Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Постепенно затихая, река заканчивается группой небольших озер, самое большое из которых носит название Лунного. Вода озера впитала в себя энергию луны и в полнолуние отдает ее всем обитателям Леса. При свете полнолуния, под тихий шепот русалок и плеск воды, на поверхности водной глади можно увидеть сверкающую лунную дорожку. Берега озера заросли казуаринами и стройными эвкалиптами. На полянах, залитых ночным светом, смеясь, танцуют свой безумный танец фавны и нимфы.
Ответить
Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 144
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2014 ноя 12, 13:42:11

Тревожный сон погрузил дроу в гнетущую темноту, которая, вероятно, окружает заживо погребенного, очнувшегося под свинцовой крышкой. Но она куда приятнее, чем кошмарное сновидение, пришедшее ей на смену. Одно и тоже видение преследовало воспаленное сознание бывшей жрицы, не давая покоя ни во сне, ни в медитации.

Высокое пламя густо чадит в высокий свод ритуального зала. Насыщенный и терпкий аромат благовоний, тлеющих на дне ониксовых чаш, жарко ударяет в лицо, дурманя своим чувственным ароматом. Языки пламени бесновато играют бликами и тенями на обнаженном теле младшей жрицы. Пылающий фимиам угрожающе шипит, словно вспрыснутый холодной водой. Срываясь на истошный вопль, рожденный болью и экстазом, молодая дроу взывает к демону, словно пытаясь докричаться до Нижних планов. Дьявольское пламя плюется раскаленными искрами, взмывает под самый потолок, окрашиваясь в цвет свежей крови. Монотонное пение старших жриц становится громким и страстным, словно сладострастные крики женщины на брачном ложе. И вот в огне и дыме проступает размытый силуэт, с каждой секундой обретая форму и ясные очертания. Мгновение и в сердце ритуального пламени стоит стройная женщина в длинном одеянии, на её руках – новорожденный младенец, играющий с драгоценной фибулой застежки. На обсидиановом лице женщины – умиротворенная улыбка, а аквамариновые очи пристально смотрят в точно такие же глаза напротив. Женщина прекрасна в своем нездешнем спокойствии, словно и вовсе не чувствует, как занимается пламенем подол её мантии. Ни стона не срывается с её растянутых в улыбке губ, когда огонь поднимается все выше, взрывая уродливыми буграми волдырей её гладкую кожу. Ни чувствует жара и ребенок у неё на руках, продолжая забавляться с украшением матери.
-Z'haan lotha wael*, - почти с материнской заботой в голосе произносят её опаленные губы, прежде чем огонь обнажает почерневшие кости черепа.

Вирна вскочила на кровати, словно облитая ледяной водой. Крупный холодный пот градом сбегал по её лицо, а рот жадно хватал воздух, наполняя ночную тишину хрипами и стонами. Ни высокого пламени, ни чадящих ритуальных чаш, только холод и треск дров в очаге. Воспоминание далекого прошлого, извращенное искалеченным подсознанием, било тело мелкой дрожью, сжимая в тиски все внутренности. Ей и раньше приходилось видеть во сне свое посвящение, но еще никогда в ритуальном пламени не являлась ей она сама. Трясущиеся руки ухватились за край звериной шкуры, укрыв ею зябко вздрагивающие плечи. Ей не хотелось думать, что значит это полночное видение и его слова, но липкие щупальца страха уже опутали все ее существо. Укутавшись в шкуру, женщина поспешила покинуть смятую постель. Щурясь больше по привычке, чем от боли, она опустилась подле очага, так кстати разожжённого тифлингом. Погром и пляшущее на поленьях пламя – свидетельства того, что рогатый гость действительно побывал здесь, а не был очередным плодом воображения. В какой-то момент дроу захотелось вскочить, чтобы броситься ему вдогонку. Во след единственному разумному существу в этом проклятом лесу, способному отвлечь её от леденящих кровь мыслей. Но тифлинг, наверняка, был сейчас уже слишком далеко. Тремор и страх заставили дроу пожалеть о том, что она так грубо выставила своего гостя. Но, имей женщина возможность переиграть все с самого начала, ситуация и темноэльфийская гордость все равно не позволили бы ей оказать ему более радушный прием. Приятное тепло лизнуло протянутые к очагу руки, но не подарило Вирне ни толики спокойствия. Прежде стоя на коленях, женщина опустилась на бедро, разминая рукой холодные грязные стопы. Именно тогда она услышала глухой хлопок. Нет, даже не услышала, а скорее почувствовала, как лопнуло внутри неё что-то упругое. Теплая жидкость хлынула по ногам, образовывая лужу под сидящей на полу дроу. Вирне было впору подумать на «неисправность» мочевого пузыря, но эти ощущения были совсем иными. Да и сладковатый запах хлынувшей из неё розоватой жидкости был несхож с запахами общественного туалета. Природе было наплевать на состояние темной эльфийки, она брала свое.
_______
*Беги, глупышка.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Ардор Рузе » 2014 ноя 12, 21:44:09

Свежевание дичи - занятие продолжительное, трудоемкое и грязное. В воздухе витал специфический ансамбль ароматов, состоящий из прелых навозных ноток, резкого запаха мочи, едкого пота и железа. Этот фетор источает обработанная добыча и её отходы. Любопытно, что он чаще всего крайне отвратителен женщинам - они способны чувствовать его даже в тщательно приготовленном блюде (однако, всё зависит от степени голода и любви к мясу). А мужчины практически не воспринимают подобный флер.
Под самое завершение процесса, руки тифлинга были густо измазаны кровью по самые плечи. Ополоснуться было, очевидно, негде. Впрочем, столь подобный пустяк совершенно не смущал рогатого. Гигиена и цивилизация вообще играли незначительную роль для этого индивида. Калимшанское отродье, казалось, могло выжить и приспособиться в любых условиях.
За неимением веревки, тушу пришлось не подвешивать, а оставить в раскоряченном виде на земле, щедро обложив каменьями и подперев деревяшками. Требовалось дать мясу остыть и подсохнуть. Да и подыскать материал для разведения костра не мешало бы. Ардор обтер ладони пожухшими влажными листьями, которые обнаружил и подобрал прямо у себя под ногами. После чего, побрел по ближайшему радиусу в поисках приемлемых ветвей и обломков деревьев. Ночная морось последнего месяца осени и частые дожди, которые, вероятно, случались не так уж и давно, превратили весь материал в малопригодный для быстрого разведения костра. В данном случае, отличным подспорьем выходили магические навыки тифлинга. Огонь, как способен забрать жизнь, так и сохранить её. Он внушает трепет и угрозу врагам, а так же тепло, сытость и уют всем тем, кто умеет с ним обращаться.
Сбор ресурсов для костра отнял ещё какое-то время. Но а куда путешественнику торопиться? Тифлинг набрал целую охапку обломков ветвей различной толщины и конфигурации. Не подвиг, разумеется, но это всё, что можно было выжать из негостеприимного леса. Тем более что тысячелетние гвардейские сосны и секвойи были непреклонны - ни под каким предлогом не желали падать и укладываться ровными штабелями, да брусочками.
В общем, рогатый был рад и тому, что нашел. После чего, разровнял деревяшки на земле, присел и навис над ними, сосредоточенно поглаживая их ладонями. Словно патологоанатом ощупывал конечности некогда кокетливых, но ныне окоченевших прелестниц. Манипуляции эти производились не от наличия какого-либо психиатрического недуга у Ардора, а в целях подсушить и обезвожить сырые ветви до той степени ,чтобы их можно было адекватно зажечь. С поверхности коры хворостин постепенно начала испаряться влага. Густой теплый пар исходил от ветвей, просачиваясь меж пальцев рук тифлинга. Требовалось ещё какое-то символическое время, чтобы завершить сей процесс и приступить уже непосредственно к самому главному.
Перед тем, как начать разводить костер, Ардор отвлекся от своего дела на подозрительное шипение, которое то усиливалось с каждой минутой, то внезапно стихало. Кроме того, было похоже, что источник этого тревожного звука меняет направление. Визуальное исследование ближайшего обозримого диаметра местности не дало результатов. Рогатый настороженно сдвинул брови, но не стал бросать свое занятие, чтобы поддаться причудам зловещего леса и пойти выискивать причины неприятных звуков. Ну подумаешь звуки? Поистине, сущие мелочи, когда так хочется жрать и, к слову, спать. Кулинария в диких условиях - это вам не шашлыки из мангала на даче, а дело очень изматывающее.
Причина зловещего шепота, то и дело сопровождающегося звуками, похожими на щелчки клешней и сменяющимися стремительным шебуршанием по опавшим листьям, обнаружилась спустя некоторое время ещё. На тот самом этапе, когда и костерок был разведен вполне сносный и кабаньи ножки, нанизанные на тонкие острые прутья уже вовсю шкварчали, лобзаемые языками пламени. Когда кушанье обильно плакало топленым жиром в костер, а тифлинг едва не рыдал от предвкушения и обливался слюной, треск и шорохи стали слышны совсем рядом. Предчувствие опасности, словно огромным шилом кольнуло мужчину в задницу. Тот, надо сказать, вовремя поднялся на ноги и отскочил в сторону. Потому как, в тот самый момент, из-за ствола огромного дерева, выпрыгнул здоровенный паук, а следом ещё один, габариты которого были ничуть не меньше. Один из ползучих уродов, своей мохнатой лапой развалил весь очаг. Горящие деревяшки тут же рассыпались, а сочные кабаньи ножки повалились в листву и мокрую грязь.. - Твою мать, ну за что?? - Тифлинг опешил от происходящего. Ему было плевать на дискомфорт, истерики, сырость, дроу и чертовы звуки. Но еда..! За глумление над долгожданной трапезой он готов был порвать и не такого бармалея. А тут какие-то дурацкие пауки, пусть и гигантские (не менее метров 2 в ширину и полтора - в высоту). В черных сферах восьми глаз отражался ярко-алый силуэт. Тело Ардора напоминало кокон, обвитый пульсирующими пылающими нитями. Энергия стремительно циркулировала и концентрировалась в ладонях мага. Гнев, порой, очень полезен для собственной защиты - моментально включает все ресурсы в работу. От крохотных искр, “родившихся” от щелчков пальцев рогатого, разрастались невероятно яркие и горячие огненные сферы. Пара файерболов повисали над ладонями огневика, контролируемые его волей и готовые немедля причинить смерть объектам угрозы.
Акромантулы, похоже, приняли бой - резво клацая жвалами, оба паука бросились на тифлинга. Последний не медлил с атакой и выпустил пару “горячих поцелуев” в первого атакующего, однако, такого залпа оказалось мало. Ардор знать не знал потенциал этих тварей. Акромантул, даже если он ещё не зрелый, представляет огромную опасность и труден в ликвидации. Пришлось, гарцевать кругами, уворачиваться, чтобы не оказаться в мохнатых объятиях несимпатичных пожирателей плоти. Затем, выиграв для себя пару счастливых секунд, создавать новую порцию пламенных сфер и добивать нападающих. В данном контексте, акробатические таланты тифлинга, пришлись ему очень кстати. Натренированные ноги, гибкость и прыгучесть не только спасали ему жизнь, но и давали больше шансов на то, чтобы провести контратаку.
Но не успел, Ардор с трудом запечь “в мундире” двух первых монстров, как из темноты явились ещё парочка точно таких же красавцев.. Краснокожий - конечно, взрослый и сильный маг, но , к сожалению, не сам Дьявол. Все его силы - и физические и моральные, были на исходе. Однако, он наскреб их по сусекам потенциала своего организма, чтобы отбиться от очередной пары пауков.. После чего, просто рухнул на задницу, рядом с потухшими угольками, которые какое-то время были его “кухней”. Глаза, казалось, потухли и обреченно пялились в одну точку перед собой. Спустя минуту, подключился зверский голод и заставил тифлинга таки обратить внимание на то, что еда таки никуда не убежала и её стоит употребить. Ардор чувствовал пленительный аромат немного недожаренного мяса. Нет, не паучьего, а кабаньего. Рука потянулась к поджаристой ножке, лежащей в мокрой грязи, ухватила за скользкий от топленого жира хрящ и поднесла кусок ко рту. Не верилось в реальность происходящего! Казалось, до этого момента прошла грёбаная вечность..
Тифлинг жадно вцепился в плохо прожаренное мясо зубами и с остервенением откусывал сочные, пропитанные кровью куски, громко чавкая и икая.
Однако, этот подарок Мироздания не длился бесконечно. Он, можно. сказать практически не успел продлиться.. Рогатый маг едва успел набить рот мясом и начать непережевывая его глотать, как из глубин непроглядно тёмной чащи явились новые страсти.. Шелест, перерастающий в свист и знакомый уже лязг раздавался повсеместно.
Ардор вскочил на ноги, огляделся и заметил приближение целого полчища паукообразных монстров. Идти в атаку, здесь было бы откровенным самоубийством.
Голодный мужик первым делом скинул свой заплечный рюкзак, откупорил его и сунул в него недоглоданную кабанью ногу. (Кинуть в лесу такую вкуснотищу было равносильно предательству). После чего, накинул багаж обратно себе за плечи и ринулся наутек от хищных преследователей.
Маг кинул взгляд вверх, но не обнаружил в небе, над кронами деревьев никаких струек дыма. Он обратился к собственному чутью, которое могло практически в любом состоянии подсказать ему присутствие источников огня на довольно таки большом расстоянии. Но..чутье молчало. Либо зачарованный лес вновь играл с ним злую шутку, либо огонь в очаге того злосчастного дома, действительно угас.

Так или иначе, ничего не оставалось, кроме как бежать без оглядки вперед, преодолевая препятствия из торчащих кореньев, колдобин и склизских булыжников.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 144
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2014 ноя 13, 14:37:54

Казалось, лесная отшельница не могла представлять собой еще более жалкое зрелище. Грязные ноги, до колен забрызганные потекшими пятнами; свалявшиеся пряди волос, образовавшие на голове птичье гнездо; испитое лицо и мелкая дрожь, сотрясающая все тело. Однако, в одно мгновение женщина приобрела еще более плачевный вид. Обескураженная дроу вскочила на ноги, машинально сунув руку между бедер. Плодные воды текли по ногам, пропитывая собой материю плаща. Вирна зажалась, словно пытаясь остановить мочеиспускание, но была бессильна контролировать жидкость, продолжающую покидать её лоно. Она не раз видела, как это происходило у её сестер, но, столкнувшись с этим сама, полностью растерялась. Женщина была абсолютно не готова к тому, что произойдет в следующие часы.
-Нет, нет. Только не сейчас, - испуганно прошелестели сухие губы.

Привычная боль в пояснице усилилась, словно вокруг талии женщины обернули цепь с подвешенной на ней пудовой гирей. Оставляя за собой блестящую дорожку, дроу поспешила вернуться на кровать. Страх, навеянный кошмарным видением, был просто детской сказкой по сравнению с тем, что ожидало её впереди. Прежняя уверенность покинула женщину вместе с околоплодными водами. Ведь если что-то пойдет не так, в темном лесу не найдется ни одной живой души, способной ей помочь. Интерьеру комнаты разве что не хватало трупа, коченеющего в лучах рассветного солнца. Перед глазами возникли воспоминания. Образ одной из старших сестер, выплюнувшей в мир посиневшего младенца, задушенного перекрутившейся пуповиной. Но куда страшнее мертворождения были воспоминания о Белафейн Рилинвирр, раставшейся с жизнью в окружении женщин Дома и лучшего лекаря Чед-Насада, не сумевшего оказать помощи роженице. Куда приятнее Вирне была мысль о смерти в ожесточенном бою, чем о бездарной кончине на пуховой перине, пропитанной кровью и дерьмом. И снова грудь сдавило сожаление о тифлинге и собственной гордости, которую она не сумела пересилить. Хотя вероятность того, что демонический отпрыск согласился присутствовать при этом противном глазу таинстве природы, граничила с бредом.

Резкая тянущая боль, будто огромная металлическая клешня стиснула низ её живота, разом очистила голову Рилинвирр от мыслей. Начавшиеся словно с удара поленом по пояснице, эти волшебные ощущения горячей волной разлились по всему телу. Женщина стиснула зубы, прекрасно осознавая, что это всего лишь начало. Резко сжавшая внутренности, боль постепенно угасла, позволив дроу откинуться на подушку. Ощущение сырости под ягодицами рождало еще больший дискомфорт. Сверля взглядом потолок, женщина беспомощно ожидала следующего приступа, осознавая его неизбежность. Вирна успела задремать, прежде чем следующая схватка привела её в сознание. Боль прогнула её в пояснице, сорвав с губ мученический стон. Словно ребенок не желал покидать уютной материнской утробы, цепляясь ручонками за внутренние органы. Только бы результат стоил всех этих мучений. Дроу разом вспомнила камеры пыток матери Рилраэ, получавшей особое удовольствие от воспитания своих детей. Вирна ненавидела свою мать, заперев ту без сознания в собственной спальне, явившись к порталу вместо нее. Однако, стерва Рилраэ Рилинвирр научила её терпеть. Стискивать зубы, превозмогая любую боль. Но к такому мамочка её не готовила… Она уже успела познакомиться с первыми схватками ночь назад, но та боль не шла ни в какой сравнение с той, что терзала её сейчас.

Схватки участились, а каждый приступ боли казался длиною в вечность. Комкая звериную шкуру и запрокидывая голову назад, женщина тяжело дышала, словно вывалившая язык собака. Дроу старалась окунуться в эту боль, как если бы эти ощущения были её обыденным состоянием. Это было куда проще, чем напрягаться, превозмогая из последних сил. Новая схватка заставила Вирну страстно желать вырвать свою матку голыми руками, бросив её на поживу голодным псам. И снова нарастает мышечное напряжение внутри, достигает пика, разливаясь горячей волной мучительной боли. Громкий крик подстреленной налету птицы разрывает ночную тишину.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Ардор Рузе » 2014 ноя 13, 18:58:08

Энергичная пробежка на прохладном свежем воздухе качественно ободряет и прочищает мозги. Особым стимулом, для того, чтобы не сбавлять темп, служит стая многолапых живоглотов. Гигансткие пауки, похоже, были настроены решительно. И мотивом была не поимка тифлинга, с целью им полакомиться. На всю кодлу, краснокожей тушки всё равно не хватило бы. Было похоже, что членистоногие мстят за убийство четырех своих сородичей. Весьма, надо заметить, разумно и трогательно для таких страшилищ. Однако, от этого приятнее не становилось. Остановить бег, начать разбираться в причинах и извиняться за случившееся недоразумение - казалось совершенным бредом. Да и вообще, кто в трезвом уме будет выяснять отношения с пауками? Тяжелая наркомания!
Ардор, тем временем, гнал, что есть сил. Периодически оступаясь или поскальзываясь, тем самым, подвергая себя опасности быть настигнутым. Устраивать файершоу в движении - так же не было смысла, лишь пустая трата магической маны. Ведь для хорошей, результативной атаки требовалась и концентрация и время и элементарная возможность лицезреть цель глазами. Своим “третьим глазом” тифлинг пока не научился поражать таких крупных противников. Только бабочек травить, разве что..
В один момент, когда рогатый преодолевал очередное препятствие на пути, на ум ему пришли слова, сказанные злонравной эльфийкой про отношение в этой местности к, так называемым, чужакам. Так же, вспомнилась угроза того, что кто-то должен закончить начатое, истребление пришельца, то бишь. Ардор сопоставил происходящее с услышанным ранее и его осенило: Мир Серебрянного Дракона - это ничто иное, как очередная гадкостная ловушка! Предположения тифлинга, лихо складывались в пугающую картину, полную тлена и безнадёги. Он предположил, что весь этот чертов мир вдоль и поперек населяют дроу, размножаются и господствуют в нем. Имея поверхностные представления о том, что пауки являются избранным существом и тотемом богини Ллос, мужчина только сильнее убеждался в собственных догадках. Наверняка атака ползучих хищников не случайна! Это гнев той маленькой сучки и теперь всё стало только хуже! - Ардор от таких выводом разволновался не на шутку. Теперь он искренне непонимал, как Шелдон - его хороший, старый знакомый, мог так его подставить? И пускай, “билет” в Мир Дракона достался тифлингу путем, скажем, не очень честным. Не важно. Краснокожий был обескуражен тем, как мог так обмануться.. Он слышал бешеный стук собственного сердца и лишь припускал сильнее, насколько его ноги могли выжать. На самом деле, у него уже знатно ломило нижние конечности, а в особенности мышцы голеней. Это досадное явление привело к тому, что стопы поочередно начало сводить судорогой. Превозмогая боль и непослушные конечности, тифлинг продолжал движения, демонстрируя необычайную выдержку. Всё таки, ему стоит поблагодарить Мироздание хотя бы за то, что детство его и юность прошли не на диване перед телеком.
Казалось бы, чего ради спасаться, после таких ужасных умозаключений? Ведь, очевидно, смерть неизбежна - если не сейчас, то когда-нибудь потом. Какая разница? Ардор был непреклонен, даже перед очевидной безысходностью. Пускай, сейчас Шелдон и прочие недоброжелатели насмехаются над ним, волдырясь и шкварча на кострах Преисподней. Рогатый патлач ещё надерет всем им задницы - живим и мертвым. И даже если этот мир, в действительности, населен только илитиири и членистоногими, он найдет способ выбраться отсюда. Для этого, он видел необходимым спаситись и отловить какого-нибудь представителя темнокожей ушастой расы, чтобы любой ценой добыть себе “обратный билет”. В какой-то миг, Ардор непретворно пожалел, что так быстро покинул старую хижину с её горластой обитательницей. Можно было остаться и обойтись с хамкой не столь любезно. Как знать, быть может и нынешней погони бы не было..
Но что случилось, то случилось.
Позади, совсем рядом хищно клацают хелицеры преследователей, испуская густые капли ядовитого секрета. Одного удачного “укуса” было бы достаточно для того, чтобы погасить беглеца и подвергнуть его мучительной медленной смерти. Ведь яд акромантула (совсем молодого или зрелого) - не только крайне ценен и целебен, но и очень опасен. Ардор тяжело дыша, с большим усилием переставляет заплетающиеся ноги. Никому не известно, какое расстояние он уже преодолел и куда вообще приведет неровный путь в кромешной тьме. Тем более, что единственный ориентир в пространстве пропал из вида. Желание было одно - выбраться бы из проклятого леса поскорее. Живым, разумеется.
Вдруг, сквозь ночью мглу прорезался истошный крик, который был тут же растрачен на многочисленные отголоски эхо, искажаясь и ускользая во все стороны света. Ардор не страдал отсутствием слуха и разумеется уловил его. Однако, не сразу понял, с какой стороны он доносится. И какова вообще природа этих звуков: крик ли это существа разумного или страховидлы неведомой? Быть может, это вопли жертвы плотоядных монстров и как раз стоило бы уносить ноги в противоположном направлении.. Или же, наоборот, кто-то разумный и еще пока что живой, просит о помощи в нейтрализации угрозы, вроде паукообразных. Спасение принцесс из башен драконов, в кодекс чести Ардора не входило, однако контакт с разумным (желательно челокоподобным) созданием мог бы способствовать разрешению многих насущных проблем.
Крик раздался вновь и на сей раз, тифлинг безошибочно определил направление, откуда тот распространялся. Рискуя попасть под волну членистоногих, патлатый решил таки изменить направление и двигаться к источнику звуков. Уже не жалея маны на огненные залпы, тифлинг пробивался практически напролом.
Словно пробка из бутылки, мужчина вылетел из лесного массива и, не прекращая бег, помчал по ровной земле без оглядки. Только спустя ещё десяток широких шагов, его будто молнией пронзило. Ардор видел перед собой ту самую халабугу, из которой сбежал. Ноги по инерции всё ещё несли его навстречу одноэтажной знакомой постройке, однако заметно замедлились. Позади начал раздаваться лязг и дребезжание, характерные для механизмов металлических капканов и хлесткие звуки рвущихся растяжек, которые как следствие, высвобождали вместительные сети для отлова нарушителей границ территории. Мужчина остановился, чтобы оглянуться и понять, что же происходит у него за спиной. Он обнаружил огромную площадь, усеянную поверженными паукообразными - те, отчаяно шипя, сражались с металлическими зубьями и крючьями, которые были абсолютно бесстрастны и равнодушны к контратакам и яду. А так же, на высоте футов десяти от земли, болтались в огромных сетях целые группки многолапых хищников. Остальные уцелевшие (шедшие, вероятно, позади авангарда), почему-то спешно отступали обратно в лес. Неужели ловушки их настолько напугали?
Зря тифлинг остановился, чтобы поглазеть на фиаско плотоядных, удрапывающих восвояси. Капканы ведь неразборчивы в пленниках. Только благодаря чуду и молниеносной реакции, тифлингу удалось отскочить в сторону, прежде чем оставить ногу меж огромными зубьями из неизвестного металла. Однако, прыжок был небезупречным. Пара холодных клычьев задели икроножную мышцу рогатого пришельца. С хрустом прорвав сперва голенище сапога, а затем и живую плоть ноги мужчины, зубцы капкана оттяпали от нее кусок, размером с куриное яйцо. От боли Ардор взвыл не тише рожавшей дроу. Будучи в шоке, он шатнулся к дому, припадая на раненную конечность. Поврежденная плоть щедро кровоточила и беглец сразу почувствовал, как теплые, липкие струйки ниспадают в область подошвы с каждым новым движением. Уходить в лес во второй раз уже не было смысла. Очевидно. Тифлинг уже не особо задумывался, кто там орёт и зачем. Голова начинала кружиться, мешая ориентироваться в пространстве. Ему было не очень важно, от чего орет женщина: наказана ли она своими же сородичами или голодными пауками. Ему было нужно застать её живой, чтобы выбить из нее информацию о дороге из Мира.
Уже не так ловко и картинно, Ардор ввалился через разбитое окно в пространство мрачного жилища. Осколки и щепки хрустнули под ним, когда он повалился на четвереньки. Мелкие частички битого стекла впивались в ладони. Но ощущения от этого были по истине ничтожными. В комнате ощущался еле уловимый, очень странный, ранее незнакомый запах. Его было не назвать приятным или отталкивающим - мужчине сей аромат был ещё незнаком. Отсюда и непонятен. Помимо мелких осколков, под ладонями чувствовалась влага.. Словно на пол не так давно что-то выплеснули и жидкость не успела полностью впитаться в древесные полы.
- Что здесь такое происходит?? - скривив и без того дьявольское лицо, в гримасу отвращения, тифлинг поднял взгляд на корчившуюся в муках илитиири. Увиденное, повергло его в ещё больший шок.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 144
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2014 ноя 13, 23:17:44

Даже самый извращенный ценитель садомазохистских утех не смог бы получить удовольствие от той боли, что терзала сейчас одинокую женщину в лесной лачуге. Казалось, внутренние органы готовы вот-вот разорваться от сдавившего их напряжения. Вероятно, дебил, поэтично окрестивший этот чудовищный процесс «прекрасным таинством рождения», никогда в глаза не видел этого волшебного действа. Вирна не испытывала никакого священного трепета, готовясь привести в мир новую жизнь. Единственное, что она ощущала сейчас, чудовищная боль, словно кто-то пытался загнать ей в задницу ананас, одновременно отхаживая толстой палкой по спине и бокам. Дроу пыталась дышать так, как некогда рекомендовал её почившей сестре семейный целитель, но дыхание то и дело сбивалось от давления на диафрагму. Теряя самообладание от боли, женщина нечеловечески взвыла, прикусив край покрывала до боли в челюсти. Она понимала, какой легкой добычей была сейчас для шныряющих по чаще монстров. Любому известно, как хорошо разносятся по ночному лесу малейшие звуки. Боль нарастала, лишая дроу самообладания. Казалось, мышцы и вовсе перестали расслабляться, превращая в бесконечную муку каждую секунду её существования. Женщина не скупилась на крепкие выражения, проклиная ту дождливую ночь, проведенную с темным магом. Крупные капли пота проступили на её лбу, взрытому вздувшимися от напряжения венами. От очередной схватки потемнело в глазах. Боль бурлила в плену тазовых костей, словно оказавшихся между молотом и наковальней и готовых вот-вот разлететься в крошево. Бревенчатые стены плыли перед глазами женщины, готовой провалиться сквозь землю, лишь бы закончились эти чудовищные пытки.

Лязг капканов, щелкающих своими металлическими челюстями, на мгновение вырвал её рассудок из алого зарева боли. Словно целое полчище врагов сбежалось к дому на её вопли. Выражение «беда не приходит одна» могло бы стать эпиграфом к её автобиографии. Но, лежа здесь и корчась от невыносимой боли, она была не способна оказать незримым врагам ни малейшего сопротивления. Может, оно и к лучшему. Ведь в следующее мгновение её мучения могут закончиться. Каково же было её разочарование, когда вместо полчища лесных уродищ в её дом вновь ввалился рогатый незнакомец. Будь она сейчас в другом положении, не преминула бы в голос посмеяться над его обескураженной красной физиономией. Она бы и сама непременно выпала в осадок, оказавшись сейчас на месте тифлинга. Неожиданное появление мужчины заставило её проглотить очередной вопль. У неё не было никаких сил размышлять над тем, что заставило его вновь переступить подоконник её лачуги. Возможно, услышал её крики и явился добить, как подраненную добычу. Возможно, его татуированная физиономия – последнее, что она видит в своей бездарно прожитой жизни.

-Извини. Я… не успела… прибраться, - выдавила из себя дроу, перемежая слова тяжелыми вдохами. Вирна не могла не воспользоваться кратким проблеском сознания, чтобы не отпустить очередную шутку. Чувство юмора не покинуло её даже теперь, когда кости и внутренности беспощадно выкручивала мучительная боль. Женщина тысячу раз пожалела о том, что в свое время упустила возможность вытравить плод с помощью зелий. Откинутая шкура и распахнувшиеся полы плаща, обнажившие часто вздымающийся живот, давали красноречивый ответ на вопрос тифлинга. Что происходит? Прекрасное таинство рождения. Разве не похоже? Едва ли тифлинг посещал курсы акушеров-гинекологов, но его присутствие могло оказаться полезным.

-Там… под кроватью, – только и успела выговорить женщина, прежде чем очередная мучительная схватка заткнула ей рот. Под каркасом кровати был запрятан пузатый заплечный мешок, хранивший в своих недрах аптечку, чистые полотенца и не откупоренную бутыль грибного вина. –ТРАХАНАЯ ЗАДНИЦА ЛЛОС, - оглушительно выкрикнула женщина, стиснув веки до радужных кругов перед глазами.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Ардор Рузе » 2014 ноя 14, 20:38:55

Ночь тянулась медленно и казалась скорее, лютым кошмаром, чем явью. Ведь такого не могло быть, правда? Всего того, что приключилось одно за другим : и встреча с дроу и пауки, теперь вот это.. Что это? Нет, что это такое происходит с брюхом илитиири, мужчина догадывался. Едва ли незнакомка стала бы так мучиться от кишечных коликов. Но тифлинг не заметил этого раньше и нынче, это оказалось для него искренним “сюрпризом”. Ардор, в свои 34 года был уверен, что уже достаточно знал и видел в своей жизни. Мол, ничего не может его удивить или переконфузить, тем более до состояния временной потери дара речи. Как оказалось - может! Абсурднейшая ситуация, в которой брутальный пришелец никогда не думал оказаться, но и совершенно не знал, как действовать дальше.
Пытаясь встать с четверенек, рогатый начал вопрошать весьма громогласно и грозно. Однако, от увиденного зрелища голос вдруг осел и оробел. Даже шутка, вымученная бывшей жрицей как-то осталась неоцененной.
- Какого хрена у тебя делает эта штука?? - продолжал удивлять дебильными вопросами и таращить глаза растерянный тифлинг. - Что делается-то, шегельме-бельме педаль кудак турды? Ответ ему и так был очевиден. С таким ураганом эмоций не справлялся даже видавший виды “языковой декодер” Мира Дракона и не мог перевести ту белиберду, что понёс пришелец.
Ничего так не пугает мужчину, как отсутствие контроля над ситуацией и полное неведение в ней. Большинство представителей сильного пола Мироздания, особенно вгоняет в страх и трепет процесс женских родов. Мало найдется добровольцев, страждущих присутствовать при этом вашем таинстве рождения, уж тем более, в них как-либо участвовать. Однако, в подобной ситуации, мужчина сразу проявляет все свои сильные и слабые стороны. Так что принятие родов у женщины, можно сопоставить со спасением боевого товарища из горящего танка, пасти монстра-людоеда и тому подобного дерьма.
Правда, “фронтовым товарищем” Ардор становиться не планировал и не хотел. Обстоятельства, которые складывались той ночью уж очень своеобразно, как-то сами выстроили все планы за него. Желания у него сейчас имели место быть совершенно примитивные - свалить как можно дальше, хоть на край бесконечной Вселенной, главное чтобы в том забытом богами углу была выпивка. Много выпивки! И совсем не было женщин, мужчин - тоже не желательно.
Короче, решение глобальной задачи упиралось так или иначе в вопящую во все децибелы дроу. Конечно, можно было взять и поджарить говорливую гадюку, вместе с её приплодом. А потом..что потом? Сесть и нюхать собственные сапоги до прозрения? Вариант плюнуть и во второй раз покинуть хижину тифлинг отмел, как бесперспективный. Кроме того, надо быть отпетым дураком, чтобы броситься вдогонку паукам и дать им таки себя сожрать. Поводом для дополнительного смятения стало воспоминание ранее высказанных слов дроу, когда та ещё могла хорохориться. Ардор бегло перебрал мысли в голове и заколебался. Уж очень слова запали в душу. С одной стороны, ему крайне не хотелось возиться с этой брюхатой сучкой, его напрягали мысли о том, что её сородичи всё таки могут не только существовать, но и ошиваться поблизости. Стало быть, ушастые темнокожие шавки способны, как оказать своей самке помощь, так и пустить краснокожего чужака на компост. На этом моменте, Ардор желчно усмехнулся, пребывая в полной уверенности, что без боя не сдастся, так или иначе.
С другой стороны, очевидных доказательств присутствия каких-либо ещё лиц в ближайшей округе, не имелось. Будь тут кто-то из знакомых илитиири, наверняка бы уже крутился подле нее или около тифлинга с кулаками или оружием посерьезнее. Ответ, пусть и был для рогатого весьма неприятен, но очевиден - достижение цели, в возникших условиях, будет возможно, если незнакомка выживет. Ибо кроме нее, живых разумных двуногих субъектов поблизости не наблюдалось.
Мужик залип настолько жестко, что не сразу воспринял очередной обрывок фразы женщины о том, что же там такое под кроватью. Зашевелился он только когда она заорала нечеловеческим криком, как резаная. Эта фраза дошла до тифлинга и произвела эффект “холодного душа”, отрезвляющий. Он знал, кто такая Ллос и опешил. (если серьезно, то из этого состояния он и не выходил, менялись лишь конфигурации бровей и периодически открывался рот - в особо острых случаях). Фразочка, кинутая дроу была весьма богохульной. Едва ли бы жрица этой суровой богини позволила бы себе такое. Разве что, только жрица какого-нибудь другого бога или отступница. Так или иначе, подобная красноречивая примочка Ардора немного повеселила. Сия эмоция проскользнула в нервной улыбке одними уголками губ.
Сжимая рукой открытую рану на своей ноге, тифлинг подполз к кровати и заглянул под каркас. Там действительно обнаружилась сумка, наполненная какими-то вещами. Мужчина не медля поспешил открыть её и, в итоге извлек все предметы. Разложил их перед собой, а бутыль, вынутую самой последней, рогатый потряс за горлышко, разглядывая как в стеклянном сосуде бултыхается какая-то муть. Представив, из чего это пойло могло быть изготовлено, он с брезгливостью высунул изо рта двоенный язык и поморщился.
Оставалось понять, что требуется предпринимать и в какой последовательности. Ардор не имел счастья присутствовать при каких бы то ни было родах, даже кошачьих. Всё было в новинку.
- Эй, женщина? Может, не выпускать ублюдка, а засунуть обратно? - он правда не знал, как помочь, предлагал свои версии, пока несчастная обливалась потом, выдавливала собственные глаза веками и гудела.
Тем временем и у него раненная икроножная мышца разнылась и раскровоточилась вновь. Пульсирующая боль, схожая с тем прекрасным ощущением, словно на открытую рану щедро льют лимонный сок и соляной раствор раскатывалась от, непосредственно, её очага по всему телу. Ардор не мог долго терпеть что-то вообще в принципе. Раздраженно сдернув голенище сапога, он увидел масштабы поражения. Иссечение участка ткани было весьма серьезным. Всё усугублялось тем, что кровь не желала просто брать и останавливаться. Щелчком пальцев, тифлинг вызвал маленький язычок пламени, который разгорелся над большим пальцем его руки. Дав тому немного “разыграться”, огневик затем резким и прямым движением приложил его непосредственно к сочащейся ране. Такую боль, мужчина перенес терпеливо, лишь тяжело звучно выдохнув через раздутые ноздри и стиснутые до скрежета зубы. Он счел без надобности здесь создавать дополнительную панику ещё и своими воплями. В комнате почуялся легкий запашок подпаленой шерсти и сладковато-горький душок подгорелой крови.
Такой нестандартной миссии у краснорожего ещё не было.. Растерянность, сменялась ужасом, тот переходил в придурковатый истеричный смех. Однозначно понятно одно - чужеземец хоть как-то пытался настроиться и не удариться в панику окончательно.
- Помогай мне, женщина. Я в этих ваших делах не понимаю! - доля здравого рассудка отошла от шока и начала, наконец, выполнять свои прямые функции.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 144
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2014 ноя 15, 14:30:22

Неизвестно, кто больше заслуживал сочувствия в данной ситуации: рожающая дроу или невольный свидетель этого процесса. Так и замерев у окна, пришелец принялся испуганно выпучивать глаза и засыпать женщину дурацкими вопросами, переходя на бессвязную тарабарщину. Вирне было впору закатить глаза и укоризненно цокнуть языком. Мужчины. Эти инфантильные создания не упускали возможности выпустить погулять своего «дружка», а вот лицезрение последствий своих проказ заставляло их бледнеть и падать в обморок. Увидев однажды, к чему приводят постельные забавы, многие из них больше никогда не могли спокойно смотреть между женских ног, а слово «вагина» начинало вызывать у них первобытный ужас и позывы к тошноте. Еще неясно, кому из них потребуется помощь, когда в промежности дроу покажется головка плода, если даже безобидные схватки довели рогатого до истерики. Однако, нужно было отдать тифлингу должное. Он сумел быстро поднять челюсть с пола и взять себя в руки.

Напряжение внутри дроу росло с каждой минутой. Приступы боли превратились в сплошной бесконечный поток, жгущий внутренности огнем преисподней. Вирна боролась с соблазном попросить тифлинга вспороть ей брюхо и вытащить из неё источник страданий. Пот заливал глаза, а тело бросало то в жар, то холод, словно от какой-нибудь тропической лихорадки. Какой кретин придумал этот мучительный и гротескный процесс, способный заставить закаленную в боях дроу верещать, как какую-нибудь изнеженную светлоэльфийскую девку? Разведя ноги в стороны, Вирна пыхтела, словно астматик, задыхающийся от нехватки кислорода. Голос рогатого доносился до неё, словно из-под воды. Казалось, эта боль вот-вот разорвет её изнутри, забрызгав стены кровью и содержимым кишок. Двум существам было невыносимо тесно в этой клетке из костей. Как может считаться естественным процесс, приносящий столько страданий? Бесчеловечные эксперименты, проводимые жрицами в Арах-Тинилите, и то казались более гуманными. И если отступнице повезет остаться в живых и не поехать крышей окончательно, она, наверняка, впадет в беспробудный недельный запой, стараясь выжечь этиловым спиртом все воспоминания об этом кошмаре. Ребенок словно капля за каплей высасывал жизнь из своей матери, набираясь сил внутри её тела. Ни дать, ни взять – опасный паразит, зреющий в теле хозяина и тянущий из него все соки. Вирна не удивится, если в следующий раз увидит в зеркале сморщенную старуху с белесыми глазами.

Тошнотворный запах горелой шерсти едва не заставил дроу явить миру содержимое своего желудка. Брошенный в сторону тифлинга взгляд дал понять, что его прогулка на открытом воздухе оказалась не слишком оздоровительной. Заглушая придурковатый смех краснорожего, Вирна издала очередной душераздирающий вопль, как если бы с нее заживо сдирали кожу. От охватившего тела напряжения едва не лопнули глаза. На вопрос рукожопого ассистента у женщины не нашлось никакого ответа. Что она могла посоветовать ему, когда не знала, что будет с ней в следующее мгновение? В этой ситуации она была также беспомощно и растеряна, как и он. Удивляться тому, что он просто не пришил её или не выпрыгнул в окно, Вирна будет позже. Казалось, темнота в комнате сгустилась еще пуще. Или это помутнело её измученное сознание?

-Скажи… когда… полезет, - простонала дроу, словно слова стоили ей сейчас титанических усилий. В какой-то момент она просто поняла, что момент настал. В отличие от человеческих самок, боящихся сделать вздох без разрешения акушеров, илитиири не растеряли животного чутья, прекрасно чувствуя свое тело. Ей было абсолютно всё равно, какую психологическую травму получит рогатый, став её глазами там… Собственное тело подсказало Рилинвирр, как положить конец этим страданиям, прежде казавшимся бесконечными муками грешника. Собрав все свои силы, женщина напряглась, стараясь вытолкнуть из себя начавший движение плод.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Ардор Рузе » 2014 ноя 16, 21:56:51

Вся поверхность кожи тифлинга была сплошь покрыта муражками. Тут трудно было понять, какая разновидность стресса больше являлась причиной подобной реакции : отклик нервных клеток на термическую обработку раны или просто зрелище так впечатляло. Только дредлоконы не шевелились на голове, подобно змеям Горгоны Медузы. Но как знать, может в следующие минуты и волосы придут в движение. Ардор, теоретически, конечно же знал, что должно произойти в ближайшее моменты времени. Но представлять себе - это одно, а видеть и принимать участие - совершенно иное. И вроде бы, ничего сверхъестественного нет в процессе родоразрешения, но всё равно жутковато. Даже для ученика тэйских волшебников, видавшего виды почудовищнее.
Вот дроу, наконец, собралась с силами и обозначила подсказку о том, что требовалось непосредственно от рогатого помощника. Только и всего? Нет ничего проще. Неужели роженица настолько компетентна, что с остальным справится сама? Вполне так и могло быть. Тифлинг знать не знал, в который раз в своей жизни, незнакомка производит на свет потомство. Он просто пожал плечами и кивнул головой, в знак готовности к действиям.
Ардор внимательно и оценивающе оглядывал измученную илитиири, замечая, как та обливалась потом и тяжело дышала. Её стоны время от времени срывались на хрип, в крики..едва не рвали барабанные перепонки. Мужчина был почти уверен, что уже трижды оглох. И вот, собравшись, похоже, со всеми оставшимися силами, темноэльфийка перешла к основным действиям - к освобождению собственного брюха от надоедливого “пассажира”. Потуги..один за другим и с её волшебной пещеркой начали происходить какие-то удивительные метаморфозы. Тифлинг подобрал пару свежих полотенец и пересел на кровать так, чтобы оказаться поближе к эпицентру событий. Прямо перед ним, раздвинув ноги, лежала полуобнаженная женщина. Однако, именно в этот раз, подобная картина его не просто не возбуждала, а скорее, отталкивала. Кроме того, в этой ситуации, от краснолицего требовалось не засовывать что-то определенное, а вынимать.. Ну и ну! В жизни огневика только и не хватало, что экзамена на бабку-пупорезницу. Впрочем, у него будет ещё масса времени потом, чтобы побухтеть на эту тему. Сейчас Ардор думал лишь о том, как бы побыстрее освободить дроу от мук, чтобы всё разузнать.
Сокровенная, нежная щелка вдруг начала характерно выдаваться вперед, неритмично расширяясь. Сперва совсем едва, а в следующий миг, при очередных потугах роженицы, существеннее. Кровь заструилась из её лона, побежала по ягодицам и начала пропитывать и без того несвежее покрывало из звериной шкуры. Вот какое оно - таинство рождения: все приходят в мир в муках, крови и вони.. Кстати о запахе. Тифлинг озадаченно принюхался и скривился лицом, как Шарпей. Его обоняния коснулся резкий сладковато-гнилостный смрад свеженького дерьмеца. Ардор укоризненно зыркнул на женщину, затем перевел взгляд на её промежность, но не обнаружил ничего похожего на… - Упс. - позже до рогатого дошло, что автором сего “изысканого” аромата стал он сам. Бывает. Главное, в таких случаях делать вид, будто ничего не происходит.
Тем временем, очередными усилиями дроу, из её лона показалась макушка маленькой тёмной сморщенной головки. Вообще, понять, что это за часть тельца такая можно было чисто теоретически, потому как плоть была обильно покрыта слизью, вперемешку с кровью. Мужчина поспешил постелить одно из полотенец прямо к месту появления младенца. Между тем, он успел поразиться тому, насколько у женщин там всё настолько впечатляюще устроено, что объект, размером с дыню, может пролезть в отверстие, размером с лимон.. Фокусы отдыхают!
Однако, несмотря, на старательные попытки вытолкнуть плод из себя, эльфийка, очевидно испытывала в этом трудности. Или же, её карапуз не особо стремился в этот странноватый Мир, цепляясь за внутренности матери и упираясь всеми своими крохотными конечностями. Если оно действительно так, то у дитяти вполне пока что получалось удерживать позиции.
- Эй, женщина, ты чего как жидкая сопля! Поднажми ещё давай, плохо лезет твой спиногрыз. - Ардор устал наблюдать, как нежится и тягомотится незнакомка и решил её немного взбодрить. Деваться-то некуда. Может хоть “нужные” слова подействуют. Правда, рогатый не думал над тем, какие слова сейчас действительно оказались бы нужные. Ему пофиг. Он же не этот ваш семейный психолог с маникюром и при галстуке, а обычный мужик.
Продолжая наблюдать за муторной борьбой капризного плода, не желающего вылезать, и матери, рвущей свои чресла во всех смыслах, лишь бы всё это уже наконец закончилось, тифлинг решил проявить инициативу.
Он развел ей бедра пошире, ибо те при каждой потуге инстинктивно дергались и стремились сомкнуться. Горячими ладонями погладил согнутые колени цвета эбенового дерева, отметив при этом необычайную гладкость и ухоженность кожи незнакомки. Для столь лохматой и помятой особы, это было действительно контрастно. Обычно, столь холеной и нежной кожей (и не только) отличались знатные женщины дроу. Но что можно было сказать про конкретно эту брюхатую персону, если взглянуть критически? В той пикантной ситуации, не пахло не то, что дворянством.. Однако, эта неувязка невольно запала в память рогатого.

- Женщина, не позорься перед канавами Калимшана, напрягись и выдави это из себя! - бодро воскликнул Ардор и легко прикоснулся своей краснокожей шершавой ладонью к ходящему волнами животу илитиири. Быть может, если не слова, так прикосновения где надо отвлекут и как надо помогут..

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 144
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2014 ноя 17, 00:43:14

Женщина перестала драть свою глотку и барабанные перепонки рогатого. Леденящие кровь вопли, перепугавшие всю живность в Запретном лесу, сменились на хриплые стоны. Женщина дышала тяжело и прерывисто, словно втягивая вместе с кислородом мелкую стеклянную пыль. У Вирны попросту не осталось сил беспощадно резать тишину своими криками. Стиснув губы в напряженную тонкую линию, дроу закатила глаза, рискуя от натуги вытолкнуть на полотенце всю свою требуху. Казалось, всё внутри неё натянулось настолько, что женщина вот-вот разойдется по швам, как тряпичная кукла. Глаза дроу, влажно блестящие и красные от проступивших сосудов, уставились на тифлинга с молчаливой надеждой. Они словно молили мужчину погрузить их во тьму одним взмахом кинжала. Существо продвигалось внутри женщины, словно шар раскаленной магмы, беспощадно сдавливая и выжигая внутренние органы. По эбеновым щекам зазмеились предательские слезы, устремившись к острому подбородку. В разгромленной лесной лачуге, на пропитанной потом грязной шкуре не было сейчас ни благородной дроу, ни бывшей жрицы Ллос, ни кровожадной воительницы. В расширенных зрачках тифлинга – двух ониксах в золотой оправе - отражалось сейчас просто несчастное измученное существо, из последних сил борющееся за свое право на жизнь.

Уступив очередному позыву, женщина жадно хватила ртом воздуха, напрягшись до спазма в мышцах. Дроу ощутила, как под неистовым напором рвется её собственная плоть, а по антрацитовой коже струятся уже другие, кровавые слезы. Растягивая и надрывая мышцы, показался и тут же скрылся в промежности округлый предмет. Казалось, с каждой потугой она отдает плоду толику своей жизненной силы. Жизнь капля за каплей покидала её тело, ускользая сквозь хрупкие сосуды плаценты. Так, устремившись к вене, стекает по трубке капельницы живительный раствор. Шершавая ладонь мужчины подарила неожиданное тепло похолодевшим коленям, коснулась живота. Неужели сам Калемвор, хранитель Предела Вечности, явился под своды лесной хижины, чтобы забрать её с собой? Никогда не знавшая материнской заботы, Вирна могла принять эти прикосновения за те, что родители адресуют своим любимым чадам. Неужели её вид вызвал жалость даже у беспринципного калимшанского вора? Мышцы вновь напряглись, пытаясь изгнать упрямый плод из материнского тела. Показавшись между разведенными ногами матери, покрытая слизью головка больше не втянулась обратно. Оторвавшись от подушки и чуть подавшись вперед, Вирна исторгла из себя мучительный стон, словно отдавая всю себя этому неимоверному внутреннему напряжению. Эта разрушительная по своей силе энергия, направленная в нужное русло древними заклинаниями, помогала жрицам дроу сравнивать с землей целые Дома и истреблять целые семьи. Повинуясь неимоверному усилию, внутренние мышцы сжались, вытолкнув навстречу тифлингу покрытый слизью и кровью темнокожий комок плоти. Последний позыв, уступающий по силе предыдущим, заставил мышцы сократиться в последний раз и выплюнуть следом бесполезный ныне кровавый шмоток.

Вирна разом обмякла, бессильно откинувшись на подушку. Неземное умиротворение, подобное экстазу опиумного наркомана, разлилось по всему её телу, расслабляя мельчайшие мышцы. Последний вздох, последний удар сердца. Блаженная улыбка застыла на искусанных в кровь губах. Конец, конец, конец. Это слово билось в еще живом мозге, словно попавшая в силки испуганная птица. Но уставившиеся в потолок остекленевшие глаза не видели ни бревен, ни паутины. Её окружила давящая на уши тишина. Молчаливые скорбные тени проплывали мимо неё, словно и вовсе не замечали. Ощущая давящую на плечи тяжесть, она медленно двигалась наперерез им, не чувствуя ни ног, ни опоры под ними. Квартал, до тесноты суженный по обе стороны высокими серыми стенами, вывел её на площадь. Острый хрустальный шпиль впивался в брюхо нависшему пасмурному небу, набухшему от влаги, словно брюхо утопленника. Мертвые сухие деревья протягивали к ней свои уродливые ветки, так напоминающие иссохшие старческие руки. Некто неотступно следовал за ней, подталкивая вперед, но не позволяя обернуться назад. Словно из неоткуда выросла перед ней высокая стена и её опоры, напоминающие скребущие небо когтистые лапы. Но не кирпичи стали для неё строительным материалом. Заупокойный стон окружил её со всех сторон, словно вой ветра в лесных ветвях. Перед ней была стена, выстроенная из некогда живых существ. Эльфы, люди, полурослики – все они стонали, разевая рты на своих изуродованных страданием лицах. Одни тянули к дроу свои руки, словно видя в ней спасительницу, другие настолько вросли в стену, что не могли даже пошевелиться. Их голоса сливались в один сплошной гул: и мольбы о помощи, и проклятия, и нечленораздельный вой тех, кто уже забыл свою родную речь. Задыхаясь от ужаса, женщина попыталась сделать шаг назад, но словно вросла в землю. Она знала. Ей предстояло стать очередным кирпичом в этой ужасной шевелящейся стене. Стене Неверующих.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Ардор Рузе » 2014 ноя 18, 00:59:50

Вид илитиири не внушал уверенности в её опытности в вопросе родов. Несчастная выглядела так, будто она вообще слабо отдавала себе отчет в том, что происходит. Даже если и осознавала всё, то как-то отстраненно и незавершенно. Тифлинг успел уловить всю нестандартность подхода к этому деликатному процессу. Пожалуй, даже умалишенная женщина-дроу не пойдет на то, чтобы рожать в экстремальных условиях, в отсутствии лекаря и с таким скудным инвентарем аптечки. Нынешняя особа, имя которой тифлинг пока так и не знал, вообще будто в баню собралась.. Но мужчине-то чего лезть со своим авторитетным мнением. Женщинам в данном вопросе всегда как-то виднее. Хотя, на практике, очевидно, бывает не так. Взгляду, которым незнакомка уставилась на рогатого, обзавидовались бы даже котятки. Им можно было в тот момент разжалобить практически кого угодно. Так смотрят умирающие герои на поле битвы, прося товарища о последней милости.
В целом, компактная импровизированная баталия имела место быть. Ардор не торопился вестись на женские приемы и уж тем более, позволить эльфийке расслабиться, пока та не закончит все свои дела. Как и в сравнении с тяжело раненными воинами, мужчина понимал, что внешнее проявление сильных эмоций и не дай дьявол, жалость скорее всего приведут к плохим результатам. В экстремальных случаях нельзя позволять друг другу расслабляться.
Рогатый, качая головой, продолжал гладить ладонью по неимоверно натянутой коже живота и смотреть в слезящиеся глаза напротив. Своим поведением и позицией, позволяя понять, что не предоставит возможности просто взять и сдаться. Похоже, что роженица это уяснила себе и, то ли от злости на хладнокровного помощника, то ли от отчаяния, продолжила тужиться заметно интенсивнее. Настолько, что даже порвалась в определенных местах. Тифлинг, само собой заметив это, не упустил возможности прокомментировать.
- Ээ...ну наконец-то! Не жалей очко, красотка! - острил тифлинг, разбавляя таким образом чувство омерзения. Всё таки, даже не будучи брезгливым неженкой, краснокожий не мог отнести себя к извращенцам-ценителям кровавой расчлененки. Он был вором и убийцей, но не садистом. Экстаз от чужой боли и страданий был ему в принципе чужд.

Словно по негласной команде, как только головка младенца перестала нырять в недра материнского лона, Ардор подхватил полотенце, которое подготовил и расположил под ягодицами илитиири. Готовясь поймать плод, подобно эстафетной палочке, мужчина напрягся в ожидании. Очередная попытка темнокожей эльфийки оказалась победной. Истерзанное борьбой лоно, сочно прохлюпав, извергло склизкий окровавленный комочек на покрытые полотенцем мужские ладони. Рогатый замер, будто ему в руки выпала граната с выдернутой чекой. Причина столь странной реакции в простом - он ни разу не держал в руках таких маленьких детей. Новорожденное создание вполне умещалось в двух его ладонях и внешне являло собой саму невинность и беспомощность. Через ткань полотенца, пальцы чувствовали чужое невероятно частое сердцебиение. Новый хлюп заставил тифлинга заставил отвлечься от созерцания новой жизнью и перевести взгляд обратно на промежность матери. Было очевидно, что младенец связан с матерью пуповиной. Эта несимпатичная соплеобразная материя тянулась к… - Эй, женщина, у тебя двойня? Какие странные близнецы, фу! - когда Ардор увидел, что за кровавая монструозина вылезла следом, ему таки едва не стошнило. Согласитесь, довольно уже зрелищ для одного рядового дня в жизни простого разбойника.
Патлатый акушер, сперва так и застыл с новорожденным созданием в ладонях, не понимая, что это за монстр вывалился и как с ним надо поступить. Шмоток, не обладавший визуальными признаками разумного человекоподобного существа, был “разжалован” из звания близнеца в разряд “отходы”. Но как от него правильно избавиться? И что за чем должно следовать далее? Однако, догадка рогатому на ум подоспела как-то сама собой: малые дети часто кричат, а в данном случае, вероятно что-то мешает это сделать..
- Хех, похоже, у тебя деваха. - определив половую принадлежность младенца, краснолицый поспешил поделиться информацией с дроу. - Маманя! Не хочешь получить свои приз, м? - аккуратно протискивая мизинец в крохотное отверстие рта, с целью очистить полость от слизи, тифлинг с напускным видом специалиста, ехидствовал в адрес бывшей жрицы Ллос. Все вопросы и колкости, меж тем, оставались без реакции. Видимо, адовая усталость не позволяла разориться женщине даже на односложный ответ..
При всей старательности и оперативности, процедура очистки рта новорожденной не возымела эффекта. Ардор решил, что может, дыханию мешает как раз тот мерзкий кускообразный балласт, который присоединен к пупу. Мужчина извлек кинжал из набедренных ножен, примерился и резанул легкую органическую пленку, аккурат посередине длины. Таким образом замкнул энергетическую связь младенца, отделив от материнского источника. После чего, болтающийся отрезок пуповиной плоти наскоро завязал поближе к животу новорожденного двойным узлом. В гигиенических целях (представление о которых у рогатого были очень своеобразные) узелок пупка крохи, он решил прижечь. Чего и сделал, коснувшись нежной плоти разгоряченными до пламенных искр, большим и указательным пальцами. Однако, так получилось, что горячий палец задел не только пуп, но и маленький участок живота. Первая реакция на раздражителя - боль от ожога заставили крохотное создание издать первый в жизни пронзительный крик. Тут Ардор закатил глаза.
- Вся в мать! - раздраженно резюмировал он, переводя взгляд с орущего ребенка на, собственно, родительницу. Та, похоже разнежилась в долгожданном спокойствии и погрузилась в сон. Ардор обернул новорожденную в полотенце и отложил на противоположную сторону кровати, чтобы не задеть. Факт того, что сокровенный момент, которого он так ждал снова откладывается, не удовлетворил. Ну сколько же можно? Он жаждал получить все ответы от дроу немедля.
- Давай, скажи папочке спасибо, чувиха. - ободряющий шлепок по испачканным холодным бедрам так же не вызвал никакой реакции со стороны лохматой эльфийки. Та была, словно безмолвная тряпичная кукла, лежавшая с открытыми глазами в застывающей крови и слизи. Тифлинг заметил, как кожа незнакомки стала подозрительно менять оттенок с благородного эбена на серо-коричневый. Мужчина подскочил к ней, ухватил за плечи и тряхнул, но девушка лишь запрокинула голову, по прежнему не испустив ни стона, ни вздоха. - Ты чего.. удумала, женщина?? - оторопело проголосил он, надеясь придумать способ вернуть из отключки эту приключенку. Похоже эта девица была такая же везучая на всякие события, как и он сам. Бывают такие личности, которым не надо искать истории на свою задницу, потому что они происходят в их жизни сами по себе.
- Хоть моргни, я прошу о простых вещах, женщина! - тифлинг становился серьезно перепуган, потому как начало происходить именно то, чего он старался избежать с самого начала этой проклятой ночи. Смерть илитиири означала бы для него тупик. Он мог бы застрять в этом мире до той поры, пока не оказался бы пойман, как потенциально опасный террорист, попавший на территорию магического Мира по краденому ключу. Или до тех пор, пока его бы не сожрали очередные монстры из запретного леса. В обоих случаях - это плохой конец его истории. Да ещё и темноэльфийский ребенок, кражу которого бы точно приписали к делу тифлинга. Короче, страшно представить его дальнейшую судьбу, в случае, если седовласая незнакомка сейчас возьмет и отбросит ласты.
Ардор понял, что эльфийка не дышит, когда поднес ладонь прямо к её носу. Помимо дыхания, не обнаружилось и пульса. Её сердце просто перестало работать. Неужели столько сил было вложено в новую жизнь, что одна, более крепкая просто сдалась? Мужчина не мог поверить, что зловредная стерва, которая хотела анально покарать его ножкой стула какое-то время тому назад, сейчас просто лежит и помирает. Сложно судить, что из всего возмутило его больше.
Так или иначе, времени оставалось очень мало. Точнее сказать, его не было более вообще. Так, минута или две.
Краснокожий положил безжизненную дроу обратно на кровать, рывком разорвал ткань одеяния, материя которого прикрывало грудь. Он так перепугался, что не обратил внимания на её огромные сиськи. Впрочем, обратить-то обратил, но они ему были сейчас не интереснее пяток. Всё, что он мог вспомнить из того, чему он обучился в тэйской академии, в бандитской среде или уже будучи среди людей Земли - из журналов или программ по телевизору, тифлинг применял сейчас по очереди с целью не упустить ни секунды. Уж что-то да должно сработать! Так, вход пошел непрямой массаж сердца, в комплексе с искусственным дыханием. Увы, было очевидно, что реанимационные мероприятия были начаты довольно поздно и драгоценное время уже упущено. Однако, ситуация ещё не переросла в окончательно безнадежную. Мужчина оторвался от грудной клетки илитиири, чтобы перевести дух. Тут ему на ум пришел прием, который получился у него всего дважды в жизни. И то, сей опасный трюк был произведен с целью забрать жизнь, а не возвратить к ней. Всё таки, если электрическим разрядом высокого напряжения можно убить, но почему таким же способом не сделать наоборот..
В чем прелесть и мастерство воздушных стихийных магов? В их умении направлять и упорядочивать движение заряженных частиц, а так же, в способности накапливать энергию в различных точках собственного тела, задавая подобным сгусткам определенный заряд и генерируя разряды. Проще говоря, тело может работать, как мощнейший генератор. Эксперимент крайне опасный, но “воздушники” - они, признать, сами по себе слегка тронутые.
Сосредоточившись на своем последнем шансе, Ардор энергично растирал ладони. Нет, не потому, что ему вдруг сделалось холодно. Ему было сейчас более, чем жарко. Остервенелое трение шершавой кожи, действительно рождало искры, однако их цвет был ослепительно белый. Тифлинг не щадил ни своей кожи, ни сил, ведь каждая секунда была дороже жизни. Секунда, две, три и вместо искр, меж его ладоней возникают угловатые ломаные линии, что на мгновение вспыхивают и тут же исчезают. Прежде ярко-красные ладони мужчины теперь светились как пара ртутных ламп. - Будет больно. - пара рук коснулись холодной кожи тёмной эльфийки: правая легла под левой грудью, а левая расположилась над правой грудью. Таким образом, чтобы не поджарить остановившееся сердце, а запустить его.
Мышечные волокна под действием сильно разряда мгновенно сократились до предела. - Ну давай, просыпайся же! Спина пострадавшей женщины выгнулась дугой до хруста в позвонках. Мужчина разомкнул свою жесткую хватку и вновь приступил к непрямому массажу сердца, чередуя его с процессом искусственного дыхания. Он отдавал себе отчет в том, что сил на какие-либо ещё магические извороты у него практически не осталось. Возможно что только на последний, относительно крепкий электроразряд..
Чувства, что переживал Ардор тогда сравнимы с ощущениями загнанного дикими зверями охотника, держащего последнюю стрелу наготове. Шансы ничтожны.
Впрочем, упрямый полукровка дерзнул бросить вызов смерти. - Ты проснешься! Собрав силы, он повторил разряд, на сей раз оставив заметные ожоги на тех участках кожи женщины, где касались его ладони.
Худо и лениво, но “мотор” заработал вновь. Слабенький пульс чувствовался в шейной артерии. А бронхи и легочной системой, с тяжким свистом, возобновили попытки сделать вдох.
Ардор сполз с кровати, не веря собственной удаче. Если то, что он видел не было галлюцинацией, то у него получилось. Не было ни сил, ни голода, ни злости. Он уставился на свои руки и понял, что шоковая терапия не прошла бесследно для него. Ладони, в результате полученного сильного ожога, покрылись большими отвратительными волдырями. Но это сущие пустяки..
Тифлинг откопал в дебрях своего рюкзака помятый портсигар, хранящий в себе дюжину рукодельных скруточек. Взяв одну такую, он поспешил скорее закурить, чтобы "согреться" густым и крепким дымом.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 144
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2014 ноя 18, 20:21:49

Неестественно изгибаясь, к ней тянулись костлявые напряженные руки, порывисто хватая воздух скрюченными пальцами. Неведомая сила тянула её к стене, словно птицу в турбину самолета. Она пыталась закричать, но звуки её голоса тонули в этом нарастающем гуле. Она не могла сопротивляться притяжению стены, словно безвольное перышко, ставшее игрушкой воздушных потоков. Тощая рука древней старухи ухватила её за полу мантии, будто вцепившись в свой последний шанс. Другие пальцы мертвой хваткой сомкнулись на запястьях дроу, словно металлические кандалы. Души тянули её к себе, словно им невыносимо было видеть свободное от плена камня существо. Серые и безликие, они звали её, называя незнакомыми именами. Вирна пыталась вырваться из хватки теней, но с каждой секундой все больше рук стискивало её кисти и предплечья, грубо притягивая к себе. Дроу билась из последних сил, пытаясь вырваться из цепких лап озлобленных душ, извиваясь, словно схваченная за горло змея. Потерять себя, растворившись без остатка в этой кошмарной стене, было куда страшнее любых монстров дикого Подземья. Неожиданно взрезала нависшее брюхо неба ослепительная молния, затопив все пространство ярким белым светом. Но глаза дроу не ощутили той привычной боли, с которой свет словно по живому взрезает глазные яблоки. Она ощутила неожиданный прилив сил, позволивший ей вырваться из плена жестоких теней. Новая вспышка молнии, куда ярче предыдущей, искромсала пространство, словно канцелярский нож лист бумаги. Жуткая площадь, достойная кошмаров шизофреника, утонула и захлебнулась в ослепительной белизне вместе со всеми своими сухими деревьями и серыми стенами.

Неожиданно все погрузилось в беспросветную темноту, сквозь которую плыли навстречу дроу круги и ромбы, словно в детском калейдоскопе. Но эта пустота была куда полнее, чем призрачный Предел Вечности, казавшийся развивающейся на ветру эфирной серой органзой. Темнота поддерживала её, словно надежные крепкие руки, не позволяющие упасть. В ней таился неземной покой, наполняющий воздушной легкостью все её существо. Боль, напряжение, страх – все это сейчас было настолько далеко, словно и вовсе было не с ней. Там, в параллельной реальности с лесной лачугой и рогатым пришельцем, расслабились судорожно стиснувшие шкуру пальцы. Тело на кровати забылось крепким естественным сном, который заслужило больше, чем кто бы то ни было. Темнота, погрузившая в себя сознание Вирны, не была небытием. Она мягко касалась кожи, словно теплый плюшевый плед, укутывая безмятежностью и спокойствием. И пускай здесь было только безграничное темное пространство, женщина осознавала, что вернулась. Вернулась оттуда, откуда обычно не возвращаются.

Круги и ромбы разбежались, словно испуганные движением пресноводные мальки. Темнота вокруг будто разбавилась ключевой водой. Вирна ощутила твердую опору под ногами, оказавшись в темном зале, тускло освещенном пульсирующими кристаллами. Она стояла у ног прекрасной каменной женщины, укутанной в кружево паучьей паутины, не скрывающее соблазнительных изгибов её тела. Обсидиановая статуя была настолько высокой, что Вирна едва могла коснуться рукой её точеных колен. Неожиданно вспыхнули ониксовые чаши, очертившие периметр зала. Извивались в своем бесноватом танце причудливые тени, отброшенные на стены капеллы. Неожиданно для себя самой, Вирна оказалась среди других дроу, преклонивших колени перед большим резным алтарем, украшенным драгоценной руной Резлак. Кто-то настойчиво потянул её вниз, вынуждая тоже опуститься на пол. Вирна машинально ухватилась за пышную шелковую юбку женщины рядом, но та одним жестом отстранила её руку. Тяжелые двери распахнулись и двое вооруженных мужчин грубо втолкнули в зал обнаженную девушку, подталкивая её вперед остриями пик. Неловко прикрывая руками маленькие груди, девица была белее рофьего молока, её же волосы, напротив, ниспадали до поясницы густо-смоляными прядями. Испуганно озираясь, девушка спотыкалась на ровном камне пола, но не сопротивлялась жалящим спину острым наконечникам. Облаченные в дорогие одежды, расшитые серебряными нитями, затянули свою монотонную песню стоящие подле алтаря беловолосые жрицы. Одна из них отделилась от группы, воздев к изваянию богини свои увитые браслетами руки. В её статной фигуре Вирна узнала свою мать – одну из верховных жриц Чед-Насада. Подведя темноволосую к алтарю, воины учтиво поклонились, отступив назад. Шурша пышными складками длинной юбки, мать Рилраэ вплотную подошла к несчастной, стиснув пальцами и вздернув вверх её дрожащий подбородок. Вирна видела, как по бледным щекам девушки заструились бесцветные потоки. Её мать усмехнулась, одним властным жестом отдав приказ солдатам. Знатоки своего дела, вооруженные мужчины, верно истолковав жест госпожи, грубо подхватили девушку подмышки и поволокли её к алтарю. Белокожая плакала навзрыд, умоляя и стеная на незнакомом Вирне языке. Бросив хрупкое тело на холодный камень, мужчины крепко зафиксировали разведенные в стороны руки и ноги девушки. Ритуальная песнь становилась все громче, а её слова срывались с губ жриц все резче и агрессивнее. Несчастная извивалась в своих путах, точно брошенный на сковородку уж. Вирна неотрывно наблюдала за происходящим, глуповато раскрыв рот от удивления. Она никогда прежде не видела ничего подобного, но даже ребенок способен понять, что с пленной девушкой вот-вот должно произойти что-то нехорошее. Вирна вновь дернула за юбку сидящую подле старшую сестру, но та никак не отреагировала, пристально следя за хороводом светловолосых фигур вокруг алтаря. Набирая обороты и громкость, песня достигла своей кульминации. Подхватив изогнутый кинжал, старшая жрица занесла его точно над сердцем пленницы. В этот момент Вирна ощутила на своем лице теплую ладонь своей сестры, погрузившей в темноту её широко распахнутые глаза. Словно из неоткуда плыли на неё круги и ромбы, выстраиваясь в причудливые узоры…

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Ардор Рузе » 2014 ноя 19, 02:56:31

“Если все достали, за окном холода, в доме разгром, в жизни раздрай - возьми джойнт. Ты сам не свой, не в ладах с собой - закури джойнт. Его добрый дух излечит тело и разум от любой хандры. Однако, есть секрет, брат: не смей злоупотреблять его добротой. Чрезмерная увлеченность превратит таинство в пошлую привычку, а целительный эффект обернется вредом. Но современные разумные существа в большинстве своем гонятся за быстрым кайфом, хорошей движухой или блаженной расслабухой. Кому нужны ритуалы эти ваши, обряды, туземные легенды? Ничего святого. Этот мир, наполненный прямоходящими паразитами катится прямиком в пекло. Да и поделом. Затянись, брат.”
Монолог нью-йоркского бродяги пришел на ум сам собой. Старик, будучи большим болтуном, бывало, выдавал мудрые вещи..
Зажав конопляную папиросу меж зубами, Ардор глубоко втягивал густой терпкий дым. Пропуская порцию за порцией через свои бронхи, он высвобождал щедрые клубы из ноздрей. Тифлинг был похож на критского минотавра. Или волшебную лампу, перенаселенную странноватыми белесыми джиннами. Впрочем, до состояния полого кувшина, мужчина ещё не укурился. Сознание и адекватное восприятие реальности было ещё при нем, пусть и слегка приторможенное. Умиротворенное - назовем это так.
И серьезно, куда-то на задний план отодвинулись тревоги и обиды. Общирный стресс, полученный не так давно, как-то сам собой рассеивался. Даже если оно и не так, то отношение к произошедшему заметно переменилось. Наконец, докурив до края, рогатый подобрел. Удовлетворенно вздохнув, он повернулся к лежащей на кровати дроу. Та свистела носом, что свидетельствовало о фазе глубокого сна. Едва ли мертвецы сопят? Тифлинг прикоснулся к её шее в месте, где проходила артерия и измерил частоту пульса. Дыхание определять было не обязательно - всё и так слышно. Удовлетворенно кивнув (своим загустевшим мыслям, вероятно), мужчина снова уселся на пол, подперев спиной край кровати. Уставившись в одну точку на стене, он пытался понять, сколько же ему здесь ещё предстоит просидеть вот так, учитывая что коматозники или подобные камикадзе, спасенные из объятий смерти, могут отходить сколь угодно долго. От нескольких часов до нескольких дней. Так или иначе, деваться было некуда. В лес возвращаться пока горячего желания не было. Да и смысла мало, если эти непроходимые зловещие дебри всё равно зачарованы - тут определенно нужно знать путь. Ведь “воскрешенная” незнакомка как-то оказалась тут. Едва ли она родилась и выросла в этой хижине. Слабо похоже на правду.. И тут Ардор начал активно сопоставлять факты один к одному. От дум и сидения в одной позе начало ломить позвоночник и шею. Веки тяжелели и предательски заныла голова. Тифлинг пробубнил что-то под нос и потер пальцами виски, с надеждой, что этот прием поможет.
Столько накопившихся неразгаданных загадок просто сорвали с него цепи ожидания. Заторможенность сменилась активностью. Красноликий попытался подняться на ноги, но тут же припал на раненную конечность. От резкой боли потемнело в глазах, а очаг поражения запульсировал. - Ах, ты ж каналья! - Ардор глянул на свою голень и помрачнел. Было, похоже, что рана воспалилась и загноилась. Удивительно, что так быстро. Причиной тому мог быть отравленные или инфицированные зубцы капканов. К тому же, обувь у кое-кого далека от норм стерильности.
Выпрямившись таки на ногах, тифлинг развернулся к илитиири. Осмотрев её ещё раз сверху, он перевел взгляд на клинки, которые валялись не у дел так же, на кровати, но у стены. Брать в руки эти красивые орудия, мужчина предусмотрительно не стал. Мало ли каким образом может быть зачаровано сии творения, покуда их обладательница ещё жива? Взгляд изучал эфес, который своим изысканным дизайном очень уж толсто намекал на принадлежность пользователя к определенному клану, культу. Один хрен. Тифлинга этот факт крайне напрягал. В то же время, его терзали сомнения по поводу принадлежности незнакомки к культу паучьей королевы. Слишком уж эта персона вела себя неподобающе. Не всяким рогатым, конечно, судить о таких вещах. Однако, тифлинг кое-что знал о культуре своего родного Мира всё же. Быть может, вороватая голытьба? Хм. Взгляд перешел на голые испачканные ноги. Для голытьбы, кожа больно холеная. Не считая грязи и засохшей крови, эта кожа не знала последствий ни обморожения, ни ветра, ни засухи и распространенных среди бедняков болезней, вроде чесотки, бородавок, оспы.. Сосредоточенный взор тифлинга поднялся выше, остановился на обнаженной груди. Насилию, похоже, не подвергалась. Или у нее были все только джентельмены и неженки, хо-хо-хо. - подурачившись над вариациями на тему личной жизни новоиспеченной мамаши, Ардор перевел глаза на темнокожие руки. Взяв её ладони в свои, он развернул их так, чтобы можно было разглядеть получше. На коже были заметны следы мозолей, характерных для тех, кто тесно общается с холодным оружием. Породистая, воительница, воровка, беглянка. Его предположения были весьма близки к правде.
От дальнейших наблюдений, тифлинга отвлек писк младенца, который, похоже устал от всеобщего игнора и вздумал заявить о себе. Комок плоти зашевелился в полотенце. Мужчина шатнулся в сторону, чтобы добраться до новорожденной и посмотреть, что с ней происходит. Он распеленал кулек и рассмотрел крохотное тельце. То было всё покрыто засохшей кровью и слизью - довольно противное зрелище. Не томя себя долгим созерцанием, рогатый, косо-криво запеленал обратно, подбирая идеи, как утихомирить детёныша. Вдруг в голову пришла мысль об имевшейся бутылке с дроувячьим пойлом. Ардор дотянулся до емкости, заткнул пальцем горлышко и перевернул так, чтобы жидкость пролилась на кожу. Затем, вернув бутыль на место, он повернулся к крохе и смочил её губы алкогольным напитком. - За здоровье, детка! Целоваться не будем. Через пару минут, темнокожий эльфеныш уже сладко дрых.
Сам дегустировать народный элексир, рогатый не спешил. Ему всё ещё необходима была трезвость ума.
Время, тем самым, шло.. Бог весть сколько его утекло с тем пор, пока Ардор, вновь очнулся от мыслей, сидя на полу, рядом с кроватью. На этот раз, онемела задница. И он просто был вынужден, вновь подняться, чтобы чуть размяться. Не упустил возможности ещё раз проверить пульс илитиири и поржать над тем, что та с забавного свиста носом перешла на суровый храп. Ну это уж точно верный признак того, что пострадавший идет на поправку! Закутанный чумазый младенец спал, как после попойки… Только мамке не говори!
Прошло ещё время, Ардор почувствовал, что путы Морфея добрались и до него. Преодолевать притяжение век друг у другу становилось всё тяжелее. Но тифлинг отдал себе приказ - держаться. Он понимал, что ему сейчас спать опасно и ..не выгодно. Нельзя. Чтобы не отрубиться, мужчина решил взбодрить себя трудом, а именно : вымести мусор из хижины. Который, к слову, даже его уже успел достать - опилки противно занозили пальцы, а осколки стекол больно кололись и резали кожу. Благо, в этом странном доме имелась метла. Самая обычная, старая и .. не очень добрая, валялась на полу около входной двери. Смести сор в одну консолидированную кучу особых усилий не составило. Далее, чего захотелось Ардору, так это разжечь печь и дожарить ту чудесную кабанью ногу, о которой он так кстати вспомнил. Он полез в свой рюкзал и скривился от зрелища. Вкусная ножка пропитала жиром насквозь его любимую рубашку.. Вот это досада. - Арррр! Чем-то приходится жертвовать.
Растопив очаг по-новой, благодаря обломкам стульев, Ардор удовлетворенно улыбнулся, после чего расположил пищу внутри печи и присел на полу, подперев спиной каркас кровати.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 144
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2014 ноя 19, 17:41:29

Женщина сладко причмокнула губами, перевернувшись на бок и поджав ноги. Сознание возвращалось к ней, бесцеремонно прерывая приятное сновидение. Вирна не спешила открывать глаза, пытаясь ухватить за хвост ускользающее видение. Но сон таял, словно облитая водой сахарная вата. Привыкшая к кошмарам, заставляющим вскакивать в холодном поту, дроу старалась удержать в сознании те ощущения, которые рождали воспоминания об одной из старших сестер. Бриззафэй всегда была паршивой овцой в Доме Рилинвирр. Всегда тихая и задумчивая, она не походила на других дочерей Дома Господства, словно рожденных для своих змееголовых плетей. Рано открывшая в себе магический дар, Бриззафэй была чужда таинствам Ллос, предпочитая корпеть над пыльными гримуарами. Мать Рилраэ же предпочитала просто не замечать её существования, словно та и вовсе не была её дочерью. Верховная жрица не принесла её в жертву своей богине только потому, что некоторое время находила полезным исключительный пророческий дар Бриззафэй. Она же, в свою очередь, быстро смирилась со статусом местной юродивой, до которой никому не было дело. Маленькую же Вирну тянуло к ней куда сильнее, чем к собственной матери. Она не упускала ни единой минуты, чтобы ускользнуть от матроны, тайком пробираясь в скромную спальню Бриззафэй, куда больше походившую на каморку служанки, чем на апартаменты дочери правящего Дома. Ей нравилось прислушиваться к тихому голосу старшей сестры, шелестящему, словно страницы, которые она перелистывала своими тонкими пальцами. Бриззафэй Рилинвирр всегда была рада обществу Вирны, развлекая её историями о смешных и глупых жителях Поверхности. Но сказка закончилась, когда девочка достигла того возраста, в котором маленькие дроу отдавались в лапы жриц Академии. Разлученная со своей сестрой, Вирна долго тосковала, втайне передавая послания для Бриззафей со своей служанкой. Но так и не разу не получила ответа, пока однажды прислуга не передала ей маленькую коробку от матроны Рилинвирр, перевязанную подарочной лентой. Но вместо подарка на дне коробки юная Вирна нашла тонкие обсидиановые пальцы и листок пергамента. «Ничто не должно отвлекать будущую жрицу в её служении Богине,» - гласили тонко выведенные темноэльфийские руны. Ни одно послание юной дроу не достигло своего адресата…. И без того ненавидящая свою мать, юная жрица поклялась тогда, что Рилраэ заплатит сторицей за каждый палец Бриззафэй. У Вирны не было воспоминаний сокровенней и приятней, чем грустные глаза и шелестящий голос сестры. Однако, урок матроны не прошел бесследно. Бриззафей осталась единственным живым существом, к которому Вирна когда-либо привязывалась.

Дроу с трудом разлепила веки, вновь оказавшись в своей лесной лачуге. Осенний воздух, проникающий в хижину сквозь разбитое окно, покрыл мурашками обнаженные участки кожи. На время забытые, к ней вернулись ощущения своего возвращенного к жизни тела. И каждая его мышца ныла так, словно Вирна была побитой дворовой сукой, отхватившей хорошенькой трепки за то, что с голоду крутилась вокруг лавки мясника. Вирна ощущала себя фаршем, пропущенным через большую вселенскую мясорубку. Но особенно беспокоила горящая от боли промежность, будто отшлифованная наждачной бумагой. В воздухе стоял густой кумар и аромат жареного мяса, от запаха которого рот моментально наполнился голодной слюной. Ни краснокожий тифлинг, ни родильные муки, ни ребенок не были очередным кошмаром. Дроу перевернулась на другой бок, упершись взглядом в патлатый затылок с загибающимися к нему саблевидными рогами. Неужели она действительно была обязана жизнью этому калимшанскому вору, буквально свалившемуся ей на голову с неба? К нему у Вирны была такая же куча вопросов, как, вероятно, и у него к ней.

-А еще косячка не найдется? – тихо поинтересовалась дроу, обращаясь к затылку рогатого охрипшим от криков голосом. Одновременно с этим молодая мать вдруг вспомнила, что, кажется, все-таки кого-то из себя выплюнула. Удивительно, что сразу после пробуждения её куда больше интересовало наличие у тифлинга травки, чем состояние собственного ребенка. Маленький сверток, шевелящийся в такт собственному дыханию нашелся тут же, возле неё. Ребенок спал, и у Вирны не было ни малейшего желания его лишний раз беспокоить. В вопросах ухода за младенцами у неё было не больше опыта, чем у калимшанского повесы.

-Слушай… никто не знает об этом. И я хочу, чтобы так оно и осталось… - серьезно произнесла больше не последняя Рилинвирр, не сводя глаз со своего приплода.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Ардор Рузе » 2014 ноя 20, 02:52:09

Умиротворяющий треск деревянных обломков в печи убаюкивал лучше колыбельной. Ардор вовсю клевал носом, не способный уже никак побороть подступивший сон. Только пожалуй единственная ответственная точка в сознании тифлинга не позволяла ему окончательно рухнуть на пол и захрапеть сном мертвеца. Несколько раз, мужчина сидя терял равновесие: заваливался на бок, но в самый миг перед падением, упирался рукой и возвращал свое тело в исходную позицию. При этом, обрывки сновидений смешивались с явью, удерживая его разум в пограничном состоянии. Трудно было понять, что в данный момент снится, а что происходит на самом деле. Так, слышались какие-то знакомые и не очень, голоса, женский смех, даже звук моторов проезжающих машин, музыка reggae, звучащая практически постоянно из колонок магазина. Он снова оказался дома, на 141-й улице в Бронксе. Даже, существенно разбогатев, Ардор продолжал жить в бедном районе Большого Яблока, в скромной квартирке. Очень странно для корыстолюбца и транжиры, не правда ли? На самом деле, ответ прост - только в той заднице географии рогатый чувствовал себя действительно свободно.. Он дышал полной грудью, среди той нищеты. Правда, затем ему кислород перекрыли. Но неприятную историю мозг настойчиво вытеснял из памяти, оставляя позитивные воспоминания.
Раздавшийся вдруг звонок телефона выдернул тифлинга из забытья. Мужчина подскочил на ягодицах и распахнул глаза. Понадобилось ещё минутного созерцания расфокусированным взглядом по сторонам, чтобы понять, что и это был лишь сон.
Ардор зевнул, широко разинув рот и потянулся за второй папироской. Вновь густой дым заструился из его ноздрей и в комнате усилился сладковато-терпкий запах “паленых прелых веревок”.
“Теперь ты видел в своей жизни всё, краснокожий брат.”
Хриплый женский голос позади заставил мужчину застыть с цигаркой в зубах. Словно ему сейчас направили в затылок дуло заряженной пушки и требовали замереть на месте, отдать драгоценности и честь. У упрямого бандита было туго с повиновением и чувством страха. Он повернул голову так, чтобы видеть обратившуюся к нему женщину.
- Похоже, твои боги сильно разгневаны на тебя. - он вынул папиросу изо рта и протянул илитиири. При этом, Ардор пристально разглядывал незнакомку, пытаясь что-то понять для себя. Или просто сдержать себя от соблазна её придушить. Мужчине было искренне невдомек, какого лешего было затевать ту чертовщину, которая в итоге благополучно произошла. Женское восприятие для него - жуткие потёмки, нагроможденные всякой нескладной ахинеей. Вечно эти создания всё усложняют не только себе, но и разумным мужчинам. -Твоя паучья армия вон в том лесу, - взмах руки был устремлен на пейзаж за окном, - постаралась как могла, но облажалась. Я немного проредил их шеренгу, чтобы не дать тебе слинять от меня на тот свет. Я готов к обильным благодарностям.
Краснокожий герой не скупился на дифирамбы в свой адрес. Почему бы и нет, если большая их часть были вполне обоснованы. - Твоя малявка оказалась сильнее тебя. Она дрыхнет. - оповестил он молодую мать, будто та сама догадаться ну никак не могла.
Устав сидеть в пол оборота, тифлинг развернулся к собеседнице весь и деловито скрестил руки на груди. Будто был здесь большим знатоком и многопрофильным специалистом во всех вопросах. Может оно и так. Но надо же, в первую очередь, создать о себе впечатление авторитета и не упустить возможности показать женщине, кто здесь мужчина. Так вот всё серьезно.

Серьезную, буквально ультимативную просьбу Ардор выслушал с крайне серьезным выражением своего рогатого лица. После чего прыснул и заржал в голос так, что чуть не завалился на спину. Нет, просьба-то сама по себе ничего смешного в себе не несла, а очень даже наоборот. Но..
- Женщина, у тебя точно не все дома! - хрюкая от попыток подавить приступы смеха, резюмировал тифлинг. - Ты, наивно полагаешь, что кто-то ещё остался не в курсе произошедшего события, после твоих оглушительных воплей? Смешная ты, до жопы.
После чего, Ардор таки не сдержался и откинулся на спину в приступе истерического смеха.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 144
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2014 ноя 20, 04:35:57

Приняв самокрутку из рук тифлинга, Вирна поднесла её к губам, ощутив на бумаге влагу, оставленную слюной рогатого. Сощурившись, словно большая кошка, дроу смачно втянула в себя горьковатый дым. Кончик папиросы зарделся, на краткий миг осветив губы женщины зловещим алым светом. С наслаждением вкусив терпкий аромат тлеющей травы, Вирна вздернула подбородок, выпустив вверх сизый столбик дыма. Первая затяжка вскружила голову, разлив по телу приятную слабость. Колкая усмешка дернула вверх левый уголок губ, став красноречивым ответом на слова тифлинга. Она и впрямь слегка раздосадовала старушку Ллос своим поведением. Стряхнув пепел на пол, Вирна вновь впустила дым в свои легкие, на этот раз дав ему выход через ноздри, чуть сморщив нос от приятного пощипывания внутри. Дроу бесцеремонно изучала лицо напротив, словно собиралась писать с него портрет. Помимо отмеченных прежде татуировок, внимание женщины привлекли мелкие белесые полосы старых рубцов, словно оставленных на роже тифлинга острыми коготками какой-нибудь темпераментной киски. Этот тип был явно из той породы, которую жизнь не щадит, то и дело подставляя подножки и испытывая на прочность. Слушая россказни тифлинга, Вирна задумчиво вскинула бровь, словно пытаясь понять не привиделось ли все это ему в конопляном угаре. Дурь-то и правда была забористая. Однако, быстро смекнула, что тот уже успел познакомиться с местной фауной и даже позволил ей распробовать себя на вкус. Разумеется, никакого паучьего войска у изгнанницы не было. Она имела абсолютно такие же шансы стать закуской для акромантулов, как и её рогатый гость. Но ничто не мешало ей сыграть на домыслах тифлинга, сознание которого предсказуемо связало её с восьмилапыми чудищами. Вирна подняла глаза к потолку, терпеливо ожидая, когда рогатый проржется. В её словах, очевидно, не было ничего смешного. Но, вероятно, травка уже успела накренить крышу патлатого весельчака. Хрюкая и давясь, тифлинг смеялся так заразительно, что Вирну так и подмывало поддержать его истерику.

-Так ты уже познакомился с моими крошками? – прищурившись от едкого дыма, усмехнулась бывшая жрица. – Не дуйся на них, они всего лишь хотели с тобой немножко поиграть, - смешливым тоном проговорила дроу, словно заводчик огромного волкодава, запоздало успокаивающий прохожего, уже успевшего наложить в штаны. Вирна до сих пор не знала ровным счете ничего о своем новом знакомом, а потому блефовала, словно придерживая в рукаве решающий козырь. – За последний год они так расплодились, что начали жрать свое потомство. Местная экосистема выражает тебе огромную благодарность, - юбилейно произнесла эльфийка, ободряюще хлопнув тифлинга по плечу. – Но впредь будь осторожен, Запретный лес не для неженок, - фальшиво промурлыкала Вирна, словно заботливая тетушка. – И не переживай ты так, крики в ночи здесь не редкость.

Дроу вновь перевела взгляд на наспех спелёнатый сверток, все еще сопящий в обе дырки. Её малявка… Значит, все-таки девка. Оно и к лучшему, ведь любая женщина знает, что от мужиков мало толка. Тестостерон мешает мозгу думать трезво, смещая мыслительную деятельность куда-то в район промежности. А дочура и правда оказалась живучая. Текущая в её жилах проклятая кровь едва не стоила жизни самой Вирне. Дроу задумчиво затянулась, словно прикидывая, стоит ли результат затраченных сил.

-Так что же привело тебя в наши края и заставило пропахать рогами мою крышу? – с нескрываемым любопытством поинтересовалась Вирна, передавая патлатому ополовиненный косячок.

Ответить