвращения в преподавательский штат, его тяготило тяжелое чувство вины. Вины за проступок, который он за собой не помнил. В каждом углу высокого замка, он видел укоризненный взгляд, в каждом письме от администрации ему мерещился немой упрек. И это тяготило. Привыкший к свободе, беззаботности и легкомыслию, преподаватель заклинаний не находил себе места. И только вырвавшись из темницы каменных башен, что давили на него тяжелым грузом, беспечный чародей, наконец, становился самим собой. Ветер подобно воде смывал и печаль, и горечь несуществующей вины, и боль от рухнувших надежд.

Все чаще Рид думал о том, что его педагогическая практика в Академии - это ошибка, и поддавшись сиюминутной прихоти, он вновь обрек себя на лишения, из которых с огромным трудом вырвался несколько лет назад. Нередко он запирался в своих покоях, в задумчивости глядя в пустоты волшебного зеркала, борясь с подчас непосильным желанием сбежать. Что на самом деле было странным, ибо Гарвин не мог сказать, что ему не нравилось учить. Напротив, лекции и практики. которые он успел провести, были более чем успешными. Студент нынче пошел грамотный, интересный и трудолюбивый. Заклинания давались им, к большому удовольствию их преподавателя, с завидной легкостью, и вечерами волшебник без устали планировал новые занятия, заранее смакуя каждое слово, которое будет им сказано и представляя реакцию молодежи на ту или иную шутку.

Однако все больше это походило на затишье перед бурей. Риду не нужны были лавры прорицателя, чтобы своим нутром чуять затаившийся на горизонте шторм. Совсем скоро, Гарвин был в этом уверен, гладкая синь небес покроется глубокими морщинами черных туч, ударит первый гром, и волны разрушений и отчаяния ударят вновь. Почему вновь, волшебник тоже не знал. Однако он был уверен, что что-то подобное с ним уже происходило. В другой жизни? Во сне? Кто знает. Не верящий в предвидение маг, всякий раз отмахивался от своих тревог, словно от назойливой мухи. Но с каждым днем их становилось все больше, и игнорировать этот постоянно жужжащий рой становилось все сложнее.

Именно поэтому молодой преподаватель ходил гулять. Подальше от работы, от смиренного Торри и настырных студентов. Побыть наедине с собой. Смешно, правда? Воздушный маг, душа компании, весельчак Рид - сейчас предпочитал шумной вечеринке, гордое одиночество. Лишь он и ветер.

Тропинка сменялась одна другой. По левую руку от чародея стояла живая стена непроходимых дубрав дремучего леса. По правую, где-то в далеке, у самого горизонта можно было разглядеть шпили астрономической башни. Воздух постепенно пропитывался влагой. Впереди Гарвин слышал гоготание уток, звонкий хор спрятавшихся в камышах сверчков. Когда Рид открыл глаза, он стоял у самой воды небольшого озера. Гладь воды живописно отражала красное небо заката, придавая ему какой-то потусторонний, мистический оттенок. Волшебник наклонился, и зачерпнул немного воды. Теплая. Но желания поплавать у него отчего-то не появилось.

Сев у самых границ озера, он не задумываясь накрыл себя тонким куполом. Одиночество не терпит комаров.


Офф. Описание локации можно посмотреть здесь. С одним дополнением, учитывая, что к озеру ведут мостки, логично предположить, что к ним должны идти и тропинки. По одной из них и пошел Рид.
Магические способности на момент ролевой:
Магия стихий: Воздух - Магистр;
Ментальная магия: Мастер 4 уровня (навыки: чтение мыслей, ментальный блок, мыслеречь, ментальная чувствительность, взлом ментального блока, ментальный удар, мыслеобразы, манипуляции с памятью);
Заклинания: Мастер 4
Магия стихий: Огонь - Мастер 2
Поэтическая магия: Мастер 1

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Оккультизма
Студент ф-та Оккультизма
Сообщения: 14

Re: По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Сообщение Сиена Алан » 2017 июн 19, 00:47:59

Магия стихий - Вода: Мастер 2
Магия первоначал - Тьма: Подмастерье 3
Ментальная магия: Подмастерье 3 (Чтение мыслей, Ментальный блок, Мыслеречь, Зацикленность, Ментальная чувствительность, Ментальный удар)
Прорицание: Подмастерье 2
Магия пространства: Подмастерье 1


Это чувство пришло снова. Смутное ощущение, смазанный образ, хрупкая иллюзия неизбежности, ни с того, ни с сего поселившаяся в душе рыжекудрой оккультистки и раз за разом сбивающая ее с толку. Чаще всего это странное беспокойство овладевало чародейкой по вечерам. Сначала Сиена списывала все на прогрессирующую гипнофобию, превращавшую каждый отход ко сну в маленький апокалипсис для одной конкретной души, но вскоре поняла, что неведомый «зов» долетал до нее независимо от степени утомленности и места, где Алан находилась. Запиралась ли у себя в комнате, судорожно сжимаясь в комочек на кровати и из последних сил цепляясь измученным длительным бодрствованием сознанием за мир реальный. Корпела ли над книгами в читальном зале библиотеки, выискивая нужную информацию для выполнения учебных заданий. Гуляла ли меж фонтанов во дворике Академии или забредала в очередную спрятавшуюся в укромном уголке сада беседку. Каждый раз девушку будто дергало что-то за невидимую ниточку, заставляя отвлечься от своих дел и мыслей и запрокинуть голову вверх или отыскать взглядом окно, через которое видно небо. Почему-то казалось, что его должно быть видно обязательно. И Сиена смотрела. На насыщенно-оранжевые мазки, что оставляло усталое солнце на брюшках барашек-облаков, бредущих в один вечер целыми стадами по небесным лугам. На яркие розовато-лиловые всполохи, таинственным ореолом венчающие одиноко властвующее на просторах выси светило, в другой день. На мрачные кровавые слезы, что стекали по вышитому редкими стежками-перьями стягу небес, в третий… Смотрела, но ничего не понимала. Судьба упрямо отказывалась читаться по облакам, и через какое-то время предчувствие, в очередной раз оставшееся неразгаданным, таяло. Чтобы вернуться позже, подстеречь успокоившуюся было провидицу, да и набросить на нее липкую эфемерную паутину предопределенности, тянущуюся откуда-то издалека.
Происходящее не пугало, - Сиена все же не первый год жила с даром прорицания, хоть и не ставила его развитие в приоритет, - зато утомляло изрядно. Мутной взвесью ощущение упущенной возможности опускалось на сердце после каждого такого случая. Словно черноокую магессу пригласили на важную встречу, а она забыла место ее проведения и теперь стоит в растерянности, выискивая в окружающем пространстве хоть какую-то подсказку. И что самое неприятное – степень чувствительности повышалась, а значит, рано или поздно схватят одну дюже несообразительную ведьму за шкирку, развернут в нужном направлении да придадут ускорения болезненным пинком по нежному филею души. Не любит тонкий мир, когда его наставления игнорируют. Особенно, если этой помощи сам желал, пусть и не осознано.
Сегодняшний вечер из плеяды овеянных мистическими треволнениями выбиваться не стал, и потому столь же неспешно, как пустела чашка свежесваренного кофе в руках ирландки, наполнялось сердце ее знакомым беспокойством. Тянущим, зовущим, настырно мешающим наслаждаться пряным послевкусием, рожденным брошенными в джезву зернами кардамона. Промучившись еще минут пять, Сиена со вздохом отставила потерявшую всякую притягательность емкость с вяло плещущейся на дне гущей и поднялась. Тихо зашуршала сминаемая тонкими пальчиками аквамариновая вуаль занавесок и послушно поползла в сторону, открывая вид на очередной чарующий закат в небесах мира Академии Серебряного Дракона.
«Поздно сегодня…» - скользя взглядом по стягивающимся в сторону засыпающего светила цветным мазкам и постепенно тускнеющим краскам, подумала девушка, настороженно прислушиваясь к собственным нарастающим ощущениям. Ох и хотелось ей сейчас списать все на привычное предчувствие скорого дождя, обещающего обрушиться на древний замок этой ночью, да только совсем иначе воспринимались стихийные сигналы: пьянящей силой и веселой бесшабашностью, смывающими все печали и выбивающими дурные мысли из головы. Сейчас же отголоски этого предвкушения оказались подавлены нахлынувшим желанием сорваться с места и нестись куда-то в неизвестность, наплевав и на стремительно опускающиеся на мир сумерки, и на опасности в этих самых сумерках как правило таящиеся. Желание оказалось настолько сильным, что стоило лишь потянуться к нему в попытке понять саму природу подобного неожиданного стремления и отследить причину его появления, как Алан уже вышагивала по коридору своего этажа в сторону ведущей к главному выходу лестницы.
Звук собственные шагов, легких и непривычно стремительных, гулко разносился по пустой галерее, множился, отраженный живущим здесь эхом, преследовал, подгонял. Все здравые мысли, все разумные вопросы – Куда идти? Зачем идти? Вернется ли? – заглушались мчащимися следом за девушкой невидимками-многоножками и ее же участившимся дыханием. Незримая нить все туже оплетала наконец-то поддавшуюся этому, предназначенному лишь ей одной, зову прорицательницу, натягивалась хозяйским поводком, не давая свернуть в сторону. Да Сиена и не хотела. В конце концов, смотреть в лицо Провидению легче, когда ощущаешь поддержку родной стихии. Дождь будет ее преимуществом, что бы ни случилось далее.

Аватара пользователя
Рид Гарвин
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 34
Контактная информация:

Re: По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Сообщение Рид Гарвин » 2017 июн 19, 21:20:22

Жесткость дерева подтмостка ничуть не испугала Рида, и он решил лечь. Так было проще наблюдать за медленно плывущими в далекой высоте облаками. Отсюда, у берегов забытого всем живым озера, они казались непостижимыми. Воздушными твердынями сильных мира сего, никак иначе. Когда-то давно, когда Гарвин был куда моложе, он мечтал жить в стране туч, лететь вместе с ними под самыми звездами, чтобы можно было ночью подойти к окну, протянуть руку и лично потрогать жар серебристого пламени. Тогда все было как-то проще. Мальчик просто все еще верил в сказки.

Заклинатель с горечью отвернулся. Настроения сегодня не было. И отвлечься как-то не получалось. Перевернувшись на бок, мужчина подполз к самому краю мостика и посмотрел в воду. Жизнь там бурлила ключом. На дне наперегонки мчались мальки, за ними покровительственно, словно заправские учителя, наблюдали рыбы покрупнее. На одном из камней замерла, всматриваясь куда-то в пустоту огромная, не меньше ладони, жаба. Лениво, никуда не торопясь и с почтенной важностью, по дну ковыляла парочка раков. Волшебник улыбнулся, сделал несколько плавных движений у самой воды, и сорвавшийся с его пальцев ветерок словно именитый пловец нырнул в самую глубину. На лбу у всегда безмятежного мага выступила едва заметная морщинка - отсюда воздухом было управлять одновременно и сложно, и непривычно. Маленький шарик промчался рядом со стайкой мелких рыбешек, прогнал, явно успевшую зазнаться жабу, а потом поторопил усатых вельмож. Эти, к их чести, без боя не сдавались. Клешни то и дело, словно гусарские сабли, нападали на юркого чужеземца, однако, впустую. Навредить тому, в ком нет плоти нельзя, даже если ты такой самый виртуозный мечник.

Подложив под голову руку, Гарвин лег на живот. Любопытный палец тут же стал ковырять выступающий из досок гвоздик. Волшебник даже закусил губу от досады, когда понял, что достать этот кусочек металла будет не так уж просто. За годы, видимо, дерево вконец разбухло, сковав его словно кузнечные тиски. А магией пользоваться почему-то уже не хотелось. Рид с сомнением достал из кармана старый ключ и поколупал вокруг проржавевшей шляпки, потянул еще раз. Пошатал. С детской убежденностью, что ничего важнее сейчас нет, мужчина упрямо работал, во всю расцарапав себе пальцы. Но как известно, энтузиазм всегда заглушает боль. Ребенок, свалившись с дерева, поспешит тут же залезть обратно, иначе мама домой загонит. А сломанный палец обнаружится уже вечером, под охи да ахи престарелой бабушки.

Спустя пять минут заклинатель победно рассматривал стерженек. Хотелось взять его с собой в качестве трофея, но он вовремя одумался. И так хлама много: все эти камушки, деревяшки, стекляшки и прочие побрякушки старательно изымались домовиком, а потом, к большому неудовольствию Рида, выбрасывались. Гарвин с грустью заключил, что и этот гвоздик постигнет та же участь. Поэтому воздушник решил, что поступить нужно иначе. Он быстро встал, хорошо замахнулся и швырнул игрушку как можно дальше в воду, придирчиво оценивая расстояние. Захотелось смухлевать и помочь себе волшебством, но нет. Хватит магии.

Молодой преподаватель сел у самого края, спустив в воду ноги. Туфли и штаны тут же промокли, но Рид даже не подумал о том, что ему придется идти в таком виде домой, а что хуже - терпеть этот мерзкий чавкающий звук влажной кожанной обуви. Да. Не подумал. Наверное потому, что домой ему идти совсем не хотелось.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Оккультизма
Студент ф-та Оккультизма
Сообщения: 14

Re: По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Сообщение Сиена Алан » 2017 июн 21, 21:00:48

Ирландка всегда была много и тонко чувствующим человеком. Хвала Ткущим судьбы, что не наделили ее даром эмпатии, потому как и в собственных эмоциях девушке порой разобраться было ой как непросто. Да, она научилась прятать их внешние проявления от окружающих, без усилий надевая маску то безмятежного спокойствия, то задумчивого безразличия. Даже от чуткого взора эмпатов могла ненадолго укрыться, запрятав бушующий в душе шторм в ледяной кокон, не пропускающий наружу ничего особенно личного. Вроде и знаешь, что там, за пеленой морозного узора целый мир, а рассмотреть не можешь. Если, конечно, не умудришься продышать себе окошечко в заиндевевшем полотне, рискуя при этом быть сбитым с ног внутренними страстями темноокой оккультиски, ринувшимися по образовавшемуся каналу. Жаль у самой Сиены выбора соваться или не соваться в полные чертей омуты психики не имелось, затащат ведь, коли по доброй воле порядок наводить не явишься. Она и являлась. Раз за разом с усердием энтомолога-фанатика расчленяла своих тараканов и бабочек на составные части, рассматривала под микроскопом, отслеживала изменения, выявляла их причины, делала прогнозы... Призываемая на подмогу холодная расчетливость разума всегда с готовностью помогала рассортировать эмоции по причинно-следственным связям, изучить собственные реакции на события прошлого, сделать достаточно достоверные предположения о наиболее вероятных действиях в будущем, даже подправить их в нужную сторону, сочинив сценарии для тысячи сюжетных линий и использовав нужный по желанию. Вот и сейчас мозг привычно пытался перекричать сердце, наконец-то откликнувшееся на неслышный призыв, достучаться до спешащей не пойми к кому или чему колдуньи, заставить усомниться в правильности действий. Но каким-то глубинным нутряным чутьем Сиена понимала, что позволь она включиться логике, проклюнуться даже малейшим сомнениям, и путеводная ниточка тут же оборвется, оставив на теле мерзостное ощущение липкой паутины, не способной провести ее до заветного места, лишь запутать еще больше. Потому рыжеволоска сосредоточенно-упрямо шла куда-то вперед, не обращая внимания ни на тонкую подошву домашних туфель, позволяющую прочувствовать каждую неровность дороги, каждый подлый камешек, бросившийся под ноги, ни на усиливающиеся порывы ветра, требовательно дергающие подол недлинного черного сарафана и край укрывающего узкие плечи шелкового платка в явных попытках избавить молодую женщину от лишнего тряпья.
А дорога была знакомой. Сколько же раз они с Норкинсом успели пройти здешней тропой в тот злополучный для Алан год? С полсотни наберется, а то и больше. Они часто приходили к озеру, что притулилось под боком здешнего Леса, прятались от посторонних глаз под раскидистой старой ивы, утомленно склонившей ветви к самой воде, разговаривали, учились, гадали - самое то ведь, для двух провидцев. Но сейчас Сиена шла одна и невольно увязала в разбуженных воспоминаниях, что накладывались на тревожащий ее не первый день «зов», искажая его, уводя ведьму совсем в другую сторону. Да и как не увести, если выражение «Я сам обманываться рад» было в этот миг как никогда правдиво. Слишком манящей была мысль о том, что неизвестным, посылающим ей эти сигналы, мог оказаться именно Руфус.
Мало что могло заставить темную магессу сорваться на бег, но это хитрое сплетение воспоминаний, чувств и магии оказалось исключением. Вот только в этот раз старушка-ива не подарила редкой ныне гостье радостную встречу, поприветствовав ее лишь хлесткими ударами полощущихся по ветру ветвей да плотно обросшими мхом четырьмя камнями у самых корней, на которые прежде были самолично уложены хоббитом две досочки. Давно Сиена не чувствовала себя столь подло обманутой. Она ведь поверила. Она пришла. Почему же тут так пусто?! Злые слезы вскипали на глазах, заставляя высоко задирать голову. Ни одной соленой капле она не позволит пролиться. Ни одной! И плевать, что никто не увидит, сама-то она все равно останется свидетелем своей наивной глупости и слабости.
Девушка подошла к самой кромке воды, не обращая внимания на больно стегающие по лицу колкие листочки, пригнанная все нарастающим ветром волна тут же залила и без того основательно подпорченные прогулкой тканевые туфельки. Холод растекся по ступням и начал подниматься выше, но и этого, казалось, рыжекудрая оккультистка не заметила, скользя тяжелым, преисполненным неистовой обиды взглядом по небу. Именно оно было виновато во всем.

Аватара пользователя
Рид Гарвин
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 34
Контактная информация:

Re: По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Сообщение Рид Гарвин » 2017 июл 02, 19:49:55

Высоко в небе начали собираться тяжелые тучи. Свет меркнул, вода небольшого озера теряла свои краски, превращаясь в черное агатовое зеркало. Рид все так же сидел у самой воды, медленно болтая ногами и покачивался из в сторону в такт грустной мелодии, которую сам же себе напевал. Это была песенка одной из известных ливерпульских групп, которые были некогда очень популярны. Но ничто не вечно. А память, тем более память о людях, пусть даже и очень известных, стирается очень быстро. Вот, еще вчера тебя знает целый мир, а сегодня - ты лишь тень самого себя.

Все мы верим в свое вчера. Мы стремимся быть собой прошлым, тем, кем мы привыкли быть. Это нормально. Люди боятся перемен. Но Гарвин всегда считал себя другим. Ветер! Кто как не он стремится к изменениям, новым вершинам? Кому как не ему противен застой, гниль и затхлость размеренной жизни? И нет, воздух не будет бросаться громкими “Только вперед”и “Ни шагу назад”. Нет для него рамок. Вправо, влево, на юг и восток. В прошлое и будущее… Ветер всегда будет в движении, и ничто его не остановит.

Но что-то было не так. Всем своим нутром Гарвин чувствовал это. Он почти видел этот тяжелый камень, что неподъемным грузом висел у него на груди и тянул вниз. Ловушка, из которой не выбраться. Каждый раз, когда Рид думал, что он нащупал невидимую нить, она всегда ускользала, словно проклятый огонек на болотах - сколько за ним не гонишься, он всегда найдет способ улизнуть. Молодой чародей был готов скрыться навсегда, он готов был бежать от этого проклятия. Уже не первый вечер он с тоской смотрел на уже давно собранный чемодан, но лишь вера, вера в свое “вчера” заставляли его отойти от зеркала*.

Рид опрокинулся назад игнорирую жесткость досок. Глаза у него были закрыты и он не видел, как высоко в небе тучи начали свой хоровод. Шли они пока еще медленно, только формируя контуры будущей воронки, в центре которой лежал маг. Гарвин иногда забывал о силах, которыми он был способен повелевать. А стихия - это не только молнии и управление ветрами. Это эмоции: веселье, счастье, удовольствие, но и вместе с ними страх, злость и печаль. Гарвин не замечал буйства стихии. В его маленьком мире, под тонким куполом все было хорошо. Мужчина иногда качал головой из стороны в сторону, а ветер вторил его движениями… Он как верный друг пытался помочь. Но не мог. Никто не мог. Только сам Рид, а он не знал как.

Чародей немного приподнял голову, а потом с силой приложился затылком о доски. Боль - это хорошо. Она помогает заземлиться. Иногда она ломает стены, обрушивая на того, кто посмел ее потревожить тысячи новых вопросов. Все еще лежа с закрытыми глазами, Гарвин дотронулся до свежего рубца на правой руке. Торри вчера притащил вечером огромную, больше похожую на небольшое ведро, чашку, и утверждал, что она принадлежит ему - Риду. Мужчина начал протестовать, но потом увидел свои инициалы написанные иссиня-черными чернилами то ли кельтским, то ли гэльским шрифтом. Ручка была отбита. Волшебник не веря своим глазам, схватил чашку, повертел ее в руках, и уже собрался сказать домовику, чтобы он ее просто выбросил, когда вдруг порезался.

В этот момент по его прежнему миру прошла волна. Заклинатель отчетливо почувствовал запах столь любимого им сейчас ромашкового чая и, кажется (Рид не мог быть в этом уверен), услышал негромкое “рано или поздно ты порежешься”. Что это было, так и оставалось загадкой. Воспоминание? Если да, то совсем из другой жизни. В любом случае, кружку Гарвин так и не выбросил. Отчего-то ему показалось, что она свою роль еще не сыграла.

Усиливающийся ветер стал поднимать небольшие волны. Совсем скоро ливанет. Тучи беспокойно кружились высоко под самыми небесами. Солнце, озарив крошечный мирок Дракона в последний раз, спряталось за горизонтом. Вдруг стало темно и совсем неуютно. Во всю завывал ветер. Но его Гарвин не слышал, он так и лежал на подмостке, напевая себе эту дурацкую песенку, о том, как резко может поменяться жизнь и всеми своими силами пытался вернуться во “вчера”, прошлое которого он не помнил.

----------
Речь идет о зеркале-артефакте в комнате у Рида.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Оккультизма
Студент ф-та Оккультизма
Сообщения: 14

Re: По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Сообщение Сиена Алан » 2017 июл 21, 16:51:57

Расшалившиеся не на шутку сильфы решили устроить этим вечером в поднебесье настоящую «чертову пляску», сцепились крепко прозрачными ручонками и понеслись в лихом хороводе, сгоняя ленивое стадо туч, вынашивающих в своем мягком чреве ливень, в одно место. Совсем позабыли шустрые духи воздуха сколь остры их крылья и, наверное, даже не заметили, как распороли закатное небо вдоль самого горизонта и разнесли кровавые мазки-всполохи по всей необъятной глади.
Мрачным удовлетворением озарились темные очи оккультистки, наблюдавшей это красочное зрелище. Ей хотелось верить, что так мстит небесам за ее обиду стихия. И неважно, что была она чужой. Эта сторона Воздуха – дикая, непокорная, почти жестокая в воплощении своих мимолетных прихотей, - привлекала Сиену куда больше, чем демонстрируемая обычно игривая легкость. Сила, которой одновременно хочется подчиняться и противостоять. То, превратившись в легкое перышко, нестись послушно навязанной воле в неизвестность, то, вгрызшись корнями глубоко в землю, зло шелестеть оскорбления кроной и настырно стоять на месте. А может и вовсе, вырасти могучей скалой на пути и щерить в ухмылке рот-пещеру, готовясь проглотить змеящийся поток ветра и надолго запечатать в своих глубинных лабиринтах. Пусть мечется в бесконечных попытках отыскать путь на волю, дробится на тонкие воздушные ручейки, слабеет, тает… И в то же время истачивает кажущийся неприступным монолит камня изнутри, расширяет крохотные трещины до ущельев, выцарапывает крошево и пыль из всех щелей. Вечная игра на выживание, меняющая обоих участников.
В вышине гулко загрохотало, и перепуганные тучи наконец разродились долгожданным дождем. Ветер ловко подхватил первые капли и принялся рисовать холодными и влажными, словно у утопленника, пальцами на лице рыжекудрой волшебницы так и не пролившиеся слезы. Сиена закрыла глаза, вслушиваясь в протяжную заунывную песнь и надеясь отыскать хоть какой-то ответ в этих звуках, но стала лишь сильнее ощущать леденящие прикосновения воздушных потоков и болезненные уколы острых листочков, отобранных нахальными духами у негодующе поскрипывающей старушки-ивы. Нежный шелк узорчатого платка, достойно оберегающего чувствительную кожу своей владелицы от солнечных ожогов, оказался совершенно бессилен перед впадающей в неистовство стихией. Хлесткие порывы ветра, злобными псами теребили тонкую ткань, лизали холодными языками обнаженные руки, поднимая дыбом волоски на них, и безжалостно выгоняли на всеобщее обозрение толпу мурашек, прятавшуюся где-то в глубинах тонкокостного тела молодой женщины, замершей у самой кромки озера.
Ей бы стоило уйти отсюда, вернуться в уютное тепло собственной комнаты, заварить полезный укрепляющий иммунную систему сбор и расположиться у камина с книгой. К чему это бессмысленное противостояние стихии? Не разумнее ли променять его на мягкий плед и терпкий аромат горячего отвара? Разумнее, конечно. Вот только паутина предчувствия продолжала оплетать чародейку все ощутимее и отпускать добычу не намеревалась, пока не выест всю душу беспокойством. Или пока Сиена не отыщет соткавшего ее паука – истинную причину всех своих терзаний.
Сумеркам вполне хватило тех мгновений, что девушка стояла смежив веки, дабы облачить окружающее пространство в темный бархат наступающей ночи. Резкая смена декораций не вызвала у волшебницы даже легкого беспокойства, Тьма все-таки давала немало преимуществ своим последователям. Про особенную красоту и глубину черно-белых фотографий написано немало, но ни одна, даже магическая, технология никогда не передаст все тончайшие грани видения, доступного темным.
Простое озеро превратилось для Сиены в огромное черное зеркало, на беспокойной поверхности которого то и дело проступали силуэты тех, кто скрывался за гранью этого перехода, выискивая возможность прорваться во внешний мир. Водница всегда считала зеркала наиболее подходящим для себя мантическим инструментом. Она вполне могла бы прочитать целую вдохновенную лекцию об особенностях создания и использования данного атрибута, поведать о многочисленных легендах и исторических фактах, связанных с ним. «Черные, как смоль, и правдивые, как смерть» - так характеризовали полированные обсидиановые диски в некоторых трактатах по прорицанию, и подобное описание неизменно затрагивало некую струну в душе темноглазой колдуньи. Сейчас как раз и нужна была правда, истинное «лицо» того, что все настырнее требует внимания рыжеволосой волшебницы в последнее время.
Поплотнее укутавшись в не успевший еще полностью пропитаться дождевой влагой платок, Сиена сделала несколько шагов вперед, выбираясь из застилающего обзор лиственного купола. Неприятно чавкнул ил, продавливаемый доживающими последнюю ночь туфельками, шумно заплескались волны, с нескрываемым азартом старающиеся дотянуться до края сарафана. Ветер пока еще присматривался к новой игрушке, проверял на прочность, стараясь выдрать из цепких пальчиков ткань, но не предпринимая попыток толкнуть ведьму настолько сильно, что она с головой окунется в холодные воды. И, пожалуй, девушке стоило успеть завершить задуманное раньше, чем закончится терпение у беснующихся воздушных духов.
Абстрагироваться от терзающего тело холода оказалось сложнее, чем успокоить собственные мысли. И все же, через какое-то время ирландке удалось полностью отрешиться, оставив перед взором лишь изменчивую поверхность «черного зеркала», а в душе - непоколебимую уверенность, что именно в этом месте и в это время сплелись нужные ей нити. Не могла она проделать за зря весь этот путь, не могла чувствовать столь долго иллюзорный, химерический «зов», не имеющий никакого значения в жизни реальной. Все неслучайно. Все правильно. Сиена должна быть здесь и сейчас. Осталось лишь увидеть причину этого самого «должна».

Аватара пользователя
Рид Гарвин
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 34
Контактная информация:

Re: По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Сообщение Рид Гарвин » 2018 май 09, 12:41:42

Тяжелая капля сорвалась и устремилась вниз. Без оглядки, в новый мир. А вслед за ней отправились и другие. Все такие разные, но все такие одинаковые. Так и дети, взращенные в уютной обители родительского дома, в один прекрасный момент понимают - пора. И плевать, что впереди ждет полнейшая неизвестность, другой мир и новые правила. Амбиции, желания, страсть! Всегда ведь можно вернуться. Родители примут, родители поймут.

Гарвин был таким же. Он все помнил, словно это было вчера. Как он громко хлопнув дверью и не взяв с собой ничего, кроме самого необходимого, отправился странствовать по миру. В тот вечер было сказано очень много. С каждой из сторон. И даже сама Дария не смогла отыскать ключей к душам ее супруга и сына, в которых тогда разбушевался губительный пламень. Досталось и ей. Некоторых слов Рид себе не смог простить и по сей день. И пусть отношения вроде бы уже успели наладиться, старые шрамы иногда все же дают о себе знать. Например, в такие вот вечера. И тогда забытые раны кровоточат не хуже свежих.

Память услужливо подсовывала Риду события прошлого. И он, словно мальчишка просто сидел и переворачивал тяжелые страницы альбома, каждое фото в котором — это частичка его жизни. Некоторые он просто пролистывал, на других останавливался чуть дольше, вглядываясь в изображение, подмечая мелкие детали, которые он уже забыл. Дыхание у воздушника вдруг стало совсем тихим и размеренным. С каждой страницей он уходил все глубже и глубже, отрекаясь от реального мира. Мгновение, и его сердце стало биться чуть реже, вслед за ним упала и температура. Глухой удар в грудной клетке, кровь медленно разносится по организму, а перед закрытыми глазами Гарвина, перевернулась очередная страница. Вокруг кромешная темнота, чтобы лишний раз не отвлекаться, и только альбом светится каким-то своими глубинным маревом.

Вот он идет в школу. Красивый, очень богато одетый мальчик с живыми ярко-голубыми глазами, в которых отчетливо видна небесная синева. Он во всю разглядывает древний замок, без умолку сообщая невольным слушателям обо всех историях, что ему были известны об Ильверморни. Затем происходит то, о чем он никогда не забудет. В зале гробовая тишина, и он проходя через вестибюль с опаской ступает к четырем огромным, как ему тогда казалось, каменным фигурам: Рогатого змея, Вампуса, Пакваджи и Громовеста. Рид становится в центр замысловатого узла, чьи нити тянутся к статуям... Мгновение и Птица-Гром просыпается ото сна и приветствует своего нового подопечного. А после пир, и первая ночь, проведенная вдали от родного дома. Он был одним из тех, кто не плакал, и искренне не понимал ребят, что ныли, скучая по семье и дому. Вскоре начались занятия, на которых он удивил и преподавателей, и самого себя, ведь как оказалось, вся эта магическая «наука» давалась ему без особого труда...

Вот он сидит на первом семинаре в Университете Высокого Волшебства, слушая скучнейшую лекцию по технике безопасности, которую читал никто иной, как его скоро состарившийся дед. А дальше практические занятия, где он впервые понимает, что он далеко не самый лучший. Даже среди его потока есть ребята, которые быстрее, сильнее и умнее, и их пришлось догонять. Следующая фотокарточка показывает его сидящим в окружении сотен свечей. Его глазами закрыты, по лицу стекает пот. В комнате невыносимо жарко, но открывать окна нельзя. Сознание тянется к огоньку, но он отказывается подчиняться. Молодой чародей срывается с места, одним щелчком гасит все свечи. Все, кроме одной. Эту магия Рида почему-то не достала. Гарвин берет ее в руки, обжигаясь воском, и довольно улыбается, когда светоч тянется к его пальцам.

Вот он сидит в библиотеке обложившись десятком толстенных фолиантов. Дипломная работа по заклинаниям. Выведение формул, расчеты, ошибки и постоянное исправление оных. Зайдя в тупик, он бросает все и отправляется в Ирак, где в стародавние времена горделиво возвышался над бренным миром Вавилон. И снова книги. Снова расчеты. Снова ошибки. В какой-то момент ему кажется, что это все безнадежно. И уже сидя я одном из питейных заведений Парижа, куда он приехал неделей ранее после очередного фиаско, он заплетающимся языком рассказывает бармену-маглу о колдунах и магах. Коряво рисует на салфетке схемы древнейших заклинаний, которые почему-то не работают, потому что во всех этих вычислениях чего-то не хватает. Нэтан его внимательно слушает, поддакивает и методично подливает в бокал вина. А потом говорит вещь, которая просто перевернула мир магистранта. «Чувак... ты же понимаешь, что все эти колдунства просто не существуют?». Рид глупо смотрит на невежу, а потом начинает хохотать. Спустя год исследований до него доходит, что его изыскания основывались лишь на мифах. Мифах, что вероятно, были созданы самими вавилонскими колдунами, чтобы запугать противников. А после - зеваки по всему старому свету начали рассказывать об убийственных заклятиях, что подчиняли себе воздушные реки, превращая их в грозовых драконов, уничтожавших многотысячные рати за какие-то секунды, и не было от них ни защиты, ни спасения.

Вот он стоит перед сотней ученых мужей родного Университета, где доказывает свою правоту, фактически растаптывая все исследования в этой области за последнюю тысячу лет. Его встречают с неодобрением, свистом и руганью, но вскоре лица чародеев меняются. Десятки расчетов одни за другими возникают на доске. Ассистенты неустанно приносят все новые и новые плакаты. А Рид все не замолкает, иногда подтверждая свои слова уже своими наработками и своими чарами. Воздух перед зрителями оживает, пропитывается могучей магией, и из ниоткуда появляются змеи-молнии,что стерают в порошок огромные каменные глыбы. Уходит Гарвин из зала под звук собственных шагов. Ни аплодисментов, ни возмущенных криков. Ти-ши-на.

Вот он ведет первую для себя лекцию в Академии Дракона. Он совершает глупые педагогические ошибки, но как и прежде не останавливается и учится на них. Четко и методично, несмотря на свою ветреную натуру, он и сейчас оттачивает свое мастерство, направляя и подталкивая студентов в нужном направлении. Ему доверяют целый факультет. Реформы, указы и назначения... Его сердце вдруг ударило с новой силой. На одной из фотографий было пятно. Жирная клякса темных чернил, которая закрывала без малого четвертую часть карточки. Трясущимися руками Гарвин перевернул страницу. Снова клякса. На этот раз больше. Страница. Фото залито целиком. Еще и еще... Рид потянулся к альбому, чтобы стереть эту грязь подолом мантии, когда его вдруг вышвырнуло обратно.

Мир Академиии встретил его темными, истлевшими красками. Рид дикими глазами посмотрел вокруг, пытаясь найти внешнюю причину случившемуся. Простенькое заклинание создало небольшой шар над его головой, что испускал холодный серебристый свет. Воздушник провел по лицу рукой, увидел на ладони кровь и наконец обратил внимание на ощущение металлического привкуса во рту. Маг бросился к воде и безмолвно уставился на свое отражение. Тонкие дорожки алого бежали из его глаз и ушей. Гарвин щедро зачерпнул воды, пытаясь умыться, но руки отказались слушаться, и он чуть ли не свалился в воду.

В этот момент дождь, наконец, добрался и до самого Рида, ибо созданное им защитное плетение купола просто распалось. Волшебник посмотрел вверх, а затем повернулся на каблуках и исчез, словно его там и не было. Только капли крови на помосте какое-то время отражали глубинный свет магического огня, пока мгновением позже не пропал и он.

Аватара пользователя
Сиена Алан
Студент ф-та Оккультизма
Студент ф-та Оккультизма
Сообщения: 14

Re: По ту сторону дождя. Закрытая ролевая

Сообщение Сиена Алан » 2018 май 11, 18:11:13

Ирландка сделала еще несколько медленных, скользящих шагов вглубь озера, склонилась ниже над водой и протянула раскрытую ладонь к самой поверхности. Призрачным голубым светом налился камень в кольце, пропуская через свое нутро холодный поток силы и направляя его в самый центр мысленно очерченного чародейкой круга. Искривленная волнами, терзаемая порывами ветра гладь водоема вдруг замерла. Словно каждая частица на этих пятидесяти сантиметрах встала по стойке смирно, признавая право темноокой оккультистки отдавать такие приказы. Даже падающие с небес слезы больше не заставляли эту поблескивающую в редком звездном свете плоскость изменяться, лишь незаметно растворялись в ее застывшей черноте.
Можно начинать.
Вдох. Выдох. Еще раз. Повторить. Неспешно, тягуче. Растворяя последние отголоски реального мира. Оставляя за пределами своего восприятия дробный стук дождевых капель по озерной глади и старушечьи причитания-поскрипывания ивы, холодные касания ветра и манящую ласку волн. Без единой толики сомнения отдаваясь во власть вИдения, смиренно позволяя ему главенствовать над своей судьбой.
Я готова принять эту правду.
Не просто слова – приговор, разделяющий твою жизнь на «до» и «после». Что ж, это лучше, чем барахтаться прилипшей бабочкой в паутине предчувствий, увязая все сильнее и полностью изматывая себя задолго до появления паука. Сейчас ее не интересует ни покрытое пеленой забвения прошлое, ни зыбкое, изменчивое будущее. Только настоящее, жаждущее открыться дару провидицы все последние дни.
Вдох. Выдох. В ушах остается лишь мерное биение собственного сердца, чутко откликающегося на идущий откуда-то из-за грани зов, а окружающее пространство сужается до отражения в «зеркале». Собственное лицо, едва различимое, но все еще узнаваемое начинает расплываться, превращаясь в темно-серую дымку, запертую в бесконечном мраке.
Покажи мне.
Ощущение связанности, не дававшее Алан покоя так долго, начинает нарастать, крепнуть. Нить? Аркан! На котором ее волокли в неизвестность. Вот только сейчас чародейка чувствует в себе достаточно сил, чтобы дернуть это незримое, но ставшее неимоверно прочным плетение на себя, словно рыбу вытаскивая из изменчивого темного марева образ-цель. Плывет-изменяется дымка, проступают все отчетливее основные линии, дополняются важными штрихами. Снова лицо…
Девушка замерла на полувздохе, неверящим взглядом изучая знакомые черты. Гарвин. Но какой-то странный. Глаза совершенно ошалевшие. И эти полосы… неужели кровь?
Испуг ледяным ознобом прошелся по позвоночнику и ударил в сердце, разбивая хрупкий кокон транса. Как поняла? Как смогла распознать единственный оттенок в этом лишенном красок зеркальном мире, Сиена и сама не знала. Но интуиция, работающая сейчас на полную катушку, вопила о правильности собственных выводов.
- К-какого д-демона, Ри-ид? – простонала ирландка, заикаясь от колотившего ее озноба. За время этой нетипичной для столь разумной оккультистки мантической практики организм успел изрядно продрогнуть и сейчас сигнализировал о своем плачевном состоянии всеми доступными способами. Даже водным магам пребывание в озере под проливным дождем не пойдет на пользу, если они не в состоянии адекватно взаимодействовать со стихией в этот момент.
- К-какого д-демона? – произнесла Сиена вновь, но в этот раз получилось гораздо злее. И тому была причина. Стояла там, практически напротив, на спускающемся к самой воде помосте, под светом начарованного огонька, сигнальным маяком горящего в ночи.
- РИД! – возмущенный призыв сорвался с губ чародейки до того, как извечно живущие в ее душе сомнения успели пробиться к разуму и нашептать, что по ту сторону дождя может скрываться отнюдь не ветроголовый блондин и, возможно, не стоит привлекать к себе лишнего внимания.
Запутавшийся в дождевых каплях звук опоздал всего на мгновение. Заклинатель исчез, оставив свое магическое творение доживать последние секунды в одиночестве. Если, конечно, не считать Сиены, так и не сумевшей отвести взгляд от умирающего светоча. Одуревшей, дезориентированной птахой билась внутри черепной коробки одинокая мысль: «Да что вообще тут произошло?». Но додумывать ее ирландка предпочла уже на суше.

Ответить