Глубоко в лесу

В сумеречной полутьме густых непроходимых зарослей таятся шорохи. Таинственные лирохвосты, облюбовавшие эти места, вьют здесь свои гнезда. Именно благодаря им здесь часто слышатся странные звуки, не всегда ласкающие слух, а порой даже приносящие могильный страх. Влажные, темно-зеленые, стрельчатые листья скрывают кристальный родник, воды которого богаты минералами. Таинственные заросли … Чего только стоит легенда о колдовском, загадочном цветке папоротника, который цветёт только один раз в году - в ночь на Ивана Купала и, по преданиям, исполняет желания нашедшего его.
Lynx

Сообщение Lynx » 2008 апр 26, 18:28:30

Волк потерялся из виду, и сколько не напрягала зрение рысь, сколько не водила по сторонам головой, впереди никто не наблюдался. Учащённое дыхание. Ей было тяжело участвовать в подобных забегах. Кошек ценят не за выносливость, а за скорость. Они незаменимы на коротких дистанциях. Полураскрытый рот жадно ловил воздух, грудь болела, растянутые легкие давали о себе знать. Милл перекидывалась в рысь очень редко, и к своему стыду, к звероформе вообще относилась настороженно, т. к. не тренировала она свои способности анимага, а надо было бы.
Черт, потеряла... Последняя фраза была отпущена как раз волку. Стоило ли всю ночь пробегать за странным существом, чтобы в последний момент потерять.
Выбрав среди окрестных деревьев самое большое и раскидистое, рыська подбежала к нему, и как заправский скалолаз, цепляясь когтями за кору дерева, стала взбираться по стволу, пока не очутилась сидящей на толстом суку.
Поляна была как на ладони теперь, и хоть повсюду царил сумрак и туман предрассветных часов, девчонка смогла различить такую картину. В нескольких метрах от неё, на земле лежал корчившийся, словно в эпилептическом припадке, волк. Треясь как будто в лихорадке, его тело ломалось, вытягивалось, клочья шерсти летели во все стороны, сыплясь на землю. Волчёнок-то линяет... Вот так, так... ликантроп. Сидящая на суку рысь наблюдала сейчас трансформацию оборотня, которая прошла как надо и через несколько минут на земле валялось совершенно голое тело, мужских очертаний... Буря эмоций и бьющий поток мыслей вновь окатила кошку. Голый совсем... Ликантроп... Откуда?... Зачем?..Как с дерева слезть... Вот последнее было своевременной мыслью Странное дело, но трансформация обратно в человека у девчонки, началась сразу же, как только рысь очутившаяся на дереве, и увидела голого мужика на земле. Девичий стыд, удивление и замешательство, а также поток мыслей смешенные в один немыслимый коктейль, всё это, вновь встряхнуло сознание слизеринки, быть может, по этому и началась трансформация. Лапки стали съезжать с ребристой коры дерева. Удлиняться и выпрямляться, как не пыталась рысь хвататься когтями за ветку, это слабо получалось. Когти утончались и выпрямлялись, превращаясь в тонкие девичьи ногти, под которыми затаилась грязь земли и остатки древесной коры, как напоминание о недавней прогулке. От шерсти не осталось и следа, оставив кожу девственно гладкой. Длинные светлые волосы лезли на глаза и в рот, пришлось немного откинуть голову назад, чтобы сбросить непослушные пряди с лица. Она села на пятую точку, и обхватив, рука... да. Вы не ослышались, это были уже не лапы, а именно руки. Обхватив руками ветку дерева, разместилась на суку, как на трибуне квиддичного матча, наблюдая за тем, что же будет дальше... Может ему плохо... надо позвать на помощь... но для начала...
- Эй, ты...- Вот последнего «эй», не последовало, вместо окрика получился душераздирающий мяфк кошки.

Виктор Шрёдингер

Сообщение Виктор Шрёдингер » 2008 апр 26, 19:38:20

Состояние после трансформации напоминало пробуждение после дурного дневного сна, только стократ хуже: кружилась и болела голова, в теле надолго селилась болезненная слабость. Вдобавок ныла каждая мышца, каждая кость, как будто его долго избивали. И хоть Виктор прожил с ликантропией больше пятнадцати лет, ему никак не удавалось привыкнуть к этому состоянию. Найти способы облегчить - да. По крайней мере, это было последнее полнолуние в этом месяце - ему хотя бы денек отоспаться, попить травные настои, и будет как новенький.
Да, но сначала было бы неплохо все-таки добраться до своего логова. Или до охотничьего домика на опушке, если это не так далеко. Виктор очень надеялся, что охотников гулять на рассвете не найдется, чтобы он мог незаметно проскользнуть и скрыться в доме.
В такие моменты он особенно сильно жалел, что анимагия так и не далась ему. Сколько ни пытался, но за годы тщетных попыток научиться этому мастерству он не получил ровным счетом ничего - даже его зверосущность отзывалась с большой неохотой.
Виктор посидел на земле еще немного, собираясь с мыслями. Это только кажется, что после трансформации достаточно немного подождать, и можно будет хоть лихо отплясывать босыми пятками по углям, на самом деле больше всего сейчас хотелось добраться, наконец, до уютного охотничьего домика, залезть в кресло, напоить себя горячим чаем и подождать, пока последнее эхо волчьего воя не утихнет в голове.
До слуха, обостренного после трансформации, долетел короткий пронзительный кошачий мявк. Из тех голосов, которыми кошка обращается к человеку, а не занудно канючит лакомство. Виктор оглянулся, стараясь отыскать взглядом кошку, но поблизости никого не было. Что сделать - слепые сумерки не давали разглядеть обладательницу мелодичного голоса. Да и вряд ли опасный хищник, задумавший отобедать человеком, стал бы вопросительно мяукать, прежде чем напасть. Не разрешения же он просит...

Миллисандра Терстаросса

Сообщение Миллисандра Терстаросса » 2008 апр 26, 23:43:27

- Эй... - ещё раз крикнула слизеринка, но вместо слов, вновь донеслось кошачий мяфк.
Да, что ж такое... Как говорится не умеешь - не берись. Не умеешь использовать анимагию, лучше не пробуй.
В это время серый бесстыдник уселся на землю. По здравому размышлению это уже свидетельствовало о том, что с бывшим волком всё в порядке. Только Милл, в это время было не до сидящего голого мужчину. То сложив губы трубочкой, то вытягивая их в тонкую полосочку, обезьянничая по полной программе, сидящая на дереве слизеринка пыталась добиться от своего голосового аппарата хоть одного членораздельного звука.

- А-бы-ррр... ааа-бы-ррр - выходили рычащее-хрипящие звуки, но все же, с N -ой попытки, получилось сложить из четырёх букв слово «счастье», в данном случае именуемая как — Рррыба!

Причем слово было не просто сказано Миллисандрой, а выкрикнуто, так громко, что спугнуло дремавшую до селе ворону. Ворона подхватилась и с громким карканьем, ругаясь на лету, улетела в стону леса. Вот, черт... Милл, посмотрела в сторону улетевшей вороны, а затем на «сидящего». Терстаросса, ты идиотка.… Влезть на дерево, и зачем спрашивается. Глянув вниз, слизеринка определила, что спрыгнуть с дерева, не сломав себе руки-ноги, не удастся - высота была порядочная. Она снова посмотрела на бывшего волка, окрикнув.
- Эй... человек! - обращение так себе, из раздела «гарсон, рюмку коньку».

Виктор Шрёдингер

Сообщение Виктор Шрёдингер » 2008 апр 27, 00:11:28

Невнятное мурлыканье, мяуканье и даже урчание повторилось вновь. Не совсем, чтобы Виктору так уж хотелось поближе рассмотреть развлекающуюся в столь ранний час кошку, но по крайней мере, пока он лучшего себе занятия придумать не мог. Подниматься на ноги так сразу, едва закончилась трансформация, он не собирался, памятуя, как легко потерять в этот момент равновесие, а то и вовсе сломать кости, только-только пришедшие в нормальное состояние.
Тем не менее, теперь сомнений, где именно расположилась горластая хищница, не оставалось: с ветки одного из раскидистых деревьев неподалеку испуганно вспорхнула ворона, хрипло каркая спросонок. И теперь-то ликантроп смог рассмотреть в густых ветвях, где все еще пряталась ночная тьма, не желая уходить на запад вслед за ночью, фигуру. И отнюдь не кошачью, которую он предполагал там увидеть.
На ветке дерева примостился смутный силуэт девушки. То, что это была именно девушка, понять было не трудно по изящным очертаниям силуэта. Или, конечно, Виктору посчастливилось наблюдать за тонкокостным юным эльфом, который устроился на ветке дерева на свой короткий ночлег.
Волка здесь уже не было, но Виктор все равно отчетливо понимал, что дева вряд ли оказалась на столь удобном месте только что. А значит имела все шансы попасться в зубы разъяренному зверю. Как бы и впрямь не случилось чего.
То, что силуэт все-таки принадлежал девушке, а не девоподобному эльфу, подтвердили прозвучавшие слова. Не слишком вежливые, но...
Виктор прищурился, стараясь рассмотреть лучше свою собеседницу. Тот факт, что перед девушкой он предстал как в перворождении, его смутило только минутой позже.
- Если вы обращаетесь ко мне, леди, то я вас слушаю, - голос звучал хрипло, как спросонья.

Миллисандра Терстаросса

Сообщение Миллисандра Терстаросса » 2008 апр 27, 00:46:09

Голос эхом пронёсшийся по лесу был услышан, мужчина "облаченный в костюм Адама" даже подал голос, повернув голову в сторону дерева, на котором сидела слизеринка, и, пытаясь различить её, прищурившись смотрел в дальнюю даль, туда где была крона дерева, туда где расположилась Миллисандра. Болтая в воздухе ножками и держась за ветку, Милл смотрела на него, ситуация аховая, конфузная. Забралась на дерево, а слезть не может.
- Вы можите помочь мне слезть? - Слизеринка отвернулась и даже зажмурила глаза, чтобы не показаться нахальной, рассматривая мужчину. Видеть в 15 лет голое существо противоположного пола чревато, особенно если раньше опыта подобного не было. Чревато потому что, комплексы, согласно Фрейду могут остаться на всю оставшуюся жизнь, так как сразу чувствуется разница, причем характерная. Все же как не жмурилась слизеринка, закрываясь от ослепительного зрелища, всё же одним глазом тайком посматривала на ликантропа. Интересно... и не холодно ему голышом ходить?
Сама она была одета в синюю мантию барда, а поверх её ещё был, натянут легкий плащ. Не дождавшись ответа на вопрос, девушка всё же, решилась предпринять самостоятельную попытку слезть с дерева. Да и чего тушеваться, как помнила Милл, хоть новый знакомый и был ликантропом, но в облике человека. Он был не опасен, а значит, и сидеть на дереве больше не было смысла. Так как снимать её не хотели — вернее, она сама не захотела, чтоб снимали, ну вот подумала и передумала — вдруг не поймает. Ухватившись за ствол дерева, Милл, попыталась ступить на нижнюю ветку, а далее спускаясь ниже на следующую и так по порядку. Только вот на очередной ступеньке-ветки, нога с неё соскользнула, и девчонка, не удержавшись на руках, свалилась вниз.

Виктор Шрёдингер

Сообщение Виктор Шрёдингер » 2008 апр 27, 01:05:13

- Я бы вам с радостью помог слезть, милая леди, но боюсь, что это несколько затруднительно, - ответил Виктор, щурясь на все более отчетливо видимый в просыпающейся заре силуэт. Определенно то, что это было некое светловолосое хрупкое создание, он смог установить уже сейчас. Лица девушки он пока рассмотреть не мог, да и острое ночное зрение ликантропа покинуло его вместе с ушедшим вслед за луной волком.
Девушка тем временем предприняла самостоятельную попытку слезть с дерева, не увенчавшуюся сокрушительным успехом, однако.
- Вы не ушиблись? - учтиво поинтересовался Виктор. Будь он несколько в иной ситуации, и поспешил бы и руку подать, и по возможности помочь хрупкой леди спуститься с дерева. Но сейчас все, что он мог сделать - это сесть на корточки, поджав пальцы босых ног, и сгорбиться, наблюдая за девушкой. - Вы уж извините, что я не поднимаюсь вам навстречу, леди. Сами видите, обстоятельства не те, - в голосе наконец-то появилась ирония. Верный признак, что пациент скорее жив, чем мертв.
Ситуация, однако, выходила, мягко говоря, неловкой и пикантной. Совсем юной леди не пристало знакомиться с мужчиной и в первую же минуту знакомства видеть его в голом виде. По крайней мере, в той среде, воспитание которой получил Виктор, это не одобрялось.

Миллисандра Терстаросса

Сообщение Миллисандра Терстаросса » 2008 апр 27, 01:33:14

Милл хоть и была изящной девушкой, но ветка под ногой оказалась слабой, подломилась и девушка рухнула вниз, упав на спину. Благо, что руки ноги не подвернула. Спина от удара оземь болела, и общий синяк на всю поверхность был обеспечен. Хорошо хоть голову не разбила, ущерб других конечностей был не так страшен. Девчонка быстро поднялась с земли и, стряхнув с головы древесную труху, листики и лапник, прилипший к блондинистым волосам, улыбнулась во все свои 32 здоровых зуба без признака кариеса, отрапортовав.
- Да, не страшно, бывали падения похуже. - чего говорить, но по сравнению с джинном маньяком и цветками-людаедами, падение с ветки было меньшим из зол.
Небесно-голубые глаза сейчас смотрели на ликонтропа, в них читался неприкрытый интерес. Кстати о прикрытии. Рассудив, что на дворе хоть и конец апреля, но всё равно ночи стояли ещё холодные, а совершенно нагой ночной странник, мог подхватить воспаление лёгких или радикулит, сидя на земле, Милл решилась на благородный поступок. Большая редкость, для этого существа — такое бывает с регулярностью солнечных затмений на планете Земля. Она стянула с себя плащ и протянула сидящему на корточках ликантропу, заключив.
- Накиньте, холодно... - Сама же слизеринка корректно отвернулась в другую сторону, чтобы не стеснять, и без того смущённого «Волка» взглядами, которые он мог воспринять как за пошлую испорченность и фривольность. Она смотрела в сторону ближайших кустов, и спрашивала в это время, позади стоящего. - Вы меня напугали этой ночью.

Виктор Шрёдингер

Сообщение Виктор Шрёдингер » 2008 апр 27, 01:52:45

Вот теперь свою спутницу и собеседницу Виктор смог различить достаточно хорошо и по праву посчитать, что природа щедро наградила леди красотой. Впрочем, насколько ликантроп по прибытии в школу мог оценить, физической красотой здесь блистали очень многие, что же касается внутреннего мира, говорить пока было трудно: Виктор прибыл всего-то за день до первого полнолуния и большую часть времени провел в убежище, а остальное - ходил по лесу и обустраивал свое скромное жилище на опушке Запретного Леса.
Неожиданный благородный жест дамы был как нельзя кстати - ликантроп в самом деле начал замерзать на стылом утреннем воздухе. Чего бы там в учебниках по аниморфомагии и ЗОТС ни писали о выносливости вервольфов не только в зверином состоянии, но и в нормальном, а вполне себе человеческие ощущения вроде холода и усталости Виктор чувствовал очень хорошо. Хоть сейчас иди с претензиями к составителю учебников.
- Благодарю, незабвенная, - улыбнулся он, принимая плащ и накидывая на плечи. Не то, чтобы этот плащ действительно мог заменить ему одежду, однако он был достаточно теплым, а главное - скрывал то, что не нужно было видеть чужим глазам.
Он усмехнулся, запахивая плащ и, наконец, поднимаясь на ноги. Рискованное мероприятие - голова мгновенно закружилась, колени упрямо хотели вновь подогнуться, и вовсе земля тянула к себе - прилечь, отдохнуть..
Зато теперь, когда Виктор наконец принял более-менее человеческий облик, к нему вернулась и его способность по-человечески соображать. И фраза девушки, брошенная вроде бы невзначай, заставила его мигом стать серьезнее.
- Хотите сказать, леди, что вы были рядом все это время? - настороженно спросил он. - Вам не следовало бы...
На самом деле Виктор всерьез обеспокоился, узнав о такой вот новости. Это что же получается, волк и загнал несчастную барышню на ветку дерева? Да если так пойдет дальше, надолго ему задержаться в школе, работая с юными волшебниками, не позволят. Хорошо, если повезло сейчас, а если все-таки волк не усидит в клетке снова и на этот раз ему в зубы все-таки попадется кто?

Миллисандра Терстаросса

Сообщение Миллисандра Терстаросса » 2008 апр 27, 02:17:38

На фразу «были рядом» слизеринка лишь возмущённо фыркнула, развернувшисьна 180 градусов и встав лицом к лицу с пошатывающим вервольфом.
- Не только была рядом, но и сделала глупость открыть клетку... и ударить... ударить... - за последнюю фразу сознание слизеринки, взбудораженное богатой на событие ночью, вцепилось и уже не отпускало — Я палочку потеряла...
Балда… «Какая же ты ведьма, если палочку потеряла, ведь палочка для ведьмы все равно, что для солдата ружьё, а не что солдаты ружья теряют.» Мамина фраза сказанная когда-то. Милл была крайне рассеяна порой, и частенько с ней случались подобные случаи, потому и таскала слизеринка постоянно палочку при себе. Правда, если брать в расчёт последние события, то в этой потери она была совсем не виновата. Не успела она, перекидываясь в рысь, сунуть волшебное оружие в корман плаща.
- Я за вами побежала, а вы выбежали на эту поляну, я на дерево забралась, а вы вдруг начали превращаться в человека... - затараторила слизеринка, как обычно сопровождая весь свой монолог изрядной порцией жестов и приправляя её характерной мимикой — то делая испуганные широко раскрытые глаза, то морща носик. - А когда вы волком были, столько страху натерпелась, думала, загрызёте... только я звероформу контролировать не могу...
Вдруг не с того не с сего ляпнула слизеринка, завершив свой рассказ. Те, кто её знал, были привыкшие к подобным словесным излияниям, толи звероформа давала эту экспрессию в личность слизеринки, дополняя её, а может, сам склад характера тому способствовал, что тут было сказать довольно трудно, ликонтропу оставалось из всего сказанного «бреда» выносить для себя какие-то выводы.

Виктор Шрёдингер

Сообщение Виктор Шрёдингер » 2008 апр 27, 02:31:39

Виктор тем не менее слушал девушку внимательно, старательно выбирая из сбивчивого рассказа крупицы ценной информации. Что ж, получается, что милая леди достаточно давно шла по пятам страшного волка и нетронутой оказалась лишь потому, что вовремя сообразила использовать звероформу.
Уж не этой ли анимагической формы были те мелодичные мурлыканья, слышанные ранее?
Хорош бы был сейчас Виктор, если бы девушке не посчастливилось применить анимагию. Черт знает что могло произойти, и порой страшнее были даже не боли от превращения, а утреннее осознание того, что успел натворить волк. Самое страшное, что успело произойти с Виктором за такие периоды - перегрызенный до последней головы скот в деревне, что соседствовала с землями их родового поместья, однако оттуда же пришла как-то весть о девушке, подвергшейся нападению страшного волка. Виктор не собирался искать ни оправданий тому случаю, ни доказательств. Он просто был и все.
- Я понял, леди, - постарался как можно легче улыбнуться Виктор, когда словесный поток девушки иссяк. - Но впредь, надеюсь, вы не станете подвергать себя такой опасности. А мне стоит проверить надежность клетки, где мне надлежало вообще-то сидеть.
Виктор все еще надеялся понять, каким же образом волку удалось сбежать. Замок, что висел на двери клетки, был закрыт простым, но надежным заклинанием - чем сильнее его пытаются открыть, дергая дверцу клетки, тем крепче он становится.
- Кстати, милая леди, могу я поинтересоваться именем моей спасительницы? - как бы между прочим поинтересовался Виктор, кивая на одолженый плащ.

Миллисандра Терстаросса

Сообщение Миллисандра Терстаросса » 2008 апр 27, 02:52:10

Спасительницы... на это слово Милл бестолково выпучила глаза, соображая на ходу, издевается её собеседник или говорит фразу. Поняв, что слова сказаны по отношению к одолженному плащу, который слизеринка тут же дала себе слово подарить ликантропу, а если тот не возьмёт этого дара, сжечь. Чистюля-Милл, никогда бы не взяла одежды побывавшем на чужом плече, а на голом торсе существа мужского пола уж тем более.
- Ааа?.. - наивно хлопая длинными ресницами и, смотря на ликантропа, многозначительно произнесла она, тут же поняв, что с ней попросту знакомятся, соблюдая все правила приличия, не смотря на всю необычность обстоятельств. - Я Миллисандра, ученица Школы волшебников.
Краткость сестра таланта, дальше по всем правилам этикета писанным и не писанным, после ответа на такой вопрос, должен был последовать, последующий вопрос, такогоже характера, и он не заставил себя ждать.
- А можно узнать ваше имя?
Вообще задавать вопрос об имени человеку, который тебя явно старше, да на много, лет так на «надцать» - не очень корректно. Только ведь и показаться невежеством не хотелось и нелюдимым «медведем» так же. Потому и последовал, сей вопрос, а за ним и следующий.
- А вы в лесу живёте?
Хамство? Отнюдь. Просто интерес к собеседнику, почему-то облик «дяденьки в плаще» с серебристыми цвета волчьей шерсти волосами, Миллис нравился и не пугал, а можно сказать даже наоборот вызывал интерес к персоне.

Виктор Шрёдингер

Сообщение Виктор Шрёдингер » 2008 апр 27, 03:11:24

- Вот как, - кивнул Виктор, улыбнувшись уголком губ. - Стало быть, мы с вами под одной крышей находимся. Позвольте представиться, мое имя Виктор. И я в некотором роде состою на службе в вашей школе, оберегая учеников от Запретного леса, и Запретный лес от учеников. Но, как видите, иногда и сам вынужден становиться довольно опасной достопримечательностью Леса.
Виктор сделал на пробу несколько шагов, убеждаясь, что ноги больше не намерены его подводить и вполне согласны доставить туда, куда ему потребуется добраться.
- А насчет обитания вы почти не ошиблись, милая леди, - добавил ликантроп, обернувшись к девушке. - Я разместился в охотничьем домике на опушке Леса у школы, так что, вероятно, и впрямь живу в лесу.
По интонации Виктора трудно было определить, что в его словах является шуткой, а что - совершенно серьезными вещами. Впрочем, самого Виктора эта собственная манера говорить вполне устраивала: всегда помогала выбраться из затруднительных положений, когда ляпнешь что-нибудь, не подумав, и спешишь оправдаться.
- Посему, леди, если вы направляетесь обратно в школу, не будете против, если я составлю вам компанию? Боюсь, мое ориентирование на местности в данный момент хромает в буквальном смысле.

Миллисандра Терстаросса

Сообщение Миллисандра Терстаросса » 2008 апр 27, 03:44:04

Пока ликонтроп говорил, Милл расплылывалась в широкой улыбке, толи в ответ на улыбку вервольфа, то ли сама по себе очарованная изяществом манер и чистотой речи. Пронаблюдав неуверенные шаги, по земле, который сопровождались рассказом о том, что сам «спасенный» был новым человеком в школе, хоть и числился преподавателем, эти выводы Милл сделала хотя бы по пущенной фразе «разместился в домике».
- Да, мне надо обратно в школу. Наверно и так уже хватились, почему я ночью не была в школе. Брэндон прав увлечение зельями до добра не доводят. Это из-за них я пришла в лес. - девушка тяжело вздохнула и поправила на плече сумку, где по-прежнему хранились собранные травы.
Солнце выглянуло из-за горизонта и осветило первыми лучами поляну. Это обстоятельство заставило слизеринку поспешить. Раз рассвет застал её в лесу, то времени добраться в школу и оставаясь незамеченным пройти в свою комнату было совсем мало.
- Вы не переживайте, что дороге не знаете... - с улыбкой сказала Милл, - сейчас нам всё скажут... - с этими словами, девушка подошла обратно к злополучному дереву, с которого недавно так неудачно упала. Осмотрев, его она убедилась, что дерево являлось вязом. А это значило, что на контакт оно пойдёт с неохотой, да и объясняло причину почему, ветка под ногой друида, так неожиданно хрустнула. Вяз в отличие от других деревьев средней полосы, был до безобразия коварен и подл. Только «Деревья не выбирают, если поблизости нет дуба», как говорят многие друиды. Милл, приветливо улыбнулась Вязу и подошла ближе. Старая потрескавшаяся от времени и погоды кора, много же она поведала на своём веку. Миллис осторожно провела кончиками пальцев по ней, как будто хотела проникнуть в самое сердце векового дерева, мысленно прося прощение за свои действия. Девушка говорила, что ей необходима его помощь и сила. Ведь всё сущее в мире, живое и не живое обладало духом. Растения, как и животные, чувствовали боль. Милли помнила ещё из уроков матери, как можно почувствовать растение - установить с ним Внутренний Контакт. Мать называла это Универсальным Языком Символов. Опыт был необычен, поскольку не произносилось ни звука, но глубина контакта, тем не менее была сильнее и выразительней, чем добивались люди с помощью речи. Нужно было привести цвет Светового Щита, своей ауры, в соответствие со Световым Щитом любого растения. Девочка училась этому ещё дома, для овиддов, как она, подобная практика была первым опытом в магии друидов.
«Прости меня, мой друг, что тревожу тебя, но мне нужна твоя помощь. Ты наказал меня за дерзость, я не попросила разрешения, прежде чем взобраться на тебя. Прошу прости. Укажи мне, где выход из леса. Мне нужна твоя помощь». - но дерево спало и Миллис, чувствовала сейчас как по «жилам» дерева не заструятся живые соки, таявших снегов. Не у кого было просить совета, кроме тебя... заключила Милл.
Немного постояв у дерева, девица. Вдруг с улыбкой провела по своим губам. А потом по стволу дерева, заключив всё действие фразой «Да, благословит тебя Бел» и уверенно зашагала, вновь подходя к ликантропу.
- Он сказал, идти по тропинке - она выведет к опушке. Надо только эту тропинку найти.

Виктор Шрёдингер

Сообщение Виктор Шрёдингер » 2008 апр 27, 19:40:21

Виктор внимательно смотрел, как девушка подошла к раскидистому дереву, в чьей кроне до того нашла себе убежище, коснулась грубой морщинистой коры и.. собственно, больше ничего не происходило. Но не нужно быть великим архимагом, чтобы понять, что же его новая знакомая проделывала.
Друидов Виктор на своем веку встречал немало, особенно в Заповеднике, где работал: там и вовсе было целое поселение, жившее в мире и согласии с растениями и животными, окружавшими их. Знал он и дриад, охочих поговорить с путниками. Знал и племя веров, для которых друидизм был тоже одной из основных наук, которым обучались дети с молодых ногтей.
Сила, ставшая единой для вяза и хрупкой девушки рядом с ним, чувствовалась даже на расстоянии, как могущественное и мерное пламя, но не огонь, уничтожающий на своем пути все, а то пламя, которое греет и придает сил.
Когда леди вернулась и принесла хорошую весть, Виктор кивнул, кутаясь в теплый плащ.
- Это уже не такая проблема, главное, что нам указан верный путь, - неуловимо улыбнувшись, ответил он. Отшагнув в сторону, он принялся внимательно всматриваться в землю. Нет, он не думал, что уж кто-то успел тут оставить четкие следы или нарисовать на рыхлой земле стрелочку "до школы - в ту сторону". Но следопыт и охотник без труда сможет определить, где же идет тропа.
Папоротники не растут на дороге, где ходят звери. А всем тропкам в лесу свойственно появляться из звериных троп: человек, оказавшись в густой чаще, первым делом ищет место, где меньше растительности и можно пройти, даже если придется пригибаться. И именно этой тропой ходят олени, кабаны, лоси, даже гордые единороги, которым на самом деле, вопреки общему мнению, не нравятся плотные сплетения ветвей и заросшие непроходимыми зарослями чащи.
Неприметная тропинка обнаружилась чуть левее от них - между двумя молодыми орешниками. Папоротники подступали очень близко, но стоило посмотреть вперед, чтобы разглядеть полоску земли, на которой зеленые скрученные побеги не торопились разворачивать свои листья. Будь сейчас разгар лета, и тропку было бы не так легко обнаружить под широкими лапами перистых листьев.
- Думаю, нам стоит пойти в ту сторону, - сообщил Виктор, оглядываясь на девушку. И первым шагнул на дорожку, ступая по прошлогодним сухим листьям.

Миллисандра Терстаросса

Сообщение Миллисандра Терстаросса » 2008 апр 27, 21:13:29

Для самой Миллисандры поиск тропы был большой проблемой, решая которую она бы стала спрашивать все живые существа, проживающие в лесу, как выйти туда куда нужно. Как говорят в Одессе «Язык до Киева доведёт». Тут же перед Милл работал самый настоящий охотник-следопыт. Поколесив по окрестности, и сверившись со следами птичьих и звериных лап на земле, он довольно быстро открыл местоположение дорожки которая, как утверждал Вяз, вела к опушке леса. Девченка улыбнулась, весело хмыкнув себе под нос. Надо же не обманул... Это значило одно, что по сравнению с предыдущими попытками общаться с этим видом деревьев она достигла значительных результатов. Слизеринка выросла, и от прошлого овидда уже не осталось и следа сейчас на поляне стоял бард.. Девушка не высокого роста. Изящного телосложения с небесно голубыми глазами и зловредным характером, таким же непослушным как её волосы вечно сбивающиеся на лицо. Хотя, что значит «зловредным», Милл имела довольно тёплую натуру, кошачью, немного эгоистичную, но всё же милую.

- Как скажите... эмм профессор. - после недолгого замешательства сказала слизеринка, объявив о своём решении следовать в ту сторону в которую указывал ликантроп.

Подёрнув озябшими плечиками и натянув рукава до самых пальцев, заворачиваясь в мантию барда, как в смирительную рубашку. шелестя её полами по сухой листве - Миллисандра поплелась по тропинкеследом за вервольфом, ведь он так любезно согласился составить ей компанию...Или она ему?... Впрочем не важно.

Ответить