Пути. Явные и сокрытые.

Две широкие тропинки, поросшие травой, с разных сторон сквозь окрестности ведут к Лесу. Вокруг – луга, залитые солнечным светом, усыпанные цветущими растениями, над которыми порхают стайки разноцветных бабочек. Сквозь густую траву бегут прозрачные ручьи, игриво выплескивая веера искрящихся капель. Темной и плотной стеной начинается Лес, из-за переплетенных ветвей доносятся странные таинственные звуки…
Аватара пользователя
Дарья Соколова
Староста ф-та Биоэнергетики
Староста ф-та Биоэнергетики
Сообщения: 74

Re: Пути. Явные и сокрытые.

Сообщение Дарья Соколова » 2019 авг 11, 17:17:08

“Как пожелаете? Отойдите, чтобы вас не задело?” – Повторила про себя девушка, с легким сомнением мысленно прокручивая аккуратную фразу. “Что это? Примирение с моей манерой поведения? Некая скрытая забота о своей ученице? Или, правильно сказать, должнице?” – Недоумевала про себя студентка, которая все же послушалась и отошла на пятнадцать шагов от того места, где подпирала плечом дерево. “Можно считать, что он тоже выполняет свою часть сделки,” – усмехнулась про себя девушка, прислонившись спиной к дереву, дававшему достаточную тень, чтобы полуденное солнце так сильно не резало утомленные глаза. Тем более, что сейчас ей не нужно было внимательно смотреть за работой символов, ведь в ритуалах она мало разбиралась. Да и какая разница какое сияние гуляет по выложенному контуру, если по коже пробегают волны мурашек от ощущения возмущения пространства?

“Как будто просто потянул за пространственные нити?” – Рассуждала про себя студентка, чуть наклонив голову вбок. Староста лениво скользила взглядом в пространстве, над выложенным узором, словно бы хотела найти ответы на все свои вопросы. Что и зачем творил друид – Дарья так и не понимала, продолжая молча наблюдать за происходящим.

- Значит выверну для себя реальность и взгляну на её изнанку, - спокойно парировала она замечание наставника со скрытым намеком на то, что ей будет скучно. “Это что, проверка на то, смогу ли я все бросить, застыв у самого финала?” – Подумала Соколова, которая прокручивала в голове все недавно сказанные друидом фразы. И почему-то ей начинало казаться, что её пытаются мягко и ненавязчиво отторгать. “Как будто сам не рад этому общению. Или?.. Воспитывает?” – Слегка прищурилась девушка, переводя взгляд на еле заметно светящиеся алым узоры.

Аватара пользователя
Гхаримм
Преподаватель
Преподаватель
Сообщения: 69

Re: Пути. Явные и сокрытые.

Сообщение Гхаримм » 2019 авг 24, 20:35:57

Завершив исправления, Гха-римм поднялся от окончательно ровных линий узора, и, повернувшись, тем же обходным путём, что и до этого, вернулся в круг. Затем он исполнил еще один неуловимый жест рукой, чтобы накопительные узоры вновь начали свою работу. Встретившись глазами со старостой факультета биоэнергетики, он, прищурившись на мгновение, легко кивнул и окончательно закрыл глаза.

Четыре медленных вздоха, чтобы очистить своё сознание от всевозможных лишних мыслей.

Энергия, вившаяся в воздухе, вбиралась в начерченные накопители, заставляя их теплеть и светиться от избыточного напряжения. Внешний же периметр ритуала холодел и потрескивал искорками падающего энергопотенциала. Удостоверившись, что процесс работает без излишних истечений, друид Смерти в третий раз мягко зачерпнул из астральных потоков, пронизывавших план Академии, и с изяществом повлёк взятую извне энергию переплетаться, закручиваясь в очередную спираль, с внутренней энергией ритуала. Точкой соединения двух реальностей он напряжением воли сделал внутреннюю сердцевину камня.

Загудели и завибрировали бронзовые ключи. Четыре слова произнёс Гха-римм, и если первое еще могло донестись до слуха Дарьи неизменным – «Внеми». Второе же, под хруст и треск не выдержавшего напряжения заклинания языков, прозвучало как «Тром». Третье и четвертое вовсе утонули в бесконечном эхе, гулом отражавшимся от пустого, казалось бы, пространства. Полуорк шептал, но слова были пресыщены силой. Отворив все четыре стороны света, он привнёс контур развёртки Врат, открытых нараспашку, в рисунок ритуала, и простор, которым обладал этот небольшой мирок, навалился с новой силой.

Реальность, оказавшаяся на стыке двух волн, гонимых с разных сторон, зазвенела ни на что в мире не похожим звуком, и, после небольшого сопротивления, разошлась. Потоки сцепились, и начали перетекать и в мир, и вовне, как и было запланировано полуорком, однако края разрыва стали расползаться. Как старая натянутая ветошь, в центр которой ударило копьём.

Мысленно выругавшись про себя столь внезапно ненадёжной текстуре материи реальности, зачем-то носящей на себе защитные механизмы первоклассной сложности, Гха-римм впрочем, не прервал ритуал. Исходя из множества вторичных факторов он предполагал, что что-то подобное могло произойти в процессе, и для того запасся лишними тройками рун. Энергичным жестом обеих рук он сдвинул фокусные точки каждого набора возле каждого из ключей вперед, к созданному до этого камню.

Потеряв четыре накопителя, при не изменившемся потоке энергии, ритуал стал несколько жарче. Теперь уже все остальные спиралевидные руны, выложенные змеиными костями, источали видимый темно-красный, переливающийся от оранжевого к пурпурному свет. Для камня Возвращения такая ситуация тоже была скорее потерей. Чем больше энергии придётся затрачивать камню на сохранение аккуратного игольного ушка прокола пространства, тем меньше он сможет помогать в самом процессе возвращения.

Еще четыре вздоха, чтобы избавиться от лишних мыслей. В оперировании на границе миров с подобным уровнем встречных волн, не должно быть места эмоциям.

У основания черного камня в центре ритуала, с четырёх сторон, почти на уровне земли, жилками синего хрусталя проступали рисунки смещенных узоров. Размер их был даже меньше, чем выложенный змеиными костями, но, магией земли отлитые в камне, они всё еще должны были верно выполнять своё назначение. Удостоверившись, что преобразование прошло правильно и до конца, Гха-римм направил потоки, выходящие из направляющих рун, похожих на что-то среднее между разомкнутой пополам стрелкой и пером, по кругу. Тело его оставалась неподвижным, и лишь по тяжести дыхания можно было определить, насколько сложным был процесс вязания одновременно четырёх узелков из ниточек рукотворного плетения. Сцепив их, он принялся затягивать узлы, пока они окончательно не схватились за излохматившуюся грань реальности.

Еще один аккуратный жест руками, затягивающий связи и навечно цементирующий края. Если что-то и случится с камнем, поддерживающим контур, то шарик прокола реальности просто схлопнется, окончательно перестав существовать, еще и уплотнив пространство на месте прокола.

Сколь бы не презирал друид Смерти подобные исправления перед самым началом, к его сожалению, магистром межпространственной магии он не был. Как бы не были многообразны полученные им знания, оставленные для потомков звёздными эльфами. Увидев качество замкà, он предположил, что и двери, в таком случае, тоже должны были бы быть на уровне. Увы, но нет. Тем не менее, однажды уже столкнувшись с куда более великим разрывом в реальности, в этот раз залатать и стабилизировать созданный собственноручно крохонький прокол для него не составило никакого труда.

Поток бил, завиваясь по ритуалу, и выныривая обратно, за грань миров. Теперь уже внешние контуры начали источать тепло. И это, не смотря на неудобную заминку в самом начале акта творения, было друиду Смерти только на руку. Cпокойный выдох, движение плечами, расслабляющее напряженные от «шитья» мышцы. А затем еще четыре слова, словно раскаты отдалённого грома отгрохотали подле ритуала. Исполнив большой захватывающий жест, он всей своей волей толкнул фокусные точки всей собираемой сегодня конструкции за границы реалма Академии Серебряного Дракона. Реальность откликнулась на подобное перемещение очередным ни на что не похожим звоном, выгибаясь, дыбясь навстречу усилившемуся напору. На лбу у полуорка выступила капля пота. В виске застучало. Но, волею Мистры, это был не первый раз, когда приходилось ему сдвигать тридцатифутовый круг во внешний эфир.

Энергия тел материальных, будь то узоры, накопитель, ключи, камень, али он сам, потекли через узкую щель, чтобы оказаться с той самой, о которой говорила Дарья Соколова, изнанки реальности. Но так было даже, в чем-то лучше для Гха-римма. Не ограниченный теперь реальностью, в котором пространство было вынуждено иметь фиксированные границы, он мог позволить себе теперь оперировать им с куда большей легкостью. Да, развёртке Врат всё равно придётся остаться в материальном мире, но сама конструкция, и так не имевшая определённой формы, куда спокойнее выплеталась теперь там, за гранью бытия. Вроде еще одной спирали не имеющей начала, водоворота не имеющего краёв. Ничто, сжимающееся в дверную арку, через которую теперь можно будет проходить.

Вдох и выдох. Друид не знал, сколько прошло времени. Сама концепция его мешала бы сейчас ему. Однако даже в процессе ритуала он не мог себе позволить отбросить своё материальное тело, которое было ключом, запалом творящегося сейчас за тонкой занавесью реальности колдовства. И тело это говорило о подбирающейся усталости. Возраст дал полуорку многое. И как личности, и как магу. Однако у всего была своя цена.

По жилам тихо расползалась режущая, глухая боль. Дыхание вновь становилось тяжелее. Подавляемая в конечностях лёгкая судорога явственно показывала Гха-римму, что подходило к концу то время, когда он с нахрапу мог позволить себе заниматься плетением в нематериальном плане. «Что ж. Видит Джергал», - сжав зубы подумал он, - «это не первый раз, когда я вижу эти знаки».

Еще один широкий жест обеими руками, и к претворяющей засовы защитной концепции реалма Академии самым дном воронки прикасается возведённое им творение. Полуорк вынимает из сознания, использует имеющийся у него ключ, саму концепцию ключа, чтобы сделать возвращение при помощи проторенной им дороги сквозь серую бездну вообще возможным. Какая разница, сколь глубоко будут тянуться нити через бесконечность небытия, если пересечь финальную границу можно будет только так?

- Солью на пороге, да зовом за грань. Лучом первым да последним снегом. Правдой поведанной, радостью временной. Возвращайся, чтобы назад уйти, да уходи, чтобы прибыть обратно. Не оставайся, но покуда время есть – будь. Из скорлупы выпорхнет птица, на землю семя падет. Доколе есть, куда назад воротиться, тот, может, и не навсегда уйдёт.

Уверенный, хоть и с напряжением в мышцах, завершающий жест, и рассыпаются прахом ключи. Истлевают рисунки и узоры, во вспышке с негромким хлопком крошатся контуры ритуала. Ветки, расположенные по сторонам света, охватывает пламя. Устало, с выдохом, опускает плечи и вновь привычно сгибается друид Смерти. Открыв глаза, он обращает свой взгляд на то место, где несколько часов назад оставалась его ученица.

Уважаемый мастер, подскажите, всё ли ладно получилось в процессе подготовки к ритуалу, его старте, в момент прокола реальности, в процессе фиксирования краёв, во время переноса механизмов создания Камня возвращения, во время создания самого "камня", во время привязывания его к пропускной системе реалма, и по его оконцовью?

Ответить