Pride and Prejudice

Вековые дубы, покрытые сине-зеленым мхом, могучие тисы с гибкими ветвями, раскидистые кедры, бук, остролистные клены, мохнатые, сочно-зеленые и голубые ели сплетают свои ветви, не пропуская солнечные лучи. Полумрак рассеивают редкие пятна света, пробивающиеся сквозь густую листву. Повсюду слышны шорохи, мелькают тени, раздаются непонятные звуки. Бесшумное хлопанье крыльев, светящиеся глаза. Разноголосый щебет птиц слышен где-то в верхних ярусах Леса, а здесь, внизу – таинственный шепот, завораживающий смех лесных духов и тишина, наполненная легкой поступью хищников, приносящих сладкую смерть.
Ответить
Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 153
Контактная информация:

Pride and Prejudice

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 апр 20, 22:10:53

Весна, ночь, полнолуние.
Несмотря на весну, уже вступившую в свои права, снег в лесной чаще все еще лежит на земле грязной коркой. На деревьях уже проклюнулись первые почки, брюхатые листвой, но первая зелень пробьется еще нескоро. Ночи еще слишком холодны. В эту часть леса не протоптано ни единой тропинки. Едва ли найдется любитель природы, готовый забраться так глубоко в чащу ради грибов да ягодок.
Но если быть достаточно настойчивым и несъедобным для лесного зверья, то можно выйти к небольшой поляне, напоминающей своей продолговатой формой след великана. Отличное местечко для социопата или лесного отшельника, желающего никогда не быть обнаруженным людьми.

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 153
Контактная информация:

Re: Pride and Prejudice

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 апр 20, 22:12:39

Магические способности:
Телекинез - Мастер 3 (Левитация, Манипулирование, Обратная связь, Осязание, Невидимые руки, Разрыв, Щит, Взрыв)
Ментальная Магия - Мастер 2 (Мыслеречь, Мыслеобразы, Ментальный блок, Ментальная чувствительность, Ментальный удар, Чтение мыслей, Взлом ментального, Ментальный защитник, Марионетка, Обход ментального блока, Галлюцинация)
Магия первоначал: Тьма - М2

-----------------
Навязчивое ночное светило наблюдало за Вирной, преследуя от самого замка. То и дело выглядывало из-за верхушек деревьев и вуали темных облаков. Круглая и бледная, Луна напоминала закатившийся глаз мертвеца, которому некому закрыть веки. Эльфийка старалась не смотреть в её сторону, но то и дело останавливалась и бросала на небо обеспокоенный взгляд. Тому, что она собиралась сделать, противилось все её существо, и каждый шаг приходилось делать через силу. Но отчаяние толкало её в спину, заставляя идти вперед наперекор гордости. Дроу хотела уйти от замка как можно дальше. Отыскать место, где не будет ни единого шанса повстречать разумное существо. Меньше всего ей нужны были сплетни о том, что Вирна Рилинвирр окончательно свихнулась. Хотя в последнее время с этим сложно было поспорить.

- Видишь, до чего ты меня довел? - прошептала дроу, обратившись к невидимому собеседнику. Она понятия не имела, слышал ли её тот, с кем она делила свое тело. Но прекрасно представляла, каков мог быть ответ. - Ты должен быть рад. Ты все-таки заставил меня разбираться с твоим дерьмом, - усмехнулась эльфийка, отметив тонкую иронию судьбы. Она до последнего не хотела ввязываться в эту игру, но именно ей пришлось разбираться с последствиями. Даже развалившись пополам, он заставил её выполнять свою часть уговора. Могло ли все сложится иначе? Разумеется. Но в какой-то другой, параллельной реальности, где Вирна Рилинвирр была либо самоотверженным другом, либо последней сукой. Как показала практика, в этом осколке мультивселенной она не дотягивала ни до первого, ни до второго. Очередная поляна осталась за спиной. Окруженная деревьями со всех сторон, она отлично подходила для задуманного. И все же не вызвала доверия у темной эльфийки. Как глубоко ей нужно было забраться в лес, чтобы убежать от собственного стыда? Запустив руку в карман мантии, эльфийка поднесла к губам металлическую флягу, прихлебнув находу. В последнее время она редко с ней расставалась. Можно было считать, что подготовка к предстоящему ритуалу уже шла полным ходом. Ей нужно достаточно расслабиться, чтобы не бросить все на середине. Вирна хотела бы оказаться сейчас где угодно, но только не здесь. Ночной лес, в котором она всегда чувствовала себя куда уютнее, чем в коридорах замка, сейчас нещадно на нее давил. Удивительно тихо. Словно все лесное зверье притаилось и наблюдало за ее позором. Даже ветер притих в ветвях деревьев. Фляга булькнула и смочила горло очередной порцией горючего.

Луна встретила Вирну на очередной поляне, будто опережая её на два шага. И теперь даже не пыталась скрываться за облаками, заливая пространство мертвенно-белым светом. Эльфийка дважды обошла поляну кругом, словно пытаясь отыскать изъяны и недостатки. Но в конечном итоге осознала, что любая другая будет ничуть не лучше, пока она еще достаточно трезва. Вирна и без того забралась глубже некуда, чтобы не повстречать заплутавших студентов. Да и ночь не будет ждать её вечно. Эльфийка глубоко вздохнула и, сбросив сумку и скинув портупею на расстеленный плащ, уселась на землю. То, что ей предстояло сделать, требовало особого настроя. А потому: карман, фляга, глоток...

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 153
Контактная информация:

Re: Pride and Prejudice

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 май 18, 09:43:44

Эльфийка перевернула флягу и последняя капля упала на кончик языка. Дроу облизала губы и удрученно вздохнула. Мало, слишком мало. Ей стоило прихватить с собой пару-тройку таких фляг. Вирна вытащила из кармана медальон, утраченный, а затем вложенный в её руку самой богиней. Гримаса отвращения на лице эльфийки, и желание забросить медальон как можно дальше, за самый горизонт. Не она ли презирала тех, кто ищет помощи и заступничества у лживых богов? Не она ли предала свою богиню в ответ на её предательство? Так какого черта она пришла на эту поляну и до сих пор не избавилась от проклятого медальона? Все это напоминало возвращение в родительский дом, в котором тебя ненавидели и били палками. Шаг назад, падение. Просто потому, что все другие двери закрыты.

Вирне казалось, лучше сдохнуть, чем вновь обратиться за помощью к одному из этих высокомерных ублюдков, играющих на жизни и судьбы. Но теперь, когда дно уныния и отчаяния стало её потолком, ей пришлось прийти сюда. Прийти за помощью к этой… этой шлюхе, пляшущей голышом под луной. Этой лицемерной стерве, корчащей из себя благородную покровительницу. Эйлистри уже использовала её однажды. И неважно, что затем вновь вернула эльфийку к жизни. Сложно испытывать благодарность к тому, кто сперва отрезал твою руку, а затем пришил на место. Не проще ли действительно сдохнуть в одиночестве, чем вновь рискнуть связаться с предательницей? В какой-то момент Вирна даже поверила, что Эйлистри пустила её под свое крыло по доброте душевной. Допустила мысль, что наивное божество действительно верит, что каждый дроу заслуживает помощи и прощения. Даже порочная и жестокая бывшая жрица Ллос, чьи руки по локоть в крови. Но как же она ошибалась. Она была нужна Эйлистри, чтобы стать очередной фигуркой на ее стороне поля. У всего есть своя цена, и Вирне это было известно как никому другому. Но она привыкла к тому, что сперва ей озвучивали условия, а уже потом бросали кошель. Чертова Лунная Дева знала обо всем с самого начала. Дом Рилинвирр возродится вновь. Ну, разумеется. Она знала о беременности Вирны еще тогда. Как и знала о том, через что предстоит пройти эльфийке. О ее "предназначении". Ей было известно, к чему приведет Ардора его стремление отыскать Жар Флегета. И о ловушке она тоже знала… Эта сука могла предупредить её обо всем. И тогда бы Вирна обязательно отговорила Ардора от опасной затеи. Он бы прислушался к ней и не увяз с головой в интригах дьявольского культа. Он был бы жив… Но нет! Какой бы маской не прикрывалось божество, суть не меняется. Жестокие игры, ломающие жизни и судьбы во благо своей собственной цели.

Вирна стиснула медальон в своей руке, словно хотела раздавить его в мелкую металлическую крошку. Но ненависть к Эйлистри ни шла ни в какое сравнение с тем отвращением, которое дроу сейчас испытывала к самой себе. Она уже испробовала все, что могла в попытках отыскать Ардора. Она обращалась к жрецам, ведьмам и провидцам. Но никто так и не сказал ей, откуда стоит начать поиски. У неё был компас, но никакого представления о том, где находится юг, а где север. И никакого понятия, как воссоединить части целого. Вирна бы никогда не обратилась к этой предательнице, если бы видела хотя бы малейший шанс справиться самостоятельно. Даже колдун, ее последняя надежда, не сумел пролить свет на самые главные вопросы. Казалось, у дроу просто не осталось иного выбора, кроме как измазаться в этом дерьме.

- Эйлистри, ответь... - выдавила из себя дроу, и простые слова словно скрутили внутренности в её животе. Её голос потонул в лесной тишине, а равнодушная луна по-прежнему молча таращилась на неё с мигающего звездами неба. -Ответь! - крикнула Вирна, сжав в руке медальон. Отчаяние, боль, гнев. Все, что угодно, но только не смирение, с которым последователь бога обращается к своему покровителю. - За тобой должок, Эйлистри. Не смей молчать, когда пришло время платить по счетам, - и снова тишина. Ничего не выйдет. По крайней мере, она попыталась. Её просто использовали и выкинули. Вирна собралась было встать и отправиться восвояси, но заметила слабую вспышку света, пробежавшую по ободу медальона. Словно маленькая искра, вспыхнувшая и погасшая за долю удара сердца. -О, нет, - протянула эльфийка. - Ты не заставишь меня это сделать, - замотала головой дроу, обращаясь к медальону в своей руке. Кажется, она догадалась, чего ждала от нее богиня...

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 153
Контактная информация:

Re: Pride and Prejudice

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 июн 29, 16:47:46

Или заставит? Но не богиня, а обстоятельства... Отчаяние.
Дроу вздохнула. Тогда она смотрела на них с презрительной усмешкой на лице. Отплясывали перед своей богиней, как продажные девки перед толстосумом, бросающим под босые ноги серебро и золото. Вирна вела такой образ жизни, которому могли позавидовать, но редко - одобрить. Но никогда, никогда она не ложилась под кого-то за меха и золото. Она не раз использовала свое тело для достижения целей, но чаще брала других, чем отдавалась сама. В её списке не было любовников, воспоминания о близости с которыми вызывали бы отвращение. Но сейчас она вдруг почувствовала себя шлюхой… Бордельной девкой, продающей себя, сдерживая тошноту. А Луна все следила за ней. Словно развалившийся в кресле покупатель, похлопывающий по своему карману и поторапливающий эльфийку звоном монет. И пускай у ее поступка была благая цель, пускай всего один шаг мог помочь ей отыскать желаемое, продажные девки тоже придумывают себе оправдания, делая шаг на скользкую тропу.
Стянуть с себя брюки и рубашку было сложно, как если бы материя сплавилась с кожей воедино. Отступница и еретичка, встающая на колени перед идолом. На этом фоне даже петлю можно расценить как символ надежды. Дроу отбросила одежду в сторону с той решительностью, с которой делают шаг с обрыва. Ведь стоит замешкаться, как желание отступить возьмет верх. Свет луны скользнул по эбеновой коже, расставив на обнаженном теле свои акценты и блики. Дроу надела медальон на шею. Ей показалось, что металл обжег кожу холодом, едва коснувшись груди.

Летящие локоны, игра изгибов полуголых тел. Женщины знатных Домов Чед-Насада любили устраивать такие вечера. Ода красоте тела, всплеск эмоций, которые сдерживались в других обстоятельствах. Но со временем Вирна забыла… Забыла, как это - танцевать, не умываясь в крови. Со времен падения Чед-Насада ее танец нес только смерть. Иное казалось глупостью и праздной суетой. Наслаждением для тех, чьи сердца еще были способны радоваться простым и естественным вещам. У Вирны не было меча, но были клинки. Лежали в ножнах на сброшенном плаще. Серебро встретило адамантин. Лунный свет скользнул по острым граням фамильного оружия. И пускай эта Луна принадлежала другому миру, она была близнецом Селунэ. Созвучна ей, почти неотличима.

Эльфийка шагнула к центру поляны. Холодная земля казалась раскаленными углями, жалящими босые ноги. Всего лишь шаг, чтобы переступить через себя. Эльфийка запрокинула голову, сощурившись на ночное светило. Её грудь часто вздымалась, а сердце ускорило свой бег, словно умывшись волной адреналина. Ночной лес молчал, рядом с эльфийкой не было никакой опасности. Так почему же так… страшно? Волнительно? Сперва испытывая отвращение к задуманному, теперь она боялась, что ничего не выйдет. Что, наступив на горло своей гордости, она покинет поляну ни с чем. Эльфийка прикрыла дрожащие веки, представив, как лунный свет скользит по ее коже. Попыталась почувствовать его касания физически. Нет тепла и нет холода. Но откуда тогда эти мурашки, рассыпавшиеся по всему телу? Вирна не знала, как нужно. Но некая сила словно вела ее, прикинувшись интуицией. Открыться навстречу лунному свету, позволив наполнить себя изнутри, как вода наполняет пустой кувшин. Ведь какая уже разница, когда граница стерта? Пусть захлебнется ее жертвой.

Блуждают тени в темноте, кленя собратьев на земле... Клинок рассек воздух. Плавно, размашисто, словно пробуя его на вкус. Шаг, поворот вокруг себя. Клинок взметнулся вверх. Летящий локон скользнул вдоль лезвия, едва не потеряв свою целостность. Острие жалило пространство во всех мыслимых плоскостях. Запястье вращалось, словно суставом дроу служил подвижный шарнир. Воздух выл и свистел, металл пел своей хозяйке знакомую песню. Бедро, изгиб талии, ребра. Клинок нырял вниз и выныривал опасно близко к обнаженной коже. Дарили смерть, стяжали зло,что много крови пролило. Поначалу это больше походило на бой с тенью, чем на танец. Слишком агрессивно, слишком резко. Как если бы эльфийка хотела рассечь на ленты незримого соперника. Вторая рука ловко переняла клинок во время быстрого кружения, от которого перехватило дух. Жест, пластичный, словно змея. Мановение пальцев, сжавших эфес второго клинка-близнеца. Шаг. Вперед, назад. Прыжок в высоту. Поворот. Два клинка вращались одновременно, словно в зеркальном отражении друг друга. А в центре вихря из металла и серебристых прядей - обнаженное гибкое тело. Само движение, облаченное в плоть. Луна взойдет и осветИт тот путь, что был давно забыт. Эльфийка не размыкала век. Не осознавала себя в пространстве, очутилась вне времени. Словно это мир вращался вокруг нее. Слепая ода Луне и изяществу. Опасному, манящему. Изгибы клинков, изгибы тела. Оно вспомнило, оно никогда не забывало. Луна взойдет! Эльфийка распахнула глаза, блеснувшие в темноте двумя рубинами. Страсть, адреналин. Танец был способен раздуть угли не меньше битвы. Близнецы взлетели в воздух, чтобы через мгновение быть перехваченными накрест. Прогиб назад и незримый узор, вырезанный из воздушного полотна. Изящный арабеск с высоким взмахом ноги. Поясница, повторившая изгиб камы. Пар, струящийся от рагоряченного тела. Казалось, даже звезды перестали мигать на небосводе, завороженные грацией и страстью движений. Страстью, не имеющая ничего общего с плотскими утехами.

Коварен мрак и долог путь.
Не дай врагам себя спугнуть.
На небо глянь, и боль уйдет.
Там в свете звезд Луна взойдет.
Луна взойдет.


Эльфийка не почувствовала, как вспыхнул медальон на ее груди. Словно вобрав в себя энергию танца и лунного света, он заставил ночь засиять. Танец продолжался, будто по инерции. Но клинки в изящных руках больше не кромсали воздух, они будто резали саму реальность. Податливую, упругую. Танец продолжался в то время, как тело упало на землю без движения...

Аватара пользователя
Вирна Рилинвирр
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 153
Контактная информация:

Re: Pride and Prejudice

Сообщение Вирна Рилинвирр » 2018 июн 29, 19:06:10

- Очнись, Вирна. Ты услышана, - ласковый голос проник в сознание, словно сквозняк. Едва ощутимое прикосновение скользнуло от щеки к заостренному уху, заправив за него белую прядь. Эльфийка разлепила глаза. Серебристая трава под ней была унизана светлячками, словно драгоценностями. Прохладный ветерок доносил ароматы цветов и пение ночных птиц. Эльфийка приподнялась на руках и села, оказавшись напротив источника ласкового голоса. Дроу, которая красотой затмевала многочисленные звезды на ультрамариновом небосводе, сидела напротив нее и улыбалась. Так снисходительно, как улыбаются неразумному ребенку, задавшему смешной и глупый вопрос. Она была обнажена, как и Вирна. Но темную кожу покрывал серебряный узор, струящийся, будто сам лунный свет. - Я ждала, когда ты позовешь меня.

Вирна помнила, какое благоговение вызвала в ней первая встреча с Эйлистри. В тот момент она ощутила себя недостойной дышать с ней одним воздухом. Желание упасть на траву и целовать ноги. Но сейчас почувствовала такую злость, что едва не вцепилась в белоснежные волосы богини. Интересно, вышло бы это у нее? Она ждала ее, но пришла на зов, лишь увидев ее унижения.
- Хватит с меня твоих лживых улыбок. Ты все знала. Знала с самого начала. Ты использовала меня, - на одном дыхании выпалила Вирна, и напряженные пальцы сжались в кулаки. Ей так хотелось выплюнуть эти слова в лицо богини. Но в тот момент, как они соскочили с языка, дроу не ощутила ни толики легкости, о которой так мечтала. - Я чуть не погибла. И я, и он были всего лишь пешками.
Вирна так часто представляла эту встречу, прежде чем решиться на ритуал, что у нее созрел полноценный сценарий. Но отчего-то, достигнув цели, сейчас эльфийка бросалась фразами, достойными обиженного ребенка, у которого отобрали сладкое.

Слова Вирны буквально сочились ядом, но на лице богини цвела все та же улыбка. Настолько великодушная, что хотелось вырвать эти губы, полные, идеально очерченные. Упреки не вызвали в ее глазах ни искры негодования или раскаяния. Богиня позволила ей выговориться, но злость эльфийки будто отразилась от нее.
- Скрижали Судьбы невозможно переписать, дочь Куэллар Дел’Тигарзимут. Я лишь помогла тебе исполнить предназначение. Даже я не имею власти над тем, что предначертано. Случилось то, что должно. Я вдохнула в тебя вторую жизнь. Разве этого мало? - вновь улыбнулась Эйлистри, лукаво сощурив миндалевидные глаза, осененные серебристыми ресницами. Ласковый голос звучал уверенно и убедительно, но слова не принесли Вирне успокоения. Брехня, пыль в глаза. Этого бы не произошло, если бы она предупредила ее в их первую встречу. Твое предназначение ждет тебя в Верхнем Мире. Да, Вирна уже слышала от нее эту чушь, но не придала значения. Приняла за пустой пафос, которым так часто грешат высшие существа. Если бы она только знала, что загадочное “предназначение” несло в себе смерть и отчаяние.
- Зачем мне она, когда ее отняли у него? - спросила Вирна, прямо взглянув в глаза богини. Чувство несправедливости разъедало ее изнутри, словно кислота. Ладонь Эйлистри легла на макушку эльфийки, ласково проведя вниз по бесцветным волосам. Дроу против своей воли почувствовала, как злость покидает ее. Изливается наружу, будто кровь сквозь рану. Внутри разлилось странное умиротворение, спокойствие. Эльфийка почувствовала, словно все ее раны разом затянулись и больше не жгли душу. - Я не просила твоего благословения, - в словах Вирны больше не было гнева. Эйлистри заслужила его, но решила опустошить свою гостью, подарив ей это лживое спокойствие. Дроу не сомневалась, что вскоре боль вернется. На время утихшая, ударит с удвоенной силой.

- Вскоре такая же странница, как и ты, отправится в новое путешествие. В место, не отмеченное на картах. Отправляйся с ней и встретишь свою судьбу. Отыщешь то, что поможет выжить в огненной темнице. Там, откуда он пришел и куда вернулся. Вернулся, но остался с тобой.

Вирна было открыла рот, чтоб задать Эйлистри свои вопросы. К чему все эти иносказания, рождающие еще больше загадок? Кто эта странница и что она отыщет в забытым богами месте? Вопросы роились в голове дроу, множась с каждым мгновением. Но не успела она открыть рта, как почувствовала сильный толчок в грудь. Словно громила-охранник вышиб ее за дверь, как перебравшего дворфа. Стремительное падение обратно. На этот раз дроу не кружилась. Она возвращалась, словно камень, попавший во власть земного притяжения. Хлопок, вспышка света и удар. Обнаженное тело на лесной поляне вздрогнуло и часто задышало. Перед прозревшими глазами заплясали темные круги. Внезапный холод разлился дрожью, словно сотрясая дроу изнутри. Нестерпимая сухость во рту, словно язык и слизистые вот-вот покроются трещинами.

Как долго она здесь пролежала? То, что длилось всего мгновение там, здесь могло занять несколько часов. Эльфийка тяжело поднялась на ноги, пошатнулась. Легкое похмелье уже начало брать свое, голова закружилась, когда тело приняло вертикальное положение. Но Вирне слишком хотелось убраться с этой поляны, чтобы заострять на этом внимание.
Схватить одежду и оружие, а потом бежать прочь, не оглядываясь, забывая дорогу. Спрятаться там, куда не заглянет любопытный глаз навязчивого светила... Там, где можно будет спокойно переварить услышанное.

Ответить