Главное вовремя не растеряться.

Постепенно затихая, река заканчивается группой небольших озер, самое большое из которых носит название Лунного. Вода озера впитала в себя энергию луны и в полнолуние отдает ее всем обитателям Леса. При свете полнолуния, под тихий шепот русалок и плеск воды, на поверхности водной глади можно увидеть сверкающую лунную дорожку. Берега озера заросли казуаринами и стройными эвкалиптами. На полянах, залитых ночным светом, смеясь, танцуют свой безумный танец фавны и нимфы.
Ответить
Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 43

Главное вовремя не растеряться.

Сообщение Скеггльельд Эк » 2018 авг 01, 19:16:17

Она не бросала попыток попасть по нему хотя бы вскользь. Плевать, отобьет ли ему мизинец на ноге, или лишит возможности иметь детей. Он сам ее докрутил до ручки, и продолжал накручивать, блокируя все ее попытки хоть как-то выплеснуть накопившуюся обиду. Скеггльёльд фырчала и шипела как злая кошка, то и дело оступаясь, когда Баалсибан разворачивал ее то в одну, то в другую сторону. Она чувствовала бурление злости глубоко внутри, но истинно испытывать эти эмоции сейчас была не способна – физическое и нервное истощение были уже на подходе. Все эти эмоциональные скачки выматывали сильнее, чем любая магическая нагрузка. К тому же, Скеггльёльд чувствовала, что эмоциональный взрыв копится где-то внутри. Сейчас она его старательно давила, заставляя горло напрягаться и вынуждая себя поднимать голову выше, лишь бы не чувствовать оковы на своей шее. Но рано или поздно, через час, день, неделю – все это выплеснется. Бомба замедленного действия.
Скеггльёльд дернулась, пытаясь отвернуть голову и упираясь ладонью в грудь колдуна, давя и всеми силами стараясь оттолкнуть его от себя. Она не хотела, но против своей воли все равно скользнула взглядом, в смазанном рывке заглянув в глаза темного мага, проклиная весь свет за свою несдержанность. Едкая янтарная кислота разъедала на более глубоком уровне, чем физическое проявление, и Скеггльёльд вновь дернулась от руки Баалсибана, отводя взгляд. Голубые искры по коже отозвались легким, мимолетным покалыванием, но внутренне девушка вся напряглась. Она не чувствовала от колдуна гнева, но не сомневалась, что он мог его попросту скрыть от нее. Превратить ей пол-лица в фарш для трансфигуратора его уровня не составило бы большого труда. Она открыла рот, чтобы вновь послать декана оккультизма, совершенно не боясь его проклятий. Да хоть как Зара Джин – она все равно будет посылать его раз за разом, на всех известных языках, пока не придумает свой собственный и не пошлет еще и на нем. Открыла, но не успела сказать и слова, потому что почувствовала, как пространство вокруг пошло рябью.

- Не сме...

Поздно.
Слово слетело с губ, но закончено не было. Распахнутые глаза только и успели, что заметить затянутое тучами небо, а легкие почти наполнились свежим воздухом, когда ее накрыло водой. Перед глазами проплыли светлые пряди, неожиданный холод окутал тело валькирии полностью и она от неожиданности сделала резкий вдох. Вода проникла в горло и нос, вызывая еще большую дезориентированность, хотя, казалось бы – куда еще? Скеггльёльд в миг потерялась – где верх, где низ. А под ногами все не было спасительной земли, чтобы можно было оттолкнуться и всплыть к живительному воздуху. Она пыталась повернуться, сделать рывок вверх, но все было тщетно – озеро окутывало плотной стеной, не давая совершить ни единого резкого движения. И не резкого тоже. В сознание впились острые колья паники – она утонет. Вот так просто, вот так глупо. Уйдет на дно без малейшей возможности на спасение. Скеггльёльд не умела плавать. Лишь устраивать водные баталии в горячей ванне. Может, она и могла проплыть три-четыре метра, но в какую сторону? Все еще барахтаясь в ужасе, девушка вдруг почувствовала под ногой холодную землю. Оттолкнуться и...
Вдох. Кислород попал в легкие, заставляя сердце радостно биться в стремительном режиме. В ушах стучало и шумело, уши заложило водой, и Льёльд не могла бы сказать с уверенностью, это шипение дождя по водной глади или шепот собственного паникующего сознания. Раскинув руки в стороны, она обернулась, сфокусировав все свое внимание на берегу. Немного. Совсем немного. Прошло всего лишь пара мгновений, растянувшихся для нее в целую вечность, наполненную паникой и ледяным, колючим ужасом. Она не могла расслабиться, не могла почувствовать себя в безопасности, не могла быть уверенной, что все закончится хорошо. Ей нужно выбраться на землю, сейчас же, сию секунду. Скеггльёльд дернулась в сторону берега, не сдвинувшись с места ни на миллиметр. Вывела руки вперед и как могла резко развела в стороны, пытаясь сделать отталкивающее движение. Что-то нужно было делать с ногами, что-то ей недоступное. Она напоминала лягушку с перебитыми задними лапами, но желание жить и прирожденное упрямство все же немного, но помогали ей продвигаться в сторону берега. Даже таким нелепым способом. Через метр-полтора она уже могла достать землю кончиками пальцев, и так невыносимо боялась потерять это ощущение, что, казалось, уровень тревожности дошел до того пика, что можно было довести до истерики толпу сильнейших эмпатов. Еще один рывок – девушка уже не плыла, а попросту отталкивалась от земли, пытаясь идти вперед, силясь раздвинуть перед собой воду. Волосы облепили лицо, душили прядями тонкую шею, но сил откидывать их в стороны уже не было. Дождь прибивал сверху, заставляя тело содрогаться от холода. Ткань штанов набухла от воды и тянула вниз, замедляя и без того нескорое продвижение, а утренний ветер безжалостно окутывал мокрые голые плечи и синюю спину.

Она все-таки выбралась. Выжила. Она готова была согласиться еще на сотню сделок с сотнями демонов, да с самим дьяволом, лишь бы больше никогда не оказываться на глубине озера. Пошатываясь, спотыкаясь и путаясь в обвивающих ногах кувшинках и черт пойми чем еще, Скеггльёльд выбралась на берег, но не собиралась останавливаться. Грудь вздымалась тяжело, в ускоренном режиме – она никак не могла надышаться, и боялась вновь остаться без воздуха. То и дело заходилась кашлем, пытаясь избавиться от проглоченной воды и от того, что та попала не в то горло. В носу кололо, а во рту был ужасный вкус тины и озерной воды. Мышцы гудели от напряжения, и колени дрожали, вынуждая несколько раз практически упасть. Приложив ладонь к груди, надавливая в попытке успокоить сердцебиение, она прямо чувствовала, как в ужасе быстро стучит сердце. Прочь от озера, как можно дальше. Забраться в глубину леса и там выдохнуть. Чем дальше от воды тем безопаснее. Капли дождя, стоящие стеной, не позволяли нормально смотреть вперед, потому что постоянно норовили заполнить глаза. Хмурясь, девушка двигалась практически на ощупь. Мысли о том, что где-то еще был Баалсибан – даже не посещали. Пирамида потребностей сузилась до единственной ступени – безопасность. И Скеггльёльд всеми силами хотела на нее забраться.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 71

Re: Главное вовремя не растеряться.

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2018 авг 01, 20:54:10

Колдун занырнул рыбкой в воду озера, кажущуюся тёплой на поверхности, и переходящую в освежающий холод на глубине. Глаза закрылись рефлекторно, но Баал ориентировался на ощущения, не спеша выныривать на поверхность. Сильными, но редкими гребками продолжал плыть немного на глубине, пока наверх тянуть не стало ощутимо. Тёмный маг плавал достаточно хорошо, научился ещё в детстве, когда чуть не утонул в реке. Подробностей Баал уже не помнил. А в академии, периодически, практиковался с Саленссон, что очень любила воду. Скорее забавы ради.
Вынырнув и глубоко вдохнув, тёмный маг оглянулся вокруг, силясь разглядеть Скеггльёд за мощными струями ливня. Немного запоздало пришла мысль о том, что он и понятия не имел, умеет ли валькирия плавать. Но точку выхода Баал провесил не на середине озера, а рядом с берегом, чтобы можно было. В конце-концов, Баал увидел выбредающую из озера фигуру. Нет, девочка, не в этот раз. Тёмный маг покачал головой, быстро и уверенно подплывая к берегу. Эмоциональное состояние Скеггльёльд можно было читать уже даже без дара тёмного мага. Баал уже однажды забил на подобное под предлогом “сама разберётся”. Ничем хорошим это не закончилось. Легко забравшись на плоский камень, что чуть поднимался над водой у самого берега, Баал встал раскинув руки и запрокинув голову, наслаждаясь ощущениями потоков дождевой воды. Некстати вспомнилась давняя гроза в одной из галерей замка и одна англичанка в расстроенных чувствах. Так можно было бы простоять долго, но Скеггльёльд уже дошла до деревьев, грозясь вот-вот исчезнуть из поля зрения, хотя за стеной дождя её уже почти не было видно. Нет уж. Учитель вовсе не издевался над своей ученицей. Всё, что сейчас пытался сделать Баал - это нащупать триггер. Бросить спичку в пороховую бочку эмоций Скеггльёльд, чтобы выпустить всё это наружу. Разом, потоком. Под его присмотром. Девочке это было просто необходимо.
Баал встряхнулся, глубоко вздохнул, а потом резко выкинул вперед руки с растопыренными пальцами, остановив ладони примерно на уровне собственных глаз, посылая мощный направленный импульс пространственной энергии. Кривые трещины побежали по воздуху от каждого его пальца, знаменуя ломающееся и искажающееся пространство. Тёмный маг был полон сил, после золотой маски, и сейчас использовал свои резервы по полной. Баал взламывал целостностное пространство, а затем ловил его осколки в собственную сеть контроля. Словно повисшее в воздухе битое стекло, пространство искривляло вид падающих капель. Не нити, но мембраны. Осколки. Мозаика. Баал направлял пространственные трещины в лес, охватывая веером участок местности, с центром в месте, куда ушла Скеггльёльд. Дальше, дальше. Единое пространство теряло свою однородность, но Баал пока не играл с тремя начальными измерениями. Но чувствовал под своими пальцами этот калейдоскоп, отзывающийся электрическими покалываниями в подушечках. Неоднорость пространства позволяла ощущать… Нет, далеко не всё, но многое. Умение ориентироваться всегда развивалось вместе с пространственной магией. Ощущения измерений со временем становились всё понятнее, и сейчас это выходило на новый уровень. Отдалённое сходство имелось с сонаром и паутиной одновременно. Двигаясь, осколки подпространства по разному взаимодействовали с материальными объектами. С разной скоростью проникали сквозь камни и деревья, например. Но сигнал чувствовался сразу, а не обратной волной. Баал с большим трудом фильтровал и разбирал сигналы от смещающихся осколков подпространства - не хватало опыта, он не знал, как ощущаются камни, а как деревья. Максимум, который он мог сказать сейчас: вот тут что-то есть, чуть дальше ничего нету, а вот что-то движется… Стоп. Движущийся объект воспринимался очень однозначно, смещая трёхмерную пространственную сеть сам. Осколки сами закручивались, как от воздушных вихрей, когда Скеггльёльд проходила совсем рядом. Волна подконтрольного пространства прокатилась дальше, обогнав ученицу мага. В том, что это была именно она, Баал не сомневался. А дальше задумка становилась интереснее. Во-первых, Баал уплотнил подпространство на берегу, согнав побольше осколков и сформировав широкую мембрану, в нескольких шагах от кромки воды. Дальше снова нащупать Скеггльёльд, пространство, в котором она шла. А затем... Медленно загибая и разгибая пальцы, Баал потянул правую руку на себя, а левую чуть вперед и вправо, натягивая невидимые нити контроля пространства, словно марионеточник. Шум дождя не мешал, даже наоборот, помогал сосредоточиться своим мерным, монотонным звуком. Поджидая очередной шаг Скеггльёльд, Баал резко свернул пространство перед девушкой, очень быстро сжав правую руку в кулак, отчего та шагнула в вихрь из почти невидимого стекла, и связал это пространство с мембраной-стеной на берегу, махнув левой ладонью сверзу вниз, будто указывая “здесь”. Пространственные осколки резко устремились к одному месту, собираясь в такой же почти невидимый в дожде вихрь, и выплёвывая мокрую насквозь Скеггльёльд в нескольких метрах перед Баалом.
- Мы не уйдем отсюда, пока не поговорим, - тёмный маг стоял перед валькирией, омываемый потоками дождя, говорил уверенно и бескомпромиссно. В очередной раз бросая вызов её упрямству. В очередной раз, лишь ради неё же самой.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 43

Re: Главное вовремя не растеряться.

Сообщение Скеггльельд Эк » 2018 авг 01, 21:57:42

Скеггльёльд устала. Физическая беспомощность дошла до того уровня, что она уже с трудом переставляла ноги. Озеро вытянуло из нее последние силы и девушка понимала – при всем желании она не сможет сейчас дойти до замка. Через час, полчаса, хотя бы десять минут – но не сейчас. Глупо думать, что использование практически всего энергетического резерва не приведет к определенным негативным последствиям. Она уже наступала в эту ловушку ранее, раз за разом доводя себя до полного истощения и после теряя сутки, приходя в себя. Сегодняшней ночью балом правил адреналин, который снял секретные клапаны, освобождая дополнительную энергию, давая возможность продержаться ранее и выбраться из этого чертового озера сейчас. Но даже он не мог работать нон-стопом. Скеггльёльд должна остановиться и дать телу хоть немного отдохнуть. Но она знала, к чему это может привести: если она расслабится, то все ее стопы и защитные ленты сорвет. И тогда она уже точно ничего не сможет. Ни по своей воле, ни по воле кого-либо еще. Эмоциональное состояние девушки сейчас напоминало пятиметровую гору хрустальной посуды. Бокалы, тарелки, вазы, чашки – все стояло друг на друге, слегка подрагивая, переливаясь всеми цветами вселенной. И все это – на малюсеньком блюдечке, что чудом балансировало на острие кинжала, правильно поставленного на гладкую поверхность фарфоровой тонкой статуэтки, с изображением среднего пальца. Достаточно лишь взмаха ресниц – и тишину прорежет грохот разбивающегося хрусталя. Одного лишь взмаха ресниц.

Скеггльёльд в очередной раз споткнулась, запутавшись в собственных ногах. Дождь превращал землю в кашу, заставлял ветки деревьев и листьев набухнуть от воды, опускаться ниже. Даже оказавшись под густыми кронами она не чувствовала, что стало легче. Любящая жару и солнце, всегда одевающаяся по погоде, девушка вдруг осознала – как это, когда холодно и нет возможности согреться. Тело била мелкая дрожь, губы вполне заметно приобрели синий оттенок. Под стену дождя не попадал пробирающий насквозь ветер, но он господствовал между стволами деревьев. Она зайдет в самую глубь и сможет передохнуть, просто надо найти более сухое мес...Она даже не почувствовала воздействие на пространство вокруг себя. Шаг – и она в пространственном вихре, что выпускает ее из своих объятиях через долю мгновения, но уже совершенно в ином месте. Скеггльёльд качнулась, резко делая шаг вперед и только благодаря этому чудом осталась на ногах. Щурясь, в бесполезном жесте пытаясь утереть глаза от дождя, уставилась на колдуна, не в силах поверить в то, что он сказал. Он не давал ей уйти, не спрашивая, хочет она разговаривать или нет. Не отпускал в хижине, не отпускал и здесь! Думал, что она сейчас так радостно захлопает в ладошки, упадет ему в ноги и будет восхищаться его стремлением «поговорить»? Ей было что ему сказать, но все это можно было уложить в одно простое «нахер», что за сегодня в его сторону прозвучало уже дважды. Внутри начало клокотать. Да, у нее не оставалось сил на магию и хоть какое-то передвижение. Но у нее все еще была ее охренительно-огромная башня хрусталя.
- Да...да как ты смеешь?! – Скеггльёльд задыхалась от подступающего к горлу негодования, из-за чего слова получались резкими, оборванными. И, отступая назад, не желая оставаться послушной овечкой, не смогла удержать очередной, пока маленькой, но ощутимой волны негатива, облаченного в...
Я не твоя вещь! Ты не имеешь права мне указывать и говорить, что я могу делать, а что не могу! Нет никаких мы! Есть я, и я – ухожу!

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 71

Re: Главное вовремя не растеряться.

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2018 авг 01, 23:16:54

О нет, девочка. Не так просто. Когда-нибудь ты поймешь, что то, чего ты хочешь и то, что тебе нужно, это совсем разные вещи. Очень не скоро, но тем не менее. Скеггльёльд была непробиваема, не иначе как от Баала унаследовала эту черту. У декана оккультистов уже заканчивались идеи. Но колдун уже уловил в её голосе нотки начинающейся истерики. Оставалось немного, совсем немного. Колдун нащупал эту ниточку, осталось только аккуратно расплести… Когда девушка развернулась и направилась обратно в лес, Баал ждал, пока она скроется за деревьями. А потом снова провернул тот же самый трюк, разверзнув пространство прямо перед Скеггльёльд и выкинув её обратно на пляж. Он мог так хоть весь день. Нет, ну ладно, не весь, но явно был способен продержаться дольше, чем Скеггльёльд. Любопытный факт - на разворачивание этой пространственной сетки ушло гораздо больше сил, чем на обычный портал, но вот поддержание её почти ничего не стоило. Баал манипулировал своей собственной энергией, и это давалось довольно легко. С каждым разом, всё точнее и ювелирнее. В третий раз возвращение Скеггльёльд к пляжу начало переставать быть забавным. В четвертый, колдун потерял терпение.
Когда ноги девушки в очередной раз ступили на пляж, Баал гневно топнул, заставляя почву резонировать от магии. Земля под ногами Скеггльёльд ушла вниз, и сомкнулась над её стопами, мгновенно твердея. Почва не давила на ноги девушки, но заключила их по щиколотку в земляную тюрьму. Пожалуй, с этого надо было бы и начать. Из-за дождя получилось не очень чисто, и земляные сапожки валькирии хлюпали внутри. Не хочешь остаться сама, придётся прибегнуть к более суровым мерам. Баал вздрогнул, словно его передернуло изнутри. Он не любил принуждать кого-либо напрямую. Предпочитал давать хотя бы иллюзию выбора. Но тут по другому, видимо, было уже никак.
- Как-то не слишком хорошо у тебя получается уходить. Может передохнёшь? Потом попробуешь ещё раз… - ну, или резко выдернуть, распарывая весь этот шов разом. Честно говоря, уже что-угодно, лишь бы сработало. Баал только надеялся, что Скё не придется отвешивать новых пощёчин. Вот это точно был бы уже перебор. Давай же, котёночек. Выплёвывай этот мерзкий скатанный комок шерсти. Не сдерживайся. Проблюйся сейчас, чтобы потом не пришлось разгребать последствия.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 43

Re: Главное вовремя не растеряться.

Сообщение Скеггльельд Эк » 2018 авг 02, 06:40:34

Развернувшись, Скеггльёльд вновь двинулась в лес. Трепещущее в груди пламя гнева согреть не могло, не подкрепленное стихийной магией, но отвлекало от холода, что окутывал плечи мягкой, когтистой лапой. Ступать получалось с трудом, влажная земля создавала преграды, а голыми стопами она то и дело наступала на мелкие веточки, камни, шишки и что-то нестерпимо отвратительно-влажное. Думать об этом не хотелось, да и не было на это сил. Отталкиваясь ладонью от влажного ствола дерева, она сделала шаг вперед и вновь оказалась в пространственном вихре, будучи выплюнутой предавшей ее магией перед колдуном. Он хочет посмотреть, насколько она уверена в своих словах? Да пусть подавится! Замерев на какую-то секунду, Льёльд вновь двинулась в лес, и вновь оказалась перед Баалсибаном, прожигая того взглядом, полным ненависти. Это уже становилось до нелепости смешно. Он словно вновь поймал ее в ловушку, как тогда в комнате, наказывая за вспыльчивость характера. А теперь всеми силами делал что – выводил ее из себя?! «Я буду старательно тыкать тебя носом за то, что ты истеришь, но буду еще более старательно доводить, чтобы ты заистерила!» - так, получается?! Скеггльёльд не собиралась сдаваться, послушно поднимая белый флаг над головой. Она могла это делать до бесконечности, пока не свалится попросту из сил и не отключится. И это поспособствует тому, что она-таки избежит разговора. Если только он не будет пощечинами приводить ее в чувство снова и снова. Рука дернулась вверх, но девушка не коснулась щеки, и, развернувшись, вновь отправилась в лес. А потом – еще раз.
Мышцы горели огнем, и когда она в очередной раз пытаясь развернуться в сторону леса, у нее попросту не хватило сил сделать шаг. Так ей показалось в первое мгновение, а потом, опустив глаза, она увидела, что по щиколотку находится в земле и не может никак пошевелиться. Земля не причиняла боли, но не давала сделать движения в сторону, и Скеггльёльд лишь раздраженно дергалась, не понимая, как это произошло. Она взрычала, взбешенно смотря на колдуна, не в силах выплюнуть ему в лицо заслуженную порцию оскорблений. Дернула ногой раз, второй. Присела, пытаясь пальцами и ногтями отскоблить землю, но даже не смогла ее оцарапать. Она продолжала упрямо, чувствуя, что эту битву ей уже вряд ли удастся выиграть. При всем ее упрямстве, при всем старании, но сегодня она проигрывала раз за разом. Силы на то, чтобы встать – уже не было. Поэтому она сидела так, зло водя пальцами по уплотнившейся земле, ощущая, как нарастает внутреннее напряжение. Кинжал, казалось, качнулся, но хрустальна груда все еще была устойчивой. Пока что.

- Я тебя ненавижу! – Взвыла девушка срывающимся голосом. Голосовые связки были натянутыми, словно пересохшие. Она сидела возле этого ублюдочного озера, не в силах отойти от него ни на шаг. Сверху прибивал ливень, оглушая и дезориентируя. Она чувствовала себя некогда домашней кошкой, которая сейчас оказалась на улице, и жалобно мяукала, прося, чтобы ее впустили в дом. Ноги были в грязи и дьявольски замерзли; штаны можно было разве что выбросить на помойку – дорогая ткань была испорчена; блузка (точнее то, что от нее осталось) топорщилась на девичьей груди двумя маленькими шипами. А волосы...Скеггльёльд сжала мокрую, спутавшуюся прядь, вытягивая ее вперед и тихо всхлипнула, сжимая руку в кулак и с силой ударяя по плотной земле. Это был он виноват! Это он довел ее до этого состояния. Снова. – Ненавижу, ненавижу, ненавижу!

Внутри было так много, столько невысказанных слов, задавленных гордыней. Столько эмоций, сжатых до размера точки от шариковой ручки. Столько чувств, которые она отрицала, от которых отказывалась и не желала понимать. И принимать. Уничтожающим вихрем проносились воспоминания, заставляющие все сильнее хмурить брови, все яростнее твердить слова ненависти. Она не хотела об этом думать, она могла избежать этого, если бы он дал ей возможность уйти. Продышаться, отвлечься на внешнюю себя, а не внутреннюю, найти сотню других дел. Задавить и уничтожить. Она не плакала ранее, если дело не касалось невыносимой физической боли. Все чувства выкручивала в сторону гнева, позволяя себе выплеснуть все, разозлиться, разрушить и спалить все дотла. И не показать себя слабой и ранимой. И не собиралась плакать сейчас. Смахивая мокрые волосы с глаз, вновь уткнулась взглядом в фигуру декана. Где-то очень далеко, глухо, раздался звон.

- Поговорить! Это ты называешь поговорить?! Ох*енный разговор! Двадцать, бл*ть, баллов! – Скеггльёльд нащупала ладонью какой-то маленький камешек или просто плотный кусок земли и, замахиваясь, отправила тот в Баалсибана. Пусть ему голову прошибет, пусть пробьет череп и вышибет все мозги! Память услужливо подливала масло в разгорающееся пламя, выводя на поверхность все возможные воспоминания, выворачивая их наизнанку, перекручивая детали между собой, спаивая, казалось бы, разные, но столь похожие части. Зрачки опасно сузились, в дрожащем гневе впиваясь в голый торс темного мага, и через мгновение за камнем полетела горсть грязи. – Ты сказал, что мой разум беззащитен – так хер ли ты тут строишь из себя? Возьми и прочти все, что тебе надо! И не смей говорить, что ты так никогда не делал!
Речь Скеггльёльд убыстрялась, набирая скорость до предела. Девушка чувствовала, как внутри сжимается ком, давящий на грудную клетку, заставляющий нервно хватать ртом воздух. Ее потряхивало, но уже далеко не от холода – от прорываемых сквозь все защитные стены и овраги эмоций, которые выплескивались наружу в гневной, сбивчивой речи. Облаченные в слова, они становились озвученными быстрее, чем она успевала их осознать и вообще понять, что говорит. Лишь одно желание – сделать больно так же, как было больной ей от всего этого накопившегося внутри дерьма. И все это дерьмо относилось только к Баалсибану, ему же его и расхлебывать. Злость заставляла вгрызаться в то, о чем она мечтала забыть с первого же мгновения, когда это произошло. Вгрызаться и разрывать на мелкие, отвратительные куски, каждый из которых был выплюнут перед колдуном.
- Ты ведь...Да ты... – Скеггльёльд прохрипела это еле слышным шепотом, открывая после рот, рыча, пытаясь вернуть нормальный голос. Сила, стягивающая горло, перешла на нижнюю челюсть, позволяя лишь сжимать со всей силы зубы, но не произносить понятные слова. Открыв рот, Льёльд пыталась как-то выдохнуть, избавиться от спазма. - Ты даже не знаешь! – еще более высоким, срывающимся под конец, еле слышным. Осознание пришло неожиданно. Две ветки реальности существовали только в ее памяти, только она видела два события, два результата. Два своих решения. Уже было неважно, кому она пытается все это сказать – себе или Баалсибану. Отвратительный дождь. Соленый.
- Я ничего не сделала, чтобы это остановить. Я не...я и не хотела ничего делать. Боже, ахаха, мне это даже понравилось! Знаешь, что я чувствовала? Злость, ненависть! Я тебя убила! – Скеггльёльд вдруг засмеялась – чувства вырывались яростной волной, ударяли по сознанию. Она хохотала – дико, ненормально, не в силах остановиться, и совершенно не чувствуя радости. Она говорила, не слыша себя, не замечая, что слова тонут в непонятной смеси холодного, нервного смеха и горячих, искренних слезах. – Ты умер. Ты умер, а я только злилась. Потому что я так много всего чувствовала! Когда ты был близко, я чувствовала...Я не...Была так раздражена, мне было так обидно. Все твои действия вызывали такую бурю, но я так злилась. О, я чертовски была зла! Но ведь, но ведь... Я убила – и ничего не почувствовала. Ничего. И я ничего не сделала, чтобы это исправить. Ты просто умер. И все еще лежишь там мертвый, - Льёльд закрыла глаза руками, тихо скуля, покачиваясь вперед-назад.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 71

Re: Главное вовремя не растеряться.

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2018 авг 02, 20:35:46

«Поговорить» - было преувеличением. Говорить надо было Скеггльёльд, в основном. А Баалу, наконец, надо было выслушать. Валькирию, всё-таки, прорвало. Загнанная в угол, лишенная сил, путей к отступлению, вариантов действий, она была вынуждена столкнуться лицом к лицу с собственными эмоциями, которые так долго загоняла под корку. О, Баал даже и не подозревал, сколько всего там было. В этот штормящий тёмный комок он даже не решался углубиться. Нет. Больше никаких тёмных трюков сегодня. Хватит магических костылей, и сплёвывания гложущих чувств жидким огнём.
Баал спрыгнул с камня в воду, на речную грязь. И, сделав два шага, сел на землю прямо перед Скеггльёльд. Синей, замёрзшей, побитой, обессилевшей. Лишенной своей гордости, самодостаточности и высокомерия. Дрожащей от холода и противоречивых эмоций. Ненавидящей его, искренне ненавидящей, каждой черточкой своей души. В этот раз он не отмахнётся. В этот раз, он будет рядом.
- Давай, девочка. Отпусти всё это. Не сдерживай себя, в это раз, - негромко произнёс Баал. Сказав слова, захотелось прикусить себя за язык. Очередное указание от него. Да, именно то, что ей сейчас нужно. Но вместе с этим, до Баала, будто толчками, начало доходить иное осознание. Накатывая волнами, оно рушило самоуверенность тёмного мага, как замок из песка. То, что было сокрыто за словами Скеггльёльд, за всей этой её истерикой. Словно удары нарастающей силы, в основание черепа, вторящие ритмом сердцебиению тёмного мага. И чем сильнее накатывало понимание, тем сильнее темнело у Баала в глазах.
Он… Он уже подвёл свою ученицу. Когда присвоил ей этот статус, разом забыв, что Скеггльёльд не только симпатичная и способная студентка. Забыв, что ей всего семнадцать, что в этом возрасте всё воспринимается совсем иначе, забыв, насколько саморазрушительные порывы могут быть у подростков. Забыв, что у неё тоже есть чувства и эмоции, которые она сама может не понимать. И плевать, что Баал не вызывался решать её психологические проблемы. Она жила с ним целый год, он видел её почти каждый день, почти всегда знал, чем она занимается. Прекрасно знал, что за всё это время в академии, она не сблизилась ни с кем, не завела друзей. Наблюдал, что её жизнь, в основном, состояла из двух вещей – учёбы и него самого. Видел, но не замечал, что он сам стал ей единственным близким человеком в этом мире, не придавал этому значения. Не задумался, после того случая с рисунками. Решил, что это была вспышка глупости, плохое импульсивное решение, а вовсе не тревожный знак. Игнорировал множество других мелких знаков. Не замечал, с каким отчаянием она искала его одобрения и признания, в виде более понятном, чем ухмылки и кивки. Сколько раз он по-настоящему похвалил её? Сколько раз выразил искреннее восхищение её успехами? А ведь оно, правда, было и есть. Он не обучал её ритуальной магии, но девочка разложила и провела сложный ритуал даже без его помощи. Год назад он показал ей несколько несложных трюков с пространством, а сейчас она уже почти достигла его уровня в этой области. А когда она сорвалась, вместо того, чтобы помочь разобраться, он лишь стёр всё, да притворялся, что ничего не было, решив, что ничего подобного больше не повториться. Скеггльёльд тянулась к нему так, как только могла, а он лишь отмахивался. Воспринимал её успехи как должное. Взирал свысока со своей самодовольной ухмылочкой. Никогда не думал, что ей нужно что-то кроме самих этих успехов. Ни разу не предполагал, что ей тоже нужна эмоциональная разрядка, считал, что она может разобраться с этим сама. Прекрасно знал, что у неё не было ни хобби, ни отдушины. Не помнил об этом, напиваясь в баре, смываясь в другие миры на выходные, трахаясь с Лолой на той же самой кровати, упиваясь адреналином боя на мечах с Вирной… У Баала было всё это, любое развлечение в свободное время, только руку протяни. Хоть бы раз он подумал, что было у Скеггльёльд. Домашние задания и его уроки? Задачки, которые она щёлкала одну за другой, получая в награду лишь кивок и следующую задачку? Рой светлячков, которые валькирия ловила несколько часов лишь затем, чтобы Баал просто выпустил их в окно? Сколько раз она возвращалась в пустую башню, пока Баал пропадал где-нибудь на Азероте, или ещё в каком мирке поменьше? Сколько всего она похоронила внутри лишь потому, что ей некому было это рассказать? Не потому ли она вела себя как холодная равнодушная сука, что он обращался с ней как с холодной равнодушной сукой? Он ковал её своими руками как раскалённый металл, но она не была металлом. Она была девушкой. Настоящей, живой, и именно эту живую девушку он загонял всё глубже и глубже, сам того не подозревая. Называя это «обучением»…
В конечном счёте, выслушивая сбивчивые крики начинающейся истерики девушки, Баал, вдруг, с необычайной чёткостью осознал, что, в этой самой сложившейся ситуации, именно он был конченным мудаком. Слепым и бесчувственным. Дьявол побери, оглядываясь назад, взирая на последствия всего этого… Да Баал и сам бы себя кинжалом пырнул, на месте Скеггльёльд.

Аватара пользователя
Скеггльельд Эк
Староста ф-та Оккультизма
Староста ф-та Оккультизма
Сообщения: 43

Re: Главное вовремя не растеряться.

Сообщение Скеггльельд Эк » 2018 авг 03, 22:16:45

Она не видела, что Баалсибан сел напротив. Не замечала уже ничего – ни сильного, грохочущего ливня, ни шума воды, ни слов колдуна. Сознание Скеггльёльд оказалось в вакууме, наполненном одними лишь раздирающими на части чувствами, которые, не в силах найти выход, долбили по нервной системе, проникая в каждую венку, каждую артерию, вызывая тем самым нервное подергивание. Не плачущая ранее, сейчас девушка вкушала весь спектр всевозможных ощущений от этого процесса: ее трясло, предложения из-за резких всхлипов обрывались на середине, взгляд затуманивался, вновь и вновь затянутый слезами. Истерика двигалась по синусоиде: от вспышек бурной ярости, до тяжелого, медленного утопания. Коснувшись убийства, она уже не была способна думать ни о чем кроме, мысленно раскручивая этот клубок, но на деле, спутывая все еще сильнее. То, что нужно было отделить и рассмотреть с другой стороны – сливалось в единую массу, мешая мысли и собственное понимание произошедшего.
- Я...я стояла там и смотрела...- Переплетение реальной и переписанной действительностей находилось не в зоне ее рационального осмысления – исключительно чувствование. Скеггльёльд опускалась в эти воспоминания, как в вязкую трясину. Касаясь кистью – не была в силах освободить руку. И чем больше старалась выбраться, тем больше опускалась на самое дно. Уткнувший лбом в колени, все так же прижимая пальцы к глазам, тихонько раскачиваясь, она говорила сама для себя. Не понимая, что говорит вслух. – Не было никаких сомнений. Я хотела это узнать, почувствовать. Сначала...прикосновения. Каждый раз – это заставляло...Я чувствовала...пламя. Было так горячо, так тяжело, но...Это как раскаленный шип.

В груди ныло. Хотелось впиться ногтями в грудную клетку и раздирать кожу, выламывать грудину, пробираться под ребра скользящими пальцами, пытаясь отыскать там причину этого тянущего, воющего чувства и вырвать его к чертям. Скеггльёльд сжала кулаки, надавливая на солнечное сплетение и между грудей, в единственном желании передавить, найти способ «отключения». Чуть отстранилась, не пытаясь что-либо увидеть расфокусированным взглядом, но все же замечая Баалсибана перед собой. Плечи дернулись – то ли от начинающейся икоты, то ли от резкой попытки сделать глубокий вдох. Плавно не получалось, лишь с непонятными, непривычными кратковременными задержками. Что он здесь делал? Разве он не должен был уйти, проигнорировать, как и каждый раз до этого? Лечь спать, оставив ее в пространственной ловушке посередине комнаты. Или равнодушно заваривать чай, пока она чувствует подступающие спазмы возможных слез. Он что-то говорил? «Отряхнись и пошли»? Скеггльёльд смотрела на Баалсибана затравленно, воспаленными красными глазами, щурясь от дождя и колющего слизистую раздражения. Не дышала в общем понимании – делала лишь какие-то судорожные, резкие вдохи, ловя ртом воздух, и все равно практически не получала кислород. Он ничего не говорил, и это распахнуло потайные запасы злости. Успокоившаяся было девушка, вновь вызверилась. Мгновения затишья прошли. Изгиб графика скользнул резко вниз, пробивая горизонталь и устремляясь в самую глубину.

- Что?! Такая я вызываю жалость?! Такая я достойна сочувствия и понимания? – рыщущий, озлобленный взгляд остановился на собственной руке, которая, в напоминание, вновь заныла. Воспаленное сознание извратило всю картину восприятия. Она так любила свою внешность, она так любила себя. Каждая клеточка, каждый волосок - она была красива. Она была идеальна. Она знала это, видела взгляд Баалсибана на себе и сотню взглядов других людей. И не смотря на все это, на всю ее заботу о себе, о своем теле - она оставалась всегда за кадром. Но стоило ей оказаться побитой мокрой псиной, выжидательно заглядывающей в глаза и просящей прощения - он обратил на нее внимание. Заметил.
Такая я тебе нравлюсь? О, я могу усилить это! Так лучше?! – с последними словами Скеггльёльд замахнулась и самой себе отвесила хлесткую пощечину. Лицо обожгло, но это не вызвало очередного прилива самосожаления. Напротив – заставило еще сильнее полыхнуть яростью. Внутренние эмоциональные резервы полностью открылись, давая возможность сжечь все мосты и порты заодно. Все внутри взбугрилось, заклокотало. Так раскаленная лава поднимается из самого центра земли, собираясь вылиться на поверхность и уничтожить все живое. Вновь замахнулась, и вновь удар. Била все сильнее, с каждым ударом и новой, очередной вспышкой боли ощущая, как эмоции выходят на свободу.

Аватара пользователя
Баалсибан Малефикус
Декан ф-та Оккультизма
Декан ф-та Оккультизма
Сообщения: 71

Re: Главное вовремя не растеряться.

Сообщение Баалсибан Малефикус » 2018 авг 04, 12:00:40

Магия не есть сила. Любой, мало-мальски разумный маг это понимал достаточно быстро. Баал понимал. Думал, что понимал. Магия, уловки, трюки, интриги, всё это всегда было под рукой, нужно было лишь правильно применить. По чести сказать, спасение собственной жизни от своего же безумия и неотвратимого фатума рода Малефикусов, сражение с чудовищами, превосходящими его по силе, обман и интриги, вне зависимости от их целей… Пройдя всё это, пережив так много, при всей своей силе и могуществе, всех своих знаниях, тёмный маг никогда ещё не чувствовал себя таким бессильным, как сейчас. В кои-то веки, Баалсибан Малефикус попросту не знал, что ему делать. Успокоить Скеггльёльд? Спровоцировать её ещё сильнее, чтобы наверняка ничего не осталось, что девочка удержала в себе? Уйти, дать ей побыть одной… Нет. Он уже достаточно уходил, оставляя Скеггльёльд наедине со своими проблемами. Этого можно было избежать, будь он внимательнее. Будь он умнее. Сколько раз это уже повторялось? Не только с валькирией. Когда Лола утопала во мраке собственного отчаяния и безумия, как быстро он это заметил? Он едва успел вытянуть её из бездны, в самый последний момент, но разве можно это назвать спасением? Как долго его лучшая подруга взывала к его помощи, точно так же, как сейчас Скеггльёльд, получая в ответ лишь холод и равнодушие? Что было, если бы он не успел тогда, к бассейну? Кого ещё он проигнорировал, оставив без помощи, хоть какой-нибудь? Для Баала помощь всегда заключалась в решении проблем, и не более того. Эмоции всегда были тем, что можно было достаточно легко отставить в сторону, но он никогда не предполагал, что другие могут жить по другим принципам. Даже никогда не думал об этом, как о самом собой разумеющемся. И сейчас он пожинал результаты своего собственного невежества. Пыткий разум бился в поисках решения, способа исправить всё быстро и безболезненно, но… Баал понимал, что для этого уже слишком поздно. Ситуацию не переиграть. Разве что стереть Скеггльёльд все воспоминания о нём и академии, обратиться за помощью с этим к Эрику или Кайе, отправить девочку обратно домой, и ещё лишний раз доказать, что он ничему не научился на собственной ошибке. Баал горько усмехнулся, про себя. Вот она, худшая его черта. Никогда бы не подумал. Нет, всё не так…
- Нет, вовсе… - но Скеггльёльд уже и не слушала. Баал вздрогнул, когда девушка отвесила пощёчину сама себе. Ещё и ещё, колдун дёрнулся, в порыве остановить свою ученицу, но поднявшаяся рука замерла в нерешительности. Нет, он не смел лишить её и этого выхода эмоций. Сжимая зубы всё сильнее с каждой пощёчиной, Баал не вмешивался, но не уходил. Не отворачивался. Ему было бы куда легче, если бы Скеггльёльд начала лупить его самого. Но видеть то состояние, до которого она дошла, благодаря ему, было куда тяжелее. Желание Баала сбылось, Скеггльёльд всё-таки подавилась своей силой и независимостью. Он докопался до настоящей Скеггльёльд. Получил, то его хотел. Джинн, как всегда, оказался с гнильцой. С тем, только уточнением, что джинном был сам Баал. Удары ученицы слабели. Дождь нет. Крик и срывающийся голос переходили во всхлипывания и завывания с придыханиями, когда девушка пыталась рефлекторно втянуть воздух между рыданиями. Тёмный маг мог бы прикрыть их от ливня, развернуть активное пространство горизонтальной мембраной над ними, перенаправить дождь куда-нибудь в сторону. Но Баал решил оставить как есть. Сохранить для Скеггльёльд хоть немного гордости. На будущее, когда она успокоится. Дать ей возможность притворяться, что она не плакала перед ним. Что это было просто дождь.
Колдун придвинулся ближе. Сбоку. Неуверенно обнимая и притягивая к себе свою ученицу. Холодную, замерзшую, разбитую. Им же. Наверное, впервые Баал, прикасаясь к Скеггльёльд, почувствовал, что её тело было холоднее, чем он сам.
- Всегда была достойна, - Баал опять не был уверен, слышит ли Скеггльёльд, но это был скорее укор самому себе. Так желать видеть настоящую и живую Скеггльёльд, но не сделать ничего, чтобы помочь ей раскрыться. Даже не перед ним, перед самой собой. Тёмный маг гладил свою ученицу по волосам, ожидая, когда истерика окончательно сойдет до минимума. Аккуратно растирал ей плечо, хоть в какой-то попытке согреть. Земля расступилась, выпуская ноги девушки из своего плена.
Скеггльёльд уже даже не сопротивлялась, когда Баал поднял её на руки. Трагизм и романтика это прекрасно, но нахождение под проливным дождём уже становилось опасно. Ощущение возможности сделать что-то подействовало отрезвляюще. Тёмный маг замер на пару секунд, приподняв подбородок вверх и вглядываясь в тёмное небо. Совершенно игнорируя хлещущий по глазам дождь. О да, ведь ты оказался так хорош в игнорировании. Привязки уже выучены наизусть, только немного сместить вектор и сделать поправку на дальность. Стена насыщенных осколков пространства собралась рядом, а затем накрыла рябящей волной учителя и его ученицу. Перемещение захватило с собой и капли дождя, поэтому, на мгновение, кусок берега остался свободным от ливня, словно кто-то вырезал эту часть ливня как кусок желе. Но спустя пол секунды летящие капли воды снова ударили по мокрой земле.

Ответить