Безжалостность и доброта (не)совместимы...

Вековые дубы, покрытые сине-зеленым мхом, могучие тисы с гибкими ветвями, раскидистые кедры, бук, остролистные клены, мохнатые, сочно-зеленые и голубые ели сплетают свои ветви, не пропуская солнечные лучи. Полумрак рассеивают редкие пятна света, пробивающиеся сквозь густую листву. Повсюду слышны шорохи, мелькают тени, раздаются непонятные звуки. Бесшумное хлопанье крыльев, светящиеся глаза. Разноголосый щебет птиц слышен где-то в верхних ярусах Леса, а здесь, внизу – таинственный шепот, завораживающий смех лесных духов и тишина, наполненная легкой поступью хищников, приносящих сладкую смерть.
Аватара пользователя
Гхаримм
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 19

Re: Безжалостность и доброта (не)совместимы...

Сообщение Гхаримм » 2019 янв 07, 19:03:53

Коротким жестом Гха-римм подкорректировал позицию Кортни, после чего зачерпнул лепестков и растер их, выжимая в чашу сок и высыпая труху. Повторив процесс несколько раз, он зачерпнул получившееся месиво, и запустил руку куда-то под плащ, бормоча что-то себе под нос. Затем он подошел к Кортни.

- Протяните мне свою руку. Тыльной стороной ладони вверх.

Студентка повиновалась. Друид вновь зачерпнул из чаши, и провел по руке Кортни, отметив её перед ритуальным кругом. Круг деликатно дал о себе знать, рассказывая сознанию волшебницы о том, как он видит мир. О своих связях, о своих границах, и о том, что за ними для него - смерть.

Но вот Гха-римм отметил ловец снов, и к миру внутри круга прибавилось размеренное “Оммм”. Накопитель обладал почти достаточной для ритуала емкостью, но что гораздо важнее, был способен забирать в себя фоновые истечения магии, в том числе даже сейчас, когда ритуал еще не начался. Он вбирал энергию сразу отовсюду, и, значит, был также способен подпитываться от мыслей, отданных забвению.

Следующим в ритуал вступил камень, и его равномерная, спокойная решительность расползлась по внутреннему содержанию круга. Гха-римм задержался у камня, выражая ему свои намерения. Рассказывая, чем станет он, когда дело будет завершено. И, кажется, камень дал на то свое согласие.

Затем друид вернулся в центр круга, собирая из чаши остатки. Правой рукой он помазал край костра, и к ритуалу присоединилась бездна. Холодное, пустое ничего. Разломав и кинув в костер осколки чаши, Гха-римм достал из основания костра палку, обвитую сухим навершием. В его правой руке на мгновение появился кинжал, и ветка тут же запылала. В следующее же мгновение на месте кинжала появился посох. Большая ветка, украшенная сотнями разноцветных лент, шкурками и косточками животных.

- Так говорили те, кто был до нас, так говори и ты. - Тихим и медитативным, словно в трансе, голосом заговорил полуорк, разжигая костер. - Благодари былое за то, что ты приобрел, и за то, чего тебя не лишили. Забудь, на сегодняшний день забудь, и на все дни после него забудь все скорбные мысли о былом. Смотри вперед, в приближающуюся тьму, в пронизывающий холод зимы. Кидай весь свой мрак в огонь, так, чтоб вились вихрями искры. Так гласили те, кто был до нас, благодарив лето за жизни. Так будут гласить те, кто будут после нас. Смотри вперед. Благодари огонь. Говори. И ты будешь жить сегодня. И ты будешь жить завтра. И ты будешь жить вечно.

Факел отправился в костер. Из бездны, наполненной теперь пламенем, как из переполненного колодца полилась жизнь, штормовой волной разливаясь по узорам ритуала. Гха-римм сделал собирающий жест посохом, и волны закружились в спираль у его ног, и выше, и дальше.

Магия потекла через всё его тело медленным, неторопливым погружением в болото. Также, как и всегда. Он направил имевшиеся у него силы, и те, что еще только прибывали в кольцо на правой руке. А от него - в посох, и дальше, и дальше, сквозь узоры ритуала, туда, куда указывало все.

- Поднимись. - Скорее попросил, чем приказал друид. И камень двинулся.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 83

Re: Безжалостность и доброта (не)совместимы...

Сообщение Кортни Консал » 2019 янв 10, 15:24:24

Наблюдая за действиями друида, Кортни размышляла, стоит ли доставать волшебную палочку. Как концентратор она определённо помогала. Но здесь ритуал был сразу с большим количеством природных элементов - плюс чистая стихия. Вряд ли поможет. Поэтому Консал вытянула вперёд по просьбе правую руку - пустую.
Привыкшая к чисто ученическим ритуалам, имеющим исключительно практическую или тренировочную ценность, шаманка тем чуднее ощущала себя в этом многослойном, серьёзном. по-настоящему волшебном кругу. Фигура будто встраивала её в себя, создавала маленький мир, окутывала своими границами, преображая реальность вокруг. И простая ветвь, и ловец снов, и посох с огромным количеством украшений в руках друида, и травы в воде, и костёр - всё вокруг словно приобретало иные значения, те оттенки правды, которые скользили вокруг, те моменты осознания, что не давали облечь себя в мысли в последний момент.

Чувство чего-то много большего, чем она сама.

Чувство замыкающегося круга, бесконечного цикла, который продолжается в миллионы раз дольше, чем существует человек.

Чувство волшебства, только усиливающееся с голосом, что заклинал костёр.

Кортни закрыла глаза - зрение ей больше было не нужно. Вокруг струились потоки энергии, направляемые и усиливаемые, всё теперь пронизывалось магией, пронизывалось всё сильнее с каждой секундой. Она могла заместить и глаза, и уши, и все органы чувств. ведь осязать мир через эту магию было куда проще и вернее. Ощущение бездонной пустоты коснулось её - и потекло дальше, пронизывая весь ритуал, весь мир, до которого сузилась реальность сейчас. Шаманке хотелось петь - ведь недаром её магия столь легко реагировала на собственный голос. Песни с большей лёгкостью изменяли мир Консал, мир вокруг, мир её магии и мир её духов, чем что-либо ещё. Но сейчас она не посмела бы встроить в чужой ритуал свой собственный инструмент, какими бы правами она не обладала. Пришлось чуть ли не силой удержать себя; но когда-нибудь она спросит разрешения, она покажет, она…

Чужая магия коснулась её. Чужая, что была чей-то, что была личной, обладала своей подписью и даже будто бы по-особому пахло. По крайней мере, ощущение было, будто Консал с головой резко окунули в болото. Но староста не разрешала себе сбиваться. Рукой, отмеченной Природой через Гха-римма, Кортни направила свой собственный импульс вперёд. И энергия потекла - уверенно, сильно, неостановимо, словно горный обвал. Стихия почувствовалась так, будто камень был прямо под рукой - прохладный, гладкий, надёжный, как и любая другая твердыня. Ощущение силы пьянило... И Консал позволила себе забыться им, провалиться в эту пропасть, открыть внутренние резервы без опаски за своё последующее состояние. В конце концов, редко когда выдаётся такая мощная поддержка, такой ритуал, который будто бы сочетается с собственной сутью участвующего в нём.

Ответить