Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Постепенно затихая, река заканчивается группой небольших озер, самое большое из которых носит название Лунного. Вода озера впитала в себя энергию луны и в полнолуние отдает ее всем обитателям Леса. При свете полнолуния, под тихий шепот русалок и плеск воды, на поверхности водной глади можно увидеть сверкающую лунную дорожку. Берега озера заросли казуаринами и стройными эвкалиптами. На полянах, залитых ночным светом, смеясь, танцуют свой безумный танец фавны и нимфы.
Ответить
Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 151
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 18, 01:09:22

Вероятно, лишь нежелание тифлинга учинять кровавую расправу на глазах у ребенка спасало Вирну от того, чтобы превратиться в кучку пепла. Атмосфера накалилась настолько, что воздух вокруг этой парочки был готов вот-вот “поплыть” перед глазами, став видимым. Вместо того, чтобы признать авторитет своей нанимательницы и внять её указаниям, вспыльчивый калимшанец только разошелся пуще прежнего. Недвусмысленное предложение тифлинга было встречено Вирной с таким негодованием, которое не позволило ей усидеть на месте. И если бы не темная кожа эльфийки, тифлинг мог бы сейчас лицезреть, как налилось кровью её лицо, безвозвратно теряя привычную маску невозмутимости. Вирну, привыкшую скрывать свои истинные эмоции, было крайне сложно вывести из себя. Внутри неё все могло бурлить, словно адов котел, но снаружи обидчик мог видеть только колючую холодность, не сулящую ему ничего хорошего. Но этот чертов тифлинг был словно огненный ураган, заражающий Вирну своей несдержанностью и импульсивностью. Ему с такой легкостью удавалось доводить её до точки кипения, что прочим возмутителям её спокойствия стоило возвести ему монумент или хотя бы сочинить хвалебную оду. Проведя на поверхности достаточно времени, эльфийка привыкла к тому, что здешние мужчины звенели своими драгоценными причиндалами по любому поводу, а в особенности тогда, когда в споре с женщиной у них заканчивались аргументы. Собственный хер, вероятно, виделся им своеобразным артефактом, способным осадить в споре даже самого острого на язык оппонента. Сегодня Вирне было адресовано столько жестов фаллической направленности, что у неё не осталось поводов сомневаться в диалектическом фиаско своего визави. И все же тифлинг достиг своей цели. Вирна вскочила с насиженного места, готовая в следующее мгновение избавить распалившегося калимшанца от его драгоценного аргумента. Руки дроу дрожали от охватившего её негодования, которое было тем сильнее, что Ардор угодил в точку, сам того не подозревая. Она неоднократно ловила себя на постыдной мысли о том, что была бы не прочь заглянуть ему в штаны. Эльфийке, равнодушной к себе подобным, всегда была по вкусу такая экзотика. И чем необычней был экземпляр, тем сильнее был соблазн затащить его в постель. Но в случае с Рузе эльфийка гнала от себя подобные мысли всеми подручными средствами, после фантазий о нем ей хотелось помыться. И чем чаще посещали её подобные грезы, тем сильнее она начинала ненавидеть калимшанца, стараясь обращаться с ним как с последним куском дерьма, прилипшем к подошве.

-Еще слово, и своим хером ты сможешь разве что мух отгонять,- процедила эльфийка, сжав в кулаки дрожащие пальцы. - Я рекомендую тебе прикусить свой язык, пока еще не слишком поздно, - голос эльфийки все больше напоминал змеиное шипение. Единственное, что мешало ей исполнить свои угрозы, так это осознание того, что тифлинг, каким бы ублюдком он ни был, все еще был нужен ей живым. Меньше всего ей хотелось оставаться один на один с грязными пеленками и капризами дочери. Однако, все в облике эльфийки - от испепеляющего взгляда до угрожающей позы - сообщало тифлингу о том, что это предупреждение станет для него последним. Не нужно было быть эмпатом, чтобы почувствовать градус кипения краснокожего огневика. Но Вирна была слишком гордой и самоуверенной, чтобы уступить мужчине в этой перепалке. А потому у них было только два выхода. Либо разнести хижину к чертям, либо уступить другому. Но второй вариант был для этой парочки чем-то из разряда несбыточной фантазии, а потому Вирна напряглась, готовая в любую секунду отскочить в сторону, уворачиваясь от летящего в неё сгустка пламени.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 19, 22:33:50

Разумеется, эльфийка не оценила заманчивое предложение тифлинга, сочтя его, крайне оскорбительным для своей спесивой персоны. Это можно было прочесть по выражению её лица, не будучи экстрасенсом или физиогномиком. Ещё бы! Высокородным особам, вроде этой дроу, даже и в голову не могла бы прийти омерзительная мысль о связи с рогатым грязнокровкой, грубияном из калимшанских канав, да ещё и бывшим невольником. Впрямь, ниже некуда. Впрочем, подобного мнения о тифлингах были не только дроу. Можно подумать, причиндалы этих полукровок чем-то уступали достоинствам темноэльфийских мужиков.. Вот, как для Ардора - так ему было накласть на титулы, для него в постели были все изначально равны. Ставились оценки и раздавались звания совершенно по другим критериям. Мужчина не понимал, зачем все разумные существа во всех Мирах усложняют себе жизнь предрассудками и иерархическими табу.
Может, если бы Вирна приняла его предложение с энтузиазмом, Рузе быть может, подобрел на какое-то время и пошел на уступки. Но такой лихой поворот событий, возможен только в какой-то параллельной вселенной в тяжелом наркотическом угаре. В действительности, от дроу последовала лишь отчетливое предупреждение, граничащее с угрозой. Несомненно, рогатый принял во внимание её слова - он не спешил расставаться со столь деликатной частью своего тела. Однако, гнев внутри него, подталкивал к серьезной ответной реакции, после которой, манипуляции сексуального характера над женщиной были бы уже необязательны (и вовсе невозможны), ввиду физического превращения её тела в горстку пепла.
Ардор кинул взгляд на малышку, пошатывающуюся, сидя на кровати. Девочка глядела на него своими мутными глазенками и неразборчиво лопотала на “ясельном диалекте”. Внутри, будто что-то отпустило, резко понизило уровень адреналина в крови, до того уровня, когда голова способна соображать трезвее. Он не мог причинить ей боль, не знал почему. Та тьма внутри Рэм, полностью доверяла ему. Избрала тифлинга своим защитником с того самого момента, когда носитель первоначала стал существовать отдельно от матери. Как известно, роды женщин-дроу - это сакральный момент, высвобождающий огромную магическую энергию. Возможно, как раз таки в миг появления Рэм на свет, её Тьма, встретив спасителя и защитника, вступила в тесную связь с первоначалом Ардора.
Однако, если девочка временами действовала на мужчину успокаивающе (пускай и не совсем честным способом), то её мамаша конкретно раздражала. Женщина не унималась, даже после явственного отказа в исполнении её приказов. Похоже, эльфийка действительно возомнила себе, что восемью месяцами ранее, приобрела себе раба. С каждым месяцем, отношение Рилинвирр к Рузе становилось всё холоднее и презрительнее. Тифлинг не мог понять такой подмены. Вдвоне обиднее было то, что его нынешняя работа шла вразрез его интересам. Он - вор и игрок, в не нянька-домработница, в конце-концов! Душа требовала приключений, руки “стонали” без наживы. Тифлинг был в высшей степени угнетен ещё и тем, что жалование, которое ему платила работодатель, больше походило на милостыню безногому нищему старикану. Более, того, престарелый нищенствующий инвалид за день сидения на заднице, зарабатывал небось больше, чем профессиональный преступник, укрывающийся под личиной прислуги. Ардор с первого дня, пребывания в Мире Серебряного Дракона, ходил в своих старых, уже изношенных шмотках. Он попросту не мог себе позволить что-то новое и роскошное. А хорошие вещи и побрякушки он любил не меньше грабежа и разврата. Короче, допекло его нынешнее житие-бытие так, что мужчина принял для себя окончательное решение, мысль о котором закралась ему в голову намного раньше.
Вместо того, чтобы рвать и метать всё вокруг, извергать молнии и пускать огненные шары в одуревшую работодательницу, Рузе подошел к столу, под которым сиротливо валялся его потертый кожаный рюкзак. Он нагнулся и заглянул внутрь, чтобы убедиться, что содержимое не покинуло пределов сумки. Некоторые вещи, все таки за долгое время доставались, использовались и ныне валялись где-то по комнате. Так, портсигар с парой скруток и мятый порножурнал делили убежище на кровати под подушкой, смартфон пылился под кроватью (возможно как-то выпал из руки уснувшего тифлинга), бордовая рубашка, пропахшая насквозь серой, измятая до невозможности висела на спинке стула. На единственном столе покоился блокнот для записей. Все эти предметы, Ардор забыл собрать обратно - они просто выпали у него из головы. В сумке оставались нетронутыми более важные инструменты.. В наличии которых, мужчина убедился, удовлетворенно кивнув собственным мыслям.

- Засунь свои указания себе в гузно! - под стать дроу, прошипел тифлинг, подхватывая рюкзак и нервно забрасывая его себе на плечи. - И поищи себе мужа, чтобы тот вытрахал из тебя всю придурь.
Выговорившись, Рузе зашагал к выходу, по пути бросил короткое, но мягкое : - Бывай, Рэм.
После чего, он покинул хижину, громко хлопнув дверью.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 151
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 20, 16:12:29

Металлическая миска угрожающе завибрировала и, скользнув по поверхности стола с характерным скрежетом, впечаталась в дверь там, где секунду назад была рогатая голова тифлинга. Отскочив от деревянной поверхности, миска с грохотом рухнула на пол, разбрызгивая налету стылое варево.

-Ну, и провались ты в Бездну! - выпалила дроу, впервые за время их перепалки повысив голос до яростного крика. Остервенело пнув упавшую под ноги миску, эльфийка почувствовала нестерпимую тягу к разрушению. Бурлящий в ней гнев рвался наружу, желая крушить и ломать в щепки все, что встанет на пути у этого неукротимого вихря. И так бы оно и было, если бы не пронзительный детский крик, полоснувший пространство, словно лезвие клинка. Вирна порывисто обернулась, готовая выместить свою злобу на источнике раздражающего звука. Её так и подмывало швырнуть девчонку об стену, чтобы прекратить это издевательство над собственными барабанными перепонками. Но, грубо подхватив дочь на руки, чтобы как следует встряхнуть её, словно тряпичную куклу, эльфийка вовремя взяла себя в руки. Теперь, когда калимшанца не было в комнате, она начинала остывать, возвращая себе утраченное самообладание. Удивительно, но рядом с этим нахалом все многочисленные тренировки по усмирению собственных эмоций начинали казаться ей пустой тратой времени. Ардор действовал на неё примерно также, как языки пламени на днище котла, до краев наполненного водой. Её терпение вблизи этого проходимца неминуемо начинало бурлить и выплескиваться через край. И никакие трюки и уловки, призванные остудить разум, были неспособны противостоять почти сверхъестественной способности тифлинга выводить её из себя. Испуганная громкими звуками и недовольная исчезновением своей няньки, малолетняя полукровка вертелась в руках матери, заливаясь плачем и давясь собственными криками.

-Заткнись, Рэм! Этот урод не стоит того, чтобы обливаться из-за него слезами. Ни этот урод, ни какой бы то ни было, - вздохнула эльфийка, расслабив мышцы лица, скованные маской испепеляющей ненависти. Но сила сурового родительского наставления оказалась бесполезной в сложившейся ситуации. Девчонка, как и подобает потомку древнего темноэльфийского рода, требовала немедленного возвращения себе утраченной игрушки. У эльфийки не было ни желания, ни соответствующих навыков, чтобы успокоить горлопанистую малявку естественным путем. За последние восемь месяцев отношение к собственной дочери у Вирны немного сдвинулось с отметки полнейшего равнодушия. С каждым днем маленький комок плоти становился все больше похож на разумное существо, демонстрируя характер. В чертах лица полудроу все сильнее проявлялось сходство с собственной матерью. И Вирна начала ловить себя на том, что мысленно начала искать иные способы решения своей проблемы. Нет, она не ощущала в себе пресловутого материнского инстинкта, чуждого ей по природе. И, тем не менее, Вирна больше не находила в себе желания отдать Рэмпейдж восьмилапой ведьме вместо себя. Её мозг лихорадочно искал другие способы решения этой проблемы. И, кажется, даже нашел тот сценарий, который не позволит драме стать трагедией, а Ллос не получит ни капли крови Рилинвирр, пускай даже разбавленной человеческой водицей. К тому же Вирна чувствовала в дочери что-то, что нельзя было так бездарно пускать в расход. В определенный момент ей начало казаться, что использовать ребенка в своих первоначальных целях было бы также глупо, как делать лопату из золота, когда вокруг валяются слитки куда более прочного и дешевого металла. Вирна чувствовала, что у девчонки есть какое-то особенное предназначение, суть которого по-прежнему оставалась для неё тайной. И, возможно, в будущем она придумает, как использовать это с максимальной пользой для себя.
Удерживая дочь одной рукой, эльфийка невесомо провела ладонью по мягкому пуху волос на затылке дочери. То, что со стороны могло показаться обычной лаской, на деле было всего-навсего попыткой установить прочный ментальный контакт. Рука женщины пригрела макушку дочери, прижав к своей груди дрожащее от плача существо. Всего лишь обманный маневр, не имеющий ничего общего с искренним проявлением заботы матери о своем дитя. Вот оно, детское сознание, такое чистое и искрящееся, словно снег в лучах холодного зимнего солнца. Оно также похоже на сознание взрослого человека, как сочный молодой росток похож на толстокожий вековой дуб. Такое хрупкое и в тоже время такое пластичное. Там, где через несколько лет образуются мертвые одревесневшие клетки, сейчас бегут под прозрачной кожицей питательные соки. И все же Вирна уже чувствует в нем первые зачатки взрослых страстей. Она отчетливо слышит обиду, чуть горьковатую на вкус, но не идущую ни в какое сравнение с той горечью, которую выдавало взрослое сознание. Эльфийка продвигается осторожно, словно ступая по тончайшему льду, способному проломиться от любого неловкого движения. Внутри сознания дочери она чувствует себя кораблем, угодившем бутылку, настолько тесным оно ей кажется. Тонкие каналы, что внутри созревшего разума кажутся хитросплетенным кружевом, в детском напоминают примитивную сеть для ловли рыбы. Ими так легко управлять, но еще проще разрушить, а потому незримые нити чужого сознания скользят очень осторожно, боясь травмировать не до конца сформировавшийся рассудок. Эльфийка слышит едва различимый звон, сравнимый по тональности с писком насекомого, её собственная музыка куда грубее, надсаднее. На фоне сознания дочери она звучит, как тромбон, аккомпанирующий флейте. Вирна аккуратно щекочет хрупкие струны, заставляя их звучать в гармонии со своими, наполняя рассудок дочери мерным успокаивающим гулом. Рассудок ребенка еще не способен воспринимать слова, но уже чутко улавливает интонации. Монотонная музыка звучит в голове маленькой кринити, заставляя её напряженное тело расслабляться и тяжелеть в руках матери. Стоит лишь потянуть за нужную ниточку и девочка, словно марионетка в руках кукловода, не сможет сопротивляться воле чужого сознания. Сладкая сонливость струится по её пухлому тельцу, заставляя веки наливаться свинцом. Вирна смыкает веки ребенка, успокаивает его дыхание, сбитое судорожными всхлипами. Теперь вдохи и выдохи дочери вторят её собственным, погружая её в вязкую дремоту. Нити ментального контакта осторожно выскальзывают из чужого сознания, бережно разрывая установленную связь. Покорившись её воле, малышка засыпает глубоким сном и больше не терзает чуткий слух эльфийки своими надрывными стенаниями.
Аккуратно вверив дочь мягким объятиям кроватки, эльфийка почувствовала, что и сама порядком остыла, хоть и по-прежнему чувствовала послевкусие нанесенной обиды. Вирна не знала, но отчего-то чувствовала, что вспыльчивый калимшанец, вдоволь нагулявшись под проливным дождем, вскоре вновь попросится назад. При всей его спеси и самодостаточности в пользу эльфийки говорил один неопровержимый факт - в закрытом мире ему попросту некуда было идти, кроме как вновь приползти под крышу лесной хижины. Возможно, она даже примет его обратно: с тем, что касалось его обязанностей, он справлялся отменно. Но Вирна была готова поклясться на собственных клинках, что заставит его ответить за своё хамство, превратив их сосуществование в сущий ад. Но что, если вдруг случится так, что гордый тифлинг предпочтет теплую хижину хрупкому шалашу в лесной глуши, лишь бы не видеть и не слышать высокомерных упреков своей нанимательницы? В таком случае ей самой придется придумать план, способный одновременно и вернуть калимшанца, и избавить её от необходимости извиняться перед этим сосредоточением раздражающих факторов. Перспектива возиться с детскими пеленками и другими проблемами живого организма казалась ей малопривлекательной. Старания Ардора давали ей возможность спокойно заниматься своими делами, возвращаясь в хижину лишь в случае необходимости. Ей очень не хотелось терять руки тифлинга, так хорошо справляющиеся со всей грязной работой. Вирна устало опустилась на стул, закинув ноги на плохо отесанную столешницу. Обо всем этом она подумает чуть позже, когда мысли окончательно остынут, а нанесенная обида опуститься на дно сознания неприятным осадком, который вновь даст о себе знать, когда придет время.
Взгляд эльфийки, задумчиво блуждающий по деревянной столешнице, остановился. Маленькая книжеца в кожаном переплете, забытая так поспешно сбежавшим тифлингом, привлекла её внимание. Не долго думая, эльфийка протянула руку, завладев чужим блокнотом. Пожелтевшие страницы встретили её чернильной вязью незнакомого языка, среди которой лишь изредка встречались слова общего наречия. Тонкие пальцы неспешно перелистывали сухие страницы, задерживая взгляд на похабных рисунках, среди которых превалировали фаллические символы и стилизованные женские груди, украшенные точками сосков. Какие-то цифры, простые расчеты, короткие заметки, словом ничего интересного. Но на одной из страниц скучающий взгляд эльфийки задержался. Её глаза распахнулись, а черные зрачки отразили в себе знакомый символ, наспех зарисованный дрожащей рукой. Звериная голова, исторгающая языки пламени, обрамленная кругом из оккультных глифов. Вирне и прежде приходилось видеть этот символ, и теперь один его вид вновь заставил её сердце биться чаще в огне подступающего гнева. Жар Флегета. Кажется, так назывался этот дьявольский культ, известный своей любовью к жертвенным кострам. Одно время культ был очень силен, и его пламя, пляшущее на костях невинных жертв, никогда не затухало. Но затем как-то неожиданно ушел в подполье, лишь изредка давая о себе знать. Но что его кровожадный символ делал в блокноте калимшанца? Головоломка вдруг начала складываться в голове эльфийки с пугающей быстротой. Ну, разумеется! Ей сразу показался странным тот факт, что тифлинг так неожиданно свалился ей на голову. Она всегда чувствовала, что этот ублюдок из канавы был не так прост, как казался. Нет, теперь она просто не могла позволить себе ждать, когда тифлинг вновь решит вернуться, затаившись в темноте с обнаженным кинжалом наготове. Ей нужны были ответы, и нужны немедленно. Было кое-что спорящее с теорией эльфийки, но на фоне её неожиданного открытия эти противоречия казались настолько ничтожными, что на них даже не стоило заострять своего внимания. Заткнув потрепанную книжку за пояс, эльфийка порывисто вскочила со своего места, закрепив на груди тонкие ремешки портупеи и накинув на плечи все еще влажный плащ. Она не станет сидеть на месте, пока враг таится в тени… Ардор должен ответить за свой обман.
-------------------------
ОФФ. Продолжение здесь.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 20, 22:46:56

Тифлинг знал не понаслышке тягу народа дроу к кровопролитиям и садизму. Была в них и любовь к шантажу. Однако не в таких уж больших масштабах. Всё больше тёмные эльфы предпочитали помахать своими искусными железяками и поколдовать. До разговоров как-то чаще не доходило. Дроу, какие они отложились в памяти Ардора, были очень немногословны. Эксцентричная знакомая жрица была как-то не совсем похожа на своих сородичей. Рогатый отметил в ней качества, присущие как раз больше его расе: злословие, пошлость, склонность к авантюрам и спекуляции. Именно! Жрица Ллос, которая торгуется. Где это видано? Впрочем, ответ можно было найти в образе её жизни на поверхности. На поверхности торгуются все.. И меняются в сторону социума, который окружает в настоящий момент. Но если и можно вывезти девушку из Подземья, то Подземье из девушки - навряд ли.

- Даю поправку: ты хотела сказать, что дочь нуждается во мне, а не ты! - гаркнул вор запоздало в ответ, звонко при этим смеясь и показывая средний палец, вслед удаляющейся во мглу леса, женщине. Та, скорее всего слышала очередную его колкость. По крайней мере ему очень уж хотелось её зацепить. Его бесило безмолвие. Он знал, что потребность в нем есть, и потому позволял себе подобное разнузданное поведение по отношению к заказчику и никогда - по отношению к субъекту его работы. Он чувствовал в себе силу, которая не уступает силе и могуществу своего нанимателя. Он ощущал страх, который та периодически испытывает. Видел, как пытается всё это скрыть от окружающих и казаться непоколебимой, насквозь холодной. Женщина провалила свою конспирацию в первую же ночь их знакомства, в которую маг видел многое. Тифлинг не был слепым или тупым, чтобы не заметить и не понять. Просто не в его правилах было задавать вопросы, мол, захочет - сама расколется. Хотя и задавался мыслью о том, что иногда полезно нарушать кредо.
Меж тем, двигаясь обратно к хижине, всю дорогу мужчина плелся позади вечно сердитой дроу и пребывал в собственных мыслях. В том числе и переваривал, сказанное женщиной. И действительно, чего это его так переклинило на, по-большому счету, чужого ребенка. Не на юную жену какого-нибудь халифа, не на сокровищницу того же мифического халифа. Не на его халифский трон в роскошном дворце, окруженном бескрайними плодородными землями и полными водами. А на маленькую, безродную девочку-полукровку, у которой не то, что сисек нет, зубы-то не все повылезли. На малявку, от которой мороки и стресса поболее, чем от болотного страховидла, терроризирующего деревеньку.
Родительские инстинкты никогда не были присущи Ардору, даже опционально на подсознательном уровне. Это чувство было больше похоже на навязанное, появившееся спонтанно, негаданно, извне. Подобно иронии судьбы. Между прочим, очень жизненно - все всегда потешались над тифлингами и, в первую очередь, это делала судьба. Ардор был в этом уверен и воспринимал происходящие приключения с ним, как насмешку. Даже не беря в расчет мнение о том, что любимцам судьбы как раз таки и выпадает пуще остальных.

Выйдя, наконец к озеру, Рузе возрадовался, потому как ориентир означал правильный путь и близкое нахождение к хижине. Оставалось всего ничего до сухой, теплой постели и сменной одежды, среди которой у тифлинга наличествовали лишь хлопчатобумажные семейные трусы до колен. К его ужасу, он понял, что больше ничего у него нет (по крайней мере из чистого). Не то, что ему было стыдно щеголять в одних трусах. Последние были с дурацкими мультяшными рисунками. Рэм очень нравилось, когда нянь надевал их на себя или когда они просто висели и сушились на веревке - девочка любила пялиться на них, как на веселые картинки или комиксы.
То есть краснокожий как бы уже предугадывал реакцию мамаши на увиденное. В лучшем случае, она сделает вид, что не замечает. Хотя, эту прелесть, подаренную тифлингу его земными друзьяшками как-то давно при забавных обстоятельствах, невозможно было игнорировать с постной миной. Так или иначе, с голой задницей было неприемлемо ходить при подрастающем ребенке.
Второй момент, который не сильно, но поднапряг рогатого - это наличие одной, хоть и широкой кровати в доме. Ардор был далеко не джентльменом, вполне способным рыгнуть и пёрнуть при даме или увалиться на койку с ногами, не поинтересовавшись о притязаниях женщины на тепленькое место. Однако, и тут тифлинг чувствовал насквозь, что может устроить вечносердитая дроу, будучи пораненной, вымокшей до нитки и, вероятно, уставшей. Медитируя на полу, в своей дровьячьей манере, жрица рисковала получить всю задницу в занозах. Рузе же мог удалиться дрыхнуть в погреб, среди ветоши и пыли. Однако, не имел на это ни малейшего желания, чувствуя, как ломит его суставы и мышцы. Ему не хотелось проснуться и ощутить себя буратино. Что ж, придется импровизировать как-то.
Подходя к хижине, Ардор увидел, что Вирна уже вовсю ковыряется ключом в замке, чтобы отворить поскорее дверь. Ишь, какая резвая! Усмехнулся он мамашкиной прыти и её неуклюжему беспокойству. Ну и зайца можно научить курить, была бы мотивация.
Дойдя до дома, тифлинг не стал сразу заходить внутрь. Он лишь бросил взгляд в открытый проем и, убедившись, что малышка жива и ревет в голосину (как и полагается), а мать её, вроде, даже на руки взяла, прошел чуть дальше, к краю дома. Там стояла большая бочка с чистой водой. Ардор периодически наполнял её сам, чтобы затем оперативно и удобно использовать из нее воду, не гоняя каждый раз к озеру с ведром. Нынче бочка была практически полна до края, за счет дождевой воды.
Не смотря на то, что воды с тифлинга на сегодня хватило, грязи на нем было ну очень много. И желание от нее избавиться перевешивало. Соответственно, оставалось скинуть с себя одежду, покидать ее на пенек, стоящий рядом с бочкой. А самому нырнуть в нее с головой. Что Ардор незамедлительно, но без удовольствия, сделал.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 151
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 20, 22:51:31

Всю дорогу до хижины дроу и тифлинг преодолели в многозначительном молчании. И пускай эльфийка вышагивала довольно резво, она явственно ощущала навалившуюся на плечи усталость. Дождь никак не хотел униматься, а потому земля расквасилась настолько, что каждый шаг требовал вдвое больше усилий, чем обычно. Настроение Вирны было таким же паршивым, как и погода. Безнадежно испорченная блузка, саднящая рана и предвкушение предстоящей беседы с тифлингом только подбрасывали перца в этот котел негодования. Вирна уже представляла этот очередной разговор с рогатым, по традиции походящий на фехтование рапирами. Поначалу эльфийку забавляли эти соревнования в остроумии и сквернословии, но со временем настолько приелись, что набили оскомину. Нашарив ключ в складках плаща, Вирна без промедления погрузила его в замочную скважину. Темнота хижины встретила её надрывным детским плачем, от которого у дроу тут же начался приступ мигрени.

- Ну и чего мы глотку дерем? - строго спросила эльфийка, оставив за дверью промозглую дождливую ночь. - Подумаешь, оставили на пару часов. Тоже мне трагедия! - развела руками мамаша, скидывая у порога сапоги, полные дождевой воды. Несмотря на холодность тона, Вирна испытала облегчение сродни тому, с которым сдавленный землей тифлинг отливал после своего вызволения. Рэм была жива и здорова вопреки тем трагическим картинам, которые рисовала себе эльфийка на пути домой. Было бы печально так бездарно потерять девчонку, на которую было потрачено столько сил и нервов. - В твоём возрасте я писалась от счастья, когда меня оставляли в покое, - поморщилась эльфийка, беря на руки голосящее дитя.

Перейдя с ультразвука на влажные всхлипы, Рэм понемногу утихла,осознав, что её одиночеству пришел конец. Прижав дочь к себе, эльфийка осторожно провела ладонью по мягким волоскам на голове ребенка, больше напоминавшим лебяжий пух. И пускай со стороны могло показаться, что в полировку своих клинков Вирна вкладывала куда больше ласки, чем в это прикосновение, для неё это было, пожалуй, первым проявлением нежности за всю жизнь. Даже Рэм как-то подозрительно замерла на плече матери, словно не зная, как реагировать на это и чего ожидать в следующее мгновение. В этот момент дроу мысленно поблагодарила Ардора за то, что тот не зашел в хижину вместе с ней.

- Ну все, довольно, - отстранила дочь Вирна, словно смущенная своим собственным поведением. - Мамочке надо подлататься, - с этими словами изгнанница усадила дочь на кровать, предоставив дальнейшую возню с ней тому, кому за неё платят.

Огонь в очаге почти догорел. Почерневшие угли едва тлели, лишь изредка лениво вспыхивая в глубине. Подкинув в печь сваленных подле неё дров, Вирна расшевелила головешки кочергой и раздула жар так, что тот нехотя переполз на сухие поленья. Расстегнув кожаную портупею, дроу сбросила клинки на стол, поспешив избавиться от блузки, пока та не успела присохнуть к ране. С прискорбием отметив, что любимая рубашка годиться теперь разве что на тряпки, эльфийка стянула прилипшие к коже брюки, отшвырнув их в дальний угол комнаты. Избавившись от промокших насквозь шмоток, женщина сразу почувствовала себя намного лучше. Осмотрев четыре глубокие борозды, оставленные на плече когтями лесной фурии, Вирна отыскала глазами губку и небольшой таз с водой, вероятно, использовавшиеся тифлингом для купания Рэм. Рану было необходимо промыть и обработать, пока та не загнила. Окунув губку в воду, Вирна аккуратно провела по кровавым царапинам, едва не зашипев от боли. Это была не первое и не последнее ранение в жизни бывшей жрицы, но от этого факта было ничуть не легче. Когда Вирна закончила с плечом, вода в тазу приобрела неприятный бурый оттенок. Отыскав незамысловатую аптечку, собранную самой Вирной на тот случай, если тифлинг вдруг не уследит за своей подопечной, дроу достала стеклянный пузырек, содержимое которого густо пахло шалфеем и спиртом. Пропитав настойкой кусок чистой ткани, эльфийка плотно прижала его к разодранному плечу, стиснув зубы от боли, бросившей тело в жар и холод одновременно. Даже когти водной бабы не были столь ощутимы, как смоченная в спирте тряпочка. Наложив поверх компресса плотную тканевую повязку, Вирна облегченно выдохнула. Теперь оставалось только надеяться, что на утро она не превратится в оплывшую бледную бабу с висячими сиськами.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 20, 22:59:43

Вода в бочонке, ранее будучи бодряще-холодной, быстро вобрала в себя тепло, исходившее от тела мага и стала горячей. С колеблющейся поверхности содержимого ёмкости начал подниматься пар и пузырьки, секрет происхождения которых был, по правде, не только в высокой температуре тела тифлинга..
Нарезвившись под водой, Ардор, наконец, вынырнул, расплескав вокруг значительную часть уже изрядно мутной жидкости. Ухватившись за край бочки, мужчина наткнулся на куцый обмылок. Взял его в ладонь и заинтересованно принюхался (он не помнил, чтобы когда-то оставлял здесь мыло). Мыльный кусок пах резкой смесью дегтя и хвои. Довольно убойный аромат, вероятно от разного рода грибка, блох и прочих букашек. - Ну ок. - согласился маг, будто принимая предложение от обмылка и стал им натираться с головы до пят. Пена щипала так, что рогатый рыдал, плевался и проклинал всё на свете. Но довел омовение до своего логического завершения. Теперь даже его толстые дреды скрипели от чистоты и отдавали брутальным букетом из дегтя, хвои и горящей серы. Весьма необычно, но крайне на любителя. Всякие бледненькие принцесски уже бежали бы от такого амбре, отмахиваясь своими надушенными платочками.
Отмывшись от грязи, Ардор выбрался из своего “суперсовременного джакузи” и спрыгнул на небольшой дощатый настил, поваленный рядом с бочкой специально для того, чтобы каждый раз, после вот таких вот процедур, не вляпываться чистыми ногами в грязь. (Да, время от времени тифлинг добровольно мылся).
Перебирая свои грязные тряпки, рогатый с досадой обнаружил, что снова облажался - забыл перед принятием душистых ванн захватить из хижины свои неотразимые мультяшные трусы. Те валялись где-то в районе подоконника (то есть на противоположной стороне от входной двери и путь к ним лежал через всю комнату). Пустяки, разумеется - лишь очередной повод получить порцию ехидных подковырок. А может и наоборот, всё пройдет чинно и никто не обратит на этот забавный момент ни грамма внимания. Тем более, сомнений не оставалось, что женщина-дроу в своей жизни видела всякое и всякие - ничего нового для себя она здесь не откроет. Остановившись на последней версии, которая придавала больше оптимизма и пофигизма, Ардор сгреб все свои вещи, вместе с обувью и, прикрыв ими свои пушистые причиндалы, двинулся внутрь дома.
Ведь ещё столько дел предстояло переделать…
Но, перво-наперво, переодевшись, рогатый планировал завести разговор на будоражащую его тему о таинственном символе и вытрясти из изгнанницы ответы на волнующие вопросы.
Увиденное первым делом в доме, натуральным образом огорошило мужчину. Сидя на кровати, перевязывала свои раны всё та же эльфийка. Правда нынче, пребывая в одном лишь.. неглиже, безусловно, выглядела она ничуть не хуже, чем в момент смертельного танца с клинками. Ардор уже видел её ранее с разных ракурсов в точно таком же обнаженном виде, он же помогал ей обрабатывать послеродовые раны. Но та, что была тогда давно и та, что сидит сейчас на кровати - это словно две разные женщины. Нынешний вариант ему нравился больше.
Рузе пришел в растерянность, ведь не каждый день в обозримом пространстве появлялась живая обнаженная женщина. Если быть точнее, то уже долгое время в поле зрения ничего подобного не было, не то, что раньше… Были времена, когда тифлинг терял счет дамам, побывавшим в его постели за сутки. Процесс совокупления превратился для него во что-то схожее с рукопожатием или танцем, доставлявшим удовольствие обоим участникам действа и не обременяющим на какое-то серьезное продолжение с обязательствами и прочими реверансами.
Наверное, это свойство многих тифлингов, заставляющее окружающих (в принципе, справедливо) считать первых - озабоченными животными.
Тут ещё и Рэм, сидящая на кровати среди подушек, подсобила радостным высокочастотным возгласом. Ребенок, со своей детской непосредственностью, радовался появлению своего воспитателя.
Однако, даже будучи смущенным и чуть испуганным неожиданным девчачьим визгом, маг не уронил ни вещей, ни челюсти на пол. Что же он, в самом деле, баб никогда не видел? Вот и у этой - всё то же самое, ничего нового. Просто баба!
Чтобы не стоять, как вкопанный и не создавать о себе странное впечатление лажового девственника, комкая тряпки на уровне гениталий, Ардор решил прервать молчание, благо тема для вхождения в разговор сама подобралась. Он сделал над собой усилие подойти, наконец, к подоконнику, чтобы быть хотя бы задницей к дроу. В комнате чувствовался отчетливый запах целебной настойки. Мужчина принюхался получше.
- мм..спирт и сальфа (калимшанск. - “шалфей”) ? - узнал он знакомые нотки.
- Раны слишком глубокие. Одним компрессом тут не обойтись. Я посмотрю твои раны утром. - напяливая свои труселя, констатировал тифлинг. Спрашивать разрешения у женщины он не собирался, считая более приоритетным и правильным решить вопрос, не дожидаясь комментариев и очередной порции назойливого кудахтанья. Женщины (особенно дроу) перманентно и безуспешно, в его понимании, пыжились, чтобы показать свое превосходство над мужчинами. Доходя зачастую до ребячества. Впрочем, обладая таким тельцем, можно не задумываться над построением причинно-следственных связей в голове. С этой мыслью Ардор повернулся, чтобы ещё раз оценить это самое туловище, но уже его вид со спины. Всё равно глазение не возбраняется. Или возбраняется? Впрочем, рогатому стало как-то пофигу на возможную агрессивную реакцию и насмешки дроу. В реальный мир, наконец-то возвратился тот самый Ардор.
- Короче, я это.. - Рузе замялся, подбирая слова, зная, что эльфийку порой, раздражают даже безобидные комплименты (особенно безобидные комплименты!)... восхищен твоими боевыми навыками. Я, в общем, честно как бы в восторге. - тифлинг решил зайти издалека, но в кои то раз, не предпринял попытки поиздеваться. А, что странно для него, искренне оценил качества своей знакомой. - Но я сейчас ничего не предприму по своей рутинной работе, пока ты не расскажешь мне про то, что за символ был у меня в книжке нарисован. Что он значит? Кто они .. эти из Флегета?
Рогатый присел на корточки так, чтобы оказаться на одном зрительном уровне с илитиири и хитро прищурившись, изо всех сил старался смотреть ей в те глаза, которые находятся на голове. И у него почти получалось.
- Спешу напомнить, что это за ТОБОЙ ко мне должок. Тогда, холодной ночью, вот на этом диване, я вытянул из лап смерти ДВЕ жизни. И весьма любопытно ставить мне условия в твоём любимом тоне, женщина. Но сейчас, вот здесь, я прошу тебя дать мне информацию и я сожгу этих мразей до белых костей, клянусь собственными яйцами. От воспоминаний и упоминания названия ордена, тифлинга начинало буквально трясти от злости.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 151
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 20, 23:05:10

Рухнув на кровать, Вирна поправила повязку, слишком туго перетянувшую плечо. Даже легкое трение ткани о рваную рану разливалось ноющей болью по всей руке и правой стороне груди. Оставалось только надеяться, что когти лесной нечисти не занесли в рану какую-нибудь гадкую инфекцию, и её жертва не проведет ночь в огне лихорадки. В Замке всегда дежурили целители, для которых эти кровавые борозды были не более, чем царапинами. Но до академиии сейчас был добрый час пути под проливным дождем и топкой грязи. Путешествие, на которое Вирна была неспособна в своем состоянии.

К тонкому букету из спирта, шалфея и тлеющей древесины добавились новые нотки дегтя и хвои. Вирна не обернулась на скрип дверных петель, сделав вид, что крайне заинтересована послаблением перетянувшей плечо повязки. Впрочем, дроу не без удовольствия отметила для себя, что тифлинг замешкался на пороге. Надо отдать ему должное, Ардор не был таким дикарем, каким поначалу мнила его дщерь правящего Дома. Гигиена была не чужда рогатому, хотя даже дегтярное мыло было не способно перебить запах серы, источаемый его кожей. Однако со временем Вирна принюхалась и перестала обращать внимание на исходившее от тифлинга амбре. Перестав мяться на пороге, Ардор, наконец, прошмыгнул в комнату, сверкнув перед эльфийкой парой волосатых крепких ягодиц. Воспользовавшись тем, что на затылке тифлинга не было глаз, дроу проводила его взглядом до окна, невольно залюбовавшись игрой света и тени, так подчеркивающими рельеф широкой спины. Отблески очага играли на его красной коже, придавая той соблазнительный оттенок червонного золота. Дроу на миг ощутила недвусмысленное шевеление внутри себя, которое так кстати вспугнул очередной возглас Рэм, привлекающей к себе внимание тифлинга. Вирна мысленно усмехнулась. Уже пару минут она находилась абсолютно голой в обществе обнаженного мужчины, и их тела до сих пор не начали говорить за них. Такое на памяти сластолюбивой эльфийки было впервые. Хотя с темпераментом Ардора это могло быть весьма… недурно. Вирна представила его жгучие прикосновения на своей коже, напоминающие капли горячего воска, роняемые свечой на живот и бедра. Красное и черное, сплетенное воедино…

Из плена крамольных мыслей эльфийку вырвал голос Ардора, так вовремя нарушивший тишину. Слова же тифлинга окончательно отрезвили женщину, заставив ту воззриться на него с нескрываемым удивлением. Вирна даже не стала перечить рогатому, настолько неожиданно прозвучало для нее желание Ардора заняться её ранами. Хотя, по сути, какое дело было калимшанскому головорезу до того, отгниет рука бывшей жрицы или нет? Окончательно добил Вирну последовавший за этим, пускай неловкий, но искренний комплимент, отпущенный Ардором в адрес её умения обращаться с клинками. От распущенного калимшанца она, скорее, ожидала что-то в стиле “шикарные сиськи”. Стоит отметить, что Вирну, одетую разве что в паутину разметавшихся по телу мокрых волос, собственная нагота ничуть не смущала. Напротив, избавившись от стеснявших движения тряпок, она чувствовала себя куда комфортнее.

Прищуренные глаза сиамской кошки встретили хитрый прищур тифлинга, и Вирна на секунду задумалась, стала бы она сопротивляться, если бы в следующее мгновение Ардор бесцеремонно повалил её на меховую шкуру? Но жесткий и серьезный тон калимшанца, в котором сквозила неприкрытая ненависть к предмету его исканий, не позволили эльфийке развить эту мысль. Да и возящаяся подле матери Рэм не позволяла фантазии Вирны иметь тифлинга во всех позах.

- Ну, хорошо, - устало выдохнула эльфийка, как ни удивительно, даже она знала, когда стоит воздержаться от препирательств с огненным магом. - Однако, спешу напомнить, что не далее, как час назад, я вернула тебе свой должок, избавив тебя от некрасивой и глупой смерти, - чуть подавшись вперед, спокойно проговорила темная эльфийка, коснувшись лица Ардора теплом своего дыхания. А, может, и холодом, учитывая повышенную температуру тела тифлинга. И для Вирны абсолютно ничего не значил тот факт, что калимшанец отправился в лес под её давлением. Это было его и только его решение.

Поднявшись с насиженного места и сверкнув прямо перед лицом тифлинга точкой соединения своих ног, Вирна обошла его сбоку, направившись к единственному в комнате столу. Там, на простой столешнице, покоились в своих ножнах её бесценные клинки. Подхватив по дороге обратно небольшую плетеную шкатулку, эльфийка уселась на край кровати, подальше от дочери. Неважно, в каком состоянии находится сам воин, его оружие всегда должно быть вычищено и готово к бою. Следовать этому завету эльфийка не перестала, даже ведя сытую и мирную жизнь в академии. Достав из шкатулки прямоугольник мягкой ткани, Вирна сложила его вдвое, поместив в середину лезвие одного из клинков.
- Символ из твоего блокнота значит ровно столько же, сколько паук на эфесе вот этого клинка, - неспешно начала свой рассказ эльфийка, проведя куском материи по всей длине лезвия и вновь вернувшись к гарде. -Этот символ - всего лишь картинка, придуманная группой людишек, желающих подчеркнуть свою принадлежность к чему-то великому, - небрежно проговорила эльфийка, всем своим видом демонстрируя пренебрежения к разного рода фанатикам. Очистив клинок от грязи и гнилой крови лесной нежити, Вирна достала из шкатулки маленький мешочек, припудрив боковые стороны лезвия мелким абразивом. -Те, кто прикрываются этим символом, носят название Жар Флегета, - расположив клинок на обнаженных бедрах, Вирна вновь пару раз прошлась по лезвию чистой стороной тряпицы. Эльфийка знала, что тифлингу не терпится разузнать все, что могла рассказать ему бывшая жрица. Но для существа, жизнь которого измерялась веками, пара минут не значила ровным счетом ничего. - Вижу, ты сгораешь от желания узнать, кому поклоняются эти культисты, - задумчиво проговорила Вирна, вглядываясь в свое отражение в очищенном лезвии клинка. -Едва ли имя Валриамор о чем-то тебе скажет. Впрочем, это и неважно, ведь свои настоящие имена дьяволы держат в секрете, - впервые за время своего рассказа Вирна подняла глаза, испытующе воззрившись на тифлинга. Вернув в недра шкатулки мешочек с абразивом, дроу извлекла из неё склянку темного стекла, содержимое которой добавило терпкому букету комнаты нотку гвоздики. - Жар Флегета не отличается оригинальностью и промышляет тем же самым, что и прочие мелкие культы. Жертвоприношения, кровавые ритуалы, вербовка неофитов и поиск остолопов, готовых вступить в сделку с их господином в обмен на свою душу, - усмехнулась эльфийка, наслышанная о сделках с дьяволами, договоры с которыми редко приносили кому-то счастье. Смазанные гвоздичным маслом, клинок в руках эльфийки засверкал в отблесках очага. -Валриамор мало чем отличается от прочих исчадий огненной ямы, так их называют. Красный, рогатый и окруженный языками пламени, точно сошел со страницы толмуда по Демонологии, - отложив клинок в сторону, Вирна вновь подняла свой взгляд на Ардора, оценивающе оглядев его сверху вниз и обратно. - Не удивлюсь, если в твоих жилах течет кровь одного из них, - наконец, многозначительно изрекла Рилинвирр. -Недаром на тебя так отреагировал Пожиратель Холода. Эти клинки выкованы как раз для таких, как Валриамор, - взявшись за второй клинок, подытожила дроу.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 20, 23:09:18

Калимшанец был действительно темпераментным мужчиной в самом расцвете сил, однако это не означало, что он был совсем без мозгов. Не смотря на то, что его сегодняшняя попытка с безуспешным вызволением самого себя из ловушки и была нелепой, но ..подобное порой случается с каждым. Промахи (в большей или меньшей степени) совершают все без исключения. Кроме того, находясь в неестественной для него роли няньки в мире Серебряного Дракона, рогатый вор изрядно расслабился. Потому как, многие навыки здесь оставались без надобности. Всё же ситуация не дошла до критического момента с распрямлением извилин, и Ардор всё ещё сохранял самообладание, не смотря на явную визуальную атаку его собеседницы с использованием запрещенных приемов. Совершенно нечестный отвлекающий маневр, присущий (конечно же) женщинам! Особенно, если внешние данные выше среднего, то такая особа может запросто цеплять “на крючок” изголодавшихся самцов и крутить ими, как душе заблагорассудится. Ардор даже в уме прикинуть не мог, сколько простофиль за свою жизнь “обработала” сидящая перед ним эльфийка. То есть, по сути, он мог бы оказаться очередной такой “жертвой женского очарования”. Зная о сексуальности и коварстве дроу, тифлинг вполне мог предположить, что Вирна его в данный момент вновь пытается обвести вокруг пальца, нарочно демонстрируя все свои прелести а-ля натюр и неся полную отсебятину. Пользуясь тем, что калимшанец - во-первых, обычный мужик, во-вторых - очень заинтересованная в информации личность, в-третьих - ни черта не владеющий материалами про таинственный культ. Просто сказочный “пациент”, которому можно втирать любую ересь. Тем более, какое дело изгнаннице до того, как повернется дальнейшая судьба какого-то калимшанского бродяги - у бывшей жрицы Ллос своих дел было выше крыши.
Тифлинг не спешил развешивать свои заостренные бордовые уши, особенно когда обнаружил то, что хитрая илитиири таки следит за взаиморасчетами между ними, пресекая любую возможность взять себя “на понт”.

Изгнанница, похоже, совершенно не была обременена комплексами по поводу своей наготы, без тени стеснения выставленной на полное обозрение мужчины, который не приходился ей совершенно никем. Ардор не знал, что подобные выходки для представителей её расы были в порядке вещей.
В следующий миг калимшанец покрылся бы испариной, если бы был способен потеть, как человек. Если прохладное дыхание темнокожей женщины, легко коснувшееся горячей кожи его лица, ничего не изменило в его мимике и во взгляде. То внезапная смена “декораций” с появлением перед глазами гладкокожих сдобных чересел без единого волоска или изъяна, заставила рогатого мага хищно облизнуться и закусить губу. Он провожал эльфийку масляным взглядом, пока та перемещалась к столу и обратно до кровати. Могло показаться (по крайней мере, тифлинг хотел, чтобы так казалось), будто он крайне сосредоточенно её слушает, проглатывая каждое слово и жест. Но в зеркалах его души отражались инстинкты, которым калимшанец пока ещё противился. Он хотел получить информацию, но не в таких беспощадных условиях, где возникающие помехи сильнее здравого рассудка.

Прислушиваясь к начатому рассказу дроу о странном символе, Ардор обратил внимание сперва на эфес клинка бывшей жрицы, а затем невольно перевел взгляд на её пальцы, неспешно проводящие материей по лезвию. В свете очага наблюдаемая композиция производила неизгладимое впечатление: очертание изгибов тела женщины с эбенового цвета кожей, с покоящимся на упругих бедрах клинком исключительной красоты. Изящное оружие тифлинг обожал, как и роскошных женщин. Однако “Пожирателем Холода”, как назвала Вирна свой клинок, Рузе готов восхищаться исключительно на расстоянии. Испытав на себе его жестокие прикосновения, тифлинг будет инстинктивно сохранять с ним дистанцию.
За всеми этими любованиями и шалыми мыслями, Ардор упустил тот момент, когда его организм начал сам по себе проявлять своё неравнодушие к прекрасному. Началось всё с чувства лёгкого удушья: будто лёгкие сжались или ком в горле застрял, то ли кислорода в помещении действительно стало меньше. Маг делал несколько вдохов подряд, чтобы насытиться. Однако, от этого не полегчало - тяжесть из груди перетекла ниже, подобно расплавленному свинцу. Словно горячая, густая масса томно растекалась от сердца всё ниже и ниже, в район дремавшего доселе, мужского естества. И с каждым новым сердечным сокращением (ритм которых изрядно участился), сосуды его достоинства стремительно заполнялись жаркой кровью, воскрешая из мякоти крайней плоти крепкого воина, полного сил и готового к атаке. Ардор был не обрезан по той простой причине, что в его родном Калимпорте (где согласно культурным традициям каждое лицо мужского пола, за исключением бомжующих беспризорников, подвергалось данной процедуре), не обслуживали тифлингов, относя их к расе низшего пошиба. Посему чувствительность органа у рогатого была повышенной. И, когда его титан восстал из черных кучерявых пучин и уперся оголившимся концом в грубую хлопчатобумажную ткань трусов, Ардор едва не взвыл. Продолжая сидеть на корточках, он лишь сильнее прикусил губу. Неуютные ощущения, которые маг испытал, несколько отрезвили его.
- Жар Флегета.. да.. я сгораю от желания, ага. - слегка придурковато повторял Ардор за бывшей жрицей, кивая и старательно подавляя назойливые инстинкты, проснувшиеся очень не кстати.
Обращенные на тифлинга любопытные взгляды Вирны и примешанная к общему букету ароматов нотка гвоздики добили терпение мужчины. Когда он отчетливо ощутил тяжесть и характерную пульсацию в районе собственного члена, он бросил взгляд себе на промежность. Обнаружилась предсказуемая картина, с характерно оттопыренной тканью довольно свободных семейных трусов. Не то, чтобы тифлинг жутко стеснялся этого момента, который был естественен в сложившихся обстоятельствах. Удивительным было бы как раз отсутствие каких-либо реакций здорового гетеросексуального мужского организма. Ардора смущало то, что крови в его организме недостаточно для полноценной работы сразу обеих голов.
Он поднялся на ноги, заходил по комнате, стараясь не поворачиваться передом к женщине.
- Валриамор, говоришь.. - рассуждал рогатый вслух, пока ещё мог относительно здраво мыслить и переваривать информацию. Ему действительно оказался незнаком этот дьявол, так же, как и подробности деятельности его культа. Сейчас он даже пожалел, что все лекции по планарной истории он буквально проспал. Ему чужда была болтовня старцев о лицах, событиях и датах. Куда больше занимали полигонные испытания, бои и практические занятия. Он даже не скрыл этот факт от дроу, вспомнил мгновения юности, усмехнувшись:
- Зря я продрых почти все уроки истории, когда моя задница отсиживала сама себя в Тэе. Все эти околофилософские частушки были для меня, как колыбельная. Я с большим энтузиазмом участвовал в полигонных потасовках, больше напоминавших мясорубку. Или водил глупых неофитов в зал пыток за вознаграждение, как в местный музей (развлечений в Тэе было не так уж много). Удивительно, но народ валом валил.
Ардор сам за собой не заметил, что с нескрываемым позитивом вспомнил отрывок из собственной биографии. Однако, понимая, что немного отвлекся от главного, перестал ухмыляться и вернулся к теме беседы. - Ну чем-то он должен отличаться..от остальных. Может, что-то с ним происходит или происходило? Может, он кому-то мстит за что-то? Или ищет? С какой конкретно целью? - получив источник информации и маленькую зацепку, калимшанец зарывался в ещё большее количество вопросов, запутываясь в необъятной паутине загадок, мучивших его всю жизнь.
Чтобы, наконец, окончательно отвлечься от назойливого желания, тифлинг решил хоть чем-нибудь заняться, сублимировать, так сказать. Ведь, как известно, физический труд (и рутина) отрезвляют и разряжают напряжение.
Ардор взял на руки осоловевшую Рэм, которая похоже, сперва перенервничав, нынче наоборот, ощутила покой и расслабилась. Девочка, оказавшись в его горячих руках, немного встрепенулась и довольно взвизгнула, словно давно ждала его внимания. Тифлинг улыбнулся и уложил её в самодельной деревянной кроватке, сколоченной из подручных брусков древесины и расположенной у стены, напротив большой кровати.
На предположение Вирны о тайне его происхождения, он усмехнулся. Слишком нелепо для него звучала эта версия. Он, безусловно, подходил под “дьявольское” описание и возможности у него были под стать отпрыску исчадия Ада. Но Ардор не торопился раскрывать все карты перед эльфийкой. Да и сомневался в том, что его давно почившая мать, будучи немолодой женщиной из дома терпимости, подходит под достойную претендентку для продолжения дьвольского рода. Для подобных целей демоны и дьяволы, как правило, избирали особ знатных династий или вовсе королевских кровей. Однако, о своих сомнениях маг ничего не стал говорить изгнаннице, позволив себе только безобидно отшутиться:
- А чего тут удивляться? Безусловно, в моих жилах течет кровь самого Асмодея (не меньше), который был ослеплен красотой моей матери и бросил даже свой неприступный дворец, чтобы провести с ней ночь.
Калимшанец надумал пойти, заняться работой - выстирать вещи, например (сами собой они не станут чистыми). Однако, подойдя к двери и приоткрыв ее, обнаружил за ней всё тот же противный ливень. Желания соваться под ненавистные струи не было совсем. Зато всё ещё оставались актуальными иные желания. Ардор, конечно, мог себя пересилить и поплестись под проливной дождь, чтобы поменять воду в бочке и выстирать вещи, а заодно и “придушить” неугомонного “лысого” - помогло бы, хоть и ненадолго. Но вдруг передумал это все делать немедленно. Вместо этого, он повернулся лицом к женщине и решил абсолютно спокойно поинтересоваться возможностью помочь друг другу снять напряжение.
- Я тут подумал, что нам неплохо бы трахнуться. - не желая мямлить и ходить кругами, Ардор задал вопрос ребром, но с таким ровным спокойствием в голосе, будто предлагал почесать друг другу спинку или взорвать один косячок на двоих. Секс для него был действительно простым и необременительным занятием, облегчающим общение, повышающим тонус и настроение. Набрасываться на изгнанницу культа Ллос рогатый считал идиотской идеей с возможностью заработать с десяток лишних дырок на теле, и не стал даже предпринимать попыток, остановившись на культурном варианте.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 151
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 20, 23:14:18

Нанеся душистое масло на лезвие второго клинка, Вирна взяла свое оружие обеими руками, с пристрастием оглядев сверкающий металл. Ни единое пятнышко не оскверняло безупречной поверхности адамантина, в который теперь можно было глядеться, словно в зеркало. Фиолетовое лезвие отразило довольный прищур аквамариновых глаз, таких же холодных, как и металл, из которого оно было выковано. Оружейник Дома Рилинвирр, обучавший юную Вирну искусству фехтования, не уставал повторять, что оружие само выбирает себе хозяина. И глядя в эту минуту на темную эльфийку с обнаженным клинком в руках, никто бы не посмел усомниться в этой простой истине.
Удовлетворенная своей работой, Вирна отложила начищенное оружие в сторону, откинувшись назад и облокотившись на локти. Ворсинки мехового покрывала приятно ласкали кожу, приглашая насладиться его теплом и мягкостью в полной мере. Но, пускай Вирна и была утомлена небольшой потасовкой в Запретном лесу, она не торопилась погрузиться в свои медитативные грезы прежде, чем закончит с Ардором. Теперь, когда на клинках не осталось ни следа сражения, женщина полностью переключила свое внимание на собеседника. Участившееся дыхание тифлинга выдавало его с головой. Вдохи и выдохи калимшита были также хорошо различимы для эльфийского слуха, как стучащий в оконное стекло дождь. На какое-то мгновение даже речь тифлинга стала походить на бессвязный набор слов, но, надо отдать ему должное, Ардор сумел быстро взять себя в руки. Разгадать природу метаморфоз, происходившим с калимшитом, не сумела бы разве что целомудренная дева, росшая вдали от мужчин и соблазнов больших городов. Вирна же прекрасно осознавала, что хорошо сложенное женское тело могло быть оружием не менее опасным, чем самый острый и сбалансированный клинок. Соблазнительные изгибы и аппетитные округлости затуманивали разум мужчин не хуже, чем более тонкие манипуляции с рассудком. Даже многодумные и умудренные опытом друиды теряли всякую осторожность, завидев мелькнувшую за деревом стройную ножку дриады. Но, в отличие от смертоносных “Пожирателей Холода”, собственное тело эльфийки было оружием о двух концах. И сейчас, глядя в спину поднявшегося с колен Ардора, она вновь ощутила, как наливается горячим свинцом низ её живота. Чистка клинков, требующая осторожности и тщательности, дала ей краткую передышку, но теперь, когда с рутиной было покончено, её мыслями вновь завладело это сильное, покрытое шрамами тело, жар которого ощущался даже на расстоянии вытянутой руки. Вид не портили даже нелепые трусы, изукрашенные рисованными зверятами. Напротив, простая хлопковая материя открывала простор для фантазий на тему размера и качества содержимого. Недвусмысленно облизнувшись, эльфийка закинула ногу на ногу, словно это могло унять волнение между её бедер. Инаковость Ардора, его непохожесть на представителей её собственной расы, только разжигала интерес тёмной эльфийки, среди партнеров которой никогда не было илитиири. Каждый раз, совершая что-то противоречащее наветам паучьей королевы, Вирна испытывала удовольствие сродни сексуальному. Раздражение, которое изгнанница порой испытывала от одного взгляда на нахального тифлинга, стало сейчас отличной приправой для закипающего в ней желания. И пускай физиология позволяла женщинам скрывать свое возбуждение куда лучше, чем мужчинам, противиться ему было мучительно для обоих.

-Ищет? - переспросила эльфийка, словно очнувшись от своих влажных фантазий. Вопросы, заданные Ардором, навели Вирну на вполне закономерные догадки. Жар Флегета был страницей не только в блокноте тифлинга, но и в его жизни. Задаваться вопросами о мести можно лишь в одном случае - когда тебе посчастливилось стать её целью. Откинув за спину подсохшие бесцветные пряди, эльфийка всерьез задумалась, на время отвлекшись от увлажнивших её бедра мечтаний. Чем рогатый повеса сумел так насолить последователям кровавого культа? - Мне кажется, ты и сам знаешь ответ на этот вопрос, - усмехнулась эльфийка, недвусмысленно намекая о своих догадках насчет взаимоотношений между Ардором и культистами. - А цель… По крайней мере, я всегда знала, за что с меня хотели спустить шкуру… -задумчиво поглаживая меховое покрывало, проговорила темная, воздержавшись на этот раз от своей дежурной усмешки. - Могу сказать только, что бесконечная война между демонами и дьяволами постоянно разрушает и создает новые культы. И если Жар Флегета бросает свои силы на поиск какого-то калимшанского головореза, который знать не знает, чем мог так им насолить, то их дела - дрянь, - продолжила эльфийка, добавив в свой голос толику таинственности. У неё было одно подозрение на этот счет, но озвучивать его вслух дроу не торопилась. Она лишь загадочно смотрела на тифлинга, словно пытаясь взвесить, измерить и оценить его одним лишь взглядом. Вирна начала смутно догадываться о том, что “какой-то калимшанский головорез” мог, сам того не подозревая, быть не так уж прост.

А между тем Ардор, не выдержав напряжение момента, нашел себе отдушину в домашних делах, словно они могли отвлечь его от нежащегося в отблесках очага женского тела, так выгодно подчеркнутого бликами и тенью. Его старания были настолько очевидны, благодаря своей внезапности и несвоевременности, что эльфийка едва удержалась от очередной колкости в адрес суетящегося тифлинга. Губы Вирны растянулись в победоносной ухмылке, когда, распахнув дверь, Ардор вновь замер на пороге. Внутренняя борьба читалась в его напряженной фигуре так ясно, что была очевидна даже со спины. Красноречивая фраза, сообщающая о логичном завершении внутренних метаний, не стала неожиданностью для искушенной эльфийки. Незамысловатое предложение прозвучало для Вирны, словно магическая формула, заставившая ту вздрогнуть всем телом от желания, неожиданно придавившего её всей своей мучительной тяжестью. Все сомнения эльфийки были в миг погребены под этим томительным гнетом, избавиться от которого можно было лишь одним известным ей способом. Впервые на её памяти калимшит предложил что-то по-настоящему дельное. Спокойствие в голосе тифлинга не только не смутило Вирну, но даже подкупило своей решительностью. Горящий желанием взгляд женщины сам собой скользнул по телу Ардора, остановившись на вздыбившем материю мужском естестве.

- Давай посмотрим, насколько разбавлена в твоих жилах кровь исчадия Ада, - смерив тифлинга бесстыдным взглядом, проговорила эльфийка тягучим, словно мёд, голосом. Полученная рана хоть и доставляла определенный дискомфорт, но все же не была способна окончательно испортить этот вечер. Бросив короткий взгляд на детскую кроватку, в котором Рэм самозабвенно возилась с импровизированной погремушкой, эльфийка стащила с кровати меховое покрывало, перекинув его через руку. Призывно покачивая бедрами, Вирна пересекла комнату, откинув тяжелую крышку, ведущую в погреб, чтобы затем исчезнуть в зияющей темнотой дыре. Придаваться страсти на глазах у собственного ребенка было лишним даже для неё.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 22, 14:47:56

Надо ли говорить о том, как сложно слушать, собирать и анализировать информацию на пике сексуального возбуждения? Если той голове, что на плечах и удается, то что-то одно. Так вот Ардору удалось выслушать, но по правде говоря, он мало что понял. Вопросы по серьезно интересующей его теме плодились в его голове в геометрической прогрессии, но систематизировать их и сопоставить с ответами изгнанницы не получалось. Но надо признать, ответы женщины были очень уж неосновательными. Бывшая жрица не была провидицей или гадалкой, но тифлинг, вполне осознавая это, всё равно хотел узнать всю правду здесь и сейчас. Нетерпеливая, упрямая натура рогатого, всегда требовала всего и сразу. Чтобы получить всё и немедленно, наверное, необходимо попасть в сказку. Удивительно, но, похоже рогатый сукин сын в нее только что попал. Сам не осознавая крутости момента. Ответы дроу, хоть и были размазанными и нечеткими, но давали подсказки и почву для дальнейших раздумий. Заинтересованный калимшит непременно задумался, если бы информация была преподнесена от одетой женщины. На яву же.. на разум обрушивался массив полезных сведений, а оседали лишь обрывки фраз. Так или иначе, рогатый знал, что вернётся ко всем интересующим его деталям вновь. Чуть позже. А сейчас он был в полной готовности для удовлетворения лишь одного желания. И без того пылкий интерес подогревался ещё и тем, что у Ардора доселе никогда не было илитиири. До сей поры, встреченные им на пути женщины-дроу, лишь хотели пырнуть в него клинком, копьем или ещё чем-либо. Настал кармический момент, когда подошла его очередь пронзать жрицу паучьей богини своим орудием.
Калимшанский плут из-за своей необыкновенной наружности, пользовался популярностью у женщин с нетрадиционным чувством прекрасного. Особенно падки на него были дамы с извращенной фантазией. Вирна, по всей видимости, оказалось одной из таких любительниц экзотики. Однако, на счет нее у Ардора были сомнения. Илитиири, не смотря на свою раскрепощенность и повышенную сексуальность, весьма избирательны. Редкие из дроу лягут под представителя какой-то другой расы, особенно под мутантов-полукровок. И мало ли как могут подобные зазнобы изворачиваться, соблазняя падких на аппетитные тела, мужчин. Итог мог бы оказаться непредсказуемым - например, тонна унизительных оскорблений с последующей моментальной кастрацией кавалера.
Осознавая риск, Ардор всё равно получил бы от нахальной эльфийки желаемое. С применением грубой силы или без нее.
Получив согласие на непристойное предложение, тифлинг пришел к выводу, что изгнанница не такая уж желчная стерва. Даже больше - дерзкие взгляды, которыми бывшая жрица одаривала рогатого, открыто намекали на то, что бродяга из калимшанских трущоб стал ей очень даже интересен.

Холодный отблеск пары аквамариновых глаз, неотвратимый и острый, подобно электрическому разряду, проник в Ардора и прошел сверху до низу, сквозь растревоженное сердце, заставляя каждую мышцу вмиг сократиться в муках вожделения. Горячая кровь, подобно лаве, готова была сжечь его дотла.

Калимшит бездвижно проводил сверлящим взглядом притягательные изгибы тела темнокожей жрицы, предусмотрительно удаляющейся в погреб. Не смотря на то, что готов был в сию же секунду наброситься на нее и повалить прямо на пол, Ардор сдержал свои порывы. Тифлинга не слишком смущало присутствие в комнате несмышленого младенца. Его позабавил выбор места для обмена любезностями, которому его избранница отдала предпочтение. Любовь к играм, странностям и экспериментам была ему не чужда.

Бежать вдогонку за илитиири мужчина не спешил. Прежде чем окунуться во мрак погреба, тифлинг подошел к столу и нашел на нем резинку для волос. Этим нехитрым аксессуаром, он обычно фиксировал себе дреды в различные прически, замысловатые и простые. Скривив губы в похотливейшей ухмылке, мужчина подобрал резинку и уже затем направился во след за объектом своего желания, сообразив захлопнуть за собой тяжелую дверь.

В подполе оказалось пыльно и душно, как в дедушкином свитере. Забавный всё-таки выбор места для нехитрой церемонии сопряжения двух микрокосмосов. Не смотря на странность выбора, мужчина отметил его, как лучший из тех, что были среди всех прочих. Не на улице в грязи же валяться, как поросята. Однако и это могло бы быть интересно, пускай совершенно антисанитарно.
Даже не смотря на то, что Ардор обладал возможностью зреть во тьму и видеть в ней довольно отчетливо, он ...не обнаружил Вирну. Помещение было частично заставлено бочками, ящиками и бревнами, сваленными здесь в сухости и сохранности для растопки домашней печи. Шкура неведомого зверя, которую изгнанница захватила с собой, небрежно валялась на полу, посреди погреба. Дроу известны своей ловкостью и быстротой реакций. Женщина могла прятаться за любой ветошью так искусно, что Ардор выдохся бы в поисках. Посему заморачиваться игрой в прятки он не стал, ограничившись лишь поддразнивающими шутками.
- Уморенный вожделением дьявол выступил под стены замка, возжелав лишить тебя покоя, ворваться во фрезовые залы, опустошить до дна все тайники. Сдашь ли без боя свой чертог? - начав невинную игру, тифлинг спустил с себя трусы, отпуская на волю своего лучшего бойца, пребывающего на пике своей готовности. Избавив орган от завесы в виде хлопчатобумажной материи (которая то и доставляла, что дичайший дискомфорт), мужчина почувствовал облегчение. Те существа, что способны видеть в темноте, наверняка бы оценили зрелище: красивый, крепкий, как герой античной легенды; с выразительным рельефом, созданным благодаря венозному рисунку, отчетливо проявившемуся в момент возбуждения. Пара кожистых сфер - подобно беспрекословным спутникам воеводы - подобно ему, налились силой и подтянулись, характерно сгруппировавшись.
Ардор гордился своим мужским достоинством, пожалуй, с самого рождения. Отнюдь, его естество не обладало длиной, подобно хоботу слона. Его детородный орган был чуть больше средних человеческих длин. Отличало его бойца, среди остальных среднестатистических - “коренастое телосложение”. А именно диаметр, который был в преимуществе.. Многие из женщин, которыми тифлинг в свое время имел счастье обладать, непритворно рыдали и молили о пощаде. Даже некоторые шлюхи, после соития, убегали от него в слезах и проклятиях.

Ардор взялся за самый конец большим и указательным пальцем и оттянул нежную мясистую плоть к основанию, обнажив алый, чуть влажный пик своего копья. Ощутив при этом, будто с его члена сорвались тяжелые оковы, мужчина громко простонал и отпустил плоть, позволив ей вернуться к бороздке. Резинку для волос, прихваченную с собой, тифлинг решил использовать на сей раз немного не по прямому назначению. Он исхитрился и обмотал её вокруг основания члена и мошонки так, чтобы затруднить отток крови от своего корня. Тем самым усилить чувствительность и продлить момент общения с женским организмом.

Ардор знал, что Вирна наблюдает за ним откуда-то из-за незамысловатого укрытия. Он не торопился сдаваться, будучи уверенным, что женщина сдастся первой. Причем не единожды.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 151
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 22, 14:49:46

Погреб хижины, уходящий вниз от поверхности земли на добрых три метра, неприветливо встретил дроу затхлым холодом. Стылая темнота лизнула её согретое очагом тело, в мгновение покрыв остывшую кожу россыпью зябких мурашек. Соски женщины рефлекторно напряглись, сжавшись в две черные жемчужины. Вирна неуютно поежилась, преодолев последнюю ступень грубо сколоченной лестницы. Кругом царила мертвенная тишина, и ни единый луч света не проникал вниз с верхнего этажа хижины. Ни чувственные ароматы, разлитые в воздухе жилого помещения, ни звук барабанящих по крыше дождевых струй, не тревожили холодный пыльный сумрак подвала. Но дроу знала, что очень скоро стоны и крики не оставят ни следа от этой могильной тишины. Ковер многолетней пыли топил в себе звуки шагов темной эльфийки, делая их абсолютно беззвучными. Горящие глаза с пристрастием оглядели помещение погреба, словно поле предстоящей битвы. Земляные стены, грубо обнесенные щербатым кирпичом, были сплошь заставлены разного калибра бочками и деревянными ящиками, содержимое которых оставалось тайной даже для Вирны. Одну из стен подпирал безыскусный открытый шкаф, наспех сколоченный из необработанных сосновых досок. Несколько пузатых бутылей, лишенных этикеток и прочих опознавательных символов, покоились в пыли неотесанных полок. Дроу знала, что когда-то в гробовом холоде погреба коротал свои мучительные полнолуния крупный оборотень. Даже сейчас на кирпичной кладке можно было обнаружить следы его огромных когтей, а в углах - клоки серебристой шерсти. Напоминало о ликантропе и массивное металлическое кольцо в стене с прикованной к нему длинной цепью, размер звеньев которой красноречиво сообщал о габаритах и силе существа, которое они должны были удержать.
Вирна небрежно бросила на пол меховую шкуру, отчего вверх взвились сизые облака пыли. Тифлинг не торопился, и гордость дроу укололо подозрение, что рогатый шутник решил поглумиться над возбужденной эльфийкой. Но её сомнения быстро рассеялись, когда над головой открылась крышка погреба, и одинокий луч света ударил в противоположенную стену.

Вирна быстро нырнула под лестницу, и вскоре перед её глазами мелькнули крепкие икры спускающегося вниз тифлинга. Дроу затаилась, внимательно наблюдая за Ардором сквозь широкий просвет между ступенями. Её сердце нетерпеливо забилось, и его стук в гробовой тишине погреба казался Вирне ударами молота по наковальне. Негромкие же слова тифлинга и вовсе звучали, словно оглушительные раскаты грома. Дроу сразу пришлась по вкусу любовная игра, затеянная тифлингом. Она не спешила отвечать Ардору, ведь это в один момент выдало бы ему и без того ненадежное укрытие женщины. Вместо этого илитиири безмолвно наблюдала за мужчиной, сокрытая от его глаз густой темнотой, с которой слилось её обсидиановое тело. Эльфийка едва сдержала томительный стон, увидев вздыбленный ствол калимшита, увитый хитросплетением набухших вен. Обладай Вирна тепловым видением, напряженный мужской орган пылал бы сейчас перед ней, словно раскаленный докрасна металл. Тонкие пальцы эльфийки, будто сами собой, скользнули вниз по гладкой коже лонного бугорка, нащупав плотный пульсирующий комок собственного желания. Напряженный бутон разгоряченной плоти стал настолько чувствительным, что холодные прикосновения казались ему болезненными. Все существо Вирны рвалось сейчас к стоящему перед ней калимшиту, готовое сдать свои влажные чертоги без малейшего сопротивления. Закусив предательски дрогнувшие губы, дроу не позволила желанию взять верх над рассудком. Она не хотела так бездарно упустить возможность подразнить тифлинга, превратив в настоящую пытку минуты ожидания. Ей хотелось видеть, как сознание калимшита потонет в одном единственном желании - обладать её телом.

Воспользовавшись моментом, эльфийка выскользнула из-под лестницы, словно легкая тень, прижавшись спиной к одной из многочисленных бочек. Ардор был слишком занят, чтобы различить едва заметное движение по правое плечо от себя. Заметить дроу во мраке погреба было не легче, чем найти черную кошку в темной комнате. Особенное теперь, когда её укрытие стало надежней прежнего. Судорожно облизав пересохшие губы, Вирна поразилась трюку тифлинга, обмотавшего корень своего детородного органа. У дроу не осталось сомнений, что рогатый калимшит знает, как обращаться с этим толстым, налитым кровью стержнем. От мысли об удовольствии, которое может доставить ей это полное крови орудие, тело женщины прошиб горячий пот. Детородный орган тифлинга не мог удивить Вирну своей длиной, но длины её пальцев едва бы хватило, чтобы обхватить его кольцом. Усталость и боль растворились в одном-единственном желании коснуться возбужденной мужской плоти, ощутив её жар и пульсацию. Но дроу не торопилась наброситься на Ардора, вместо этого она прикрыла глаза, погрузив в темноту две раскаленные точки в своих глазницах. Внутренний взор распутывал плотный клубок, словно созданный переплетением тончайших нитей. Дроу гнала от себя норовящий всплыть перед глазами член Ардора, образ которого одним своим появлением мог внести хаос в порядок её мыслей. Вытянув из тугого клубка одну единственную нить, Вирна ловко переплетала её с другими, словно паук, плетущий свою невесомую паутину. Тонкое кружево, что было легче самого воздуха, вышло за пределы сознания создателя, потянувшись к своей цели. Сокращая расстояние между любовниками, видимый одной лишь Вирне поток, растягивался, обретая форму и плотность. И вот уже Ардор мог почувствовать невесомое прикосновение к своему члену, напоминающее легкий поцелуй невесть откуда взявшегося в погребе ветерка. Вирна вытянула перед собой руку, легко пошевелив пальцами, и вот уже тифлинг мог видеть, как заскользила вниз его темная плоть, обнажая блестящую головку его богатыря. Это прикосновение не было ни холодным, ни горячим, словно само естество мужчины захотело покинуть свой плен, выглянув наружу. Но ощущения эльфийки были совсем другими. Словно в пантомиме, Вирна неспешно водила рукой сверху вниз, а её пальцы сомкнулись кольцом, как если бы обхватили невидимый стержень. В отличие от тифлинга, который мог ощущать лишь бесплотные прикосновения, эльфийка чувствовала каждую венку его члена так, словно её пальцы были лишены кожи, и к плоти мужчины примыкали оголенные нервы.

- Орудие дьявола способно сравнять с землей любые преграды, но сможет ли он отыскать дорогу к вожделенным чертогам? - мелодичный и ласкающий слух, голос словно доносился со всех сторон, но на деле звучал лишь в сознании Ардора.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 22, 14:57:31

Изящные дщери Подземья, будучи своенравными и деспотичными, бросались в бой с тем же энтузиазмом и неистовством, с каким брали мужчин. Тщедушные остроухие парни с темной кожей смиренно и, порой, без удовольствия, исполняли прихоти своих любовниц, которых зачастую и не выбирали. Всё в социуме дроу устроено таким образом, что право выбора и инициатива принадлежит женщинам. Мужчины - лишь средство обеспечения благ, источник биоматериала для продолжения рода и пушечное мясо. Думается, что только отпетому мазохисту придет в голову ворох мыслей о каких-то изысках и наворотах в области плотских утех, когда перед лицом грозят многоголовым кнутом или приставляют к горлу кинжал. Не до сюрпризов в такой опасной ситуации, а лишь молитвы на уме о том, чтобы член в процессе не упал.

Собственно, тифлинг подсознательно был готов к тому, что спустившись в подвал, он будет императивно сбит с ног и безыскусно осёдлан. В итоге, точно так же нахрапом отмутужен, сродни бездушной марионетке для самоудовлетворения, которыми пользуются одинокие или замужние дамы в периоды отсутствия своего супруга.
Разумеется, надежды были на то, что собственная интуиция на сей раз его обманывает. Ведь изгнанница могла никуда не прятаться, а поджидать свою жертву прямо рядом с лестницей и без прелюдий приступить к делу.
Ответа на его недвусмысленный вопрос не последовало. Однако тифлинг не успел насторожиться, как в следующий миг почувствовал нежнейшее прикосновение к своей пульсирующей плоти. Необычайности ощущениям придавала не только нереальная легкость шелка в этом касании, но и то, что ничего, кроме невесомости мужчина более не чувствовал. Ни давления на свой налитый ствол, ни изменения температуры, словно если бы до него дотронулись рукой или погрузили в рот. Когда тонкая мягкая кожа полового органа пришла в движение по характерной траектории, Ардор громко засопел, жуя губы до крови и напрягаясь всем туловищем так, как если бы его зачаровали каким-нибудь столбенеющим заклинанием. Калимшит был искренне сражен находчивостью Вирны. Её эксцентричность пошатывала его стереотипы относительно женщин илитиири. Но главное представление ждало впереди - вполне мог приключиться какой-нибудь неожиданный поворот.. Хотя, тифлинг уже совершенно не мог размышлять о том, что будет потом. С каждым новым движением плоти от конца до основания, ему становилось всё безразличнее будущее. Имел значение лишь настоящий момент, в котором волны экстаза превращали штиль в настоящий шторм. Ардор непроизвольно закачал бедрами взад-вперед, как бы помогая истязательнице прибавить давления и темпа.
- Твои приёмы беспощадны, как и твоя незримая десница. - тифлинг выдавил стоном из себя эту фразу, закатив глаза под полуприкрытые от блаженства веки. - Отвага твоя, на грани безрассудства, неистово дразнит владыку Ада. Не в силах более эту дерзость выносить, идет на штурм твоих глубоких катакомб. Держись в осаде, как подобает воину. Свирепа мощь таранного орудия, как лава жар его силен.

Не в силах больше ждать, изнемогая от желания, Ардор несмело дотронулся пальцами до собственного члена, стараясь прервать телекинетические манипуляции с его плотью. Коснулся так осторожно, словно не магический сгусток держал его половой орган, а тонкая ладонь илитиири. И он боялся её спугнуть в этот момент своим неосторожным движением.

Огненному магу стоило лишь щелкнуть пальцами, чтобы из-под них, искрясь, разгорелся маленький огонек, подобный пламени свечи. Скомкав его в ладони и, через мгновение, вновь выпустив на волю, тифлинг получил уже огненный клубок. Живая, яркая сфера, послушно левитирующая над открытой ладонью своего создателя, осветила вмиг пространство погреба. Среди всего того хлама, находящегося в подполе, дроу по-прежнему не было видно. Но Ардор и не думал сдаваться. Он сосредоточенно прищурился и осмотрелся внимательнее к теням, отбрасываемым окружающем убранством. Среди всего увиденного, наметанный взгляд уловил нехарактерный силуэт.. Довольная ухмылка заиграла на губах краснокожего мужчины, а вторая (свободная) рука обрисовала жест, напоминающий пощечину. На какие-то изыски, требующие высокой концентрации сознания, тифлинг сейчас был неспособен по понятной причине. Однако, его способности в воздушной магии были на том уровне, когда на простейшие трюки требуется минимум воли и усилий. Проделанный Ардором жест ловко отшвырнул в сторону бочки, за которыми действительно оказалась знакомая фигурка темнокожей изгнанницы.
- Вот и всё. Бежать больше некуда. Осада неизбежна. А за ней… неминуемая капитуляция.
Калимшит приблизился вплотную к илитиири, оттеснив её к стене. Его разгоряченный и набухший (как могло показаться, ещё больше) ствол уперся женщине в живот. Касание не прошло бесследно для Ардора - тот сдавленно промычал в предвкушении путешествия по чертогам королевы Дома Господства. Мужчина запустил пальцы в шелковистые волосы дроу, отмечая их отличие от тех, которые ему за свою жизнь удалось перетрогать и перегладить. Кипельно-белые волосы были исключительны, не с пустого места знатные женщины народа Подземья так ими гордились. Тифлинг поддался искушению и подался вперед, чтобы понюхать их. Аромат, исходивший от волос женщины, пусть и перемешанный с запахом сырости, был рогатому незнаком. Возможно, те благовония, которые использовала его знакомая, были добыты из тех мест, где Ардору бывать ещё не довелось. Или же это просто какой-то женский секрет, вроде смешения и нанесения всех ароматов сразу. Однако, мужчина запомнил его. Надолго.
Руки калимшанца легли Вирне на плечи и скользнули вниз, от ключиц к наливным грудям, напоминающим пару полных лун. Мужчина помнил о том, что дроу была ранена и старался не потревожить повязку, прикрывающую глубокие царапины. Пальцы Ардора были ловкими и странно нежными. Он гладил мягкую кожу под эффектными упругими грудями, пока по ним не побежали мурашки. Проведя пальцами вокруг ее сосков, он зажал их между указательным и большим пальцами, а потом потянул на себя — сперва легко-легко, а потом настойчивее, так, что соски напряглись и съежились. Всё это время, тифлинг смотрел женщине в глаза, наблюдая во тьме, влажный отблеск её рубиновых радужек.
Он почувствовал, что желает немедленно попробовать их на вкус. (Да не глаза, о дьявол!) Разумеется, так восхищавшую его, женскую грудь солидных габаритов. Ардор наклонил голову и приоткрыл рот, из которого вынырнул раздвоенный, сродни змеиному язык. Горячий, как его обладатель целиком, и влажный, он коснулся сжавшихся, затвердевших сосков по-очереди, сперва одного, затем - второго. Сняв пробу, тифлинг не остановился и хищно присосался к аппетитным округлостям. Растревожив их немного покусываниями и ласками, мужчина отстранился. Он почувствовал, что его собственный половой орган затрепетал от изнеможения настолько, что готов был взорваться. Некуда бежать..

Ардор вдруг выпрямился и крепко ухватил Вирну за упругие гладкие ягодицы. Он приподнял её на руках так, чтобы она могла обхватить ногами его стан. Не в силах больше ждать, глядя женщине в глаза и не говоря ни слова, тифлинг медленно и осторожно воздрузил её чресла на своего кряжистого жеребца. Врата открывались не сразу и проникновение шло тяжело, не смотря на то, что галерея сладострастия у илитиири была подобна сочному плоду на пике своего созревания. Густая влага из её лона, как нектар из кувшина, наполненного до краев, бежала каплями по эбеновой коже точеных бедер.
Калимшит прерывисто вздохнул, ощущая смешанные чувства боли, томления и небытия. Ощущения от происходящего процесса, были схожи с закалкой разогретой до красна стали в прохладе кристально чистых вод. Крепкий разящий клинок Ардора окреп до пределов своих возможностей, до хруста в нежной бардовой коже, даром, что не дымился и не шипел.

Сжав в ладонях ягодицы женщины, тифлинг предпринял несколько сильных рывков, благодаря которым процесс пошел заметно проще. Однако, жрица всё ещё не сдавалась - месяцы воздержания, сделали её чертоги ощутимо узкими. Решив исправить такое досадное обстоятельство, мужчина раззадорился и, наращивая темп, с большей настойчивостью внедрялся в осажденный дворец.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 151
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 22, 14:58:34

В то время, как пальцы илитиири ласкали перед собой бесплотный орган тифлинга, его оригинал едва не дымился от нежных прикосновений своей мучительницы. Вирна чуть сжала ладонь, слегка “придушив” пульсирующий член Ардора, отчего бестелесные ласки стали ощутимее и настойчивее. Желание жгло её изнутри, словно мечущиеся пламя, не находящее выхода. Губы эльфийки сладострастно приоткрылись, и частое дыхание вмиг высушило их нежную кожу, напоминающую тонкую кожицу черного паслена. Ей становилось все сложнее управлять своими мыслями, и тонкая связь оборвалась, словно подпаленный волосок. Дроу откинула голову назад, упершись затылком в бок деревянной бочки, её грудь тяжело вздымалась, а пальцы все еще помнили манящий жар вожделенной плоти. Голос тифлинга доносился глухо, будто из-под толщи воды. Вирна была не в силах продолжать затеянную ею игру, правила которой теперь всецело зависели от Ардора. Словно услышав молчаливую мольбу илитиири, за её спиной вспыхнул подрагивающий свет, в лучах которого заплясали длинные тени окружающих предметов. Вирна вскочила на ноги, словно подброшенная невидимой пружиной, когда последняя преграда между ней и тифлингом отлетела в сторону, гулко покатившись по наклонной пола.

Потомок дьявола приблизился к ней вплотную, и только теперь эльфийка смогла по достоинству оценить его налитый силой член, обжегший низ её живота, словно клеймив нежную кожу раскаленным железом. Вирна вздрогнула всем телом, предчувствуя беспощадный штурм, которому вскоре подвергнутся её влажные чертоги. Вероятно, даже видавшие виды шлюхи требовали с тифлинга двойную плату, завидев этот пылающий орган, толщина которого превосходила обхват предплечья эльфийки. Даже Вирна на миг подпустила к себе малодушные мысли о полной капитуляции, но, словно предвосхищая реакцию любовницы, тифлинг предусмотрительно пресек любые попытки к бегству. Упершись спиной в холодную стену погреба, дроу прикрыла дрожащие веки, предательски выдающие её волнение, и приготовилась быть грубо насаженной на этот беспощадный ствол. Вирна ожидала, что Ардор воспользуется её беспомощностью, чтобы оторваться на эльфийке за все обиды и понукания, с остервенением растерзав её мягкую упругую плоть. Но вместо этого он нежно запустил пальцы в её шелковистые локоны, словно взял в руки тонкое крыло бабочки, готовое рассыпаться в прах от одного неловкого касания. Вирна глубоко вдохнула, втянув грудью аромат лесного пожара, который так напоминал терпкий букет хвои, дегтя и серы, исходящий от тифлинга. Осторожно приоткрыв веки, эльфийка встретила пристальный взгляд миндалевидных глаз, подернутый пеленой томительной страсти. Шершавые мужские ладони, удивительно сухие в подобных обстоятельствах, коснулись влажной девичий кожи, заскользив вниз, к двум тяжело вздымающимся окружностям, украшенным темными ягодами напряженных сосков. Вирна сладко застонала сквозь сомкнутые губы, растворяясь во взгляде и горячих прикосновениях тифлинга, словно мягкий свечной воск. Желание воспылало в ней с новой силой, и эльфийка накрыла руки мужчины своими прохладными ладонями, словно помогая тому ласкать её собственную грудь. Волна приятных мурашек прокатилась по всему телу, нарушив безупречную гладкость обсидиановой кожи. Раздвоенный язык, словно принадлежащий крупному змею, коснулся её болезненно чувствительного соска, еще сильнее сжавшегося от покрывшей его горячей слюны. Эльфийка была больше не в силах сдерживать сладострастные стоны, обжигающие пересохшее горло. Положив руку на затылок калимшита, Вирна запустила пальцы в его спутанные волосы, сильнее прижав к себе влажные губы тифлинга, заставляющие илитиири тонуть в волнах сладчайшего из удовольствий. Гибкое тело отзывалось на каждое прикосновение чувственного рта, крутые бедра дроу сами собой качнулись навстречу мужчине, словно приглашая его насладиться их влажными глубинами. Тонко прислушиваясь к телу своей любовницы, тифлинг легко оторвал её от земли, и Вирна крепко сжала его бедрами, скрестив ноги на напрягшихся ягодицах мужчины. В следующее мгновение эльфийка надсадно вскрикнула, и её тело затрепетало под тифлингом, словно насаженный на булавку мотылек. Боль пронзила все её существо, будто окатив кипящей смолой с ног до головы. Глаза эльфийки широко распахнулись, и перед ними поплыли кроваво-красные круги. Узкие ладони уперлись в широкую грудь Ардора, словно пытаясь оттолкнуть его, но возбужденный дьявол не знал пощады. Он не лукавил, сравнивая свой вздыбленный орган с осадным орудием. Захватчик ломился в неё, словно вооруженная таранами армия, берущая ворота неприятельского замка. Мышцы лона свела болезненная судорога, словно превратившая в камень эластичные волокна, обхватившие лишь половину пульсирующего органа. Даже стиснутые зубы не сдерживали отчаянных криков, вырывающихся из груди женщины с каждой новым рывком внутри её тела. Вирна не чувствовала даже ссадин, оставляемых на её спине щербатой поверхностью кирпича. Но любовник был беспощаден, он даже не думал сбавлять темп, вместо этого входя в свою узкую жертву все настойчивее и резче. И вдруг ворота замка поддались, не выдержав этого напористого натиска. Мышцы эльфийки расслабились, и ягодицы под ладонями тифлинга покрылись мурашками удовольствия. Крики боли стихли, превратившись в стоны долгожданного наслаждения. Соки женского естества каплями скатывались вниз по взрытому венами стволу, теряясь в зарослях курчавых волос калимшита. Жар, которым так щедро делился тифлинг, расслабил напряженные мышцы дроу, и теперь темная головка его члена беспрепятственно ныряла в прохладные недра эльфийки, даря той неземное удовольствие. Вирна выгнулась навстречу Ардору, прижимаясь к нему всем своим телом. Покрытая жесткими волосами, грудь калимшита терлась об упругие сферы женщины, дразня нежную кожу и увлажняясь её потом. Ухватившись за рога тифлинга, дроу сама насаживалась на его выносливую плоть, не позволяя той выскользнуть из своего лона. Долгое воздержание и не-человечески горячий член Ардора, казалось, собравший в обхвативших его мышцах всю кровь Вирны, сделали свое дело. Удовольствие нарастало до тех пор, пока не взорвалось внутри неё фонтаном запредельного наслаждения. Эльфийка напряженно притихла, чтобы в следующее мгновение вскрикнуть и задрожать всем телом, упершись покрытым испариной лбом в плечо любовника.

-Еще! - только и смогла произнести эльфийка, выдохнув одно-единственное слово в мощную шею тифлинга. Теперь она не остановится до тех пор, пока не выпьет из Ардора всю силу, заставившую так набухнуть вожделенную изгнанницей плоть.

Аватара пользователя
Ардор Рузе
Сообщения: 66

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Ардор Рузе » 2017 янв 22, 15:01:03

В сексе, в отличие от боя и любой иной ситуации, Ардор далеко не всегда был грубияном. В момент соития он допускал дерзость, граничащую с неистовством. Но подобное поведение обязательно предварялось и перемежалось с чувственными ласками. Даже с доверием, как бы странно это не выглядело, например, со стороны партнерши. Любовница могла счесть подобное за уступчивость или слабоволие. Ведь все разные, с разнотипным мировосприятием. Дроу вполне могла заметить парадоксальность поведения за тифлингом. Но как она это воспримет, оценит ли или совершенно нет - Ардора не волновало. Калимшит был убежден, что в плотских утехах его тактика - безошибочная: отдавая, взамен получаешь сторицей. Тем самым, ложе любви (или любая другая плоскость) и отличается от боевого ристалища.
Однако и битва и коитус в сознании мужчины являлись отличными способами знакомства и коммуникации. Как в первом, так и во втором случае можно было много нового узнать о соучастнике. Проникнуть не только в тело, но и на рубежи внутреннего мира. Окунуться в таинственный омут посторонних мыслей и желаний. Обмен информацией неизбежен, если ложе страстей делят по доброй воле.
Ардор наблюдал за илитиири с самого момента их знакомства и отмечал её, как рисковую и храбрую особу. Порой даже до безрассудства дерзкую и наглую. Не разочаровала она его и в этот раз, когда оказалась в ситуации безвыходной осады её вожделенной цитадели. Подобно истинной королеве, темнокожая эльфийка не сдала позиции перед мощью дьвольского шпирона. Калимшит, изучая эльфийку взглядом, уловил её естественное волнение. Но маг стремился преподнести урок маленькой женщине, что огонь совершенно не всегда обжигающе смертоносен. Стоит лишь привыкнуть, чтобы насладиться его жаром сполна. И запомнить это чувство навсегда.

Отчаянные крики дроу лишь сильнее раздразнили тифлинга, высвобождая на волю его истинную дьвольскую сущность. Сентименты отступили на второй план, уступая агрессии и настырности, с которыми мужчина входил во взмокшую от пота женщину.
Разбуженное дьявольское отродье во плоти было увлечено процессом настолько, что выводы о правильном выборе партии в любовницы пришли на ум тифлингу несколькими мгновениями позже, когда Вирна уже смело ухватилась за изогнутые бурые рога и вовсю скакала на его стволе, пропуская его в себя уже до самого основания. Скольжение блестящего от лонной влаги члена внутри илитиири, сопровождалось характерным хлюпаньем.
Настал момент, когда произошло то, чего так ждал тифлинг от новоявленной любовницы - эльфийка содрогнулась, пребывая в экстатическом зените. Ардор ухмыльнулся, сладострастно облизнувшись. Сам он ещё был не готов к кульминации, поэтому тихая просьба изгнанницы, больше схожая с мольбой, была воспринята не как вызов, а как капитуляция. Мужчина не без удивления отметил ненасытность эксцентричной дроу, однако решил присвоить себе лавры сокрушителя. Героя, которому удалось взять доселе неприступную, мрачную и холодную крепость.
То, что это была лишь разминка, тифлинг и не предполагал.

Повинуясь просьбе и собственному неугасшему желанию, Ардор, держа обессилившую илитиири на руках, отстранил её от холода кирпичных стен. Не разрывая физического контакта между их детородными органами, мужчина повернулся и перенес Вирну на разбросанную на полу звериную шкуру.
Её тело было так мокро от пота, что ладони то и дело норовили соскользнуть и уронить обмякшее темнокожее тело. Но тифлинг сумел удержать её и, вновь с заботой и осторожностью, уложил в меха.
На сей раз была выбрана поза для продвинутого, искушенного “абонента”. И годилась она как раз-таки опосля хорошего разогрева по причине обострения восприятия нервными окончаниями женского естества до состояния болезненности. (По крайней мере, тифлинг судил по отзывам женщин, побывавших с ним). Ардор, не долго мудрствуя, подхватил нежные, гладкие ножки илитирии под коленями и забросил их себе на плечи. После, схватил женщину за верхнюю поверхность бедер и неучтиво придвинул трепещущее тело вплотную к себе. Сам же сел перед её распростертыми припухшими вратами на согнутые в коленях ноги, разведенные по сторонам и вновь погрузил в сочащиеся чресла свой багровый твёрдый атрибут.
Шершавые и сухие ладони калимшанского вора, с грубостью необработанного папируса, скользили по шелковистой коже крепких женских бедер, в такт нарастающему темпу погружения. Проникая в илитиири до предела размеров своего полового органа, Ардор чувствовал, насколько сочна и просторна стала внутри жертва его натисков. Чтобы исправить это естественную закономерность и добавить остроты ощущений, мужчина схватил женские ягодицы и сдвинул их таким образом, что любовное отверстие дроу стало заметно уже. Член стал проникать в него с заметным сопротивлением на входе. Уже через несколько мгновений путешествия в такой чудной позе, тифлинг тяжело засопел, свистя и носом и приоткрытым ртом, стараясь вобрать как можно больше пыльного воздуха сквозь стиснутые зубы. И с таким же громким шипением, выдыхая его. Дыхание его стало жарче прежнего, сердцебиение нарушило свой и без того ускоренный ритм. Ардор почувствовал, как онемел его зардевший ствол, а его пик стал пухлым и выразительным. Он осознал, что сейчас самое время сбросить оковы, сдерживавшие всё это время шального изголодавшегося зверя.
Пальцами одной из рук, предательски непослушными, мужчина добрался до импровизированного резинового жгута на своем члене и разорвал его. Часть крови, переполнявшая вздыбленные вены, моментально отошла в общий кровоток. Однако, в следующий миг новая порция вернулась в неослабевающий орган. И мимолетное облегчение обернулось невыносимой чувствительностью на гране мучительной боли. Ощущения были сродни тем, как если бы калимшит окунул свой раззадоренный болт в лесной муравейник. Понимая, что финал совсем близок, Ардор задвигался с прежним бешеным ритмом, буквально вдалбливая багровый бур во влажные недра тела дроу. Бедра мужчины шлёпали по женским ягодицам с задором и звоном аплодисментов. Свист и хриплые стоны переросли в откровенно животный рык, а затем и во звонкий крик смертельно раненного дикаря. Момент падения настал. Прохлада тела тёмной эльфийки была в этот решающий миг, как раз кстати для разгоряченного клинка её любовника. Дьявол внутри Вирны вдруг запульсировал и сотрясся, безостановочно орошая и без того сочные катакомбы женщины своей ощутимо жгучим и тягучим лавовым потоком.
Ардор застыл в напряжении, изливаясь и самозабвенно завывая. Его собственный зверь Тьмы ликовал от победы, которую в определенный момент стал так жаждать. Опорожнив запасы своего адского гнева, тифлинг удовлетворенно и устало выдохнул. После чего, неторопливо извлек на волю, блестящий от смешанной влаги, осадный инструмент. Густые струи семени тут же устремились из расширенного лона бывшей жрицы, ниспадая на скомканную шкуру невиданного зверя.
Не в силах больше держать равновесие и находиться в вертикальном состоянии, калимшит молча рухнул на край импровизированной меховой подстилки рядом с дроу.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 151
Контактная информация:

Re: Одинокая хижина на берегу одного из озёр (Внимание! Рейтинг NC-17)

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2017 янв 22, 15:02:34

Жар, исходивший от тифлинга, можно было сравнить разве что с хорошо разогретой печью, которую илитиири вдруг вздумалось обнять руками и ногами. Пот струйками стекал по её спине, теряясь из виду между округлыми ягодицами женщины. Её дыхание сбилось, словно после долгого бега по пересеченной местности. Пересохшие губы хватали ускользающий воздух с той же жадностью, с какой измученный жаждой бедуин приникает ртом к влаге долгожданного оазиса. Казалось, весь кислород в подвале был истрачен на горение этого невыносимо жаркого тела, зажавшего дроу между собой и кирпичной кладкой. Вирна почувствовала, как её ослабшие и влажные от пота ноги начали скользить вниз по узким бедрам тифлинга. Но жилистые руки мужчины вновь подхватили её, не позволив женщине выскользнуть из своих объятий. Опыт, полученный за несколько десятков лет половозрелой жизни, позволял эльфийке подмечать вещи, которые так часто кажутся незначительными затуманенному страстью рассудку. Удивительно, насколько нежным и чутким любовником оказался этот неуправляемый огневик, не упускавший не единой возможности отмочить очередную шовинистскую шуточку в адрес эльфийки. И все же, несмотря на кажущуюся уступчивость, тифлинг разыгрывал эту спонтанную вспышку страсти между двумя изголодавшимися существами, будто по нотам. Вот и теперь сильные руки тифлинга так вовремя подхватили ослабшее тело эльфийки, чтобы перенести действие в горизонтальную плоскость. Ардор будто предугадывал желания своей партнерши, при этом не давая ей ни единой возможности перехватить инициативу. Вот и сейчас калимшанский плут выбрал позу, в которой Вирна могла лишь стонать, да приподнимать бедра навстречу напористым фрикциям мужчины. Но та осторожность и забота, с которой рогатый калимшит уложил на лопатки свою любовницу, обезоружили даже бывшую жрицу Ллос, пресекая любые попытки сопротивляться этой мягкой, но безоговорочной доминации. Куда чаще Вирна встречалась с другим способом демонстрации своего превосходства на любовном ложе - нарочитой грубостью альфа-самца, уверенного, что малейшее проявление нежности будет воспринято партнершей как слабость. Ардор же показал себя превосходным тактиком, и дерзкая илитиири с удовольствием вверяла свое тело этим нежным, но настойчивым рукам. Сама того не ожидая, она была очарована стилем и изобретательностью калимшита, ни на секунду не сожалея об утраченной доминации, взамен которой предлагалось нечто более стоящее.

Ноги илитиири в одно мгновение оказались на плечах тифлинга, и Вирна мысленно поблагодарила его за то, что увлажненный любовными соками орган не покидал её лона. Попытка заново проникнуть в заповедное отверстие эльфийки, суженное апогеем удовольствия, непременно заставила бы дроу страдать, высекая искры из её широко распахнутых глаз. Влажное тело легко скользнуло по гладкому меху покрывала, и прохладные ягодицы вплотную прижались к покрытым волосами бедрам мужчины. Вирна разомкнула влажно-блестящие губы, похотливо облизнув кончиком языка верхнюю створку своего горячего рта. Ардор не заставил ждать свою изнемогающую жертву, заставив её вновь вскрикнуть, словно раненную налету хищную птицу. Избранная тифлингом поза, зачастую вселяющая панику в сердца неискушенных особ, дарила куда более глубокое проникновение, и Вирна была готова благодарить всех возможных богов за то, что член Ардора не поражал своей длиной так, как объемами. Одари природа детородный орган тифлинга парой дополнительных сантиметров, эльфийка едва ли могла рассчитывать в этой позе на что-то, кроме невыносимой боли. Прогнувшись в пояснице от мучительного удовольствия, стократ усиленного максимальным проникновением и обострившейся чувствительностью, эльфийка характерно вздрагивала, испуская переходящие на хрип чувственные стоны. Чуть приподнявшись на локтях, дроу еще больше распалялась, наблюдая как ныряет в её тело и вновь появляется из его глубин багровый жезл любовника. Набухший ствол тифлинга беспрепятственно скользил внутри разработанного лона любовницы, гостеприимно принимающего неутомимого захватчика в своих порочных чертогах. Но Ардор не был бы собой, если бы позволил эльфийке расслабиться, а потому беспощадно сжал её ягодицы, заметно сузив парадные врата взятого бастиона. Дроу вновь откинулась на мягкую шкуру, протестующе застонав, сквозь сжатые в тонкую линию губы. Она готова была поклясться, что чувствует каждую венку пылкого орудия, обхваченного податливыми слизистыми женского естества. Нарастающий темп и рваное дыхание тифлинга, будто вколачивающего в неё свой каменный ствол, предрекал скорое извержение вулкана внутри тела любовницы. Близость финала партнера невероятно распалила эльфийку, и удовольствие, бьющее дрожью все её тело, вновь стало нарастать. Промежутки между её стонами становились все короче, пока не слились в один протяжный вой, которого постеснялась бы даже бывалая жрица любви. Яркая вспышка взорвалась перед её глазами, а заповедные мышцы сжались с такой силой, словно готовы были раздавить источник своего удовольствия. Серия умопомрачительных сокращений заставила эльфийку выгнуться к высокому потолку, судорожно комкая пальцами меховую подстилку под собой. Тонкие колени стиснули рогатую голову мужчины, и его тело характерно дернулось, а из широкой груди вырвался вопль, словно испущенный дьяволом, а не человеком. Словно горячий фонтан бьющего из-под земли гейзера, любовный сок тифлинга обжег эльфийку изнутри, заставив её вновь вскрикнуть от сотрясшего тело оргазма - блеклого призрака предыдущего, но тем не менее окончательно испившего её измученное тело. Вирна была благодарна природе за свое чувственное тело, способное дарить ей нескончаемое удовольствие до потери сознания. Орудие тифлинга, щедро отдавшее Вирне все свои соки, заметно обмякло, покинув сладкий плен её тела. Вытянувшись во весь рост и тяжело дыша, словно долго гнавший свою добычу охотничий мурхаунд, эльфийка так и осталась лежать на шкуре неизвестного хищника, впитавшей пот, семя и естественную смазку. Довольная улыбка, не имеющая ничего общего с привычной жестокой усмешкой, тронула губы изгнанницы, запечатлев на её лице выражение глубокой безмятежности. Затуманенный взор, напоминающий сытый взгляд растянувшейся на полу кошки, смотрел в далекий потолок, кажущийся в черно-белом спектре полотном беспросветной темноты. Пыльный холод погреба приятно ласкал разгоряченную обсидиановую кожу, высушивая пот на её поверхности. Вирна ощутила, как в её отношении к тифлингу что-то неуловимо изменилось. Возможно, виной тому были обильно хлынувшие в кровь гормоны счастья, но неприязнь к рогатому калимшиту словно сгорела в неистовом пламени поглотившей их страсти. Дроу казалось удивительным, что им не пришло в голову перепихнуться несколько месяцев назад, когда отношения с каждым днем стали становиться все напряженнее. Два испитых тела без движения лежали на смятой шкуре, словно два враждующих королевства, чьи владыки, наконец, заключили перемирие.

- Покажи ты мне свой болт сразу, глядишь и не стала бы кидаться в тебя стульями в ту ночь… - задумчиво произнесла эльфийка, звонко рассмеявшись от представшей перед глазами картины. Осторожно приподнявшись на локтях, дроу не сразу поднялась с поверхности пола, предчувствуя, что её ноги могут разъехаться в стороны, словно у новорожденного олененка. Там, наверху был припрятан мешочек с особым травяным сбором, который не позволит дьявольскому семени прорасти внутри её тела. Вирна не знала, способна ли столь специфическая межвидовая связь создать жизнь, но рисковать точно не собиралась. Хватит с неё и одного темного исчадия, едва не убившего собственную мать. - И да, я не забыла, что ты не позволил той ночи забрать мою жизнь, - все еще влажная ладонь эльфийки легла на высоко вздымающуюся грудь Ардора, пригладив взлохмаченные курчавые волоски, словно карабкающиеся вверх по его сильному торсу от места своего сосредоточения внизу живота. Тифлинг не упускал возможности, чтобы напомнить эльфийке о той услуге, которую он оказал ей восемь месяцев назад, и момент показался ей подходящим, чтобы сказать ему о том, что она не забывает хорошего также, как и плохого. Причем первое было держать в уме куда проще, учитывая переизбыток второго в её жизни. Неловко поднявшись на ноги, эльфийка неуверенно заковыляла к лестнице на ватных ногах, чтобы на мгновение пустить в погреб тусклый дрожащий свет и исчезнуть под потолком.

Ответить