Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Постепенно затихая, река заканчивается группой небольших озер, самое большое из которых носит название Лунного. Вода озера впитала в себя энергию луны и в полнолуние отдает ее всем обитателям Леса. При свете полнолуния, под тихий шепот русалок и плеск воды, на поверхности водной глади можно увидеть сверкающую лунную дорожку. Берега озера заросли казуаринами и стройными эвкалиптами. На полянах, залитых ночным светом, смеясь, танцуют свой безумный танец фавны и нимфы.
Ответить
Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 22, 15:09:38

После того, как страсти утихли, парочка любовников ещё какое-то время оставалась лежать на мокрой звериной шкуре, втягивая спертый подвальный воздух. Тифлинг отдал, казалось, весь запас своих сил на такой нехитрый процесс. Однако, он весьма постарался, от души удовлетворив как себя, так и женщину. И она, похоже, оценила старания, продолжая лежать рядом, блаженно улыбаясь и глубоко дыша. Будь всё просто и банально скучно, искушенная в любовных утехах дроу, давно бы вскочила на ноги и умчала бы без оглядки по своим делам. Ныне и намека не было на разочарованность.
Ардор то открывал глаза, созерцая ввысь, во мрачное пятно подвального потолка. То вновь смыкал веки, чтобы расслабить лицевые мышцы и погрузиться во мглу собственных мыслей. Последние так и лезли в голову, не смотря на то, что на размышления сил не было совершенно. Стоило мужчине избавиться от груза сексуальной неудовлетворенности, как тревожащие его вопросы вновь заполонили разум. Чёрт бы их побрал.
Тревога не просто путала ход мыслей, ускоряла сердцебиение, снабжая кровь взрывоопасной порцией адреналина. И, если внешне тифлинг никак не проявлял своего волнения, то изнутри он напомнил бы скорее бесчинствующий костер, покинувший пределы очага и готовый разразиться до пределов всепоглощающего лесного пожара. Ардор, не смотря на то, что заметно менялся с годами в лучшую, более-менее управляемую сторону, всё ещё оставался самим собой. В моменты крайней степени ярости мог окончательно потерять контроль и причинить вред как всему окружающему миру, так и себе. Требовались весомые аргументы, обаяние и спокойствие, чтобы унять пламя его гнева.
От смутных мыслей, рогатого вырвал внезапный звонкий женский смех рядом. Это илитиири, не позволив сладкому послеоргазменному сну заграбастать себя в свои объятия, шутила и пыталась подняться на непослушные ноги. Ардор, глядя на это, прыснул со смеху. Он попытался представить её походон, скажем, завтра по утру. Тифлинг допустил лестное предположение о том, что эту маленькую чертовку давно никто так драл. Однако, счел, что то, что произошло между ними некоторое время назад - было именно вовремя. Не рано и не поздно.

- Покажи я тебе свой болт тогда, ты бы от меня мокрого места не оставила. - С неагрессивной усмешкой, чуть запоздало ответил Ардор слегка заплетающимся от усталости языком, когда дроу вдруг коснулась его волосатой груди. Ему было откровенно приятно то, что очередная дама отметила его достоинство по-достоинству. Как и то, что память далеко не у всех дроу нарочито плоха на положительные поступки по отношению к ним. Тифлинг, постоянно напоминавший Вирне о том, что он сделал для нее, пожинал сейчас плоды своего старания. Кто бы чего не говорил, но перманентная промывка мозгов и качественный секс идут на пользу женщинам любой расы - будь они люди или тёмные эльфийки. Разница лишь в том, что с последними больше мороки, зато они выносливее.
- Забудешь такое! - шутливо подтвердил калимшит, в ответ на заявление илитиири. - Я сам в шоке от себя. Зато узнал много нового и набрался опыта. Так что, если вдруг снова залетишь, то сильно не переживай: позови меня, я сделаю всё без кипиша. Ардор говорил с таким спокойствием и иронией, будто действительно стал во всем этом профи : как в принятии родов, так и в реанимации пострадавших. - Только учти: за двоих спиногрызов - удвоенная плата, плюс премия каждый квартал (за агрессивную психологическую атмосферу)! - добавил он уже поднимающейся по ступенькам женщине.
Когда дроу покинула погреб, тифлинг остался ещё какое-то время лежать на шкурной подстилке и глазеть за парящие в воздухе пылинки, различимые в полумраке помещения. Усталость и духота погружали в сон, однако мужчина понимал, что в подполе спать будет трудно хотя бы потому, что через какое-то время дышать станет невыносимо. Стоило выбираться отсюда, пока он не уснул и не задохнулся.
Благодаря титаническим усилиям, рогатый принял вертикально положение, подобрал грязную шкуру с пола, затем подхватил свои смешные трусы и выбрался из погреба, осторожно закрыв за собой тяжелую деревянную дверь в полу, так чтобы петли скрипели не слишком громко. Входя каждый раз в комнату, Ардор уже инстинктивно смотрел в сторону, где могла бы быть его подопечная. Так и сейчас, его взгляд скользнул на детскую кроватку, в которой тихо и мирно спала девочка. И он не хотел её случайно разбудить.
Меховая шкура полетела в угол к грязным вещам - об их чистоте Ардор решил задуматься утром. Сам же, тихонечко прилег на кровать с краю и моментально сомкнул веки..

… Однако тут же их разомкнул от истошного детского визга. Ардор был всё в той же, привычной ему комнате хижины, залитой светом заходящего летнего солнца. Он укорил себя за то, что проспал так долго и, вероятно девочка, изголодалась, отчего и верещала во всю глотку. Тревога пронзила его разрядом, когда тифлинг повернул голову в сторону кроватки и не обнаружил ребенка в ней. Он резво вскочил, но тут же сел на кровать, вспомнив, что помимо него и Рэм, в доме была ещё эльфийка. Пришла мысль о том, что, возможно она занимается дочерью. За что теперь она её наказывает? - подумал маг, с возмущением вспоминая о педагогических изюминках, которые привносила Вирна в процесс воспитания дочери. Женщина, по-привычке, переданной ей её народом, использовала по большей части, лишь силу и устрашение. Будто агрессия и рукоприкладство сделают их семейные узы крепче.
Даже рогатый мужлан с небезупречным прошлым понимал, что это бредовый метод.
Желая проверить, что происходит, Ардор поднялся на ноги и последовал на звук детской истерики. Плач доносился с другой стороны двери, с улицы. Будучи абсолютно голым, тифлинг даже не потрудился найти чем прикрыться и, прямо так, отворил дверь. Яркое солнце ослепило его в мгновение ока, но мужчина шагнул ему навстречу. Только когда послышался звук захлопнувшейся за спиной двери, калимшит огляделся вокруг и открыл рот от изумления. Он стоял в полном неглиже на набережной какого-то портового города. О последнем ему сообщали многочисленные парусные суда и галеры, стоящие на рейде в прибрежной зоне и у причалов. Архитектурный ансамбль зданий, наряды и расовый разброс горожан, проходивших мимо, будто и не замечая краснокожего татуированного нагого тифлинга, сообщал о том, что сие место не из мира Серебрянного Дракона или Земли. Ардор узнавал мотивы городов его родного Торила. Разумеется, тэйский невольник не объездил все города родной планеты, однако те населенные пункты, которые ему по воле судьбы посчастливилось повидать, он смог бы узнать и отличить друг от друга по каким-либо деталям. Зоркий, наметанный глаз подмечал их так же легко, как пухлый кошель в кармане какого-нибудь зажиточного пузатого купца.
Но детский визг продолжал литься в заостренные уши тифлинга, чем вывел его из ступора и заставил вновь задуматься об источнике этого звука. Ардор оглянулся на дверь, но её не оказалось так, где она должна бы быть. Растерянность от непонимания происходящего заставила калимшита реально испугаться и броситься на вопли. Он продирался через многолюдную толпу, неспешно прогуливающуюся по набережной, миновал торговые лотки, едва не снеся весь ассортимент и не смешав фрукты с морепродуктами, а специи с тканями. Звук плача и какой-то мольбы (на языке, который был знаком отдельными интонациями, но слов было не разобрать), вел в узкий проулок между домами. Тифлинга смутили голоса, перемежающиеся с детским визгом. Однако он продолжил преследование, обращая внимание на дорожные указатели и вывески. Дорога, которая лежала через проулок между домами, вела в какой-то трактир, если верить вывеске. Мужчина уже было настиг голоса, как вдруг поскользнулся на чем-то холодном и склизском. Под ногами что-то мерзко хрустнуло. Почувствовалась неистовая вонь. Рогатый рассмотрел то, что послужило скользким препятствием и едва сморщился в гримасе отвращения. Это оказалась дохлая крыса, разлагающаяся в какой-то луже. Ардор переборол чувство омерзения и вскочил на ноги, но тут же припал спиной к стене, от которой расстилалась тень и в которой можно было укрыть свою красную рогатую задницу. Причиной этому была распахнувшаяся дверь трактира и выбежавший из нее мальчик, лет десяти. Он и оказался источником громогласного визга. Красная кожа и небольшие рожки, завитые вдоль лысой головы. Парнишка, очевидно, был тифлингом и, скорее всего, беспризорником. Об этом можно было судить по грязным и рваным штанам, являвшимися единственной одеждой, надетой на нем. Мало ли какие проблемы бывают у голытьбы - каждый добывает свой куш так как может. И Ардор уже был готов принять мальца за неудачливого воришку и забить на это дело. Но следом за мелким тифлингом выскочили какие-то таинственные личности в багровых мантиях с глубокими капюшонами, прикрывающими большую часть лиц. Эти недружелюбные инкогнито были не похожи на разъяренного трактирщика и вышибал. Они нагнали пацана, схватили его и попытались запихнуть его в мешок целиком. Однако, малой оказался не из неженок - он вцепился одному незнакомцу в мантии прямо в шею так, что уже тот заорал не по-человечьи. (А был ли это человек?) Сопротивление мальчишки было моментально и грубо пресечено вторым анонимом в точно такой же мантии. Длинное и тонкое лезвие кинжала пронзило тело мальчишки насквозь, войдя со спины под лопаткой и выйдя спереди, как по маслу. Инкогнито провернул кинжал, не оставляя никаких шансов ребенку. Оба агрессора в капюшонах мигом исчезли обратно за дверью трактира, оставив паренька умирать на холодной брусчатке в луже собственной крови. Ардор поспешил к пострадавшему, но было уже поздно оказывать какую-либо помощь. Мужчина присел на корточки, чтобы осмотреть тело и сразу обратил внимание на то, что из ослабевшей руки мальчика выпал медальон, вероятно сорванный с шеи одного из преследователей. Калимшит рассмотрел его и оторопел от увиденного. Тот самый символ. Жар Флегета, как назвала его Вирна. Культ какого-то дьявола-мудака, обрекший всю жизнь Ардора на вечный марафон с препятствиями. Тифлинг попытался подобрать медальон, но стоило лишь прикоснуться к нему, как рогатого самого изнутри обдало невероятным жаром. Словно ему по венам, со скоростью звука пустили расплавленное олово. Он едва переборол боль, молча стискивая зубы. Невероятная злость закипела внутри огненного мага, который и без того заводился с пол оборота. Он сжал кулаки с такой силой, что кожа на костяшках натянулась и порозовела. Со злобным рыком, мужчина кинулся в трактир и буквально с разбега вышиб дверь. Но вместо того, чтобы оказаться в увеселительном заведении, он погрузился во мрак, холод и смрад городской канализации…
Он вновь слышал отдаленные звуки, среди которых можно было различить и плач и стоны и мольбы о помощи. И молитвы на языках, которых было не понять. Ардор стоял по колено в густой вонючей жиже. но ничего не оставалось, как шагать вперед на звук голосов. Позади, за спиной, была лишь глухая стена. И он двинулся с места, перебарывая брезгливость и тошноту с каждым шагом. Тревога в его сердце лишь усиливалась и её было не унять никакими медитативными мантрами и самовнушением. Словно, что-то извне воздействовало на разум, разрушая любые барьеры и пресекая все попытки защититься. Что-то невероятно мощное и жуткое. Чтобы почувствовать хоть какую-то защищенность, Ардор сотворил небольшую пламенную сферу, чтобы она освещала ему путь. Не смотря на темновидение, ему было комфортнее лицезреть детали вокруг себя в многоцветном формате. Подойдя ближе к звукам голосов, Ардор вздрогнул от ужаса: источники воплей были повсюду..под его ногами. Многочисленные трупы - совсем свежие и уже очень истлевшие - все они “говорили” и “страдали” безмолвно. Но разум тифлинга слышал каждого из них. У каждого во рту был медальон “Жара Флегета”. Боль от ожога изнутри вновь поразили мужчину с невероятной силой до такой степени, что он потерял сознание. Когда же открыл глаза, то очутился на роскошном балу. Вокруг были дамы и кавалеры, знатные, судя по убранству и манерам. Все без исключения были тифлингами, но абсолютно разными по признакам. Все глазели с укором и возмущением на Ардора, словно осуждая его за что-то. Мужчина бросил взгял на самого себя и понял, что по-прежнему обнажен. Предположив, что причина осуждения со стороны аудитории именно в отсутствии у него костюма, калимшит прикрыл причинные места. Но дело оказалось не в его гениталиях, он понял это вглядевшись в окружающих гостей. Среди присутствующих не было ни одного краснокожего, черноволосого и желтоглазого и рогатого одновременно. Один из знатных гостей пожал жест рукой и тут же примчалась крепкая стража, которая скрутила Ардора, не смотря на его ярое сопротивление, в бараний рог в два счета и потащила из бального зала за двери. Когда двери миновали, перед калимшитом открылся вид на ритуальный зал. Высокий круглый холл с овальным сводом, периметр стен которого был испещрен письменами и символами на языке, который тифлинг (что удивительно) узнавал, но не владел им. Язык Инфернус (или Infernal). Способ коммуникации обитателей Праймов и Внешнего Плана под названием Баатор (он же Девять Кругов Ада).
Центр зала представлял из себя круглую каменную платформу левитирующую выше уровня пола и, похоже стремящуюся соприкоснуться с куполообразным потолком. Но препятствуют этому столкновению, четыре гигантские цепи, раскаленные до красна, растущие прямо из пола словно щупальца и удерживающие круглую платформу на одном уровне. Ведет на левитирующий гигантский каменный диск одна единственная лестница, складывающаяся из хрупких сухих костей, валяющихся повсеместно под ногами. Костяная лестница образуется по магической команде одного из адептов в багровой длинной мантии, после чего, по такому же принципе, рассыпается. Каменный ритуальный диск располагает на себе алтарь и жертвенный стол. На алтаре огромная черная глыба с кроваво-красными прожилками. Неаппетитный булыжник своим внешним видом напомнил Ардору деформированное сердце какого-то существа невероятных размеров.

Тифлинг был настолько ошарашен увиденным и оглушен ритуальными песнопениями на языке (вероятно) Инферно, что перестал сопротивляться.. Внезапно он почувствовал умиротворение, какое-то неестественное спокойствие. Словно очутился дома, от которого всю жизнь бежал и, наконец, вернулся. Он лишь наблюдал, как его подводят к окровавленному столу, с которого стаскивают какого-то окоченевшего парня, так похожего внешне на самого Ардора. Тифлинг своими глазми видел, как собственными руками берет ритуальный кинжал, поворачивает его острым концом к себе и с размаху втыкает себе в середину груди. Но вот кинжал выпадает у него из рук и изо рта вырывается нечеловеческий вопль. Ардор засопротивлялся и ощутил боль в один прекрасный момент. Его воля оказалась сильнее. Чьи-то сильные руки, подхватили тифлинга и уложили на жертвенный стол, наспех привязывая его к холодной плите. пульсация крови отдается стуком в ушах мужчины, который был неиллюзорно напуган происходящим с ним событием, поражавшим своей реалистичностью. Множество адептов в багровых мантиях с медальонами “Флегета” окружали жертвенный стол и читали заклинания или молитву. Хор голосов сливался в монотонный гомон, весьма отвратительный слуху. Темп ускорялся. Сильные посторонние руки терзали грудную клетку Ардора, пытаясь выломать ребра и извлечь сердце. Кости ломались с характерными хрустом, кровь хлестала во все стороны, пачкая ладони. Боль стала перманентной, невыносимой. Она заставляла сердце сокращаться в бешеном ритме, а кровь - закипать. В один момент, Ардор, обезумевший от страданий, узрел, как из его груди уже не хлещет кровь, а вырывается пламя. Ещё миг и он весь в огне. Снова мгновение - и объят пламенем весь ритуальный зал, всё вокруг полыхает и тлеет..

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 150
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 22, 15:19:00

Водружая на место тяжелую крышку погреба, Вирна мысленно усмехнулась фразе, пущенной тифлингом ей вдогонку.

- Непременно. Только за интимные услуги доплаты не жди, - рассмеялась эльфийка, нагнувшись над зияющей дырой в полу, чтобы в следующее мгновение захлопнуть дверцу, лишая остроумного калимшита всякой возможности парировать.

Сощурившись от тусклого света очага, казавшемся ей после блаженной темноты светящем в лицо прожектором, Вирна бросила взгляд на безыскусную детскую кроватку. Вероятно, доносившиеся из погреба крики и стоны не достигли поверхности, потому что девчонка мирно сопела в обе дырки. Дроу облегченно вздохнула: меньше всего ей сейчас хотелось слушать разрывающие барабанные перепонки детские вопли. Усталость, на время отступившая перед похотью, теперь навалилась на эльфийку троекратно. Напомнило о себе и раненное плечо, горящее под перетянувшей его повязкой. Титанических усилий стоило ей пройти мимо кровати, сулящей такой желанный покой испитому телу. Безопасность была превыше всего, а потому эльфийка запустила руку в недра полупустой сумки, небрежно брошенной в углу. Расшвыряв всякую мелочь на дне, где соседствовали между собой необходимые предметы женского туалета и разная неопознанная дребедень, Вирна нащупала небольшой металлический предмет размером с ладонь, поспешив извлечь его на свет. В руке эльфийки оказалась простая металлическая коробочка, хранящая под своей крышкой специфический травяной сбор, жизненно необходимый такой темпераментной особе, как она. Отправив себе в рот щепотку омерзительно горького сена, Вирна насилу протолкнула его в глотку, щедро залив содержимым найденной в сумке фляги. Смачно сплюнув в очаг, эльфийка вновь приложилась к спасительному сосуду, в котором лениво плеснулась густая ароматная жидкость. Теперь эльфийка могла быть уверена, что за связь с калимшитом не придется расплачиваться. Убрав с кровати нежащиеся на перине клинки, эльфийка поспешила занять их место, бессильно рухнув на спину. Возможность, наконец, вытянуть гудящие конечности сорвала с её губ вздох облегчения. Она ощутила себя вспененной лошадью, над которой смилостивились и дали постой. Сложив руки на груди, эльфийка свила пальцы “в замок” и подарила глазам желанную темноту. Дыхание дроу становилось все более редким и поверхностным, напряженные мышцы обмякли, но Вирна не отправилась в гостеприимные объятия Морфея. Её тело расслабилось, но сознание было чистым, словно хрустальный горный ключ. Женщина ощутила, как раскрываются тугие бутоны энергетических центров, позволяя живительной энергии заполнить тонкие каналы её тела, далекого от бренности плоти. События утомительного дня свободно текли перед её внутренним взором. Вирна ощутила себя большой хищной птицей, парящей в потоках попутного ветра и беспристрастно взирающей на маленькие фигурки, затеявшие свою бренную возню в глубине далекого леса. Ничто не занимало её внимания, кроме согревающей изнутри энергии, вымывающей из сознания весь тяжелый осадок прожитого дня. Силы вновь возвращались в уставшее тело, наполняя его, словно вино порожний кувшин. Ни единая мышца не дернулась на умиротворенном лице эльфийки, когда рядом с ней тяжело плюхнулся калимшит. Тренированное сознание не реагировало на внешние раздражители, способные в миг разрушить концентрацию новичка. В иное время она бы настоятельно посоветовала тифлингу найти другое место для сна, но сейчас эльфийка была свободна от свойственного ей раздражения, вымытого теплыми потоками текущий внутри неё энергии.

Прошло несколько часов, полных неземного умиротворения, прежде чем эльфийка ощутила бесцеремонный толчок в бедро, едва не скинувший её с кровати. Выражение блаженства сменилось на её лице гримасой крайнего неудовольствия. Раскрыв глаза, женщина метнула испепеляющий взгляд на своего нахального соседа по кровати. Она уже было собиралась ответить тому прицельным пинком в зад, но вместо этого эльфийка уселась на краю ложа с выражением крайнего удивления. Краснокожий калимшит метался на перине, словно атакованный целым роем озлобленных ос. Его голова не находила покоя в пуховой мягкости подушек, а тело то и дело переворачивалось с боку на бок. Пересохшие губы беззвучно шептали, словно в горячечном бреду. Глазные яблоки безумно вращались под тонкой кожей век, а дыхание сбилось сильнее, чем после проведенной вместе ночи. Едва ли рогатый калимшит видел сладостные грезы, в которых его ласкали полногрудые прелестницы. Вирна уже была готова встряхнуть буйного сновидца, но в последний момент отдернула руку, и заговорщическая улыбка слегка приподняла уголки её губ. Любопытство завладело эльфийкой, как некогда страсть, избавив её от малейшего желанию будить тифлинга. То, что видел мечущийся на кровати мужчина, могло таить в себе бесценную информацию, которая однажды окажется козырной картой в рукаве Вирны. Знание открывает множество дверей, за которыми скрыты безграничные возможности. Узнав потаенные страхи тифлинга, эльфийка смогла бы миг отыскать нужные ниточки, за которые бы не преминула подергать. Бесшумно покинув кровать, дроу обошла Ардора кругом, опустившись на пол подле него. Ей не хотелось быть ненароком зашибленной тяжелой рукой мужчины, потерявшего контроль над своим телом. Подперев спиной стену хижины, эльфийка осторожно положила ладонь на горячий лоб тифлинга. Живительная медитация, пускай и бесцеремонно нарушенная, успела восстановить её силы, а потому дроу не теряла времени даром. Она сомкнула веки, пытаясь отстраниться от внешнего мира с его губительными для концентрации звуками и запахами. И лишь когда темнота перед её закрытыми глазами стала безмолвной и абсолютной, эльфийка будто выпрыгнула из своей бренной оболочки, бессильно привалившейся головой к деревянному столбу кровати. И пускай тело эльфийки обмякло, её сознание противилось клубящемуся вокруг него туману. Густые сизые клубы застилали собой весь обзор, создавая ощущение полнейшей пустоты. Но Вирна не поддалась панике, двинувшись вперед сквозь непроглядную пелену. И чем дальше она проникала сквозь навязчивый туман, тем гуще тот становился. Казалось, еще пару шагов и эльфийка навечно в нем увязнет, словно угодившая в мед муха. В какой-то момент Вирна начала рвать густые клубы, точно комки ваты, и каждое движение стоило ей немалых усилий. Впереди не было ни отблеска света, и лишь интуиция подсказывала эльфийке нужное направление. Наконец, выставленная вперед рука уперлась в плотную завесу, от которой веяло почти живым теплом. Вирна налегла на преграду всем весом, но та мягко пружинила под её телом, словно была создана из тонкой резины. Эльфийка вонзила ногти в теплую завесу, пытаясь прорвать её эластичный материал. Преграда растягивалась под её руками, словно бычий пузырь, но никак не хотела поддаваться. Вирне пришлось изрядно попотеть, прежде чем завеса истончилась и в месте натяжения образовалось небольшое отверстие. Илитиири с остервенением терзала плотную пелену, расширив брешь так, что в неё смогла протиснуться сначала её нога, а потом и все тело эльфийки. Преодолев преграду, Вирна ощутила себя новорожденным младенцем, выбравшимся из лона матери. Туман вокруг неё рассеялся, и её глазам предстал просторный ритуальный зал, значительная часть которого был не в силах рассеять счет многочисленных свечей. Тифлинг не видел этих зон в своем сне, а потому Вирне меньше всего хотелось в них угодить. Множество красных капюшонов было обращено к левитирующей платформе в центре зала, и дроу присоединилась к ним, облачившись в точно такую же кровавую мантию. Ничто здесь не должно было выдать её присутствия. Её способностей было недостаточно, чтобы незаметно повлиять на течение сновидения, а потому, почуяв вторжение, подсознание тифлинга могло заставить созданных им фантомов ополчиться против интервента. Вирна удивилась яркости и реалистичности сна, в котором оказалась. Она была готова поклясться, что ощущала и жар свечей и холод каменных стен. Узнала она и язык, рождающий звуки ритуального песнопения, так похожего на песнь взывающих к демону жриц Паучьей Королевы. Несколько окруживших её фигур уже бились в ритуальном экстазе, истошно выкрикивая имя своего господина. Вирна видела, как двое стащили с каменного алтаря безжизненно обмякшее тело краснокожего тифлинга. Видела она и густую кровь, обильно текущую из глаз и разинутой пасти украсившего платформу зверя. Парня, должно быть, осушили до последней капли. Внимание эльфийки привлек крупный, обагренный кровью камень, водруженный на ритуальный алтарь. В его очертаниях безошибочно угадывалось человеческое сердце, разве что многократно увеличенное и окоченевшее, словно глыба льда. Но тут Вирна увидела своего рогатого знакомого, отвлекшего её от созерцания убранства алтаря. Будь Вирна слабонервной натурой, немедля бы упала в обморок, увидев развернувшуюся перед её глазами сцену. Ардор, не тратя времени на церемонии, уверенно вонзил себе в грудь ритуальный кинжал, заглушив хор голосов душераздирающим воплем. Привыкшая к подобного рода зрелищам, эльфийка не отвела взгляда ни на секунду, хладнокровно запоминая каждую деталь. Ритуальные песнопения становились все более агрессивными, готовые вот-вот превратиться в один страстный крик. Имя дьявола доносилось со всех сторон, пока тифлинга разделывали на алтаре, словно свиную тушу. Интуиция подсказала эльфийке, что пора выбираться из чужого кошмара, но тревожные сигналы появились слишком поздно… Необузданное пламя обступило Вирну, и она инстинктивно закрыла лицо предплечьем, подавшись назад. Но, ощутив спиной жгучий жар, эльфийка почувствовала самую реальную панику - огонь разгорелся настолько, что его голодные языки уже лизали высокий потолок. И пускай здесь она лишена плоти и крови, сгорев в этом неистовом пламени, она, наверняка, расстанется со своим сознанием, превратившись в безмозглую куклу со стеклянными глазами. Рассчитывая выбраться из сна, как только тот начнет рушиться, дроу упустила спасительный момент, оказавшись в смертельной огненной ловушке. Она видела, как занялась её багровая мантия и почувствовала нестерпимую боль, когда пламя добралось до незащищенной кожи. И тут она услышала… крик. Сперва едва уловимый среди звука пожара, он быстро нарастал, становясь громче и сильнее. Вирна ощутила, как сильные руки реальности подхватили её невесомое тело и резко дернули вверх, словно безвольную тряпичную куклу. Детский плач, а это был именно он, заполнил собой все пространство, разогнав и беснующееся пламя, и очертания ритуальной залы.
Тёмная эльфийка, сидящая на полу хижины, широко распахнула глаза, отдернув руку ото лба тифлинга, словно от раскаленного железа. Её грудь тяжело вздымалась, а перед глазами все еще плясало всепоглощающее пламя. Эльфийка глянула на свои ноги, на которых не было ни единого ожога, но которые все еще помнили языки пожара. Ощутив полнейшее бессилие, Вирна сползла по стене, не в силах удержать измученное сознание. Сотрясая руками бортик своей кроватки, захлебываясь рыданиями, оглушающе заливалась маленькая кринити…

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 22, 15:24:34

Яркие и живые сны чаще вселяют в нас больший ужас, чем реальные жизненные невзгоды или непривлекательная окружающая действительность в целом. В сновидении, особенно, если это кошмар, при всей абсурдности происходящего, картина видится нам естественной, настоящей. Мы становимся заложниками сна. Точнее наше нетренированное подсознание, которым мы не способны управлять, если не обучались этому искусству. Впрочем, несведущий в науках, касающихся наших снов, не знает и о том, что страшен не сам кошмар. Однако, пережитый в грёзах стресс и последующий неприятный осадок - далеко не из приятных. Всё же “застрять” в сновидении - вот что самое опасное. В таком случае, это равносильно потере спящего из реальной действительности. Вывести его из “комы” редко кому удается, особенно по прошествии времени.
Ещё сложнее обстоят дела с пророческими снами. В такие видения подключается дополнительное измерение - время. Причем, не только настоящее, но и будущее (ближайшее или отдаленное - зависит от уровня спящего прорицателя). Провидение оказывает мощнейшую нагрузку на разум и легче затягивает в пучину зазеркалья нашей души. Вне зависимости от опыта вещуна, видения всегда отражаются на психическом (иногда и на физическом) состоянии. “Похмелье” от провидений проявляются в сильной мигрени, головокружениях, тошноте, общей слабости, могут проявляться прочие расстройства функционирования систем организма. В течении некоторого последующего времени, после выхода из сна, преследуют “вспышки” или целые фрагменты из пережитого видения. Может наблюдаться зацикленность на каком-то определенном отрывке. Таким образом, маг-прорицатель буквально залипает на фрагменте, кратковременно полностью теряя связь с реальностью. Подобное часто наблюдается у новичков и требует помощи опытного специалиста, в виде тренировок разума.
У большинства тифлингов прорицательство - это врожденный дар. Или расовое проклятие, что более верно. Далеко не все имеют возможность обуздать свой ретивый разум самостоятельно или с помощью кого-то опытного в этих вопросах. Поэтому, это одна из причин высокого процента суицидов среди планарных полукровок.
Ардор родился счастливым сукиным сыном, поцелованным в свой красный зад, похоже, сразу несколькими божествами и дьяволами. Да и в Тэе он не только ковырял в носу, но и кое-что улавливал краем уха. Все, что удалось уловить за девять лет, пришлось очень кстати почти во всех жизненных ситуациях. Как и в данном случае, некоторая тренированность разума позволяла не впадать в транс каждые полчаса, замирая в ступоре и пуская слюну. Однако, он по-прежнему скверно чувствовал себя после пробуждения и нуждался в посторонней помощи для выхода из сна. И, что немаловажно, даже научившись отличать пустой сон от вещего, тифлинг всё ещё с большущим трудом задерживал увиденную информацию в своей памяти. В течении некоторого продолжительного времени она улетучивалась из головы, оставляя лишь нечеткие обрывки воспоминаний, сродни перепутанным частицам паззла.

На сей раз мужчину спасла от кошмарного вещего сна его сопливая подопечная, которая только и умела, что жрать, пачкать пеленки и орать. Вот голосина у девочки был буквально заточен под эстраду. И, вероятно, досада от того, что фанаты спят, заставила её прибавить децибел.. Впрочем, если бы малышка этого не сделала, то заботливым взрослым пришлось бы очень плохо.

Жар пламени, вырывающийся из нутра и взрывший всю поверхность кожи тифлинга огромными волдырями несколько мгновений назад, ныне объял его всего полностью, превратив в большой бесформенный сгусток горящей плазмы. Мужчина уже ничего не видел вокруг, лишь рыже-красное марево. Его глаза истлели. Агония, рожденная нестерпимой болью и шоком, вызвала, казалось, странные (предсмертные?) галлюцинации. Ардор услышал крики, похожие на что-то среднее между детскими и женскими. Измученный разум не мог точно разобрать природу звука. Но мгновение позже, огненная завеса начала вдруг таять. Будто всё было миражом. Вместо неистового жара, тело мгновенно обдало холодом. Ардор с большим усилием пытался разлепить веки, но они казались чугунными и неприподъемными. Однако, переборов тяжесть, глаза узрели перед собой знакомое тело с эбеновой кожей. Прохладное и липкое от обильной испарины. Дроу крепко прижималась с мужчине, обвивая его руками и ногами. Её тело в быстром темпе, ритмично двигалось, нанизываясь на член тифлинга. Всхлипы, стоны и вскрики доносились из её открытого рта. Казалось, что она вот-вот потеряет связь с окружающим миром. Вдруг кожа её стала невыносимо холодной, а оттенок сменился на серо-синюшный. Сбивчивый крик сорвался с губ женщины, как будто бы он был последним. И в следующий миг Ардор увидел омерзительную картину, как плоть от костей илитиири стала буквально отваливаться и гнилыми ошметками отпадать под его ноги, обнажая розовато-серые суставы и белые кости. Тифлинг опешил и с силой оттолкнул от себя разлагающееся тело. Крик со стороны отброшенного тела дроу раздался вновь, но уже детский, похожий на первый писк новорожденного. Сперва скрипучий и несмелый, позже - пронзительный и чистый. Ардору было до того противно, что он не стал смотреть на тело и происходящее с ним. Крик вновь пронзил его слух, на сей раз конкретнее проверив барабанные перепонки на прочность. Боль спицей пронеслась через весь мозг, отозвавшись протяжной ноющей пыткой в районе затылка.

Теперь уже глаза распахнулись наяву. И боль в затылочной части башки была всамделишной. Оказалось, что не только заливистый рёв Рэм выдернул тифлинга из зловещего густого тумана видения, но и крутое пике с разворота, прямо с кровати на пол. И размашистое касание затылком о деревянный пол был вишенкой на торте происходящего балагана. К слову, это была необычная “домашняя” обстановка. И, похоже, несмышленая кринити это каким-то образом чувствовала (сама того не понимая). Виной была не испачканная пеленка или острое чувство голода у малышки. Ардор позже заметит это. К тому же, мужчина никогда ещё не слышал, чтобы подопечная его вопила столь уширазрывным воплем.
Тифлинг глухо застонал, хватаясь за затылок и стараясь приподняться с пола. Попытки принять вертикальное положение были такими же тяжелыми, как и его “похмельное” состояние после сна. Ватные конечности отказывались функционировать в положенном им режиме. Очертания предметов плыли перед глазами, словно бы в очи желтые плеснули масла, а самого тифлинга хорошенько раскрутили вокруг его оси.

- Чт… - всё-таки выпрямляясь на своих двоих, Ардор поспешил поинтересоваться у Рэм о причине её крайнего испуга или недовольства. Будто она ему возьмёт и ответит.. - Чт..о ты так орёшь, а?? - не выдерживая нагрузки на свой слух, мужчина уже сам раздраженно рявкнул. - Да заткнись, наконец!
Будто понимая смысл слов или просто от неожиданности, девочка вмиг умолкла, лишь ошарашенно таращась на шатающегося калимшита и испуганно всхлипывая.
- Вот так, хорошо...хорошая девочка. Без вот этого вот концерта давай, ага. - всё ещё раздраженно, но уже менее агрессивно пробубнил тифлинг, обозревая обстановку вокруг себя расфокусированным взглядом. В поле зрения попала сидящая на полу, прислоненная к стене, обнаженная эльфийка. Крайне бледная для своего привычного вида. Мужчина успел увидеть её в разных состояниях и уже мог отличить внешне бодрость от бесчувствия.
- Эй, женщина! Чего ты тут уселась. Тебе брезгливость не позволяет спать в одной кровати с бродягами? Позволяет лишь отдаваться им? Хех! - Ардор замер на миг, чтобы разглядеть дроу получше и не упустить возможность выкинуть сальную шуточку. Но его новая подружка никак не отвечала, что тифлингу показалось реакцией крайне неадекватной. Вдруг калимшита объял ужас: он вспомнил ещё не покинувший его образ из сна - гниющее кричащее тело похолодевшей синюшной изгнанницы. Рогатый решил, что тот самый отрывок являлся вещим сигналом скорой смерти темнокожей спутницы. Взгляд мутных желтых глаз упал на перевязанное плечо обморочной женщины. А в рогатую голову пришла мысль о том, что возможно всё так и есть, и бывшая жрица Ллос сейчас сидит без чувств и подыхает от ран, полученных накануне ночью. Мало ли какой инфекцией её могли наградить острые и грязные когти водного чудища?
Возник выбор: кинуться фиксировать фрагменты уплывающего из сознания сна в свою тетрадь или поспешить реанимировать дроу. Тифлинг очень не хотел утратить столько ценные детали, увиденные в провидении. Он понимал, что через пару часов он не сможет вспомнить большей его части. Без ритуала вхождения в транс ничего не поможет ему вспомнить.. С другой стороны, есть его знакомая, ставшая на какую-то часть ближе. Терять её калимшиту отчего-то не хотелось. Тем более, что она владела информацией, важной для него и могла подсказать что-то при определенных обстоятельствах (и будучи в хорошем настроении, разумеется). Посему, выбор сам собой пал на илитиири.
Ардор, всё ещё пошатываясь, приблизился к обмякшему телу (в действительности, как во сне, липкому и холодному от пота) и сгрёб его в охапку, чтобы перетащить на кровать. Выглядело это со стороны крайне комично - словно два бухих вдрабадан хмыря, обнимаясь, пляшут на кровать. Но тифлингу и без того было трудно устоять на ногах, а сейчас ещё необходимо было как-то удержать на руках потную женщину.
После того, как рогатый расположил Вирну на кровати, он шатнулся к ветхому шкафу, на одной из полок которого стояли его заготовки, как раз на тот случай, если потребуется оказать первую медицинскую помощь себе или ещё кому-нибудь. В одной из склянок, наполненной светло-зеленоватой прозрачной жидкостью, на самом дне лежали длинные тонкие стержни черного цвета. Они напоминали что-то среднее между иглами и спицами. Содержимое давненько не использовалось и об этом сообщил густой, как смола налет на краях склянке и на крышке, её прикрывающей. Когда Ардор откупорил емкость, в нос ему ударил специфический букет запахов, с яркими нотами уксуса, укропа, хвои и каких-то цитрусов. На самом деле, столько замысловатый раствор со странным ароматом являлся не главным содержимым, интересовавшим калимшита, а дезинфицирующей средой. Раствор уничтожал болезнетворные бактерии, нейтрализовал развитие различной заразы и грибка на длинных тонких “инструментах”, которые покоились на дне банки и ждали своего часа. На самом деле ничего таинственного не было в содержимом банки: светло-зеленая жидкость была приготовлена тифлингом на основе яда акромантулов, разбавленного родниковой водой, с добавлением некоторых, довольно знакомых многим, трав и эссенций. А странные длинные тёмные иглы - это отобранные по толщине и размеру, ворсинки с конечностей акромантулов, трансфигуративно измененные в иглы магическими возможностями калимшита. Всё просто: за неимением никакого толкового инструментария ни в хозяйстве, ни в домашней аптечке, тифлинг прибегнул к подручным материалам, которых оказалось более чем достаточно и к своим знаниям. Из тех ворсинок, что попадались с плененных гигантских пауков, которые были потоньше - шли на хирургические и швейные иглы, а те, что потолще, да помассивнее - на гвозди для ремонта разбитого окна и для изготовления детской кроватки.
Набрав самодельных игл в одной склянке, тифлинг перевел внимание на другую банку, заполненную жидкостью чайного цвета и содержащую в себе светло-серую нить. Она тоже ничего удивительного из себя не представляла - паутина, как паутина, только лишь из гигантского плотоядного паука. Материя органического происхождения прекрасно взаимодействовала с живой плотью, сращивая поврежденные ткани, а затем рассасываясь самостоятельно.
Нить была намотана на деревянный пест так, что получался аккуратный моток, и вся эта конструкция была полностью погружена в светло-коричневый прозрачный раствор. Когда мужчина открыл эту банку, то сразу почувствовал ещё более странный букет, охарактеризовать можно было бы, как йодный. Однако, раствор не содержал в себе ничего подобного с медикаментами Простаков. Состав был так же замысловат, как и рогатая биография его создателя. Родниковая вода, дичайщая смесь трав, кореньев и водорослей и никакой синтетики. Ардор презрительно поморщился, вспоминая, с каким неудовольствием и трудом добывал водоросли со дна озера. Благо, в воду не приходилось далеко заходить - все нашлось недалеко от берега. Иначе бы накрылась супероперация - плавать-то тифлинг не умел..

Совершив нехитрые манипуляции по вдеванию паутины в иголку, Ардор подошел к всё ещё бессознательной эльфийке и рывком содрал повязку с её плеча. На ране были заметны нарывы в некоторых местах, но увиденное не удивило и не испугало тифлинга. Скорее, наоборот, приятно обрадовало - он ожидал увидеть картину намного страшнее.
Решив, что необходимо сперва обработать поврежденные области, мужчина зафиксировал “заряженную” нитью иглу, просто воткнув её в моток и вновь вернулся к шкафу, чтобы взять первую банку, с зеленой жидкостью и иглами. Вызволив ещё пару игл из недр склянки, тифлинг вернулся к кровати с пациенткой. Ардор присел рядом с женщиной так, чтобы удобно было дотянуться до её раненого плеча. Он аккуратно соскребал зоны нарывающей плоти и по капле заливал в свежие, кровоточащие борозды светло-зеленую обеззараживающую жидкость. Время от времени прерываясь, чтобы не опрокинуть банку или не вылить всё её содержимое из-за предательской дрожи в руках, рогатый продолжал свое “ювелирное” дело. Обработав раны, следовало их заштопать. Калимшит помнил алгоритм зашивания ран, который значительно отличается от пришивания пуговиц, например. Да прицелиться и приноровиться мешало ему головокружение и продолжающаяся расфокусировка зрения. Собрав всю координацию в узду, Ардор с силой сдвинул два разодранных края плоти и вогнал поперек них длинную иглу. Кожа на плече была довольно плотной и тифлинг даже через иглу чувствовал напряжение и сопротивление. Затаив дыхание в такой ответственный момент, можно было услышать, как поддаваясь движениям самодельной иглы, рвется эбенового цвета кожа. Кровь маленькой каплей выступила в точке прорыва, но тут же была смазана нырнувшей за иглой паутинной нитью. Виток за витком. И без того непослушные пальцы начало сводить от напряжения. Игла всё туже проходила через кожу..

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 150
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 22, 15:26:39

И снова туман, густой и вязкий, словно прокисшее молоко, принял в свои объятия потерявшую сознание эльфийку. Грязно-серая масса проникала в её легкие с каждым вздохом, будто наполняя их ослизлой мокротой. Она не видела ни неба над головой, ни земли под ногами - лишь клубы этого холодного тумана, стремящегося поглотить её тело.

- Бедное, заблудшее дитя, - мелодичный женский голос, сладчайший из всех, что ей когда-либо приходилось слышать, донесся, словно свежее дуновение ветерка в затхлой каморке. - Одинокая, отбившаяся от стада овечка, - журчал голос, лаская слух своей благозвучностью.

Дроу ощутила себя заблудшим ребенком, вернувшимся в объятия милосердной матери, которой у неё никогда не было. Словно изгнанный нежностью и напевностью таинственного голоса, туман вокруг Вирны начал рассеиваться, позволяя ей сделать шаг навстречу манящим звукам. Она ощущала почти благоговейный трепет перед этим неземным голосом, будто таящим в себе все то, чего так жаждала эльфийка. Освободившись от плена отвратительного тумана, теперь Вирна видела перед собой непроглядную темноту, укрывшую источник голоса плотным бархатным покрывалом.

- Посмотри на себя. Свет сушит твою кожу, терзает твои глаза, отравляет тебя изнутри, - исполненный сочувствия, голос заполнял её, как тягучее сладкое вино заполняет пустой сосуд. Сладкоголосая женщина казалось такой близкой и такой далекой одновременно, словно сверкающая в небе звезда. Будто зыбкий мираж, возник перед ней стройный силуэт, чтобы вновь растворится в безграничной темноте. Вирна распростерла руки навстречу обволакивающему голосу, сулящему долгожданный покой и неземное блаженство. Дроу ощутила себя крохотной частичкой, отщепившейся от чего-то большого и неимоверно прекрасного. Всеми фибрами своей души она стремилась вновь слиться с источником чарующего голоса, чтобы стать с ним единым целым, восстановив утраченную гармонию. - Приди ко мне, и я проведу тебя путём истины, - невероятно красивая женщина, рядом с которой разом блекли все красотки Торила, возникла, словно из неоткуда. Белоснежные волосы мягкими волнами укутывали её силуэт, будто выточенный из чистейшего обсидиана. Мягкое свечение, не тревожащее темноты вокруг, оттеняло соблазнительные изгибы, лишь подчеркнутые невесомым шелком одежд. От женщины исходила такая сила, что Вирна ощутила, как подкашиваются рядом с ней её колени. Дроу сдавленно сглотнула, ощутив как поднимается внутри неё незнакомое прежде воодушевление, а на глазах наворачиваются слёзы. Ей нестерпимо захотелось свалить к ногам этой женщины головы всех её врагов или умереть подле её ног. Но вдруг за спиной незнакомки один за одним начали вспыхивать красные огни, напоминающие налитые кровью глаза притаившихся в темноте хищников. Благоговейный трепет уступил место холодящему душу первобытному ужасу, заставившему эльфийку малодушно попятиться назад. Снисходительная улыбка на лице женщины превратилась в звериный оскал, перекроив до неузнаваемости прежде прекрасные черты. Белоснежные локоны зашевелились на её голове, словно клубок растревоженных змей, и темноту разорвал сумасшедший хохот, не имеющий ничего общего с манящим дроу голосом. Оглушающий, словно раскат грома, смех женщины напоминал скрежет и щелканье жвал кишащих насекомых. Темнота сдавила грудь эльфийки, словно упавшая сверху гранитная плита. Ледяные шупальца оплели её конечности, сдавив их с такой силой, что под ними затрещали кости. Нечеловеческий вопль слетел с губ эльфийки, ощутившей, как обломки собственных костей вонзаются в её плоть. Нестерпимая боль захлестнула её, словно волна раскаленной лавы, парализовав поломанное женское тело, неспособное больше сопротивляться. - Смерть - благословение для таких, как ты. Но время благословений истекло, - голос,напоминавший больше скрежет металла по стеклу, доносился, будто из-под воды. Вирна ощутила новую волну боли, по сравнению с которой сломанные кости были просто детской забавой. Мышцы и кожа на бедрах отступницы лопнули, пронзенные изнутри сегментированными паучьими лапами, покрытыми щетиной отвратительных волосков. Дроу извивалась всем телом, пытаясь вырваться из крепкой хватки щупалец, будто слепленных из оплывших свечных огарков. Вирна бессильно закрыла глаза, а затем вновь распахнула, увидев мир в мелких стеклышках витражной мозаики. Ликующая богиня отразилась в четырех парах влажно блестящих глаз.

Прежде безжизненная, словно плеть, рука Вирны вцепилась в мясистое запястье тифлинга так сильно, что от костяшек отлила кровь. Словно сведенное судорогой, лицо эльфийки было искажено испепеляющей ненавистью, а её глаза смотрели на Ардора сквозь пелену лишенной бликов черноты, как если бы в глазницы налили дёгтя. Но спустя всего мгновение стиснутые челюсти женщины разжались, и она вновь бессильно рухнула на подушку. Пелена спала с её глаз, и бесцветный взгляд уперся в потолок хижины, словно не видя его. Вирна уже давно не спала, заменяя сон подконтрольной медитацией, где было куда проще бороться с навязчивыми видениями. Йоклол и прежде являлись ей, угрожая жестокой расправой, но еще никогда - их госпожа. Ощущения были настолько живыми и явственными, что не могли быть списаны на бесплотные обморочные грезы.

- Мне… нужна твоя помощь, - голос эльфийки звучал так слабо, что её губы едва шевелились. Но, несмотря на это, в нем можно было распознать нотки нескрываемой паники. - Я знаю, что за ритуал ты видел в своем сне. Я помогу тебе, а взамен ты отплатишь мне тем же, - сознание и твердость голоса начали понемногу возвращаться к Вирне, но она не собиралась объясняться перед тифлингом за свое вторжение в его подсознание. Она уже расплатилась за это сполна. Её взгляд становился все более осмысленным с каждым словом, а вместе с этим пронзила сознание и боль в плече, из кожи которого все еще торчала импровизированная игла. Вирна уже знала, какую плату она востребует с Ардора за бесценную информацию.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 22, 15:32:49

Тифлинг от природы был не очень талантлив по части кройки и шитья. Отношение к подобному ремеслу отягощалось ещё и отсутствием интереса в этой области, а так же большой неохотой браться за него. Те же штаны Ардор был вынужден штопать лишь тогда, когда лоскуты и дыры, цепляясь за всё подряд, мешали передвигаться. В такой момент раздражение пересиливало нелюбовь с нежеланием, и рогатый брался за скучную монотонную работу. К слову, шитьё, то есть в рамках обычного ремонта одежды, тифлинг не считал занятием сугубо женским. На его взгляд, это было просто занятие, для сильных и ловких пальцев. Но монотонное и безынтересное, как ловля блох на лобке.
Сейчас же имел место быть не простой ремонт какой-нибудь потасканной шкуры. Не смотря на то, что беловолосая была в бесчувственно-тряпичном состоянии и являлась весьма потрепанной жизнью и бывшими ухажерами, Ардор слегка поменял свое к ней отношение. Самую малость. Настолько, что ныне, он не стал бы плевать ей в кружку с элем или подкидывать ячий кизяк в сапоги. Хотя последнее ещё вполне вероятно - чисто ради смеха, чтобы посмотреть на весь ассортимент эмоций на лице дроу. Однако, настоящая ситуация состояла не из шуток и взаимных розыгрышей. Тифлинг был настолько сосредоточен на ремонте кожных покровов своей нанимательницы, что время от времени задерживал дыхание, чтобы оно не сбивало концентрацию. Правда, тремор в пальцах это всё равно не помогало устранить. Они, едва удерживая иглу, дрожали, как у дряхлого старика. Мужчина то отдыхал несколько секунд, подтирая кровоподтеки с плеча женщины, то вновь брался за иглу, вновь и вновь пронзая ткани, проводя очередной стежок через рану. Ардор знал ещё одно принципиальное отличие в заштопывании портков от зашивания рваных ран в полевых условиях: поврежденную плоть нельзя сразу ушивать наглухо, необходимо оставить несколько миллиметров для оттока гноя и отхода омертвевших тканей. Только спустя некоторое время, процедуру с дезинфекцией и повторным зашиванием необходимо будет повторить на том участке раны, который останется несросшимся. Муторное это дело, врачевание боевых повреждений.
Крайне увлеченному работой мужчине как раз оставалось совсем немного, чтобы завершить свое неоценимое дело, как произошло что-то из ряда вон жуткое. Его обморочная пациентка вдруг очнулась, да ещё как! Скорее в тот момент на месте дроу была какая-то другая, злобная страховидла - настолько впечатляющим и неожиданным оказалось зрелище. В темнокожую женщину, казалось, вселился демон. Тифлинг и без того был сыт по горло своими вещими снами со всеми адскими свистоплясками и непонятными ритуалами, а тут ещё и это вдогонку. Ардор вздрогнул так, что вторая его рука сорвалась и вогнала иглу почти наполовину длины в плечо женщине по совершенно неправильной траектории, где её и оставила. Но пока ладонь Вирны, подобно клешне гигантского краба, сдавливала запястье рогатого, тот сидел недвижно, в оцепенении. Его брови поползли на затылок, наблюдая неестественные черные склеры илитирии, похожие на две бездонные пропасти отдаленных уголков Подземья, кишащих отборными видами паукообразных тварей. Или, как раз-таки, на одну из многочисленных пар глаз одного из представителей этих плотоядных ворсистых уродин, перед которыми так благоговели представители худосочного беловолосого остроухого народа. Гримаса же на лице эльфийки, сотворенная неимоверными усилиями и комбинациями лицевых мышц, практически неосуществимая для вменяемого индивида, заставила Ардора буквально взвизгнуть. А когда дроу, наконец-то, отпустила эта ужасающая судорога, то мужчина вовсе свалился с кровати на пол, подобно мешку картошки.
Деревянный пол встретил его приземлившуюся тушу звуком глухого удара и жалобного скрипа разболтавшихся досок.
Тифлинг треснулся затылком и без того страдающей головы, но в ту же минуту ему на ум пришла мысль о том, что темнокожая девушка может быть действительно одержима каким-нибудь монстром или проклята. Ему захотелось немедленно рвать подальше когти, спрятаться от всех этих, окружающих его, кошмаров. Забиться в какую-нибудь глубокую, укромную пещеру и сидеть в ней всю оставшуюся жизнь. Мимолетное желание, разумеется - Ардор бы никогда бы так не сделал. Для него даже мир Серебряного Дракона стал очень тесен.

Когда эльфийка отошла от корчей до того состояния, когда получила обратно возможность говорить на понятном всем языке, тифлинг вновь заорал, только уже не так визгляво.
- ААааа..ааа.аа.а. А? - ну очень эмоциональным мужчиной был рогатый, далеко не всегда он мог держать себя в руках, особенно, когда вокруг творится чертовщина. Что во сне, что наяву. - А? - повторил он уже осознанно-заинтересованно, “без былой истерики” в голосе. - Ты.. творишь какую-то дичь! - не найдя подходящего способа, как отреагировать на поведение дроу, мужчина лишь развел руками в недоумении. Заявление эльфийки ещё дало почву для размышлений на тему того, что эта плутовка любит подсматривать чужие видения или..сама обладает даром ясновидения, что делает её ещё опаснее. Ну и полезнее, в случае нахождения её в своих союзниках. Однако, тифлинг на миг заколебался, посчитав, что его губы начали уж слишком раскатываться, а его разум стал разжижаться, стоило ему только нацепить на свой член эту сисястую прохвостку. В самом деле - какой она ему могла быть “помощницей”? Накормить его полезной и бесполезной информацией по интересующей теме, снабдить, так сказать пищей для размышлений и почвой для построения дальнейшей стратегии и тактики. Впрочем, это тоже услуга, стоящая того, чтобы платить за нее. Остальное - это дела Ардора, его сугубо личная головная боль. В качестве боевого товарища в своих личных вопросах он даже не рассматривал Вирну. Нет, не потому что она женщина. А потому, что она женщина “с прицепом”, который сводит все шансы выжить в опасных условиях к нулю. Да и вообще, мужчина всё ещё был убежден, что лицам расы дроу доверять стоит по-минимуму.
Слова илитиири о плате за помощь, окончательно насторожили тифлинга. Он бросил взгляд на обнаженную женщину, лежащую на кровати и устремившую свой взгляд куда-то в потолок. Он созерцала и говорила словно в пустоту. Но мужчина понимал, что обращаются к нему. И, несмотря на то, что слова дроу звучали скорее как констатация, а не вопрос, калимшит решил расставить точки над i.
- Я не слишком большой знаток в истории и мифологии вашего замечательного народа. - рогатый был в своем репертуаре, с багажом издевательски-скабрезных подстёбов на любые темы, какую не подсунь в разговоре. - И не смогу рассказать тебе массу кроваво-мясных сказок про твоих божков. Но хочешь...могу попытаться слепить из говна статуэтку этой твоей богини..как её там? Лолс!
Ардор не был слабоумным, однако тяга к шутовству была ему, как бальзам на душу, после очередного пережитого стресса. Подобно крепкой настойке, обжигающей глотку или хорошей драки, в которой можно только так отвести душу. Он знал, как имя паучьей богини (пожалуй, это имечко знали все на Ториле и пугали им младенцев), так и то, что в данный момент действует на нервы своей знакомой.

- Ладно, не бухти. Чтобы быть как-то полезен для тебя, мне необходимо сперва чуть больше узнать о тебе. И тебе было бы неплохо рассказать о себе. - с этим рационализаторским предложением, Ардор поднялся с пола и пересел вновь на край кровати, чтобы закончить начатое, а именно доштопать рану на плече эльфийки. - Не дергайся, у нас тут с тобой и этой твоей..монстрой (на этих словах, Ардор попытался лицом повторить мимику Вирны в момент её жуткого видения) .. случилось небольшое ЧэПэ. - мужчина рывком вытянул иглу из плоти и на обсидиановой коже вновь проступила щедрая алая капля. Оставалось дошить всего-ничего, но затруднял процесс тот факт, что раненная была уже в сознании, а стало быть, могла прочувствовать всю “прелесть” ушивания живой ткани без обезбаливающих снадобий. Калимшит вдруг остановился, чтобы самому перевести дух и дать подышать дроу, и взглянул на женщину. Отчего-то он верил искренности её испуга. Хотя, то, что всё ещё отражалось на лице илитиири, нельзя было назвать просто испугом. Это был ужас, паника, растерянность. Ардор, обладая наметанном на ложь глазом, не мог разглядеть притворства ни во взгляде, ни в мимике, ни в поведении изгнанницы. Кроме того, он прекрасно понимал, что в Мире Дракона, эта дроу не просто так отсиживает свои ягодицы. Это не свойственно природе тёмных эльфов, даже вылезших за какой-то кулебякой на поверхность. Калимшит догадывался, что эльфийка скрывается в этом мире, однако кто-то или что-то даже здесь её настигло.
- Это то, от чего ты так давно бежишь, да? Боишься, что оно вот-вот придет сюда за тобой? Как похоже.. Только я не боюсь, - забравадился вдруг тифлинг, - я, найдя ключ к двери, которую долго не мог открыть, решил положить всем, досаждавшим мне ублюдкам, конец. А ты...хитрая ты задница, ээ! - Ардор усмехнувшись, хитро прищурился и игриво пригрозил пальцем. - Избавиться от меня решила ловким манером, м? Ой, чертовка. Нашла во мне сопляка, ишь ты! Тебе в торгаши надо идти: впаривать зевакам дырявые панталоны по цене шелковых платков. Учти - я ж наваляю всякой беловолосой каналье и возвращусь с наглой рожей требовать удвоенную плату и долбить буду во все дупла. По утру и на ночь. Подумай дважды, женщина! - нахальный плут вновь пригрозил пальцем и залился смехом, словно бы не придавая значения той серьезности, с которой пребывала бывшая жрица. И вовсе игнорируя всю ответственность и сложность проблемы, возникшей у них обоих.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 150
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 22, 15:35:32

Вирна могла лишь смутно догадываться, что привело тифлинга в такое замешательство. Она не могла знать, как вело себя её распростертое на кровати тело, пока покинувшее его сознание пребывало в обморочном кошмаре. Но, судя по выражению на красной физиономии калимшита, пробуждение дроу едва не заставило его замарать свои цветастые труселя, добавив им новых коричневых оттенков. Эльфийка слабо понимала, о чем толкует вернувший себе дар речи тифлинг: её голова гудела, как свинцовый колокол, и каждый звук отзывался болью в районе затылка. Ей нестерпимо хотелось сомкнуть кажущиеся непреподъемными веки, но Вирна отчаянно сопротивлялась охватившей её слабости. Она знала, стоит ей только задремать, и холодные щупальца кошмара вновь вцепятся в её изможденный рассудок с удвоенной силой. Борясь с желанием отрубиться, эльфийка прислушивалась к ощущениям своего тела, восстановившим связь с блудным сознанием. Ей было холодно, несмотря на хорошо прогретый очагом воздух комнаты. Ноги заледенели так, как если бы Вирна окунула их в прорубь, и тело била мелкая дрожь. Мысли в голове спутались в клубок змей, ни одну из которых невозможно было ухватить за хвост. Несмотря на то, что Вирна больше не видела ни кровожадной богини, ни её уродливых прислужниц, она никак не могла избавиться от неприятного осадка, пронизывающего её сознание тонкими иглами страха. В каждой тени, отбрасываемой на стены домашней утварью, ей виделись тянущиеся к ней щупальца йоклол. Собственные страхи, смешанные с кровавыми картинами сна тифлинга, проносились перед глазами, сливаясь в одно черно-красное пятно.

Но глаза Вирны тут же открылись, стоило тифлингу вновь воткнуть в её кожу импровизированную иглу. От неожиданности дроу зашипела, словно гадюка, на которую наступил сапог незадачливого грибника. Только сейчас, окончательно придя в себя, она обратила внимание на манипуляции тифлинга с её плечом, с трудом совладав с рефлекторным желанием отдернуть руку. Вереница красноречивых ругательств пронеслась в сознании Вирны, захлебнувшись в этом змеином шипении так и не найдя выхода. Набрав в легкие побольше воздуха, дроу словно сжалась в один тугой комок, пытаясь отстраниться от разлившейся по всей руке боли. Ей и раньше приходилось получать ранения разной степени тяжести, но ещё ни разу её кожу не зашивали, словно дырявый сапог. Звук, с которым игла входила в края раны, вызывал омерзение сродни со скрипящим на зубах песком. Вирна изо всех сил старалась не дергаться: ей крайне не хотелось, чтобы калимшит пришил к её плечу что-то лишнее, например, свой палец. Если бы не тёмная кожа, лицо Вирны показалось бы Ардору сейчас абсолютно бескровным. Дроу видела, как дрожат от напряжения пальцы тифлинга, казавшиеся ей прежде слишком грубыми для столь ювелирной работы. Почему ему пришло в голову штопать её именно сейчас, когда Вирна едва находила в себе силы терпеть эту экзекуцию? Вероятно, именно рану рогатый посчитал источником обморока илитиири. Подобное участие не могло оставить равнодушной привыкшую к безразличию эльфийку, но в данный момент она могла испытывать все что угодно, кроме благодарности. Дроу тяжело выдохнула, когда Ардор решил сделать передышку. Её грудь тяжело вздымалась, словно эльфийка хотела за несколько вздохов поглотить весь кислород в хижине. Однако, она почувствовала, как потеплели прежде ледяные ноги, а сознание, пережив хорошенькую встряску и прилив адреналина, вновь обрело способность соображать.

- Не бояться только мертвецы и тупицы, - сердито буркнула эльфийка, отерев здоровой рукой выступившую на лбу испарину. - Ни к тем, ни к другим ты, вроде бы, не относишься. Хотя насчет второго я бы поспорила… - мысленно присовокупила Вирна, припоминая тифлингу его промашку в Запретном лесу. Дроу не стеснялась своего страха и не пыталась заглушить его шутками и насмешками. Для неё он был столь же естественен, как похоть. Именно страх, обостривший её рефлексы до нечеловеческой чуткости, помог ей выбраться из дикого Подземья, каждый камень которого мог таить в себе смертельную опасность. Кожа дроу не была исполосована шрамами так, как тело Ардора, но то было лишь заслугой умелых целителей. Страх шел с ней рука об руку с самого рождения, со временем превратившись в первобытный инстинкт, помогающий чувствовать угрозу затылком. Учащенное сердцебиение, дрожь и характерный холод, пробегающий по позвоночнику - все это она испытывала каждый день своего пребывания в Подземье, где излишняя самоуверенность и спокойствие могли стоить жизни. Смех и бахвальство тифлинга показались Вирне сейчас такими же уместными, как кринолин на бородатой женщине-гноме.

-Если твой сон имеет хоть какое-то отношение к реальности... - а в этом Вирна не сомневалась, уж слишком реалистичным показалось ей увиденное, - … я бы на твоем месте крепко задумалась, а не ржала, как сивый мерин, - дроу укоризненно посмотрела на заливающегося тифлинга, как ворчливый комендант на не в меру веселых студентов. Дроу и сама была не робкого десятка, но даже её едва ли развеселила бы перспектива сдохнуть с ритуальным атамом в грудине. В какой-то момент эльфийке показалось странным, что Ардор упустил возможность отчитать её за незваное вторжение. Но затем осознала, что, несмотря на шутливость тона и внешнюю беззаботность, в его голове сейчас проносится так много мыслей, что тифлинга уже просто не хватает на такие мелочи.

- За одну лишь ночь ты предоставил мне столько удобных моментов избавиться от тебя, что тебе едва ли стоит об этом переживать, - Вирна болезненно сморщилась, поведя раненым плечом, но от этого её тон не зазвучал менее насмешливо. - Жар Флегета гоняется за тобой отнюдь не для того, чтобы оттаскать за рога шкодливого мальчишку. Им нужна твоя кровь. Вся. До последней капли, - Вирна адресовала Ардору взгляд, неотразимый, словно летящая стрела. Она надеялась, что её слова отрезвят не к месту развеселившегося калимшита. - Им не нужен Ардор Рузе, им нужен Валриамор, кровь которого течет в его жилах, - Вирна сделала паузу, позволив тифлингу осмыслить только что сказанное. Эльфийка не сводила взгляда с его лица, словно не желая упустить ни единого движения лицевых мышц. Принесенные в жертву тифлинги, заклинание призыва и гигантское каменное сердце во главе алтаря. У Вирны не оставалось сомнений - Валриамор мертв.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 22, 15:40:32

Больше, чем шитье, тифлинг не любил занудство. В особенности ему взрывали мозг обрыдлые нравоучения, которые звучали из женских уст. Чему такому новому и умному его может научить женщина? Ардора крайне бесило, когда представительницы прекрасного пола начинали демонстрировать перед ним свою “безграничную” эрудицию и остроумие, постепенно перерастающие в мерянье извилинами и завершающиеся чрезвычайно внезапной лексемой, обозначающей диалектическое фиаско. Причем, негласную привилегию на последнее имели только барышни. Мужчина же, попросту не имел права выйти из диалога “по-английски”. В таком случае, самооценка мужчины подвергалась жестокой атаке, а его личность и имя становилось персонажем глупых анекдотов. В целом, начхать, но очень уж мерзко. Посему, тифлинг весьма пренебрежительно относился к интеллектуальным способностям женщин, к их обществу и старался ограничить общение с ними до обмена биологическими жидкостями в районе гениталий. За годы он выработал к этим дьявольским созданиям особый иммунитет, пробить который было весьма проблематично. Что ж поделать, если на протяжении всей жизни, ему попадались цыпочки именно такого сорта..
Когда илитиири пришла в себя, то безусловно не упустила момента, чтобы осадить пыл рогатого и выдать очередную глубокомысленную суету. Возможно, причиной хмурого настроя и чрезвычайной серьезности была зверская боль в плече, рану на котором, вот уже заканчивал зашивать тифлинг. Впрочем, Вирна и без боли чаще пребывала в говеном расположении духа - так ей было привычнее, судя по всему. Ардор за время жизни в лесной хижине, привык именно к такому положению дел и иное его, скорее, настораживало. Хотя, за прошедшую ночь некоторые закономерности стали ясны, как то, что настроение дроу прямо пропорционально зависело от насыщенности её половой жизни. Но это ничего не меняет - мужчина по-прежнему относился к своей знакомой с опаской и осторожностью. И, вероятно, не зря. Подружка-то его, не торопилась раскрывать свои карты - то и дело переводила разговор в русло биографии Ардора, словно заранее пресекая все возможные вопросы о её собственной истории жизни.
Нельзя сказать, что этот момент калимшит упустил. Он нахмурился и отвернулся, когда женщина начала “умничать”. Ардор прекрасно знал, что прокололся на болотах минувшей ночью. Но тот момент остался в прошлом и не обсуждался, тем более, что произошел сей промах, благодаря значительному “вкладу” самой дроу. Неужели, нельзя было просто прийти и молча отдаться. Почему надо обязательно начинать секс с головы? Мужчина был далек от разгадки этого ребуса женской души и предпочитал даже не вдаваться.
- Хоть одна из твоих жертв успела сказать тебе, какая ты зануда? Ты так молниеносно режешь глотки.. Ну, стало быть, я такой первый. - наглая ухмылка тронула бордовые губы. Тифлинг продолжал свой репертуар, даже не думая униматься. Послушание и кроткость - совершенно не его таланты. - Вот, твой народ оттого и кровожадный такой, потому что чувство юмора у вас темноухих - кастрированное. Мины у всех такие серрррьёзные, зубы стиснуты - слова не скажи. Тоска. - тифлинг вздохнул, будто даже от досады. Он вспомнил, как вместе с ним в одной банде на Фаэруне, тусовались несколько тёмных эльфов. Беглые парни были запуганы и крайне жестоки. Всегда хмурые и неразговорчивые, держались стороной ото всех остальных. И не смотря на то, что выходили на дело вместе с остальными, в моменты отдыха вновь обособлялись. Пить было за одним столом с ними - та ещё скорбь и траур: ни слова не вытянуть, ни шутку не пошутить. Последнее, особенно направленное в свой адрес, дроу-кун, принимали за издевку, сразу же напрягались и хватались за ножи. С одной стороны, тоже развлечение. Но с другой, оно того не стоило, потому как досадно было получить за невинную шутку перо в бок. Эти белоголовые кузнечики были шибко быстрые и ловкие, черт бы их побрал. Посему с ними редко связывались вообще, а связавшись - быстро оставляли в покое от греха подальше. Тифлинг же считал, что отсутствие чувства юмора (даже в сложных жизненных ситуациях) и неумение смеяться над собой - сродни какому-нибудь недугу или травме. Короче, изъяну крайне серьезному и требующему длительного системного лечения (выпивкой, азартными играми, плотскими утехами и увеселительными зрелищами). Однако, Ардор ни разу не был доктором. В случае, если объект, находящийся рядом с ним, не разделял его образ мысли и мироощущение, то попросту переставал представлять интерес.
Вирна пока что была всё ещё интересна Ардору, по крайней мере потому, что владела информацией и какими-то странными тайнами, в хитросплетения которых, похоже, готова была ввязать тифлинга. В качестве возврата должка за помощь. Калимшит был ещё не в курсе того, какую цену попросит илитиири. Однако догадка была о том, что это будет связано с той жутью, которая происходила с женщиной, пока та пребывала в обмороке. То есть очередная развеселая мерзость. Та, что так мучала саму изгнанницу во сне (а может и наяву?).
Рогатый не пропустил мимо ушей очередной акцент на том, что дроу в курсе остросюжетной истории, произошедшей в его вещем сне. Более того, она, похоже, была уверена, что грезы тифлинга являлись провидением. Только плутовка, всё ещё старалась сохранять дурацкую интригу и держать дистанцию в плане демонстрации своих способностей. Ардор взял себе на заметку то,что имеет дело с неслабой менталисткой.
Мужчина, так уж и быть, изобразил крепкую задумчивость, когда женщина воззрилась на него пристально и со всей серьезностью выдвинула свою версию заинтересованности таинственного культа в личности калимшита. Он как раз, так вовремя доштопал рану эльфийке и выбросил использованную иглу с остатком шовного материала в деревянное ведерко, отведенное под бытовые отходы. Более ничего не отвлекало его от впитывания новой для него информации. Рогатый молча пялился на дроу с тем же средоточием, что и она на него. Ему даже в какой-то момент показалось, что на него глазеет некий хищник, готовящийся вот-вот броситься и вгрызться в глотку краснокожему пройдохе. От пристального взгляда двух бледно-голубых радужек, устремленных, словно две заостренные льдины, возникали смешанные чувства. Обдавало холодом, не смотря на то, что внутри становилось неестественно жарко. Становилось не по себе.
Ардор старательно пытался скрыть внешнее проявление эмоций, в особенности тревоги и растерянности. Он как мог старался душить их внутри себя, никак не выдавая мимикой, взглядом или дыханием. С каждой минутой, делать это становилось всё труднее - сердце забилось чаще, легкие требовали больше кислорода. Тифлинг, раздувая ноздри, медленно и глубоко втягивал воздух, казавшийся вязким и пыльным. После чего, так же неторопливо выдыхал его. Такая дыхательная гимнастика могла привести только к скорому обмороку и Ардор это понимал. Разыгрывать комедию таким манером было бессмысленно. Он решил сменить тактику, а с ней и маску.
- Мда? А я так надеялся, что меня преследуют для того, чтобы вручить скипетр и державу. Какая досада. Ты растоптала мою детскую мечту! - мужчина наигранно фыркнул с усмешкой и отвел взгляд. Больше это было для того, чтобы перевести дух. Безусловно, рогатый мотал на ус всё, что сообщает ему эльфийка. Для него всё сказанное не было пустым звуком. Но её теории он показательно подвергал критике и сомнению. Мол, глядите, какая Капитан Очевидность выискалась - старается продать рогатому простофиле его же портки за двойную цену. На самом деле калимшит хотел большего, помимо очевидного. Мужчина и так давно догадывался, что его выискивают и цель сего мероприятия далеко не мирная. Преследователи не стремились объясниться с жертвой - это уже подразумевало под собой некую подсказку о том, что тифлинг был зачем-то нужен сектантам живым или мертвым - не столь важно. В итоге, всё равно ждала бы несимпатичная смерть.
Конкретизация в дальнейших словах дроу не то, чтобы отрезвили мужчину. По крайней мере, внешне паника по-прежнему не проявлялась. Открытая истерика была, на его взгляд, совершенно неуместна и бессмысленна. Не смотря на то, что после таких горячих новостей, в его красном заду стало так зудеть, словно тифлинг сел в муравьиную кучу - он сохранял самообладание. Ещё и потому, что его самого мутило ото сна, как в период тяжелого похмелья. Бегать и орать сил просто не было. Он ещё даст волю чувствам, когда окажется наедине с собой. Хотя бы потому, что такой горячий разгул страстей опасен для окружающих. Зря что ли рогатый штопал темнокожую засранку или более полугода возился с её крикливым потомством?
Тифлинг сидел в задумчивости, на лицо он напустил флер легкого разочарования, стараясь утаить истинные выводы, рождающиеся из переваренного потока мыслей. Он предполагал, что требуется культистам для чего-то мерзкого. Но чтобы в этом было замешано его предполагаемое родство с владыкой того самого культа.. Ардор, конечно, всем рассказывал, что его отец - сам Асмодей, но это происходило больше из бахвальства. Сказки собственного сочинения для кабацких посиделок. Но реальная возможность быть потомком дьявола - это даже самому тифлингу казалось брехней. Его родословная не хвасталась благородством и знатными линиями крови. Его мать, появившись в неволе, в юности заслужила свободу и, годами спустя, сделала свое состояние сама. Едва ли такая биография будет подходящей при выборе претендентки для зачатия дьявольского отродья. Для таких целей владыки внешних планов выбирают себе особ знатных кровей, а на чернь и не позарятся. Для такого выбора должно быть велико отчаяние или личная симпатия. Все причины Ардору казались притянутыми за уши байками. Ардор Рузе..хех..Рузе. Я не Рузе, он давно мёртв, а я жив. А какое мое родовое имя? Нет рода - нет имени. Калимшит уже не помнил фамилию своей семьи. Он был слишком мал, когда расстался с семьей и именами. Время и события стерли их важность. А мать.. она была ещё жива, когда я впервые увидел их в нашем доме. Мерзкие людишки. Матушка выгнала их с позором. Даже в лихорадке у неё хватило лиха, чтобы показать хозяйку этим ублюдкам. Позже огни угасли и наступила тьма. Неприятная. Холодная и склизкая, которая тянет жилы до невыносимых мук. Одиночество. Тифлинг вспомнил отрывок из далекого детства, когда впервые увидел культистов, явившихся в их дом и долго о чем-то говоривших с его матерью. Он отчетливо помнил тот момент и конфликт, после которого мать действительно довольно смело выставила незваных гостей за порог. Видимо, его мать действительно обладала каким-то магическим даром или же, адепты культа сочли слишком громким делом одновременное убийство и похищение. Дело, которое было бы нереально скрыть от общественности и избежать шумихи в те времена.
- То есть ты намекаешь на то, что я не принц всея преисподней, не сын Асмодея? А отродье какого-то Вел..Вал..римамора? Пха! Что за бред? - тифлинг разыграл комедию пред глазами дроу, пытаясь запутать и раскрутить женщину на дальнейшую беседу. - Женщина, как ты любишь ссать мне в уши. А сейчас ты скажешь, что я такой один - эксклюзивный вариант, неповторимый и один на свете? Да таких вот, с рогами и красной мордой на загаженных улицах того же Калимпорта - прут пруди. Половина из них, причем, сама продастся за ломаный грош. Не только кровь свою отдаст, да ещё и пересосёт у всех адептов культа. Что такого приключилось с этим Вэлриа..мудозвоном? И где может быть их змеиное гнездо...то есть, где их чаще всего замечали последний раз? Помоги конкретикой, если можешь реально чем-то помочь, - рогатый наседал на темнокожую женщину с вопросами, весьма обнаглев. Однако, он сам так не считал. В его представлении, помощь начиналась там, где присутствовала определенность и информативность. Тифлинг без задней мысли и зазрения совести готов был выжать все знания из своей знакомой. Но что-то подсказало ему, что надо обязательно вспомнить про ответную услугу (иначе, диалог может свернуться, так и не развившись). Помявшись на месте, Ардор без особого энтузиазма поинтересовался у илитиири, чего же взамен желает получить она.
- Ну и объясни мне (окажи милость), что ТЕБЕ надо будет от меня? Только давай без твоей этой псевдофилософской фантасмагории. Нарисуй мне картинку почетче, иначе я скоро окончательно поеду по фазе..

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 150
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 23, 00:15:08

Последний стежок, стянувший края раны, вырвал из груди Вирны сдавленный стон сквозь стиснутые зубы. Тут же отдернув руку, словно от раскаленной сковородки, дроу провела пальцами по свежему шву, словно оценивая качество работы. Вероятно, тифлингу и прежде приходилось шить по-живому, но профессионалом в этом деле он, определенно, не был. Но сейчас Вирне было откровенно плевать на эстетику, она была довольна уже тем, что её страданиям пришел конец, и раненная рука теперь не отгниет. Эльфийка была по-своему благодарна Ардору, но, воспитанная матриархатом Подземья, воздержалась от слов благодарности в адрес мужчины. Высшей степенью расположения могло быть уже то, что она общалась с ним на равных, не ставя точку в конце каждого предложения ударом кнута. И пускай иногда ей нестерпимо хотелось затолкать в нахальный рот тифлинга его собственные трусы, в основном его самобытная манера общения искренне забавляла бывшую жрицу. Временами, в ответ на очередной искрометный каламбур калимшита, уголки её губ чуть приподнимались, а в глазах появлялся бледный призрак улыбки. Мимика эльфийки была скудна на проявление положительных эмоций, но зато в её арсенале было несчетное количество усмешек разного калибра и столько же оттенков гримас гнева и раздражения. Настоящее же веселье дщери Подземья могли доставить разве что мучения врагов да собственные скабрезные шутки. Как говорится, можно вывезти дроу из Андердарка, но Андердарк из дроу - никогда.

Оставив свое плечо в покое, эльфийка вновь вперилась взглядом в лицо калимшита, чье поведение удивляло и сбивало её с толку. Ни одна эмоция, мелькнувшая на краснокожем лице Ардора, не оправдала ожиданий Вирны. Тифлинг выглядел таким беззаботным, словно действительно счел предположение эльфийки неудачной шуткой. Ей и самой с трудом верилось, что этот краснокожий шут мог действительно быть прямым потомком дьявола или же его блудным внучком. Впрочем, несколько часов назад, в пыльном погребе хижины, это предполагаемое родство выглядело чуть более правдоподобно… Воспоминания о прошедшей ночи, заставившей её вновь почувствовать себя живой, смягчили холодный взгляд бледно-голубых глаз и заметно приободрили эльфийку. Перевернувшись на бок и приподнявшись на локте, дроу приняла расслабленную позу крупной кошки, вальяжно растянувшейся на пуховой перине. От резкой смены положения тела в белокурой голове зашумело, как после хорошей попойки в чертогах короля Норландии. Героически сдержав подступивший позыв к тошноте, Вирна решила не торопиться с принятием вертикального положения. Выловив из потоков сознания ускользающие мысли, эльфийка скользнула взглядом по фигуре визави, беспощадно завалившего её вопросами по самое горло. А ведь говорливый калимшит был прав: таких красавцев, как он, можно было часто встретить в крупных портовых городах, где процветают воровство и преступность. Но кровь инфернального предка была в их жилах настолько разбавлена, что эти выродки зачастую были способны разве что срезать кошельки с ремней зазевавшихся прохожих. Но способности Ардора было невозможно назвать заурядными, да и его внешность несла слишком сильный отпечаток неземного родства. И все же, пускай Валриамор и не был архидьяволом, мысль о том, что перед ней сидит его прямой потомок, вызывала у Вирны недоверие. Ей никогда не приходилось слышать прежде, чтобы плод связи дьявола и человека был рожден в естественных условиях вне лабораторий Красных волшебников или без благословения Паучьей Королевы. Дроу понятия не имела, кем была мать Ардора, но эта женщина явно обладала недюжинным здоровьем и завидной живучестью. Вызывала вопросы и цель Валриамора, снизошедшего до соития с простой смертной. У Вирны было одно единственное предположение на этот счет, имеющее право на существование. Валриамор действительно пал в одном из бесконечных сражений с обитателями Бездны, но, предчувствуя неладное, решил оставить в мире живых сосуд, наполненный собственной кровью, через которую он однажды сможет возродиться вновь стараниями своих прислужников. Вероятнее всего, мать Ардора была не единственной жертвой прозорливого дьявола, но едва ли многим из них посчастливилось благополучно разродиться жизнеспособным потомством. Жар Флегета, надо полагать, не успевает отмывать свой алтарь от крови невинных жертв, в попытке отыскать потомков своего господина. Цельная картина начала понемногу складываться в сознании Вирны, словно витражное стекло, разбитое на разрозненные осколки.

-Краснорожих много, да не каждый сгодится, - устало выдохнула эльфийка, словно ей в десятый раз приходилось объяснять Ардору прописные истины. -Скрестить человека с дьяволом - это тебе не кроликов вязать, - нахмурив лоб, глубокомысленно изрекла эльфийка, продолжая изучать Ардора взглядом, словно экспонат в музее естествознания. -Валриамор, присунув твоей матушке, благополучно отчалил в мир иной… Иными словами, отбросил копыта, - озвучила свои догадки эльфийка, задумчиво разглядывая накрученный на палец бесцветный локон. После вопроса, заданного Ардором о судьбе предка, у Вирны не осталось сомнений в том, что сон тифлинга был настолько же реален, насколько её собственные видения. Он даже не догадывался о сути ритуала, который был так детально воспроизведен в его кошмаре, словно тифлингу приходилось участвовать в нем раньше. Подсознание Ардора просто не могло так красочно обрисовать то, с чем никогда не сталкивалось прежде. -Вероятно, ты был слишком занят принесением себя в жертву, чтобы заметить главное украшение разделочного стола - того, что осталось от Валриамора, - наконец, подытожила эльфийка, не без удовольствия строящая из себя магистра демонологии. И хотя она едва ли смогла бы поименно назвать всех обитателей Нижних планов, академия паучьих жриц дала ей знания, выходящие за рамки эрудиции простого обывателя Затерянных Миров. -Что касается их логова, то тут я могу лишь только предполагать, - пожала плечами Вирна. -Но, раз уж они ищут красномордых… Может стоит начать оттуда, где их больше всего? Если, конечно, ты не видел в своем сне того, что могло бы дать нам зацепку… - теперь уже Вирна решила задать наводящий вопрос своему собеседнику. Их общение начало понемногу походить на диалог.

Но, как бы ни старалась увиливать бывшая жрица, то и дело вновь переводя тему на предполагаемую биографию Ардора, ей все же не удалось избежать неудобных вопросов о своем собственном прошлом. Переварив очередную порцию вываленной на него информации, ушлый калимшит вновь возвращался к загадке личности своей нанимательницы. Не из милосердия к психическому здоровью калимшита, но из осознания, что ей все равно придется выложить карты на стол, эльфийка все же решила удовлетворить его любопытство.
-Несложно догадаться, кем я была и кем я стала, - отвлекшись от распутывания собственных волос, эльфийка подняла рассеянный взгляд на собеседника, словно смотря в прошлое сквозь него. -Мы с Ллос… - эльфийка задумалась, словно подбирая нужное слово, - ...не сошлись во взглядах. Я бы многое отдала, чтобы видеть лица этих сучек, когда они нашли мою обезглавленную змееголовую плеть, - глаза Вирны засверкали от одного воспоминания о своей маленькой шалости, как если бы она припомнила самый приятный момент в своей жизни. -И вот я здесь. Но чем дольше моя шкура при мне, тем дороже она стоит. Я помогу тебе с твоими фанатиками, а ты мне - с моими, - Вирна была немногословно, но ей показалось, что этого должно быть достаточно, чтобы убедить Ардора сотрудничать. В конце концов, пара лишних клинков точно не повредит ему в дороге. Правда на том, что вместе с одной напарницей тифлинг рискует приобрести тьму врагов, Рилинвирр благоразумно решила не акцентировать его внимание. У дроу пока что не было достойного плана, но так ли он был нужен? Импровизация порой бывает куда успешнее, чем самые выверенные и рассчитанные до мелочей планы, имеющие одно пренеприятное свойство - рушиться. Для начала было достаточно одной решимости встретиться лицом к лицу со своими страхами, от которых все равно не удастся убежать. Академия стала для неё отличным убежищем, но как долго она еще сможет обеспечивать ей безопасность? В последнее время Вирна ощущала навязчивое беспокойство, прогуливаясь по пустеющим коридорам замка Дракона. Занятия в учебном крыле проводились все реже, студенты куда-то пропадали, а в Главном Зале больше не проводились торжественные церемонии и празднества. Внимательная к деталям, Вирна давно заподозрила неладное. Время было как раз подходящим, чтобы начать действовать. Пока дроу слабо представляла себе полное опасностей путешествие по Фаэруну с малолетним ребенком на руках, но эта проблема меркла на фоне дамоклова меча, нависшего над головой отступницы.

-Ну что, по рукам? Или будешь и дальше стирать пеленки? - эльфийка протянула тонкую ладонь навстречу тифлингу, побуждая его, наконец, решиться на предложенную авантюру.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 23, 00:18:25

Ардор сбился со счету, сколько раз он уже закатывал глаза из-за недоумения от поведения и образа мыслей изгнанницы. Он успел разглядеть в ней женщину, которая знает чего хочет, но не знает меры, которая поражает ловкостью и прытью, но допускает опасные и глупые промахи, которая так тщательно скрывает эмоции и свои секреты, что обязательно единовременно спалится одним махом; ту женщину, которая сперва делает, а потом думает о том, что она сперва подумала, прежде чем сделать. Так она гипнотизирует остатки здравого рассудка и подобные самовнушения обзывает железной логикой; ту женщину, которая говорит, что просто обожает нелинейность и авантюры (или вовсе нелинейность авантюры) просто потому, что для нее - тактика, стратегия и план - это пустые звуки. С ней просто бесполезно строить планы - кампания при любом раскладе, если не провалится, то покатится к чертям. И, наконец, он увидел в ней ту, которая, “перезарядившись”, возвращалась в свой привычный репертуар и ни за что, ни под каким предлогом не уступала своему оппоненту или партнеру - не важно. В общем, Ардор увидел в дроу практически свое собственное отражение! Такое сходство рвало все его шовинистские шаблоны. От негодования из-за такой несправеливости, тифлинг то и дело с горяча порывался то огрызнуться, а то и вовсе перепичужить по щам этой серозадой хамке. Но каждый раз, его что-то останавливало от крайней степени проявления своей обиды: то Рэм каким-нибудь неуклюжим действием или пронзительным воплем, то сама эльфийка своими достоинствами. О, достоинства тифлинг оценил! И сам себе в этом признаваясь с неохотой, не отказался бы аттестовать свою знакомую повторно. А то ещё не со всех сторон удалось распробовать. Однако, уже первая дегустация запомнилась сластолюбивому калимшиту, что бывало не так уж и часто.
Возникшее перед глазами воспоминание ночных приключений в погребе, позволили рогатому переключить свое сознание с травмирующего фактора. На мгновение он позабыл и о культе Флегета и о своем кошмаре. Его мужская физиология была ещё в том состоянии, когда вполне легко отзывалась на красочные мыслеобразы, сменяющиеся один за другим в голове, подобно замедленной перемотке кинопленки. И, когда Вирна, о чем-то задумавшись, перевернулась на бок на звериной шкуре, которой застлана была кровать, Ардор уже изрядно хуже скрывал свою невозмутимость. Ему вновь захотелось зарыться носом промеж этих двух сочных огромных грудей, так кстати обнажившихся из-под рассыпавшихся белокурых волос. И насасывать их до почернения, терзать, кусать и мять… Желтоглазый взгляд вперился в аккуратные ореолы темных сосков, меняющими траекторию в такт движениям груди в моменты вдоха и выдоха.

Претворить свой полный похоти план в жизнь и предстать перед изгнанницей вновь во всей своей дьявольской боеготовности, очень кстати помешали её собственные слова, так внезапно изреченные, после продолжительных молчаливых раздумий. Тифлинг тряхнул головой и сжал пальцами переносицу, будто стараясь отделаться от навязчивого и неумелого гипноза какой-то старой уличной шарлатанки. Для пущего отвлекающего эффекта, мужчина даже представил самый хрестоматийный собирательный образ чумазой, дряхлой уличной воровки-гадалки. Так изощренно представлял, что его чуть внезапно не вырвало. Ардор понятия не имел, как это выглядело со стороны, но, наверное, очень странно. Пока дроу приняла на себя роль большого специалиста широкого историко-философского профиля, рогатый маялся дурью...впрочем, будь женщина перед ним, хотя бы одетой, калимшит, быть может, чуть трезвее соображал. А может и нет - он, действительно, временами непредсказуемый тип.

-Ой, ну я не знаю...она была действительно сильна и красива. Ты думаешь, моя матушка затрахала того аборигена до смерти?? Ну этим я весь в мамочку? - вновь пошутив, рогатый полудьявол издал звук схожий одновременно со смешком и отрыжкой. Он от собственной юморески чуть едва не поперхнулся слюной, наполнивший его рот ещё в момент разглядывания эльфийских сисек. На самом деле, Ардор понимал, что Вирна делает вполне здравые предположения, но он попросту не мог иначе справиться с бурей мыслей и эмоций, которые продолжали роиться в его рогатой дредастой башке.
Предположение, что дроу порылась в его сновидении, стало фактом. Женщина в очередной раз подтверждала это словами. Однако, мало того, что изгнанница заглянула в его сон, так она, очевидно, не теряла момента рассмотреть его в подробностях. Тифлинг не знал, все ли детали его кошмара стали известны Вирне. Его это обеспокоило, но в то же время, это значительно облегчало расследование, потому как он сам не помнил уже и половины из того, что видел во сне. Лишь какие-то обрывки и особо отчетливые моменты.
-Огромная окаменелая куча говна с алыми прожилками - это ты называешь украшением стола? Дай, предположу.. - калимшит серьезно задумался и нервно затеребил короткую бородку - .. теперь культистам нужен жидкий материал, чтобы размять эту кучу и замесить из нее нового кумира. Пальчики оближешь, чходра! Ты случайно не пишешь приключенческие книги, м? - Ардор вдруг поднял взгляд на дроу и вздернул брови в будто бы искреннем удивлении. Даже в его неподдельных комплиментах присутствовали нотки издевки. Редко кому удавалось понять, шутки это или нет. Ещё меньше находилось тех, кто это мог спокойно выносить.
Хах, да нет, я серьезно, - с хитрой лыбой продолжал тифлинг, - причинно-следственные связи у тебя выглядят примерно так же, как волосы сейчас на твой голове, но иногда ты выдаешь умные вещи, женщина из Мира плесени и грибов. К тому же, там, где тебя учили ненавидеть всех вокруг и трахаться, очевидно, неплохо преподают планарную историю. - Я понял, что ты пытаешься мне сказать. Вэл..этот...мор - мёртв. В прайме от него осталась неэргономичная куча.. ну ты поняла. И я подхожу под описание его потомка.
Ардор вновь погрузился в размышления, настойчиво пытая свой разум на возможность вспомнить детали сна. От мозговой активности неистово трещала голова, следом темнело в глазах, и то и дело возникали позывы к тошноте. Напряжение было настолько сильным, что становилось нестерпимо больно смотреть на яркие краски и блики на стеклянных предметах от утреннего солнца, разящего лучами в замызганное окно.
Как бы ни старался тифлинг, мозаика сна предательски крошилась в его памяти. Всё что он уловил - это портовую людную улицу, залитую лучами заходящего южного солнца. Этот отрывок напомнил ему воспоминание из далекого детства. В его родном городе было много портовых улиц и наверняка что-то похожее с той, которая виделась ему во сне. По правде, таких улиц было тьма тьмущая во всех южных портовых городах, которых, в свою очередь, было тоже очень дохрена. Ардор плохо припоминал внешние особенности народонаселения Калимпорта (ему было шесть, когда его увезли далеко-далеко). Однако, рогатый не припоминал, чтобы краснорожие потомки дьяволов и демонов разгуливали там толпами.. Однако, он не мог знать, как изменилась в том городе ситуация за минувшие двадцать восемь лет. Но стоило бы откуда-нибудь начать поиски. А откуда, как ни с того места, где всё началось? Логика странная, да. Однако, вполне типичная для эксцентричного Ардора. Оставив риторический вопрос пока что без ответа, калимшит решил послушать, что ещё любопытного выдаст ему илитиири.
Тот факт, что женщина тоже не испытывает удовольствия от изложения деталей собственной биографии, не ускользнул от внимания мужчины. Он слушал её хитро прищурившись и, с каждым мгновением, прищур его ярко-желтых глаз становился всё хитрее и коварнее. Даже в тот момент, в его голове промелькнула пошлое предположение, которое могло бы послужить едким комментарием, если бы было изречено вслух. Однако, тифлинг на сей раз прикусил язык, не выговорив ни слова, дабы не получить по рогам. Лишь подумал и прыснул в кулак, ловко обернув свой хрюк в сдавленный кашель: “Судя по минувшей ночке, действительно не сложно..”
Безусловно, ему стало интересно, чего ж так этой илитиири не понравилось в паучьем клубке? Будь Вирна мужчиной-дроу в матриархальном обществе - ещё можно было бы понять мотивы поступков, но в её случае - это оставалось загадкой для калимшита. Тут явно на правду не тянула версия о том, что серозадые девчонки не поделили добычу, рабов, алтарь или ещё какую-нибудь ненужную показушную ерунду. Наряду с этим интересовал и, одновременно, крайне настораживал, один момент - почему задница именно этой изгнанницы по-прежнему стоит дорого? Мало что ли изгнанниц на свете? Почему именно эта? Не набивает ли она сама себе цену? Тифлинг строил предположения в геометрической прогрессии и подозревал, что бывшая жрица всё-таки блефует. Если не во всем, то частично - однозначно. “Всё-таки торгашка..” Мысленно усмехнулся рогатый, но вдруг не выдержал и разразился смехом. Как раз на той ноте, когда Вирна раскрыла тайну услуги, которой калимшит должен будет отплатить ей. Он и раньше предполагал, что она решила от него очень ловко избавиться.. Настолько ловко, чтобы и “рыбку съесть и ..не поперхнуться”. Разумеется, он надеялся, что у женщины хватит ума не предлагать побыть компаньоном в этом путешествии, полном событий и приключений. Потому, как роль бабы “с прицепом” в этом сценарии не предполагалось от слова вообще. Ну если только, ради того, чтобы подбавить остроты ощущений. У Ардора и без того задергался глаз, от одного упоминания фанатиков Флегета И Ллос в одном “заманчивом” предложении.

-Да ладно? Ты мне предлагаешь два океана удовольствия сразу и билет в один конец. Женщина, ну я же намекнул, что догадался о том, что ты хочешь хитро и искусно избавиться от моей задницы. Потому как это для меня - самоубийственная миссия. Ты и я понимаем это. Не спорю - это крайне весело и заманчиво, потому как я обожаю потасовки! Только не говори, что ты собралась тащиться за мной, да ещё и с...ребенком! Да ты - поехавшая! Нет-нет-нет, исключено! - Ардор энергично замахал руками, словно пресекая даже попытки ему перечить. Он безусловно осознавал ценность присутствия Вирны, как боевой единицы, но её потомство “херило” всю миссию на корню. - Да это - цирк, етит! - продолжал ворчать тифлинг, плеская руками, как на сцене итальянского театра в самый драматический момент действа. - Да ты только прикинь это зрелище! И...и толпа твоих разъяренных белоголовых сестричек. Интересно, с ними пройдет тот же номер, что и с тобой в подвале, м?
В один момент, устав придуриваться и ржать, Ардор успокоился и тяжело вздохнул. - Я возвращаюсь домой. На песчаные и горячие улицы Калимпорта. Ты поможешь мне...ты поможешь раздобыть ключ для портала в один конец. В конце-концов, должен же я в этой жизни повеселиться от души. И твою просьбу я не оставлю без внимания, женщина.
Хитрый калимшит ещё не знал, как повернется это авантюра на родной земле - быть может, он будет повержен в борьбе с адептами Флегета. И просьбу изгнанницы просто некому будет исполнить. Или, наоборот, оказавшись в своем родном Мире, будет возможность слиться из поля зрения, позабыв о своей знакомой и её проблемах навсегда. Ардор, будучи, хитрецом, решил не отказываться, но пообещал себе действовать по-обстоятельствам и исключительно из собственных интересов. Он был полностью уверен в том, что илитиири не попрется за ним на Фаэрун.
Уголки его губ уверенно поползли вверх, конструируя на лице демоническую улыбку. И Ардор легко сжал узкую прохладную ладонь своей нанимательницы, принимая предложение.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 150
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 23, 00:20:59

Очевидное сходство между двумя уроженцами Затерянных Миров не ускользнуло и от внимания дроу. Как и Ардора, эта удивительная похожесть двух столь разных на первый взгляд существ раздражала и саму изгнанницу. Она словно получила возможность взглянуть на себя со стороны, порой нестерпимо желая придушить свою рогатую копию. Непробиваемая самоуверенность Ардора, присущая и самой Вирне, скрипела на зубах, словно речной песок. Вероятно, тифлинг ощущал тоже самое и по отношению к ней, потому каждое его слово сквозило желанием осадить заносчивую эльфийку, поставив под сомнения её умственные способности. Не отставала от него и бывшая жрица, не упускающая малейшей возможности подколоть или задеть спесивого калимшита. И все же было в нем что-то неуловимо привлекательное, зарождающее крошечную искру симпатии под толщей взаимного раздражения. Будь Ардор покорной марионеткой, подобной мужчинам-дроу, рожденным угождать своим жестоким госпожам, Вирна не ощутила бы ни толики того возбуждения, охватившего её в погребе хижины. Ситуация осложнялась еще и тем, что калимшит не был просто хамоватым шовинистом, как могло показаться на первый взгляд. Это предположение подтверждал свежий шов на её плече, заштопанном Ардором собственноручно по одной лишь ему известной причине. Вирна не знала, что направляло иголку в руках заносчивого тифлинга, в глазах которого она так часто видела вспышки раздражения, готового вот-вот обрушиться на голову дроу пожаром неистового бешенства. Разумеется, ему была необходима информация, раскрыть которую ему недвусмысленно посулила темная эльфийка, но что мешало Ардору привести её в чувства бодрящей оплеухой? Вероятно, тот же самый неясный порыв, списанный на потребность в услугах тифлинга, заставил Вирну отправиться в лес на поиски краснокожего хама, наплевав на неприветливость промозглой ночи. Но дроу, не имевшая ни малейшего желания разбираться в собственных мотивах, сразу отбраковывала подобные мысли еще на подходе. Тифлинг владел незаурядными способностями и крепким членом, а потому мог быть полезен, и точка.

Вирна едва не вознесла благодарственную молитву всем богам, когда её мысль таки дошла до непробиваемого калимшита, прежде отшучивавшегося на каждое её слово. Ей было впору крикнуть “бинго”, если бы она только знала, что это такое. Вместо этого на её лице появилось выражение того облегчения, которое испытывает школьный учитель, сумевший, наконец, донести прописные истины до своих твердолобых учеников. Но уже скоро Вирне вновь пришлось мученически возвести глаза к потолку в ответ на занудные речи калимшита. Словно какой-то другой тифлинг, ухватившись за одноразовый порт-ключ, ведущий в неизвестном направлении, буквально свалился к ней на голову той беспокойной ночью. Слышать слова предостережения из уст взбалмошного калимшита, имеющего свойство собственными руками навлекать на себя неприятности, было также смешно, как внимать восторженным россказням пьяного дворфа, задвигающего о прелестях классической хореографии. Однако, здравое зерно в его экспрессивной тираде все же было. Вирна и сама прекрасно понимала, что ребенок станет серьезной обузой, добавив опасности и без того рискованной затее. Но что ей остается? Отсиживаться в лесу до тех пор, пока академия окончательно не опустеет, а защитное поле не лопнет, как мыльный пузырь? И отступница, и её дочь уже и так оказались между молотом и наковальней, которые все равно однажды встретятся. Нет, Вирна точно не собиралась и дальше просиживать штаны, безропотно ожидая визита охотников за головами. Да и сама мысль о предстоящем возвращении на Фаэрун будоражила её также, как ребенка, с волнением ожидающего чудес приближающегося Рождества. Казалось, её нога не касалась земли Абейр-Торила уже целую вечность. Предвосхищая хорошую заварушку, эльфийка чувствовала возбуждение, граничащее с эротическим переживанием. Ей нестерпимо хотелось стряхнуть с себя пыль последних лет, с головой окунувшись в этот омут опасностей и испытаний, для которых она, казалось, была создана. И даже если это путешествие станет последним в её жизни, уж лучше испустить дух на клинке врага или в пасти дракона, чем одряхлеть изнутри раньше, чем время сморщит её тело.

Ощутив прилив сил, эльфийка уселась на кровати так, что по обе стороны от сидящего в изножье Ардора оказалось по стройной обсидиановой ножке. Вирна уже смекнула, какой разброд вносили её прелести в ход мыслей тифлинга, расстраивая их словно музыкальный инструмент, над струнами которого измываются грубые пальцы неумехи.

-И ты просто бросишь меня после всего того, что между нами было?! - картинно скуксившись, всплеснула руками эльфийка, укоризненно цокнув языком, а в её глазах заплясали лукавые огоньки. - Вы в Калимшане все такие шустрые? Не оставит без внимания мою просьбу. Ну конееечно! Хмель и бесстыжие девки отобьют тебе память в первой же придорожной таверне, - с показной обидой в голосе наседала дроу, строя из себя наивную особу, которой обещали звезду с неба за ночь на сеновале. Вирна чуть подалась вперед, и две упругие груди оказались прямо перед ухмыляющейся физиономией тифлинга.

-Я так и вижу, как бесстрашный наследник Баатора врывается в святилище служителей дьявола и превращает их в пепел, словно стог сухого сена, - рука Вирны скользнула к шевелюре тифлинга, выхватив из неё одну свалявшуюся прядь, напоминающую на ощупь разлохмаченную бечевку. -Интересно, знает ли наш герой, как избавиться от сердца дьявола, неуязвимого для обычного оружия, или надеется раздавить его каблуком своего сапога? - рука Вирны заскользила по смоляному дреду сверху вниз, как бы невзначай касаясь щетинистой щеки тифлинга тыльной стороной ладони. - А чего еще не знает наш неустрашимый герой? - глаза Вирны хитро прищурились, а её слова недвусмысленно намекали на то, что у предприимчивой эльфийки припрятан в рукаве не один козырь. - А еще иногда доблестному искателю приключений придется спать и не всегда в чистой постели. Кто же будет стеречь его праведный сон? - не Вирне было рассказывать Ардору о том, насколько опасной может быть местность, в которую приведут его дорожки на пути к заветной цели. Каждый искатель приключений знает, насколько порой важно бывает выставить караул. Особенно если искатель приключений успел нажить за свой недолгий век врагов и неприятелей разного калибра. Дроу, не нуждающаяся во сне как таковом, могла и здесь оказаться весьма полезной. - И даже если звезды случайно выстроятся так, что наследник Валриамора выберется из этой истории живым, как же он позаботится о маленькой просьбе своей благодетельницы? Спустится в Ямы Паутины Демонов и оторвет злобной богине каждую из её восьми лапок? - тут уже Вирна не сдержала смешка, представив себе всю комичность этой картины. - Я тебе - порт-ключ, а ты мне пришлешь открытку с горячих источников Невервинтера? Нет уж, не выйдет, - резко посерьезнела Вирна, выпустив их тонких пальцев дред тифлинга. - Я отправляюсь с тобой, и Рэм тоже. Или же ты хочешь, чтобы бедная крошка осталась здесь одна, пока её мамочка самостоятельно решает свои проблемы? - Вирна хитро прищурилась, решив сыграть на необъяснимой привязанности тифлинга к её дочери, которую заметил бы даже слепой. Беспокойство Ардора о здоровье и благополучии Рэм не вызывало сомнений у её матери, хотя и казалось необъяснимо странным, а порой даже противоестественным. -Девчонка будет тише воды, это я беру на себя. Мы отправляемся домой вместе, только на этих условиях ты получишь от меня порт-ключ, - безапелляционно заявила эльфийка, решительно сжав губы и выжидающе глядя в прищуренные глаза калимшита. Ей самой не слишком улыбалась мысль отправляться в раскаленный шовинистский Калимпорт, о нравах которого она была наслышана. Но она прекрасно понимала, что ей никогда не разделаться со своими преследователями в одиночку, как и Ардору - со своими. - А насчет моих “сестричек” можешь не беспокоиться. Дроу не полезут из всех щелей, стоит нам только оказаться на Абейр-Ториле, - отмахнулась эльфийка, дивясь разгулу воображения Ардора. - Из Подземья не так много действующих выходов на Поверхность, многие из них давно завалены сердобольными людьми и эльфами. Или ты уже напряг булки, ожидая, что следом за нами будет маршировать целая армия темных эльфов, не замеченная никем? Ой, брось! - рассмеялась Вирна, дополнительно подчеркивая всю абсурдность такого предположения.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 23, 00:25:48

Не удалось и здесь выкрутиться. Дроу была до кончиков волос из той породы, которую на мякине не проведешь. Она сладко “кушала” всю ту чушь, что тифлинг ей плел, а затем внезапно выплевывала всё в лицо хитрому собеседнику. Венец эволюции цинизма и лихоимства во плоти. Качество, присущее больше конторским низушкам, чем ассасину илитирри. Хотя, Ардор не мог в полной мере назвать ту женщину, которая находится перед ним - профессиональной убийцей. Просто потому, что лишь единожды видел её некоторые кульбиты и то, в результате которых, та получила ранение. Небезупречная работа. Ну да, он был не понаслышке в курсе того, что женщины-дроу опасны. Что даже будучи в деликатном положении, способны огрызаться и отбиваться от незваных гостей всем, что попадется под руку. Но этого было совершенно недостаточно (на взгляд тифлинга), чтобы дать оценку мастерству. Однако, увиденного было вполне довольно для того, чтобы принять решение о дальнейшем сотрудничестве. То есть о составе оперативной группы, если быть точнее. Ардор понимал, что боевые столкновения на улицах городов Фаэруна будут не такими “ласковыми”, как случай в зачарованном лесу минувшей ночью. Если женщина позволила ранить себя таким примитивным противникам, то каков будет результат, если она столкнутся с натренированными, вооруженными и отлично организованными наёмниками на Ториле. Ещё страшнее представлялась картина, при встрече с культистами Жара Флегета или воинами и магичками-фанатичками дроу. Тифлинга тронули сомнения, что Вирна с дочерью вообще доживут до “прекрасного момента воссоединения с родным народом”. Ну, без его незаменимой помощи, разумеется. Только и тут мужчина не был уверен, что поспеет везде и всюду. Его рогатая горячая задница рискует просто разорваться на куски и истлеть от натуги за всю команду. По правде, это безобразие из циничной социопатки-феминистки с садистскими наклонностями, неуравновешенного вороватого шовиниста с отсутствием манер и крикливого младенца - нельзя назвать командой! Можно окрестить подобное, например, посмешищем.
Ардор так негодовал и махал своими “граблями”, что пропустил жест возмущения от бледноволосой. Эта королевна, возведя взгляд к потолку, похоже, пропустила половину аргументов мимо своих длинных ушей. И к счастью, что тифлинг не акцентировал на этом внимание, иначе бы точно съездил разок-другой в симпатичное “табло”. Может и зря, что он упустил из поля зрения такой фортель - быть может отрезвляющая оплеуха возвратила бы размечтавшуюся изгнанницу из мира грёз в реальность. А её личико, на себе продегустировало бы одну миллионную долю того, что предстояло пережить на негостеприимной родине. Потому как, женщины очень часто сами напрашивались..
Если же абстрагироваться от всех противоречивых моментов и со всеми условиями молча согласиться, то … всё равно нет. Тифлинг не представлял себя, проводящим каждый вечер за ниткой с иголкой, пришивая очередную оторванную часть у себя или у дроу. Ладно нынешний случай - лишь пара глубоких царапин, которые окончательно заживут через пару недель. Шрам извести и того можно какой-нибудь целебной мазью. А то, как покромсать могут на землях Торила, не вылечишь мазями и примочками. Нитей и игл не хватит. Проще просто пойти и тупо прыгнуть в яму с плотоядными жужелицами.
Женщина, похоже, не понимала этого или нарочно не рассматривала худший вариант развития событий - та самая легкомысленность, присущая особям с преобладанием эстрогена в крови. Гнут свою линию, как малые капризные дети лишь потому, что возник сиюминутный бзик и всё тут. Ещё и по этой причине, Ардор никогда не имел в компаньонах женщин. Баба в деле - это если не катастрофа, то точно взрывчатка замедленного действия (которая в один момент обязательно рванёт).

Дроу не унималась, даже после веской аргументации. Наоборот, пустила в ход запрещенные приемы: свои анатомические отличия, вызывавшие определенные инстинкты у всех половозрелых гетеросексуальных мужчин. Это было так же благородно и честно, как играть в покер с подслеповатым заикающимся дедом с прогрессирующей болезнью Паркинсона. Свои высокосортные прелести, Вирна использовала без зазрения совести, вероятно, полагая, что под их воздействием на слабости мужчины, информация в его голове лучше уложится. И дредастая жертва беспрекословно согласится на всё. Хрен там!
Тифлинг замер, когда по обе стороны от него, вдруг возникли две гладкие стройные ножки. Ардор осмотрел сперва одну, затем вторую: тёмная кожа была блестящей и не имела ни единого волоска. Похоже, что у всех чистокровных дроу, на теле отсутствуют даже волосяные фоликулы (исключая волосистую часть головы, брови и ресницы). Рогатый и правда был очень удивлен, когда впервые увидел мужчин-дроу, у которых прекрасно росли волосы на голове, но усов и бород не было в помине. У всех у них, щеки были гладкие, как у барышень. На взгляд тифлинга, это было не круто.
А вот на женщине, факт отсутствия нательных волос, мужчина отметил забавным. За счет того, что дамам из Подземья не было надобности избавляться от ненужной растительности, их кожа практически не грубела, оставаясь долгие десятилетия особенной на ощупь. Ардор даже поддался искушению и прикоснулся ладонями к передней области голеней изгнанницы. Ощущения были чрезвычайно приятными, отличными от тех, которые он пережил ночью. Тогда просто не представилась возможность распознать все акценты дровячих прелестей, основной инстинкт ослепил и притупил все остальные чувства. Рогатый плохо разбирался в тканях, но из всех знакомых ему материй, он смог выбрать в качестве ассоциации - атлас и лепестки каких-то цветов… (в цветах, тифлинг понимал ещё хуже). Поразмыслив ещё, мужчина пришел к выводу, что и ткань и растения не идут в сравнение. Лишь холодное пламя можно привести в достойную аналогию к коже темной эльфийки. Так, тифлинг и наглаживал голени дроу, пока та не начала наседать своими контраргументами. Когда Вирна выхватила одну дредину из всей копны и будто бы невзначай коснулась рукой щеки рогатого, Ардор “протрезвел”. Он тряхнул головой, стараясь отмахнуться от мыслей, природа которых была ему не совсем ясна и которые его весьма смущали. Ведь он не был ни поэтом, ни художником, а слово романтика вызывала непонимание и рвотный позыв. И вообще, подобные эмоции у него вызывали лишь изысканные алкогольные напитки, исключительные драгоценности и оружие. Более, никто не достоин восхищения и переживаний. Ибо вздор!

Две огромные сиськи, возникшие перед носом, окончательно вышибли из рогатой головы остатки романтизма. Надо признать, попадать в плен животному инстинкту, который мог в следующий же миг затмить разум, Ардор не торопился. Чуть-чуть приглушив ушедшей ночью сексуальный голод, мужчина пока что мог сопротивляться и какое-то время сохранять самообладание перед женскими чарами. Хотя делать это было очень непросто.
-Конечно же не брошу, как ты могла обо мне подумать подобным образом? - тифлинг в долгу не остался, вовремя включив “театральную жилу” в разгар диалога. Атмосфера которого, напоминала скорее, фехтование аргументами или игру на нервах друг у друга. - Ты совсем держишь меня за безмозглого повесу и дешевого пьянчугу, который оказавшись в родных пенатах, бросится предаваться глупостям и смывать “клеймо позора” общения с жрицей Ллос, с помощью пряной настойки и слюны шлюхи на члене? Так меня ещё никто не оскорблял! - уголки губ скорбно и обиженно поползли вниз, к подбородку. Даже взгляд будто потух, отразив досаду и безысходность. Тифлинг на самом деле расстроился, но скорее от того, что его фокус не удался. Аргументы и увещевания не действовали, а женщина попросту разгадала его коварный и подлый замысел. Требовалось подобрать что-то поубедительнее или просто расслабиться и отдаться на волю собственной нелинейности.
-Слушай, ну я что по-твоему, похож на ходячую библиотеку? Конечно я многого не знаю! Кстати, о библиотеках… я могу пройтись по книгохранилищам Фаэруна и порыться в толмудах, - Ардор скрестил руки на груди, как бы всем видом показывая, что и без дальнейшей информационной поддержки вполне справится. Мимика его наполнилась скептицизма. Улыбка на красной роже была до омерзения наглая, словно этот тип только что сорвал банк на конкурсе шустрых и находчивых. Тем не менее, переключаться с беседы на развлечение себя любимого, рогатый не спешил, решив дослушать, чего ещё интересного выдаст женщина. А изрекла она массу анекдотичных доводов. Рогатый вошел во вкус своего образа и выглядел уже так, будто это с ним торгуются и упрашивают его одобрения. Впрочем, ему такой расклад и был нужен. Вся хитрость “торговли” состояла в том, чтобы, путем различных ухищрений, вывернуть выгоду в свою сторону.
-Пха! Это дерьмо выглядит смехотворно, косматая. Каким образом ты собралась охранять мой сон, если предположить несбыточную версию о том, что ты отправишься со мной? Пронзительными криками и раскоряченной позой? Боюсь, что мой недосып и твоя разъезженность выйдут за рамки возможного и мы просто не дойдем до основного плана действий.. Нет, а что ты думала? Я нормальный мужик - мне это необходимо точно так же, как пожрать или посетить сортир.
Речь Ардора приобрела настолько непринужденный оттенок, будто он реально знал, что и каким образом будет развиваться. Хотя, отчего вдруг “будто” - тифлинг был почти уверен, что будь изгнанница рядом с ним, всё было бы так, как ему угодно. Очень уж он не привык подстраиваться под кого-то.
Слова о богине Ллос, заставили рогатого заерзать на месте. Он знать не знал, как она выглядит на самом деле - не доводилось лицезреть её воочию. Но ему почему-то казалось, что у нее несколько обличий и все они в основном устрашающие. Ибо страх - главный двигатель механизмов системы в обществе дроу. В большинстве из всего общества.
-Однажды, я уже спускался в “чужой” дом, чтобы осквернить и обобрать его. И получил по заслугам,- с этими словами, Ардор опустил взгляд себе на грудь, осмотрел живот, руки. Кожа, покрытая ожоговыми шрамами, могла намекнуть, какой силы должно было быть то пламя, в котором так обгорел полудьвол. Рубцы будто бы даже начали противно зудеть, ярче напоминая о пережитом поражении в Подземье. - Хм.. может быть в этот раз я поумнел и захотел изменить мнение о себе? Я явлюсь в чужой дом не для того, чтобы его опустошить, наоборот.. Может мы с этой вашей Ллос найдем общие интересы. Может я вообще предложу выйти за меня. Скажу, мол: “а давай, сделай что-нибудь сумасшедшее в своей бесконечной жизни. Такое, чтобы вот вообще никто не ожидал. Повеселимся!”. Если она не лопнет со смеху, то впадет в ступор, я думаю. Зато передохнут все остальные. Оригинально, м? - сложно было понять, шутит ли рогатый или на полном серьезе несет пургу. В одном тут было неопровержимая правда - едва ли кто-то до него допускал столь бредовую мысль, как посвататься за Ллос, да ещё так просто, откровенно, без лишней воды и церемоний. Единственным минусом была неприязнь к членистоногим..
-Только давай без сцен и истерик. Ты, конечно, хороша. Но она ж - богиня! Не переживай, покувыркавшись со мной, она позабудет о тебе и вообще обо всех ренегатах.
Калимшит зазнался настолько, что для полноты картины не хватало только короны или хотя бы титула и медали за заслуги эротического фронта. Упоминание малышки в контексте всех доводов женщины, даже не успели унять спесь рогатого. Ардор вдруг заржал (ну просто юмористический марафон, а не день). На сей раз, рогатый просто соотнес убеждения илитиири, которые больше походили на оправдания. Основа комичности состояла в том, что мамаша Рэм была ещё сама малограмотна по части ухода и взаимодействия с ребенком. Едва ли Вирна смогла бы самостоятельно, методично и спокойно сменить девочке пеленки. Или быстро искупать дочку в “полевых” условиях, не утопив её. Ардор помнил, как в самые первые дни и недели, сам испытывал во всем этом большие трудности. Со временем, выполняя изо дня в день одну и ту же работу, он, что называется, набил руку и стал делать всё быстро, ловко и спокойно. А ребенка воспринимать, как хрупкую драгоценную вазу, которую коли взял в руки - береги. Уж профессиональный вор имел навыки “общения” с антиквариатом и хрупкими ценными предметами. В его нынешней работе, как ни парадоксально, навык пригодился.
А что могла предложить эльфийка? Безусловно, будучи зрячей и наблюдательной, она могла видеть что и как делается по части ухода за ребенком. Вопрос оставался лишь в том, интересовал ли её процесс ? В этом были большие сомнения. Вирна могла попросту не воспринимать и не запоминать, тот или иной алгоритм, сочтя возню с крошкой недостойным занятием для себя. Поэтому, Ардор от всей души захлёбывался слюной и ржал до слёз, искренне охреневая со смелых заявлений деловой шантажистки.
-Беру на себя… Ой, не начинай. Ты что, рот ей зашьешь? Я тебя огорчу, она и другими отверстиями неплохо шумит. Нитей не хватит! - успев договорить, тифлинг вновь взорвался хохотом, утирая слёзы обеими руками поочередно. - Ты наверняка не в курсе, но я раскрою секрет: твоя дочь растет такой же своенравной и нахальной, как и её мать. Ей нет и года, но она научилась огрызаться и плеваться едой, если ей что-то не по нраву. Я даже хотел бы посмотреть, как вы будете находить общий язык.

Насчет последних легкомысленных заявлений и условия получения порт-ключа, Тифлинг многозначительно молчал некоторое время, обдумывая. Не то, чтобы он не знал, что ответить. Не сказать, чтобы он был застигнут врасплох или растерян. Ардор ожидал подобного кульбита от дроу. Как же без этого? Однако, смех из его уст прекратился.
-Что ж, ты настолько легкомысленна, что готова всем подписать смертный приговор. Ну допустим… допустим мы возвращаемся вместе. Я не был бы так уверен, что дроу не полезут… женщина, у тебя здесь просто плавятся мозги! Там - тот самый развеселый мир, где на поверхности так же горячо, как и под землей. И время от времени эти два мира (как бы это помягче сказать) встречаются. Никто не дает гарантий того, что очередная встреча не выпадет на момент нашего прибытия.
Ардор продолжил корчить из себя “атамана”, вновь скрестив руки на своей волосатой груди. И с умным, деловитым видом взирать на обнаженную шантажистку.
-Прежде, чем ты достанешь мне порт-ключ, расскажи, каков ТВОЙ план? - не ответив однозначно на заявление дроу об условиях передачи портального ключа, господин-его-величество-генерал, как бы оказал честь женщине, позволяя высказаться, относительно своих взглядов на развитие сценария в родных пенатах. Ардор таил надежду, что у нахальной королевы-торгашки, есть на уме грандиозный и гениальный план. Её опрометчивость должна же хоть чем-нибудь обосновываться.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 150
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 23, 00:29:50

Вирне на мгновение показалось, что несносный тифлинг заглотил наживку вместе с крючком, когда его мягкие горячие ладони нежно коснулись её кожи. Идеально гладкие ножки эльфийки были словно созданы для того, чтобы их ласкали и гладили мужские руки, даже искушенному калимшиту было сложно устоять перед таким соблазном. Дроу сощурилась от удовольствия, наблюдая, как скользят по её эбеновой коже грубые, но вместе с тем удивительно нежные в своих касаниях ладони тифлинга. Даже бурлящее в ней раздражение было на время забыто, успокоенное этим нечеловеческим теплом, исходящим от шероховатых рук огненного мага. Вирне захотелось, чтобы мужские ладони скользнули выше, опалив своим жаром внутреннюю поверхность её бедер. Предательские мурашки неподдельного удовольствия выступили на поверхности эбеновой кожи, лишив ту её безукоризненной гладкости. Но обманчивая покорность перед женскими прелестями оказалась всего лишь иллюзией, и на смену краткой передышке вновь пришло привычное раздражение, стоило тифлингу раскрыть свой рот. Сперва подыграв эльфийке, поддержав её маленький театральный этюд, Ардор вмиг размазал все её аргументы, словно отерев о траву подошву измаранного дерьмом башмака. Вирна была готова поспорить, что будь перед рогатым шовинистом точно такой же любитель позвенеть яйцами, события разворачивались бы совсем по иному сценарию. В реальности же наличие двух развитых молочных желез и отсутствие члена автоматически делало Вирну в глазах Ардора беспомощным и недоразвитым существом, приносящим многодумному мужскому племени одни проблемы. И какими бы весомыми не были аргументы женщины, все они априори долетали до ушей тифлинга, трансформируясь на пути в бессвязный детский лепет. Проведенная вместе ночь лишь усугубила ситуацию, раздув мужское самомнение до размеров, выходящих за пределы хижины. Казалось, будто весь мир в представлении Ардора крутиться вокруг его члена, и теперь в эту хреноверть затянуло и бывшую жрицу.

При своем внешнем спокойствии Вирна закипала изнутри так, словно в любую минуту из всех её биологических отверстий повалит пар, рискуя утопить в себе всю хижину вместе с прилегающим к ней лесом. Ухватив Ардора за бурые рога, эльфийка любезно подставила свое колено под его краснокожую физиономию, услышав характерный хруст размозженного носового хряща. Направив в широкую грудь Ардора прицельный пинок, эльфийка, рыча от злости, повалила его на лопатки, напрыгнув сверху и принявшись в исступлении мутузить подмятое под себя тело, пока горячая кровь дьявольского отродья не забрызгала собой все стены и пол лесной хижины. Как жаль, что все это происходило лишь в воображении темной эльфийки, выслушивающей слова тифлинга с загадочной улыбкой на лице. Вирна никогда не скучала по своей преданной родине, но в этот момент она бы с удовольствием перенесла общение с Ардором глубоко под Фаэрун, где любую мужскую особь можно было приструнить парой ударов змееголового хлыста. Поверхность же, даровавшая этим неотесанным дикарям безграничные права и возможности, диктовала ей иные правила поведения, заставляя считаться с мнением этих хамов и наглецов. Вирна с удовольствием подумала о том, во что бы превратилось запредельное самомнение Ардора, поживи он пару лет в рабстве у какой-нибудь чернокожей матроны. Впрочем, за свой развязный язык он бы не протянул и пары дней, бесславно отдав свой последний вздох ритуальному атаму. Даже с тёмным колдуном было договориться куда проще, чем с этим калимшанским пройдохой. Вирна уже подумывала махнуть рукой на все это предприятие, потеряв ценного союзника, но сохранив здоровье нервной системы. И все же она была вынуждена признать, что её шансы на удачной исход без помощи рогатого хама резко снижались, достигая уровня ядра земли.

Дроу сразу раскусила тактику тифлинга, желающего заставить эльфийку валяться в его волосатых ногах, всеми правдами и неправдами умоляя о помощи непобедимого гения тактической мысли. Но в этом деле, в отличие от секса, Вирна не могла позволить Ардору подмять её под себя.

-Кое-что общее у вас уже есть. Очаровательное чувство юмора, - буркнула тёмная эльфийка в ответ на шутливый бред калимшита, грозящегося посвататься к Ллос.

Напустив на себя серьезный вид и задумчиво сморщив лоб, словно переваривая все сказанное Ардором, эльфийка безмолвно поднялась с кровати. В голове все еще шумел морской прибой, а на виски продолжали давить невидимые тиски, пусть и заметно ослабившие свою хватку. По крайней мере, Вирна больше не ощущала себя единственным пассажиром утлого суденышка, которым играют штормовые волны, перебрасывая его с гребня на гребень. Накрыв ладонью чувствительные к свету глаза, эльфийка ощупью пробралась к единственному окну, плотно сдвинув непроницаемые для солнца занавески. Комната вновь погрузилась в приятный полумрак, избавившись от начавших завоевывать хижину солнечных лучей. Откинув тяжелую крышку обитого железом сундука, эльфийка выудила из его недр кусок темной материи. Оказавшись на плечах Вирны, материя приняла форму длинной глухой мантии с глубокими разрезами, достигающими середины бедер. Женщина сомневалась, что сокрытая нагота добавит ей шансов быть воспринятой Ардором всерьез, да и озноб перестал бить её тело. Просто женские прелести были недостаточно хорошим оружием в сложившихся обстоятельствах. А всякое оружие нужно держать в ножнах, пока оно не понадобится вновь. Вновь обратившись к содержимому своей сумки, эльфийка нащупала в глубине пузатую флягу, чтобы затем вновь вернуться к тифлингу. Опустившись на край кровати, эльфийка закинула ногу на ногу, обнажив в прорези мантии словно выточенное из обсидиана бедро. Одним движением пальцев избавившись от пробки, дроу опрокинула флягу, сделав несколько солидных глотков. Это должно было успокоить мнительного тифлинга, способного заподозрить эльфийку в желании отравить или опоить его приворотным зельем. Отерев губы, влажные от терпкого напитка, Вирна протянула флягу калимшиту, словно желая разбавить грибным вином напряженность атмосферы.

-Я спаслась из разрушенного магами Чед-Насада, превращенного в руины магическими бомбами. Я выжила во время молчания Ллос и в войне с этими магами. Несмотря на погоню, я выбралась из Дикого Подземья невредимой. Прежде чем оказаться здесь, я, ненавидимая и гонимая каждой собакой, выживала на Поверхности. Не нужно рассказывать мне о её опасностях. Я выживаю с самого рождения и до сих пор жива, и ты все еще считаешь, что мне стоит бояться каких-то мелких культистов мертвого дьявола? - без лишней скромности выдала Вирна, смотря куда-то через плечо тифлинга. Она была из той породы людей (или вернее эльфов), которым проще врать в глаза, а, говоря правду, отводить взгляд в сторону. Вспоминать собственное прошлое было также неприятно, как ворошить чужое грязное белье. Эльфийка не рассчитывала доказать закоснелому шовинисту свою полезность, казалось, это было невыполнимой миссией, но и скромничать не собиралась. За её спиной было восемь десятков лет, полных опасностей и риска для жизни в обстоятельствах, куда менее благоприятных, чем малолетний ребенок. За те годы, что Вирна просиживала штаны за укрепленными стенами замка, она заметно расслабилась, но зато сильно поднаторела в более тонких искусствах. Полученная рана, так любезно заштопанная Ардором, - всего лишь урок, полученный за излишнюю самоуверенность. Даже сейчас её тело в несколько раз превосходило своей ловкостью и реакцией представителей других рас, населяющих Поверхность, и оно вспомнит всё, стоит лишь дать ему хорошую встряску. То, что было добыто несколькими десятилетиями упорных тренировок и боевого опыта, невозможно растерять за несколько лет.

-Ллос - не из тех богинь, которые просто отпускают своих служителей в вольное плаванье. Особенно тех из них, которые имеют наглость посмеяться над ней. Я не собираюсь спускаться в Подземье, чтобы перерезать глотку каждому дроу в Мензоберранзане, - усмехнулась Вирна, представив горы темнокожих трупов у своих ног. -Я прошу лишь сопроводить меня туда, где из меня смогут вытащить крючки, сидящие во мне с рождения. Ты проводишь меня к клерикам Тёмной Девы, Эйлистри, ненавидящей Ллос и помогающей всем дроу, презревшими Паучью Королеву. К слову, её жрицы носят настолько мало одежды, насколько это возможно, - понизив голос до заговорщического шепота, добавила эльфийка, намекая, что Ардору не придется скучать. -Но ритуал избавления - не самая приятная штука для бывших жриц Ллос. Я могу не пережить его, - сказала Вирна, словно ей грозила перспектива не расстаться с жизнью, навечно застряв в стене Неверующих, а отправиться доживать свой век на райские острова. -И я хотела бы, чтобы ты позаботился о Рэм, когда… если меня не станет, - поправилась эльфийка, посчитав, что первоначальный вариант фразы прозвучал бы слишком пессимистично. Вирна не могла предугадать, как отреагирует на её просьбу взбалмошный калимшит, но, как ни парадоксально, для её дочери его согласие могло стать самым успешным исходом. -Ты же должен признать, что в одиночку у тебя еще меньше шансов одолеть Жар Флегета, чем со мной и моим “прицепом”. Если бы тебе было под силу дать им отпор, стал бы ты прыгать по мирам от нескольких агентов? - усмехнулась эльфийка, поменяв скрещенные ноги местами. Ей казалась смешной одна мысль о том, что тифлинг, загнанный в угол парой культистов, в одиночку разворошит их гнездо. - В твоем сне я видела одну странность. Ты сам вонзил атам в свою грудь, словно был под гипнозом. Я предполагаю, Жар Флегета может влиять на твое сознание через твою кровную связь с их господином. За тобой точно понадобится присмотр, - скрестив руки на груди, эльфийка вновь выжидающе воззрилась на тифлинга, надеясь, что здравый смысл все же возьмет верх над его эго. -Я не знаю, что происходит в академии, но что-то явное подозрительное. Она пустеет, словно всех студентов и преподавателей одного за одним косит чума. Вопросы остаются без ответа, но дело явно пахнет жареным. Здесь мне уже точно больше нечего ловить. И либо я отправляюсь на Фаэрун с тобой, либо без тебя. Тут уж ты сам решай, - подытожила эльфийка, создав для Ардора иллюзию выбора.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 23, 00:35:12

Действительно, будь в хижине перед рогатым не гладкокожая обладательница двух спелых дынь и сочной пещеры, а точно такой же брутальный мужик - всё сложилось бы иначе. Разговор был бы живым, насыщенным и, самое главное, полным аргументов. В мужских компаниях - либо открытая неприязнь, и в этом случае не складывается ровным счетом ничего, либо согласие, взаимоуважением и равномерное распределение обязанностей. При таком раскладе, план разрабатывается четко, детально и быстро. А дело спорится без сучка и задоринки. И не к чему прибегать к переливанию из пустого в порожнее, доказывая свое превосходство, если в команде все равны хотя бы по половому признаку. Бывают, конечно, прецеденты и в однородных компаниях, но несколько на иной почве.
Огромный минус для тифлинга был в чисто мужской команде - отсутствие всего того, что приключилось за недавнее минувшее время между ним и дроу. Однако, почему сразу “минус”? Отсутствие отвлекающих от основного дела факторов, имеет больше положительный оттенок. Ничего не должно мешать думать и действовать в намеченном направлении. И только появление женщины может внести разлад почти в любую свору.
А Ардору в данный момент навязывали в компаньоны сразу двух баб, одна из которых - слишком хитра и коварна, а вторая - только и делает, что орёт. Тифлинг был как никогда близок к тому, чтобы послать чокнутую дроу куда подальше с её шантажом и остаться в Мире Дракона до конца своих дней. Учитывая довольно мягкие, даже “ясельные” условия этого закрытого мира, можно было не переживать о своей шкуре и дожить до глубокой старости, отрастив пузо, четыре подбородка и бороду до колен. Однако, такое времяпрепровождение было неестественным для тифлинга, привыкшего к повышенному уровню адреналина в крови. Невозможно представить, что могло бы заставить его променять путешествия и опасные приключения на тихое, безмятежное увядание в одиночестве. Возможно...лишь очень сильный удар по голове, обеспечивший калимшиту глубокую инвалидность и заставил бы. Однако, действительно мужчина испытывал соблазн разделиться с взбалмошной изгнанницей и разгребать свое дерьмо собственными руками, без ненужных “хвостов”. Он вполне был склонен к подобному развороту, и усугублялась эта тенденция совсем не отсутствием взаимопонимания или различием в менталитете между ним и эльфийкой. Виной всему было крайне неуютное Ардору чувство привязанности как к своенравной изгнаннице, так и к её сопливому потомству. Было в грудастой отщепенке Подземья всё то, что импонировало рогатому авантюристу. Почти всё, потому как натура закоренелого шовиниста всё же не могла принять некоторые гинекократические замашки илитиири. Тифлинг не понимал, как оно так получилось, но ему весьма тяготила подобного рода эмоция. Свобода, как физическая, так и духовная - была для калимшита главной ценностью, с которой он не желал расставаться.
Что чувствует дроу относительно всего, калимшит знать не знал. Не смотря на горячо проведенную ночь и редкие случаи взаимовыручки, тифлинг не торопился списывать эти случаи на проявление ответной симпатии. Прекрасно понимая, как относятся представители всех (в том числе и смешанных) рас к таким отродьям, как он, мужчина списал всё на праздный интерес и извращенный вид похоти бывшей жрицы. Одним словом, он осознавал, что в глазах большинства выглядит уродом. Да и задумчивый взгляд, вкупе с недоброй усмешкой на темнокожем лице наводили на мысли, что женщина всё чаще мечтает Ардора прибить. Вот эту догадку рогатый охотнее всего принимал за правду.

Гений стратегической мысли весь напрягся от предвкушения услышать головокружительный рассказ о планах дальнейших действий. Однако, вместо того, чтобы приступить к повествованию, эльфийка решила зашторить окно и одеться. Тифлинг, продолжая сидеть на полу со скрещенными на груди руками продолжал молча наблюдать за действиями собеседницы. Как обнаружилось далее, женщина решила ещё и выпить. Что намекало на долгий, стоящий рассказ. Ардор принял флягу из рук Вирны почти без колебаний. Не то, чтобы он не любил выпить. Просто в контексте их вновь натянутых отношений, волей-неволей ожидаешь какого-то очередного подвоха. Мужчина сделал пару больших глотков, мигом ощутив, как жаром обожгло его и без того горячую глотку. Пойло было действительно крепкое и терпкое, даже для вечноразгоряченного огненного мага. Возможно, как раз такая микстура и была необходима мутной голове тифлинга, медленного отходившего от последствий вещего кошмарного сна. Вкус его не впечатлил, однако на это ему было ровным счетом плевать - лишь бы побыстрее отпустило разум и бренное щербатое тело.
Если честно, начало повествования калимшита разочаровало. Нет, он не забил на разговор, не ушел за порог, чтобы заняться делами насущными. Мужчина продолжал сидеть и слушать, но уже с менее заинтересованным выражением на лице. Он даже не перебил дроу, лишь покачивая головой в такт её интонации.
-Ты крута, как яйца глубинного рофа, понятно, - подытожил Ардор, честно дослушав до того момента, когда женщина прервет часть своего рассказа. Уверенность в том, что стоит распрощаться с причудами женщины, точно так же привыкшей расхваливать саму себя, ещё крепче укоренилась в его голове. - Не боятся только мертвецы и тупицы… - подняв глаза на задумавшуюся дроу, Ардор презентовал ей её же фразу. Может выражение и могло показаться издевкой, но никакого подобного оттенка на самом деле не несло. Калимшит лишь напомнил женщине не врать самой себе и определиться к какой категории она себя относит. - Я не говорю, что НАДО прям бояться. Но опасаться стоит. Даже мелких культистов. Когда забудешь об этом в следующий раз, просто посмотри на свое плечо. Тифлинг, не далее чем некоторое время назад выпустивший пар и насмеявшись от души, вдруг посерьезнел. Причиной тому была как раз уже почти полная уверенность в том, что он сваливает в родные пенаты. Один.
Его мастерство уже тоже претерпело деградацию за всё то время, пока рогатый тусовался в мире Земли, а в мире Серебрянного Дракона уж и подавно сошло на ноль. Таланты не пропьешь, говорят. Однако, бездействие загоняет все навыки и потенциал в глубокий сон. И чем дольше длится “спячка”, тем сложнее потом вспомнить всё, чем так искусно когда-то владел. Порой, приходится вспоминать едва ли не с азов..

Но продолжение повествования заставило тифлинга сбавить обороты и продолжить слушать. Похоже, изгнанница всё-таки могла связать у себя в уме крепкие причинно-следственные связи, если её сильно заставить это сделать. Идея с избавлением от “липкой паутины” Ллос, прибегнув к помощи другой богини, мировоззрение которой было кардинально противоположным не показалась калимшиту бредовой. С его точки зрения, это выглядело неожиданно мудрым решением. Ардор даже приподнял бровь от удивления, показывая своим видом, что замысел его заинтересовал. А уж, когда прозвучало важное примечание о том, что жрицы этой Эйлистри не обременяют себя тряпками, тифлинг вовсе растянул лыбу шире варежки. Похотливая натура просто не могла не отреагировать на столь интересное замечание. Перед глазами невольно пронеслась картина, как дюжина голых глянцевокожих стройных девиц с волосами цвета серебра, танцуют на лесной поляне в ночи и при полной луне. Как Ардор, точно так же, обнажившись донага, входит в круг и кружится с каждой из них по очереди, нагло трогая их тела, целует их груди и животы … а затем… с каждой из всех присутствующих, без исключения. От таких остросюжетных мыслей, “центр тяжести” тифлинга, решил вновь покинуть свой кожаный чехол. И хорошо, что Ардор в тот момент сидел (в таком положении, состояние его орудия не очень заметно). Или заметно. Впрочем, поздно переживать по столь пустяковому поводу. У него подобная интимная особенность и так может происходить по пятьдесят раз в сутки. Комичность ситуации могла быть лишь в том, что произошел подобный прецедент даже в момент крайне серьезной части разговора (пессимистичной, можно сказать). Вот после таких неловких ситуаций, женщины обзывают мужчин похотливыми отродьями. Хотя, это всего лишь физиологическая реакция на сильную взволнованность. Вроде мурашек..

-Воу-воу, подожди, - тифлинг решил, наконец, включиться в диалог, чтобы и себя отвлечь от голых женских тел и изгнанницу не напрягать своим взъерошенным, в некоторых местах, виде. - То есть, ты, не желая подыхать от возмездия Ллос, решила избавиться от её “удавки”, померев в процессе ритуала культа Эйлистри ? - Ардор, честно признать, немного запутался и сконфуженно оттянул уголок рта к низу, показывая своим придурковатым видом степень замешательства. - Я тебе честно скажу, что начало идеи мне понравилось и, может, даже нравилось бы дальше, если убрать из него вариант с твоей панихидой. Иначе, я просто не вижу смысла… Я могу убить тебя прямо здесь и сейчас. Я очень давно этого хочу, - пробубнил мужчина последнюю фразу себе под нос. - Зачем же для этого куда-то ехать или идти, тем более тащить с собой ребенка? - его вдруг распростертые объятия будто ждали если не объятий или плевка со стороны илитиири, то хоть какого-то согласия. Разумеется, это была очередная шутка, но на сей раз беззлобная.
-Я, кажется понял твой намек, женщина, - вдруг плавно сменив тон на более мягкий и дружелюбный, Ардор, будто разгадал посыл изгнанницы. - Ну кто, как не я, сможет вытянуть тебя с того света? Ты меня уже так по этой части натренировала, что уже можно заняться частной практикой, - калимшит скорее иронизировал, чем хвастался. Однако, не без самолюбования. - Если я пойду с тобой, то тебе придется мучаться в этом грешном мире, лицезрея наши с Рэм физиономии. Если ты просто решила помереть, то я тебя сам замочу - только попроси, - на этом слове, Ардор махнул рукой, словно это для него пустяк. - А если эти жрицы Эйлистри меня не захотят посадить на кол, завидев мою рогатую задницу, то и на этом спасибо. Редко где встретишь адекватный прием.
Над следующими аргументами илитриири калимшит серьезно задумался. Он не отрицал, что нуждается в поддержке, но сомневался, что её может оказать “дроу с прицепом”. Ардор слушал молча и колебался, взвешивая все “за” и “против”, которых всё ещё было больше. Мужчина, с высоты своего самомнения, просто не мог себе позволить, отпустить эту дурынду одну с младенцем в путешествие на тот свет. Новорожденная, но чрезвычайно сильная Тьма Рэм, слишком сильно влияла на Ардора. Тот сам не подозревал, во что ввязался, приняв однажды роды у Вирны. Тьма крошки, едва покинув чрево беспомощной матери, нашла защитника и покровителя в лице тёмного калимшита. Связь сия настолько крепка, насколько хватит жизни рогатого воспитателя.
-Ищи подходящий порт-ключ, женщина. Но не торопись собирать свои вещи сию минуту. Когда ночь опустится на эту землю, перевяжи получше свой свежий шрам, одевайся и приходи в лес. Мы будем охотиться. Голыми руками. Мы должны вспомнить, как это делается, полагаясь только на собственные чувства.

В точности в том миг, Рэм начала вновь верещать. Видимо, заслышав своё имя, произнесенное матерью, девочка решила отреагировать. Помимо всего прочего, малышка была уже весьма голодна и, скорее всего, таким образом обращала на себя внимание взрослых, столь занятых своими серьезными проблемами и перебранками. Ардор, сидящий спиной к детской кроватке, не мог видеть, как маленькая кринити, кряхтя, восклицая и изо всех своих сил цепляясь за бортик кроватки, приняла вертикальное положение на своих непослушных подкашивающихся ножках. На взрослых, из-за бортика кровати, взирала пара выпученных фиолетовых глаз.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 150
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 23, 00:37:35

Алкоголь для Вирны, как и хороший секс, всегда был прекрасным помощником в поиске общего языка и снятии взаимного напряжения. По этой причине трезвенники и праведники, к которым, по счастливому стечению обстоятельств, рогатый калимшит не относился никаким боком, были для эльфийки существами маргинальными и ни на что не годными. Вернув себе ополовиненную флягу, Вирна вновь пригубила специфический напиток, вкус которого хранил в себе ароматы потерянной для нее родины. Не то, чтобы бывшая жрица скучала по мрачному колориту подземного мира… Просто ей, чуждой небу и солнцу, было приятно окружать себя знакомыми и понятными предметами, имеющими свойство слегка притуплять чувство одиночества. Люто возненавидевшая своих раболепных собратьев, танцующих на задних лапках перед равнодушной и жестокой богиней, эльфийка не допускала даже мысли о том, что когда-нибудь ощутит внутреннюю пустоту, рожденную ностальгией по дому. Порой она напоминала себе древнюю рыбу, выброшенную на берег засухой и пинком эволюции. Сменив плавники на ласты и приспособившись к атмосферному дыханию, она неловко ползла по суше, не теряя надежды однажды вновь отыскать подходящий водоем. Вирна часто задумывалась о том, какой бы была её жизнь, не уничтожь война с магами её родной “водоем” - Город Мерцающих Сетей. Величие Дома Господства и собственные таланты могли однажды забросить её на самую верхушку иерархии Чед-Насада, в полной мере напитав её ненасытное тщеславие. Но её судьба была предрешена, когда Город Мерцающих Сетей рухнул на дно бездны, лишенный опоры взбунтовавшимися магами. Стоя у спасительного портала, она наблюдала, как вместе с изящными строениями погибают её мечты и будущее. Могла ли она и дальше чтить Паучью Королеву, молчание которой погубило все, чем дорожила её жрица? Ничем не отличаясь от своих темнокожих собратьев, она в одно мгновение стала для них никем. Сносить высокомерные взоры дочерей правящих Домов Мензоберранзана было куда больнее, чем отвращение и ненависть обитателей Поверхности.

Вирна не знала, ощущал ли Ардор тоже самое, ловя на себе буравящие взгляды окружающих, но ей отчего-то хотелось видеть в нем такого же изгнанника, способного понять её чувства. Испытывая жгучее жжение пониже крестца, она была вынуждена признать, что не одна лишь корысть заставляет её мозг усиленно придумывать аргументы, способные убедить тифлинга в выгоде совместного путешествия. Вирна была достаточно самоуверенна, чтобы отправиться в Забытые Миры в одиночку, наплевав на очевидные опасности и риски и, по своему обыкновению, понадеявшись на собственную живучесть. Сквозь пелену раздражения и злости, которые порой вызывала в ней одна лишь усмешка на краснокожей физиономии, она видела в нем родственную душу, которую не хочется терять. Она явственно ощущала ту тоску и скуку, которая вновь завладеет её жизнью, стоит Ардору исчезнуть вместе со вспышкой портала. Весь этот гремучий коктейль, полный взаимоисключающих эмоций, бурлил в ней адовой лавой, брызги которой летели в тифлинга, воплощенные в колкие фразы, ядовитые усмешки и негодующие взгляды.

Приняв ополовиненную флягу из рук Ардора, Вирна сделала жадный глоток, словно горячащая кровь жидкость была способна потопить собой беспокойные мысли.

-Тебе придется встать в очередь, - усмехнулась эльфийка в ответ на предложение тифлинга разом избавить её ото всех страданий. - Мне всего лишь восемьдесят шесть, жизнь только начинается! - юбилейно отсалютовав Ардору металлической флягой, эльфийка вновь приложилась губами к её узкому горлышку. Вероятно, аргумент с полуобнаженными жрицами Тёмной девы, красочно обрисованными собственным воображением тифлинга, все-таки склонил чашу весов в пользу изгнанницы, потому как неумолимый калимшит начал понемногу сдаваться. Ардор перестал возмущенно размахивать руками, а его тон стал куда более дружелюбным, сбросив с себя налет неприкрытого раздражения. Вирна едва сдержала вздох облегчения, которое, должно быть, испытывает удачливый канатоходец, прошедший по натянутой веревке через реку раскаленной лавы. Однако, рогатый прохвост не спешил продаваться за бесценок, предлагая дроу новую изощренную игру. Самолюбие Вирны в который раз пострадало от недоверия Ардора, ставящего под сомнение её способности. Эльфийку уязвляла постоянная необходимость доказывать самцам поверхности собственную состоятельность. И это в то время, когда в мужской компании заслужить уважение можно было всего лишь умением плевать на три метра или пускать прицельную струю в импровизированную мишень. Вирне было впору раскритиковать идею Ардора, заклеймив её как глупую и бесполезную авантюру. Однако, глаза эльфийки заблестели неподдельным азартом, предвосхищая возможность утереть нос самовлюбленному мужлану. Но Вирна не испытывала ни малейшего желания гонять по лесу пушное и пернатое зверье, чтобы затем, разложив на траве уши и хвосты, мерится с Ардором своими жалкими трофеями. Совсем другая игра разжигала в ней азарт охотника.

-Ну, раз уж ты лишил даму выбора оружия... - коварно улыбаясь, протянула темная эльфийка,опустившись на колени по левое плечо от Ардора. - Побудь джентельменом, позволь ей выбрать цель, - Вирна подалась вперед, приблизив своё лицо к физиономии тифлинга так, что жар его дыхания обжог нежную кожу над верхней губой. -Мы будем охотиться… друг на друга, - выдержав драматичную паузу, прошептала эльфийка, едва не коснувшись губами уха калимшита. Сама мысль о предстоящей игре заводила её и дразнила воображение. Но крамольные фантазии лопнули, словно мыльный пузырь, стоило пронзительному детскому крику бесцеремонно заместить собой все мысли в голове илитиири. Недовольно поморщившись, эльфийка поднялась на ноги, взглядом указав Ардору на сотрясаемую детскую кроватку.

-Будь добр, обслужи девчонку, это все еще твоя обязанность, - укоризненно воззрившись на тифлинга, напомнила темная эльфийка, давая понять Ардору, что его член - не волшебная палочка, способная превратить женщину в прачку и кухарку, однажды насадив её на себя. А пока Ардор занимается своими прямыми обязанностями, ей предстоит как следует подготовиться к предстоящей охоте…

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 фев 13, 11:30:53

ОФФ: Спустя три недели после событий в комнате Вирны (ролевая "Слабоумие и отвага").

Магические способности:
Магия стихий: Огонь – М4 (расовая способность «Адский гнев» - к Огню +1 при вспышках ярости)
Прорицание – ПМ2 (врожденная и наследственная способность)
Магия стихий: Воздух – М1
Магия Тьмы – М2
Ментальная Магия – М1 (Чтение мыслей, Мыслеречь, Мыслеобразы, Марионетка, Ментальный блок, Ментальная чувствительность)
Ритуальная магия – ПМ1
Трансфигурация – ПМ1
Зельеварение – ПМ2

----------------------------------------
Шла середина лета в Мире Серебряного Дракона. Пора редких, но сильных ночных ливней с грозой и изнуряющей дневной жарой. В совокупности такая погода создавала невообразимую духоту, почти тропическую. Дождевая влага в лесной чаще не успевала полностью испаряться с земной поверхности и стволов деревьев, создавая тем самым истинно райские условия для размножения разного рода комаров и жужелиц, любящих лакомиться кровушкой теплокровных. Кровососущих насекомых, впрочем, как и всех остальных, расплодилось столько, что в чащу иной раз сложно было зайти. Учитывая что большинство мелких и назойливых кровопийц отменно реагируют на повышенную температуру тела, тифлингу "повезло" больше остальных. Для мошкары и прочих букашек калишит был заметен и привлекателен как маяк, огромный яркий маяк в бескрайнем море. Огненный маг страдал каждый раз, когда ему приходилось выбираться в лес, чтобы поохотиться или собрать нужных для той или иной цели трав. Выжигать надоедливых омерзительных тварей можно было безостановочно, тратя на их истребление свою драгоценную ману. Всё равно делом это было бесполезным, потому как на краснокожий “шведский стол” слетались всё новые и новые эскадрильи насекомых. При этом тифлинг не заморачивался изготовлением и нанесением на свое тело всяких репеллентов. Подобное занятие казалось ему мало того что малоэффективным, так еще муторным и неприятным. Смывать подобные средства было той еще морокой. Казалось, они въедались в кожу и вызывали отвратительный зуд, не легче укусов лесных комаров или слепней. В общем, Ардор тупо отмахивался от атаковавших его насекомых и молча, по-мужски терпел последствия укусов.
Калимшанец мог спокойно переносить сухой климат пустыни, даже вездесущий песок не так напрягал его. Но вот тропики с присущим им парниковым эффектом и рой кровососущих буках был просто невыносим для мужчины. Каждый раз, когда надо было отправляться в сторону леса, рогатый проклинал всё на свете и буквально пинками гнал себя туда. За последнюю неделю тифлинг стал заметно проворнее, поэтому все свои дела в лесной чаще удавалось завершить значительно быстрее и наскоро свалить из жужжащей, душно-сырой западни в прохладную хижину. Уже неделя, как его травмированная стопа полностью восстановилась. Походка лишилась прежней неуклюжести и хромоты. Теперь без проблем можно было выполнять привычные акробатические этюды на ветвях деревьев в процессе охоты на какую-нибудь дичь. Правда, приземлялся на зажившую ногу тифлинг еще по-прежнему с опаской. Крайне не хотелось ему вновь загреметь в постельный режим и тугие перевязки, от одного вида которых уже тошнило.

С момента неудачного промысла в комнате дроу миновало три недели. С тех самых пор Ардор с Вирной виделись лишь один раз и тот был недели две тому назад. Встреча была недолгой, да и не встречей в полном смысле. Для больного и сонного тифлинга была больше похожа на сон. Он ощущал присутствие женщины, чувствовал её аромат. Как ему казалось, даже слышал её голос и видел размытые очертания её фигуры во мраке хижины. В ту ночь изгнанница навещала ребенка и принесла кое-что из необходимых запасов, которые добыть рогатому было проблематично по причине его временной маломобильности. Присутствие илитиири так бы и было воспринято лихорадочным видением, если бы не холщовая торба, заполненная припасами, мирно стоящая около кровати, на которой спал Ардор. Ему было странно, что женщина его не разбудила. В то же время он был ей за это благодарен, потому как в тот период он чувствовал себя отвратительно и выглядел весьма жалко. До этого момента он злоупотребил курительным ядом и физическими нагрузками. Последствие всего этого дало о себе знать очень быстро и сильно ослабило крепкое тело тифлинга на несколько суток подряд. Всё же было в поведении Вирны много странного с их последней встречи в её комнате. Калимшанец подозревал, что она избегает его. О причине мужчина догадывался и этим вполне оправдывал поведение илитиири. Он сам после их расставания испытывал крайнюю степень неловкости, если можно так выразиться. Если охарактеризовать его состояние на тот момент более откровенно, то рогатому хотелось провалиться на дно самого нижнего Ада и не вылезать оттуда, как минимум лет сто. Нет, Ардор не был таким стесняшкой, теряющим окрас кожи от поцелуев и нерешительных телодвижений, слов, откровений и прочей мишуры. Но в тот вечер он реально перегнул по всем фронтам. От столь сильной концентрации эмоций, неадеквата и откровений не снесло бы крышу только, пожалуй, бездушному камню. Ардор позже казнил себя за то, что тогда поторопился со своими бесполезными чувствами. Ведь можно было ограничиться лишь извинениями за вторжение в частную собственность и коротеньким, безобидным видением по просьбе Вирны. Его дурацкий поцелуй вовсе оказался контрольным выстрелом, который, похоже, перечеркнул все дальнейшие попытки подкатить к дроу свои яйца. Вот же ж кретин. Обязательно надо было лезть к ней лобызаться? Кому нужен этот слюнообмен? Неужели просто трахать её стало недостаточно? Подобного рода вопросы составили вершину хит-парада риторических злободневных тем для тифлинга. Каждый раз, когда образ илитиири возникал перед глазами, калимшанец задавался этими вопросами. А вспоминал он свою зазнобу очень часто. По первости, в первые дни после их расставания, его неуемно тянуло к ней обратно в замок. Но он отговаривал себя и не стремился навязываться, заставляя себя заниматься делами. Дела не спорились, всё чаще откладываясь на потом. Тифлинг ждал, что тёмная сама нагрянет в хижину, но этого не происходило... В рогатой голове в одночасье даже замелькали мысли о том, не покинула ли женщина мир Дракона единолично, решив распрощаться с обузой и страстями безотлагательно? Мужчина осознавал, что она вполне в силах так поступить. Но он почему-то знал, что она всё ещё в одном с ним мире. Он часто видел её во снах, многие из которых были вещими. Сновидения позволяли ему немного успокоиться. Хотя бы относительно того, что жрица всё еще никого не кинула.
От бесполезных дум и тоски дела изо дня в день перекладывались “на завтра”. Наступил момент, когда их накопилась херова гора. И какая жалость, что гора эта сама себя не переделает... Разгребать рутину, разумеется, пришлось Ардору (слуг он пока себе не вытворил). Дела представляли из себя не только уборку по дому и обслуживание ребенка, но и добычу провианта, путем собирательства и охоты, починку ловушек, защищающих жилище и домашнего инвентаря. Надо ли говорить, что переделать всю эту гору дел с травмой - занятие проблематичное и медленное. Вот тифлинг и свалился на несколько дней без сил.

Стоило прийти в себя спустя продолжительное время, и рогатого няньку настигли новые хлопоты - его подопечная, остроухая Рэм, повадилась вылезать из кровати. Девчонка вдруг ударила в росте и силе так резво, что доставляла теперь вдвое больше шума и головной боли. Малышка настолько расшатала одну из стенок своей кроватки, что та преспокойно опускалась и высвобождала свою несмышленую пленницу на волю-вольную. Это малолетнее бедствие стало проявлять характер в непослушании. Рэм, несмотря на то, что крайне плохо еще держалась на ногах, настырно старалась убегать и уползать от преследовавшего её Ардора. Тифлинг не единожды ловил малявку под своей кроватью, под столом или вовсе находил в сундуке. Отдельно надо сказать про тряпье и барахло, которое было крайне привлекательно для кринити. Соответственно всё обязательно было облизано или обсосано, а затем разбросано по всему дому. Ночью эту бестию невозможно было угомонить без какой-нибудь кровожадной сказки или реальной истории из жизни, пестрящей насилием, сексом и песнями. Если воспитатель засыпал раньше, забывал или просто не желал ничего рассказывать Рэм, то та устраивала дикие концерты, которые наверняка были слышны даже в Замке Дракона. Неоднократно девочка вопила так, что в унисон ей начинали подвывать лесные хищники. Ардор был готов прибить её в эти моменты и удавиться сам. Непонятно, что сдерживало его от искушения. Вероятно, привязанность и какая-то очень своеобразная любовь к этой мелкой гадюке. В остальное время Ардор находил Рэм очень забавной. Он ловил себя на мысли, что без нее ему было бы где-то даже скучно.

В один из вечеров, когда уже крепко стемнело и лунное светило выпучило свой яркий желто-серый глаз на всех обитателей мира Серебряного Дракона, тифлинг выперся из хижины, держа подмышкой кринити. Та верещала, что было сил, будто её крутили через мясорубку. Так младшая Рилинвирр выражала свое нежелание засыпать даже после уже рассказанной сказки. Рэм в тот вечер была удостоена душераздирающей истории про царство нагов и многорукую змеехвостую королеву этого народа, которую Ардор отодрал во все щели в конце повествования. История, разумеется, была почти полностью выдуманная. Но малявка так, похоже, была в восторге. Потому как требовала продолжения и всячески отказывалась ложиться спать.
Калимшанец боролся с ней и так и этак - уговаривал, угрожал в конце-концов. Получив обратную ответную реакцию, мужчина не выдержал, подхватил непоседу на руки, обездвижил и поплелся, держа её, прямиком к озеру..
-Ну всё! Ты подруга, перегнула, - строго пригрозил тифлинг, перехватив изворачивающуюся в его руках девчонку. - Пора тебе показать, как опасно бесить дьявола!
Выглядело со стороны всё более чем серьезно. Было похоже, что мужчина вот-вот подойдет к берегу и просто швырнет ребенка в озеро. Но на самом деле ничего подобного предпринимать мужчина не собирался. По мере приближения к большой воде начало происходить забавное - кринити затихала и угомонялась. Её визг сменился детским невинным лепетом и смехом. И до конца неясно было - от панического ли ужаса это происходило или от того, что водная стихия влияла на неокрепший ум малышки, даря умиротворение и покой. Тифлинг не мог не заметить этого и уже у самой воды остановился. Он взял девочку в ладони и опустил ножками в воду. Прикосновение к поверхности глади лишило её той недавней безупречности. Круги понеслись по воде во все стороны от пары маленьких ножек. Лунный свет, который теперь игриво струился по волнам очень обрадовал Рэм и та радостно голосила, продолжая топать ножкой, чтобы создать еще больше взбаламутить воду.
Ты сейчас разбудишь какое-нибудь подводное чудище, детка. А дядя Ардор забыл захватить из дома удочку,- держа малышку за руки и раскатисто зевая, прокомментировал тифлинг.
Как бы странно это не выглядело, под руководством этого краснокожего преступника Рэм колоссально быстро развивалась. По крайней мере, она не изнывала от голода, а наоборот росла, как на дрожжах. Не загиналась от болезней. Её, кроме режущихся зубов ничего не беспокоило. Не чувствовала одиночества. Это чувство иногда ощущал Ардор.
-Рэм, пойдем обратно. Твой покорный слуга очень хочет уже закрыть глаза и, наконец, увидеть твою маму...
Тифлинга эта мысль одолевала еще несколько часов назад. Оставалось только уговорить девчонку не заорать снова, а мирно вернуться в дом, который всё ещё оставался за спиной.

Ответить