"Вот и поговорили"

Издалека эта местность напоминает долину, покрытую туманной дымкой. Но пелена тумана обманчива, она скрывает не луговые травы, а покрытое ряской и кувшинками болото.
Сквозь белую пелену клочьев тумана просвечивают странные голубовато-фиолетовые огоньки, это светятся поганки особого фосфоресцирующего вида, довольно редкие обитатели болот облюбовали себе это место. Изредка можно услышать тревожный надрывный крик болотной птицы, одиноко проносящийся над мертвенной тишиной болота.
Аватара пользователя
Лола Саленссон
Обитатель
Сообщения: 100

Re: "Вот и поговорили"

Сообщение#16 » 2012 янв 09, 09:37:38

Сколько бы не старалась она вслушиваться в тишину, сколько бы не старалась различить хотя бы шепот среди шума дождя – Иви молчала, не издавала ни единого звука. На какой-то краткий миг Лола решила, что просто сама вдруг оглохла, и все это, весь этот шум природы – это ее воображение, ведь она спросила, она побеспокоила девушку, должна же быть какая-то реакция? Или ее просто не заметили, но тогда что же…Галлюцинации? Всего какой-то краткий момент, а ее голова уже разрывалась от невозможных мыслей, но столь слабых, столько сбивчивых, что она даже не успевала толком сосредоточиться на них, заволноваться.

Запястье сдавило. Перед глазами мелькнуло воспоминание, когда точно так же ее схватили, но когда это оказалось всего лишь иллюзией, обманом собственного сознания. Неужели опять, неужели это все происходит на самом деле, а не в ее собственной голове? Слизеринка дернулась, пытаясь вырвать руку из цепкого захвата, еще не совсем ясно понимая, что происходит. Ничего не вышло. Ладно, просто приложила мало усилий, если не постараться даже из клетки из макарон выбраться не получится. Рывок, еще один. Бесполезно. Лола вцепилась второй рукой в руку Иви, пытаясь таким образом оторвать ее от себя. Но словно боролась с каменной статуей. Ногтями она впивалась в ладонь Берне, сдирала кожу, пытаясь, возможно, добраться таким образом до вены, порвать и ее тоже, но спасти себя. Она уже чувствовала, как пальцы начали скользить по чему-то влажно-липкому, что не было дождем, просто не могло им являться. Что-то темное, имеющее металлический привкус, который она, неясным образом, ощущала у себя на губах, видимо поддавшись своему воображению.

Взгляд девушки заметался, не в силах зацепиться хоть за одну деталь, пытаясь уловить все, понять. Дышать стало тяжелее, а все из-за перехватившего, словно толстый жгут грудную клетку, страха. Теперь она уже не смогла бы, даже если захотела, различить, что является настоящим, а что просто лживой игрой эмоций. Нервы выкручивало, перед глазами уже все плыло. От боли ее тело напряглось, и вены на руках угрожающе вздулись. Или это просто было очередным обманом? Ей казалось, что еще несколько мгновений, и раздастся тихий хруст, означающий, что кости не выдержали этой давки.


Саленссон...

Она не сразу заметила, что слабеет. Осознание пришло с рывком третьим, когда она уже как-то вяло дернулась, пытаясь что-то сказать. Силы покидали ее с поразительной скоростью, в то время как страх оставался все еще с ней, как с любимым ребенком, не желая отпускать, а лишь прижать к себе, обнимать и целовать. Наверное только благодаря ему Лола все еще продолжала пытаться вырваться, собрать хоть капли силы хотя бы для того, чтобы не осесть на пол, полностью показывая свое поражение. Но и эта странная, страшная опора покидала ее. Теперь, если бы хоть что-то отражалось в ее глазах, она бы смогла почувствовать себя пустым сосудом, который всего несколько мгновений назад был полон. Наступившая апатичность читалась во взгляде, в расслабившихся мышцах лица, в опущенной безвольно руке. Она все еще ощущала дикую боль, но ей уже было все равно, что это происходит с ней, что она сдалась. Сил бороться уже не было, да и не хотелось. Не хотелось ничего, даже банального «чтобы все закончилось». Так, наверное, ощущают себя люди после поцелуя дементора.

Тебе не удастся...я здесь...

Веки отяжелели. Продолжать ли смотреть на девушку, или просто закрыть глаза? Никаких мыслей, просто действие собственного тела, решившего, что пора, пора уже отдохнуть, отойти на задний план, а что будет дальше – не ее забота. Где-то глубоко внутри, слишком глубоко, чтобы можно было вообще брать это во внимание, возникла толика сомнения, легкое осознание, что как только она закроет глаза случится нечто еще более страшное, чем до этого. Но веки опускались, опуская Лолу в темноту. Она потеряла контроль над телом, над собственными мыслями, идеями, желаниями. Ее попросту не стало, она оказалась так далеко, столь глубоко внутри себя, что попросту не смогла бы оттуда выбраться сама, да и вряд ли с чьей-то помощью.

Я нашла тебя!

Тело девушки слабо дернулось. Глаза распахнулись. Но сейчас на Иви смотрела уже не Лола.

Аватара пользователя
Иви Берне
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 38

Re: "Вот и поговорили"

Сообщение#17 » 2012 янв 09, 23:32:04

Страх Лолы медленно вливался в Иви потоком безмерного наслаждения и эйфории, подобной той, что испытывают любовники в заветные минуты близости друг с другом. Глаза закатились от удовольствия- тело охватила безумная волна блаженства, заставляющая тонкие волоски на коже девушки встать дыбом. Она улыбалась- ещё никогда ей не было так хорошо. Она лакала ещё и ещё, едва сдерживая себя, чтобы не наброситься на Саленссон, крепко прижав её к себе, чтобы та уж точно не смогла выбраться из сильной хватки ведьмы. Но каким-то чудом она всё ещё сдерживала себя и позволила лишь сильнее сдавить запястья жертвы, оставляя на них кровавый след впившихся ногтей. Староста неоднократно пыталась освободить от натиска ведьмы, но тщетно. Иви не отпускала её- с каждым "глотком" она чувствовала себя всё сильнее. Лишь негромкий смешок был ответом на неудачные попытки Саленссон прекратить это безумие. Ведьма не останавливалась, впитывая в себя эмоции старосты, как губка. Усиливавшийся с каждой секундой экстаз сделал боль не то что выносимой- теперь она подстёгивала её, обостряя ощущения ведьмы. Тьма, захватившая власть над сознанием ведьмы, ласкала её, отозвавшись в голове приятным шёпотом. "Давай... Молодец...Умничка... Но ты ведь можешь ещё... Тебе ведь нравится всё это, я знаю...". Берне оставалось лишь подчиниться- её воли не хватило, чтобы отказаться от той бесценной услады, что дарила ей Тьма. Перед собой Иви видела уже не человека- лишь источником наслаждения была для неё Саленссон. И если от неё потребовалось бы большее, чем просто сдерживать старосту железной хваткой, она пошла бы и на это. Но пока всё шло хорошо. Лола была слаба, как физически, так и морально. Казалось, ничто не может прервать этот акт наслаждения.

Но в какую-то секунду Иви почувствовала, что что-то идёт не так. Она всё ещё испытывала эйфорию, однако поток поглащаемых эмоций был резко и грубо остановлен. Тьма отпустила её. Берне дёрнулась, ощущая неладное. Ничего не вышло. Они с Лолой в одночасье поменялись местами. Ощущение того, что всё изменилось возвращало ведьму обратно в реальной мир. Однако это происходило недостаточно быстро, чтобы Берне смогла предотвратить то, что случилось позже. Она всё ещё смутно представляла, что происходит. Но увиденное ею в следующую секунду заставило девушку закричать и с ещё более сильным, но равно бесполезным рывком попытаться освободиться. Боль стала такой, какой она и должна быть. На неё смотрели безумные, полные неистовой злости и ярости глаза, принадлежавшие уже не Саленссон, а кому-то другому.

Аватара пользователя
Лола Саленссон
Обитатель
Сообщения: 100

Re: "Вот и поговорили"

Сообщение#18 » 2012 янв 13, 22:25:15

Тьма сдавила настолько сильно, что казалось, еще мгновение – и она попросту раздавит тебя, поглотил, сможет пройти сквозь тебя, когда ты сама уже превратишься лишь в тьму. Было бесполезно кричать – голоса не было слышно, и казалось, что даже рот не открывается. Смотреть было бессмысленно – кроме густой, полной Тьмы не было видно ничего, даже собственных рук, поднесенных близко к глазам. Мыслей не было. Не было и чувств. Оставалась лишь тяжесть и…страх, который не покинул ее окончательно даже в этом измерении. Страх и она. Та, что следила за ней столько времени. Та, от которой Лола пыталась скрыться, спастись если не во снах, то хотя бы в больших компаниях, шумных помещениях. Та, от которой она хотела, но не смогла убежать. Та, которая все-таки нашла ее, и теперь была вокруг, повсюду, в одном месте и сразу во всех.

что не получилось верно не вышло ничего я тут я рядом я всегда и навеки останусь с тобой милая моя милая девочка

На Иви смотрели черные, бездонные и теперь, казалось, без живого блеска глаза, в которых плескалась жгучая ярость. И все лицо исказилось, но может это всего лишь был обман зрения, и Лола оставалась такой же, как и раньше? Не было на самом деле этой жуткой гримасы, словно девушка в мгновение одела на лицо маску, пожелав посмеяться над боевичкой. Возможно, но подумать об этом не было времени. Вместо звонкого, такого привычного для нее визга, из ее горла вырвался хрипловатый крик, и в то же мгновение девушка рывком дернула свою руку, пытаясь вырвать ее из ладоней Иви. На этот раз у нее это получилось. На запястье девушки остались рванные, кровоточащие царапины, словно она на самом деле была схвачена каменой статуей, которая не могла, даже если бы захотела, ослабить хватку. Если бы только она почувствовала эту боль, если бы только обратила внимание, может быть Иви удалось бы спастись от гнева, в следующий же миг обрушившегося на нее. Резкий взмах – и громкий звук пощечины возвестил о том, что удар попал в цель. Какой бы сильной не была пощечина, Лоле было мало, катастрофически мало. Вторая пощечина опрокинула Иви на спину, и, возможно, слизеринка бы удивилась, если бы сейчас имела в своем арсенале такие чувсва. Но нет. Даже восторга от возможной победы не промелькнуло во взгляде. Все та же ненависть. Все та же ярость. Все то же желание показать, что это ее, только ее вещь, сосуд, Лола, и нельзя более никому, никогда.

Та, которая теперь являлась староста, в момент насела на Иви, стискивая ее шею в обледеневших пальцах. Не бездумно сжимать, желая напугать, а правильно, перекрестив руки и большими пальцами давя вниз. Сдавливать горло, нависая над девушкой, пытаясь еще и всем весом собственного тела надавить, задушить хоть так.

- Не смей! хриплый голос срывался на визг, а она все продолжала повторять как заведенная, - Никогда! Не смей! – и каждый раз она пыталась посильнее ударить Иви головой об пол, дергая ее за шею на себя и обратно. На Иви почти не моргая смотрела она. Существо, в котором не было ничего, кроме ненависти, ярости, злости. Существо, сотканное из Тьмы, порожденное болью и взращенное страхом.

милая милая посмотри как нам весело мы будем с тобой всегда вместе всегда будем веселиться посмотри как прекрасно нам вдвоем никто более никого более никогда

Аватара пользователя
Иви Берне
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 38

Re: "Вот и поговорили"

Сообщение#19 » 2012 янв 13, 23:47:05

На секунду ей показалось, что она спит. Нужно просто открыть глаза и проснуться. Сделать это как можно скорее-и вновь оказаться у себя дома, во Франции. Спуститься вниз, в папину комнату. Он, наверное, опять не спит. Сидит за своим столом и всё пишет что-то. Работает. Пытается прогнать мысли о Лизе- о её смерти, и о том, как всё могло бы сложиться иначе. Иви постучит в тяжёлую дубовую дверь: достаточно тихо, чтобы не напугать, но достаточно громко, чтобы отец услышал её. Она зайдёт. Он посмотрит на неё и обо всём догадается. Без слов обнимет дочь и прижмёт к себе крепко-крепко. И больше никогда не отпустит.
На секунду... Реальность стала чем-то диаметрально противоположным. Как бы она хотела, чтобы всё это было всего лишь страшным сном. И не было бы вовсе никакой академии. И этого леса. И Лолы. Всего лишь часть её воображения, сыгравшего с ведьмой злую шутку. Но всё это происходило по настоящему, и Иви была реальной частью всего этого.

С пальцев стекала кровь. Не её- Лолина. Она задрожала от страха, но в шоке не могла оторвать взгляд от Саленссон. Перед ней стояло истинное воплощение Тьмы. Но она не понимала и этого. Всё, что она успела ощутить до того, как ей была всажена пощёчина- страх. И ничего больше. В голове ни одной мысли- сознание притупилось, насколько это было возможно. Остались только животные инстинкты- сохранить себя, остаться в живых. Но и они работали не лучшим образом. Она стояла на месте и не двигалась. Тело будто парализовало.

Резкая боль. Удар старосты обжёг щёку ведьмы с невероятной силой. Будто её руки сотканы из стали, и сталь эта- вся пропитана огнём.Голова мотнулась, словно студентка была тряпичной куклой. Иви отшатнулась. В глазах потемнело.
Ещё удар. Сильнее предыдущего, ещё с большей ненавистью. Иви упала на землю. На секунду темнота сменилась смутной расплывающейся картинкой. Затем чудовищная резкость. И опять- реальность плавала перед глазами. Вслед за этим пришло и ощущение сжимаемого со всей силы горла. Это недавняя жертва насела на неё, стискивая шею в холодных пальцах. Изо всех сил. Дождь бил по глазам Иви. Волосы старосты боевого факультета упали на лицо, скрывая его. Но лишь отчасти. Берне видела небо. Берне видела макушки деревьев. Берне видела темные мокрые волосы. Берне видела выпученный глаз, наполненный ненавистью на искаженном в жуткой гримасе лице. Та что душила её оторвала одну руку от горла и снова ударила по лицу. Это были удары не девушки-студентки. Это были удары существа, которому нечего терять кроме ненависти. Один, два... Будь их больше, или если бы рука сжималась в кулак, то от лица Иви вряд ли бы осталось хоть что-нибудь.
Она дёргала ногами,брыкалась, пыталась оторвать руки этого чудовища от своего горла. Но силы покидали её. Глаза невольно начали закрываться. Неужели смерть...?

Аватара пользователя
Лола Саленссон
Обитатель
Сообщения: 100

Re: "Вот и поговорили"

Сообщение#20 » 2012 янв 14, 16:24:47

Лола обернулась, но не увидела ничего, кроме все той же темноты. А может быть она и не поворачивалась. Может ее просто и не существует? А вокруг ни единого лучика света, ни единого пятнышка. Ничего. Это даже нельзя было назвать краской на холсте, темной ли ночью, или закрытым помещением без окон. Темноту можно было, как говорится, резать ножом, но почему-то создавалось ощущение, что если ты прицелишься и рубанешь – то вместо тьмы отрежешь себе руку, пройдешься по вене или, может быть, по горлу. Либо ты тьма, либо она – ты. Она причиняет тебе вред, но на самом деле это ты сам творишь с собой. Нанесешь удар – уничтожишь себя. Не нанесешь – она поглотит, и тогда ты уже никогда не сможешь сопротивляться. Никакого спасения. Никогда/

ты хочешь оставить меня нет нет милая у тебя ничего не выйдет я это ты ты это я мы мы одно целое но меня больше я правлю я главная ты должна меня слушать

Душения было мало. Удары об пол были не столь сильны, как оно рассчитывало. Девушка оторвала руку от горла и со всей силы ударила по лицу Иви, стараясь попасть всей ладонью. Острые ногти скользнули по щеке боевички, оставляя на ней царапины. Вторая пощечина с другой стороны, не менее слабая, словно в теле этой хрупкой с виду девушки жил настоящий боец. Не было желания, не было никакого азарта. Она не хотела выдавить глаза этой девчонке, за то, что та даже посмела взглянуть на ее вещь. Она просто пыталась это сделать, вдруг резко вцепляясь ногтями в веки, пытаясь, может быть, лопнуть глазные яблоки, пустить крови больше, еще больше, чем сейчас есть.

Этой девчонке должно быть больно. Она должна понять, в чем и когда ошиблась. Она должна пожалеть. Она должна исправиться. Она должна исчезнуть, испариться, чтобы больше никогда даже не смела, никогда более чтобы не пыталась.

- Она моя! Взвизгнула Лола, или кем бы она ни была сейчас, занося руку для ещё одного удара и срывая окончательно голос. А затем глаза девушки закатились, и она стала падать назад, в грязь.

Аватара пользователя
Иви Берне
Студент ф-та Биоэнергетики
Студент ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 38

Re: "Вот и поговорили"

Сообщение#21 » 2012 янв 14, 20:58:44

Нет, это был ещё не конец. В какой-то степени Иви повезло, что та вовремя успела закрыть глаза: ровно за секунду до того, как Лола вцепилась своими ногтями ей в веки. Ведьма собрала ничтожный остаток своих сил, но и их хватило лишь на то, чтобы зажмурить глаза по-максимуму. Кровь с рук Саленссон тонкими струйками стекала по лицу ведьмы, смешиваясь с кровью Берне, просочившейся через ссадины и царапины на бледной коже. Дождь был на стороне старосты и не желал прекращаться. Каждая капля отзывалась новой болью. Запас кислорода в лёгких заканчивался и больше не мог поддерживать жизнь в теле ведьмы. Она уже не слышала ни шума дождя, ни громких визгов этого чудовища, восседавшего на ней и беспощадно пытающегося придушить её голыми руками. В груди стало невыносимо тяжело. Перед глазами-непроглядная тьма. Не было света в конце этого бесконечного чёрного тоннеля. Ещё секунда и...

Глоток свежего воздуха-и вот она, жизнь! Осознание того, что весь этот кошмар наконец закончился, пришло далеко не сразу. Ведьма заходилась в приступе истерического кашля, жадно глотая воздух снова и снова. Она валялась на мокрой земле, не в силах подняться. На смену темноте пришла та же картина, которую она видела всего минуту назад- перед тем, как окунуться в бесконечную тёмную бездну. Серое небо, макушки деревьев. Только теперь перед ней не было этого страшного, искажённого ненавистью лица. Иви всё ещё чувствовала на себе вес чужого тела. Своё же ныло от непрекращающейся боли. Надышавшись вдоволь, Иви с большим трудом, опираясь на локти, привстала и вновь увидела Саленссон. Её подрагивающие веки не закрылись до конца, частично обнажая белки глаз, а руки конвульсивно дергались, скребя ногтями грязь.

Ей вновь стало невыносимо страшно. Неужели это не всё? Оно ещё не отключилось, оно всё ещё здесь. Но пока с ним творится что-то непонятное, у Иви есть фора, чтобы убежать. Но как бежать, если её сил едва хватило на то, чтобы слегка приподняться над землёй? Выход один. Взять себя в руки и вырубить его. И тогда всё закончится. Всё ещё прерывисто дыша, ведьма нащупала рядом с собой небольшой мокрый камень. Сомнений в последующих действиях не возникло. Берне всё ещё находилась в состоянии шока. Чудом ей удалось выжить, и мозг приказывал ей бить. Бить сильно, чтобы остаться в живых. Либо она, либо Саленссон.

Она замахнулась и ударила её камнем прямо по голове. С достаточной силой, чтобы отрубить её, но не настолько сильно, чтобы проломить ей череп. Возможно, такого было стечение обстоятельств: слабость Иви не позволила ей убить старосту. Но будь она немного сильнее, она не задумываясь позволила бы себе и это. В мгновение камень сделал своё дело. Судороги прекратились. Теперь Лола неподвижно лежала посреди леса. Иви бросила камень и закричала во всё горло. Теперь она била старосту кулаками: по животу, ногам, бёдрам, словно желая окончательно убедиться, что та оставит её в покое. Удары опять же были не сильными, однако впоследствие на теле старосты однозначно будет красоваться букет из синяков.

В мгновение мозг отдал следующий приказ: бежать. Бежать, что есть силы. Далеко от этого злосчастного дома, таинственным образом заманившим её сюда. Отдышавшись, она всё же нашла в себе силы подняться на ноги. Коленки сгибались, не позволяя устойчиво стоять на земле. Под натиском дождя, туман временно рассеялся. Шаг, второй. Она будто заново училась ходить. Глаза заливались слезами. Она плакала, но шла вперёд. Шла долго, неизвестно в каком направлении.

Но лес, словно сжалясь, вывел её на одну из нужных ей троп. Примерно через час он был уже позади.

Аватара пользователя
Лола Саленссон
Обитатель
Сообщения: 100

Re: "Вот и поговорили"

Сообщение#22 » 2012 янв 14, 21:21:08

не смей не смей я еще могу я еще должна успеть не смей!

Удар по голове пришелся почти в тот же момент, как она и сама потеряла сознание. Только на несколько мгновений раньше, и все тело девушки тут же пронзила дикая боль, которая шла от головы и дальше по всем остальным частям. Она бы смогла, возможно, закричать, или хотя бы выдохнуть от боли, но вместо этого Иви не услышала и стона. Ставшая марионеткой страшного кукловода, наконец-то, ее отпустили, и позволили провалиться в темноту, но на этот раз успокаивающую, ласковую, которая не вызывает страха, а лишь спокойствие и умиротворение.

Саленссон открыла глаза, уже когда солнце собиралось уходить на покой и оставлять господство своей сестре. Тело сводило судорогой. От холода, от долгого лежания в одной позе, от странной, неясной боли. Слизеринка было застонала, но это вызвало очередной прилив холодного пота и закатившихся глаз. Кажется, кто-то ломом проломил ей череп, и теперь тот гудит и напоминает о себе несчастном. И ему, при этом, вторили все остальные части тела. Двинуть рукой, казалось, непосильно сложным. Все онемело и перестало слушаться, ладони же горели, словно она ими хлопала по всему, что попадалось на пути. Ныло запястье, и, кажется, именно из-за этого дергалась кисть. Онемела.

Через минут двадцать девушка уже сидела на ступеньках дома, убаюкивая руку, как малое дитя. Хотя стоило так убаюкивать ее полностью всю. Небольшой камень, на котором остался кровавый след, подтверждал догадку Лолы о том, что она, видимо, подскользнулась и ударилась головой о землю. Она ведь помнила, как пришла сюда утром, а потом - провал. Вот только откуда все остальное? Мигом появляющиеся на бледной коже посинения, разодранное запястье? Об этом нужно было, но так не хотелось об этом думать. Может быть...страх?

Пустое...Нужно было идти в замок, чтобы не замерзнуть окончательно. Чтобы вновь вызвать домовика с бинтами, йодом. Найти обезболивающее. И лечь спать, в надежде, что голова пройдет сама, что все пройдет сразу же, как только она проснется. Останется только уснуть.

Вернуться в «Туманное болото»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

cron