Круглая поляна

Вековые дубы, покрытые сине-зеленым мхом, могучие тисы с гибкими ветвями, раскидистые кедры, бук, остролистные клены, мохнатые, сочно-зеленые и голубые ели сплетают свои ветви, не пропуская солнечные лучи. Полумрак рассеивают редкие пятна света, пробивающиеся сквозь густую листву. Повсюду слышны шорохи, мелькают тени, раздаются непонятные звуки. Бесшумное хлопанье крыльев, светящиеся глаза. Разноголосый щебет птиц слышен где-то в верхних ярусах Леса, а здесь, внизу – таинственный шепот, завораживающий смех лесных духов и тишина, наполненная легкой поступью хищников, приносящих сладкую смерть.
Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 80

Re: Круглая поляна

Сообщение Кортни Консал » 2018 авг 05, 20:38:36

- Samia dostia, ari aditida, tori adito madora…
Estia morita, nari amitia, sori arito asora…
Semari aisi isola matola…
Soribia doche irora amita…
Samaria dose ifia mio lora fia sia adora…


Лючия, казалось, полностью погрузилась в танец под собственную песню. Но внимательный наблюдатель – будь он тут, на этой поляне, - мог бы заметить, что она частенько бросает острые взгляды в сторону Кортни. Тело последней двигалось уже на автомате, независимо от сознания хозяйки. Дух же Консал уже начал выбиваться из своего физического заключения. Сначала, как ни странно, стала заметна юбка: призрачная, она колыхалась вокруг шорт шаманки, создавая невидимый для посторонних ореол волшебной таинственности, прикрывая и затяжки на ткани, и запекшиеся царапины на ногах, и синяк под коленкой. В отличие от одеяний давно существующих духов одежда, казалось, ещё не определилась ни с цветом, ни даже с финальной формой.
Когда наступила вторая строфа, Консал запела тоже – и уже не смогла удержаться на месте. Нет, тело, конечно, осталось, и голос будто управлялся по-прежнему самой шаманкой, выводя нужные ноты и создавая лиричное настроение. Дух же пустился кружиться по всей поляне.

- Samia dostia, ari aditida, tori adito madora…
Estia morita, nari amitia, sori arito asora…
Semari aisi isola matola…
Soribia doche irora amita…
Samaria dose ifia mio lora fia sia adora…

Нет, Консал не успокоилась до сих пор, пусть и прилично выдохлась эмоционально. Но песня приглушала злость и обиду, заполняла собой растущую пустоту в душе. И с каждым словом становилось всё легче. Всё-таки она сама творила магию, это она здесь – девочка-волшебница. Кто, если не Кортни? Кто станет опорой для более слабых, если она сломается и потеряет себя в глупых и низменных эмоциях? Злиться легко, прощать и понимать – куда как сложнее…
Шаманка закружилась по поляне, будто пытаясь поймать в широко раскрытые объятья всех-всех присутствующих духов. Травинки и деревья, цветы и сорняки, камни и земля, ветер и ночная прохлада. Бесчисленное количество сущностей, маленьких и больших, порхало по поляне, танцуя вместе с шаманкой. Кто – в приветствии, кто – повинуясь, кто – забавляясь, кто – снизойдя в своей милости… Ночь опускалась на мир, и мир кружился в этой ночи. Так повелось когда-то давно, когда самый первый шаман стал покровителем своих землей, и так оно и происходит до сих пор.
Кружась в танце, Кортни повела рукой – и духи светлячков увлекли за собой собственное физическое пристанище, на мгновение закружившись восьмёркой посреди поляны. Повела другой – и крохотные сильфы подняли лёгкий ветерок, пошевеливший травинки. Подол призрачной юбки окружили духи цветков, и на мгновение даже в привычной реальности взмыли лепестки. А схватившая за горло тоска – наконец отступила.

- Semari aisi isola matola,
Soribia doche irora amita…
Samaria dose ifia mio lora fia sia adora, adora…


Песня была не очень длинной, но Кортни казалось, что прошла целая вечность. Негативные эмоции покинули её вместе с остатками магических и физических сил, и Консал, вернувшись в тело, тут же опустилась на землю с намерением провести остаток текущего тысячелетия лёжа. Улегшись на спину в траве, шаманка задумчиво уставилась в небо. Травинки немедленно полезли в лицо и оказались покусаны. Лючия, тоже выглядящая усталой, опустилась рядом. Кусок куста, торчащий из её бедра, уже выглядел не особо пугающе по сравнению с первыми впечатлениями.

- Я должна, да? – через какое-то время справилась у призрачной соседки шаманка. Мария де лос Анхелес тоже помолчала некоторое время, будто подыскивая ответ, который был бы одновременно лаконичным и стихотворным.
- Себе должна ты. – Наконец выдала испанка. – Где посох твой, что ты купила с целью вызова меня?
- В комнате лежит, – лениво откликнулась Консал. – Сегодня, если хочешь, сделаем привязку.
- Пора бы. Время утекает, ведь наш визит к Сильнейшей скоро уж…

Аватара пользователя
Эмилия Хаккенс
Декан ф-та Биоэнергетики
Декан ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 377

Re: Круглая поляна

Сообщение Эмилия Хаккенс » 2018 авг 08, 08:24:31

Эмилия никогда не завидовала шаманам. Ну, правда. Иногда их некоторым возможностям, но самому факту шаманизма – никогда. Предложили бы – отказалась, да ещё как бы отказалась, ногами, руками, да вотерболами с молниями бы отпихивалась. Ну нафиг. Сложно даже представить, что должно происходить с разумом шамана, как всё это должно ощущаться внутри, если любое ментальное вторжение очень плохо заканчивалось для этого самого вторгающегося. Нет, ну правда, опытный менталист вполне мог, соблюдая, естетсвенно, некоторую осторожность, работать хоть с шизофрениками на пике обострения, хоть с биполярниками, хоть ещё с кем из этого списка, а полезешь к шаману – и всё, каюк мозгам, яичница будет. Так что да – завидовать нечему, даже представлять было страшно каково это: быть связанным с мирами духов, постоянно видеть их, чувствовать, принимать в себя, не чувствовать себя хозяином собственных жизни, тела и разума... Никакого контроля, полнейший хаос, от которого не скрыться, не спрятаться, не закрыться щитами, ни на миг не отдохнуть.

Но сейчас отчаянно хотелось увидеть что-то большее, чем танец студентки и вихрь светлячков. Услышать, ощутить, почувствовать. Там было явно что-то запредельное, что-то невероятное. Что-то по-настоящему не-обычное. Магическое. Магическое... Наверное то, что давала магия в плане ощущения мира, вселенной и самой себя, уже давно стало куда важнее любого другого органа чувств. Эмилия помнила, как ещё относительно недавно, она попала под воздействие того зелья – кустарного, хренового, попавшего через небольшой порез на руке, но лишившего магии, пусть и всего на минуту-другую. Пустота, тишина, отсутствие красок, песни стихий, гула мыслей и чувств... Паника, отчаяние, страх, всё вот это, что не давало толком сделать вдох, ведь если бы это не прекратилось, то и дышать не было бы никакого желания. И сейчас, следя за этой поляной, Эмилия чувствовала нечто гнетущее, давящее под сердцем, неуютное. Тоска, наверное. Тоска по чему-то, что никогда не увидишь и не ощутишь, даже не прикоснёшься украдкой через чужой разум. Никогда. Такую тоску, наверное испытывают обычные люди без дара, узнавая о магии, о её возможностях, о том, что она дарит. Им не дано, не дано и Эмилии даже прикоснуться к тайне того, как это танцевать душой вне тела в окружении духов, увидеть мир совсем иным, куда более иным, чем показывала «обычная» магия.

Эмилия с силой до боли прикусила губу, заглушая этим ноющее чувство в грудине. Нет, это глупо, это очень глупо так рисковать. В последний миг удержала себя от того, чтобы хотя бы попробовать подсмотреть. К шаманам и в обычном состоянии лезть нельзя, а тут ещё и в трансе? Мозги спеклись бы в желе за пару секунд, и даже не факт, что в эти пару последних сознательных секунд удалось бы что-то ощутить. Глупо и безответственно. То есть совсем, а не как обычно у неё бывает.

Эмилия дослушала последний абзац и остановила запись. А теперь надо бы сваливать, и как можно более незаметно, чтобы ещё больше не нарушать чужие личные границы. Эмилия убрала статуэтку в сумку, поудобнее приладила её, перевесила ноги с другой стороны ветви. Спускаться, кстати, всегда было сложнее, чем подниматься – упереться сложнее. В принципе, навыков бы хватило, чтобы это сделать без проблем, но... Можно было хотя бы самой себе признаться, что сейчас дело было не в навыках или ещё чём-то таком. Восполнить, отыграться здесь и сейчас (пусть и только в собственном воображении). Да, того она никогда не увидит и не почувствует, зато ни один шаман не может прогнуть мир одной своей мыслью, заставить реальность подчиниться только лишь напряжением разума. Глупо, по-детски, но никто же не видит, а все мы внутри те ещё дети, что уж спорить? И если не позволять этому внутреннему ребёнку хоть иногда выходить, хоть иногда не потакать ему в его простеньких мелких желаниях, то однажды можно и вовсе не суметь его сдержать.

Воспринимаемая реальность как бы смазалась по углам, в центре же восприятия приобрела удивительный рельеф и плотность, ощутимый объём; углубилась, потеряла часть красок и оттенков, и так почти не воспринимаемых в темноте усиленным магией зрением, но с лихвой окупилась ранее незримыми гранями. Мысль не проникала в какой-то конкретный объект, не стремилась взять под контроль небольшую вещь, а будто растекалась по поверхности земли и проникала дальше незримым серебристым туманом. Туман колебался, клубился, настраиваясь на уникальную волну всемирного тяготения на бесконечное никогда не останавливаемое течение вниз, к некому центру. У планет это были ядра, здесь же, в АСД... а Бездна его знает, как тут мир устроен, но гравитация-то присутствует, значит есть что-то подобное физическое ли, или созданное из магии, впрочем, не менее реальное. Навыков не хватало, чтобы сопротивляться этому потоку полностью, преодолеть его, но если опереться, если надавить от себя на землю, как бы безумно это не звучало, ведь где маг, а где целая условная планета, выходит-то наоборот, как если шагать – толкаешь землю назад, но только сам идёшь вперёд; то притяжение ослабнет, позволит чувствовать себя легче. Ненадолго, да и виски уже сводит с самого начала, но лёгкость уже наполняла руки и ноги, словно в половину забирая в небытие массу (хотя, конечно же, масса всегда и везде остаётся неизменной, но скажите это ощущениям). Не прекращая своё давление вниз, по сути выталкивающее её саму – Эмилию – вверх, та ухватилась за кору и принялась спускаться, чувствуя, что теперь это сделать намного проще – пальцы не так сильно напрягаются, им не нужно так крепко держаться за неровности дерева, легче удержаться на одной руке, чтобы спрыгнуть на ветвь ниже. Ещё немного опереться на пальцы и вновь прыжок вниз. Куда медленнее чем привычно, это сбивало с толку. Все мы привыкли к своей стандартной гравитации, и стоит ощутить иное её воздействие, меняется не только субъективное ощущение массы, меняется всё. Например, скорость ускорения свободного падения. Вроде и метр всего спрыгнуть, куда там разгоняться, но разум от этой разницы в два раза буксует, не в силах понять, почему поверхность земли приближается так медленно при точно таком же ощущении временной невесомости.

Земля толкнулась в ноги, окончательно сбивая концентрацию, и так повредившуюся из-за необычных ощущений прыжка. Серебристый туман дрогнул и рассеялся, словно его и не было, мир обрёл привычное притяжение, тело наполнила знакомая устойчивость, пусть и заставившая в первую секунду серьёзно пошатнуться, заново привыкая к старым параметрам тяжести. А это было интересно, приятно. Выбило из головы хоть на какое-то время тоску по несбыточному, заменив удовольствием по доступному и такому интересному, новому. С духами не потанцевать, не увидеть мир их глазами, зато на собственной шкуре можно ощутить что такое изменение гравитации, а однажды получится и отбросить её в сторону как нечто не имеющее абсолютно никакой власти... Именно, лучше думать об этом и о заполненной необходимым фигуркой ворона, о том что самое сложное уже получено, остались всего пара компонентов, и Эмилия прекрасно знала, где что достать. А пока пора быстро сдвигаться в сторону академии, стараясь сильно не шуршать зелёной травой.

Аватара пользователя
Кортни Консал
Староста ф-та Истории Магии
Староста ф-та Истории Магии
Сообщения: 80

Re: Круглая поляна

Сообщение Кортни Консал » 2018 авг 08, 12:11:03

Кортни засыпала. Медленно, но верно. Ещё бы – земля, трава, прохлада, усталость… Тут грех глазам не слипаться. Но ещё надо было вернуться в замок и не заработать себе простуду. Поэтому Консал кое-как боролась со сном и своими противоположными желаниями. В одну из фаз такой борьбы староста кое-как разлепила веки и обнаружила, что Лючия всматривается куда-то в темноту.
- Что там? – лениво поинтересовалась Кортни, но на всякий случай даже приняла сидячее положение. Кряхтя и зевая. Эмоции и силы закончились все, осталось только манящее туманное забытье.

- Задумываюсь я, сколь бренно бытие, – ответил дух с тем же количеством усталости в голосе. Видимо, испанка тоже соизволила вложить своей энергии в песню и теперь казалась блеклой. Консал не могла не почувствовать благодарности. Узел внутри будто прилично ослаб, и его можно будет распустить как-нибудь попозже. Но зато шаманка может функционировать дальше в своём нормальном состоянии. Учиться, экспериментировать, колдовать… Жить. Возможно, Кортни преувеличивала пагубность собственного нервного срыва, но истерика такой силы раньше с ней не случалась. Срывы бывали, и срывы разные, но не настолько, чтобы… вот так.
Мерседес смотрела в темноту Леса с задумчивым взглядом. Видимо, и правда показалось. Консал, поминутно потягиваясь, всё же смогла отлепить пятую точку от земли и встала. Тут же покачнулась, правда, но равновесие себе вернула. Всё, время снова стоять на ногах.

- Пойдём в замок. Кстати, не хочешь мне чего-нибудь рассказать, что могло бы пригодиться в общении с Сильнейшей?

- Могу, – охотно поделилась испанка, будто только и ждала вопроса, чтобы свернуть с предыдущей темы. – Должна ты говорить на языке, что избран ею был. Так духов легче воле покорить.

- Боюсь, это не тот дух, которого можно покорить… Да и я же не знаю языка.

- Взаимодействие облегчить, – согласным тоном поправила Лючия себя. – И говорю я о манере речи. Мы все своей манерой обладаем, ты же слышишь? Найди её манеру, в тон ответь, – и покоришь Сильнейшую умением. Раз ты слаба была, нам впечатленье нужно.

Кортни вздохнула и задумалась. Не дай бог Сильнейшая будет разговаривать пятистопным ямбом или чем-нибудь в этом духе. Даже подражать нерифмующимся стихам испанки выглядит как совсем уж сложная задача. То ли дело Фариас, который говорил предельно лаконичными предложениями. А вот пра-пра… стоп.
- Но ведь она молчит! – шаманка аж поперхнулась осознанием очевидного. – Она мне ни слова не говорила! – Но Лючия лишь пожала плечами.

- Так очевидно; не хотела сим манеру выдавать. Манера даёт власть, – снисходительно поясняла дочь конкистадора. – Тем боле – молчаливы духи в основном. Работать ты должна уметь со всеми. С манерой проще тем, кто кровью связан, даже отдалённо…
Консал схватилась за голову.

Так они и шли до замка – шаманка упорно пыталась преувеличить сложность своей задачи и впасть в панику (получалось не очень из-за усталости), а сеньора Гонсалес в ответ пускалась в объяснения тем тоном, которые обычно используют с пятилетними детьми. Зато, дойдя до кровати, Кортни настолько мгновенно и крепко уснула, что даже не подскакивала посреди ночи. И даже без снотворного! Редкое явление в последние годы…

Ответить